kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Городские службы » ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ УПРАВА

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана и его жители
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ УПРАВА

(Из книги Александры Васильевой "Курган. Так было". Опубликовано на сайте "Курганген" с согласия автора).

В ходе февральской революции был ликвидирован прежний продовольственный аппарат – органы уполномоченных Министерства земледелия. Одновременно с этим на местах стали стихийно возникать губернские, уездные, городские Продовольственные комитеты.

Это заставило Временное правительство создать 9 марта 1917г. Общегосударственный Продовольственный комитет при Министерстве земледелия.

25 марта правительством были приняты 2 постановления:  «Временное положение о местных продовольственных органах» и «О передаче хлеба в распоряжение государства», т.е. введение хлебной монополии.

Постановлением от 12 апреля 1917г. были установлены правила регулирования мукомолья. Разрешалось вырабатывать 2 сорта муки ржаной и пшеничной – простую, без отсева отрубей и отсевную. Выработка манной крупы только по заказам Продовольственных комитетов.   Были установлены твердые цены на хлеб и введена карточная система сначала на распределение мяса, позже на все продукты и промышленные товары.

В Кургане вопрос о продовольственной безопасности населения округа и о поставках для военного ведомства был поднят 8 марта, на второй день существования местного Комитета общественной безопасности.

14 марта состоялось заседание городской Думы, посвященное образованию Продовольственного комитета на широких демократических началах.

Возник уездный Продовольственный комитет, в Кургане – городской, в волостях – волостные Продовольственные комитеты. Комитеты избирали рабочие Управы. Уездный комитет и управу возглавил прапорщик 34 сибирского стрелкового запасного полка Константин Матвеевич Петров, городскую управу – общественный деятель и кооператор Карп Александрович Петунин.

 1-petrov-konstantin-matveevich

Константин Матвеевич Петров

17 апреля Петров был избран председателем Совета крестьянских депутатов и в это же время он получил предложение занять пост шадринского уездного комиссара, от которого отказался. Петров еще занимал пост председателя Земельного комитета. Вместе с Петровым в Продовольственный комитет и управу вошли Тихон Яковлевич Синкин, Михаил Петрович Сурков и два офицера 34 полка – Франц Иосифович Климайтис и Иван Кириллович Сидоренко.

Этот состав комитета зарекомендовал себя с самой лучшей стороны, и когда в июне, в виду приказа военного министра о пополнении действующей армии запасными полками в полном составе, Петров заявил о сложении своих полномочий в связи с отправкой на фронт, уездный Продовольственный комитет шлет телеграмму в два адреса – военному министру и министру продовольствия: «…В курганский уездный Продовольственный комитет входят офицеры 34 сибирского стрелкового полка прапорщик Петров, как представитель Крестьянского союза, подпоручик Сидоренко, как представитель Военного ведомства и подпоручик Климайтис, как представитель уездного Исполнительного комитета. В жизни комитета они проявляли всегда энергичную и внимательную к нуждам армии и народа деятельность, проявив много организаторского таланта, незаменимого при настоящих условиях недостатка таких людей в тылу.

Признавая, что правильная организация продовольственного дела является первостепенной задачей укрепления тыла, подчеркивая громадное значение Курганского уезда, как района массовых заготовок всех продуктов первой необходимости для армии и продовольствия для народа, считая совершенно невозможным без ущерба делу продовольствия замену Петрова, Сидоренко, Климайтиса другими лицами, просим Вас оставить их в Кургане в случае ухода полка» (Народная газета. №93. 16.06.1917). Просьба была удовлетворена. Полк еще оставался в Кургане, на фронт были отправлены только 18 офицеров.

Продовольственный комитет занимал дом купца Константина Мергенева на улице Центральной (Горького – сейчас на этом месте мастерская художника Г.А.Травникова), 2 октября 1917г. был переведен в дом Колпаковых, на углу Дворянской и Думского переулка (Советская – Комсомольская).

2-dom-kopakova-gde-razmeshhalas-prodovolstvennaya-uprava  

Продовольственный комитет в доме купца Ивана Павловича Колпакова

Перед Продовольственными комитетами был поставлен целый ряд сложных вопросов: проведение хлебной монополии, т.е. отчуждение всего излишнего хлеба для государства, снабжение армии овощами, хлебом и мясом, содействие по распределению сельскохозяйственных машин и орудий среди населения.

На заседании уездного комитета в июне решались вопросы о поставках хлеба, о создании прокатных пунктов сельскохозяйственных машин при волостных комитетах, об отправке на эти пункты военнопленных в качестве монтеров, о приемке хлеба на элеваторах, об установке цен на размол зерна и пр.

Дело заготовки зерна в Курганском округе до февраля 1917г. находилось  в ведении уполномоченного Министерства земледелия Казимира Казимировича Шадзевича, было хорошо налажено и шло полным ходом. Район заготовок Шадзевича включал территорию от станции Зырянка до станции Мамлютка. Этот район унаследовал курганский уездный Продовольственный комитет.

Одним из первых шагов комитета было предложение всем торговым фирмам и индивидуальным торговцам доставить в комитет сведения о наличии у них запасов продовольствия. Такое же предложение было отправлено волостным Продкомитетам. Это позволило уездному Продовольственному комитету уже к концу апреля собрать на станциях отправки зерна – Курган, Макушино, Петухово, Лебяжье – несколько тысяч пудов зерна.

Но курганский Продкомитет подчинялся губернскому комитету, который почему-то не давал наряд на вагоны. Уездный комитет послал телеграммы министрам земледелия, путей сообщения, своему председателю Петрову, который в это время находился в Петрограде на крестьянском съезде, настаивая на скорейшей выдаче нарядов для вывоза этого хлеба.

Проблемы с губернским Продкомитетом будут возникать постоянно.

Приближалась посевная кампания. В связи с этим Общегосударственный Продовольственный комитет постановил, что охрана всех посевов поручается местным Продовольственным комитетам. Пахотные земли, которые не могут быть засеяны хозяевами, поступают в распоряжение местных Продовольственных комитетов, которые могут сдавать землю в аренду, арендная плата выплачивается владельцам земли.

В сибирских деревнях не хватало мужчин, ушедших на войну, земли не пахались.

Крупный землевладелец Лев Смолин тоже не мог найти достаточной рабочей силы, чтобы обработать свои десятины. Он направляет письмо в курганский Продкомитет: «Имея около 1000 пудов культурного семенного овса «Золотой дождь» и около 100 пудов таково же качества овса «Лигово», я покорнейше прошу курганский уездный комитет принять от меня этот овес в моем Петровском имении в Черемуховской волости бесплатно и использовать его как высококультурный семенной материал» (Народная газета. №52. 26.04.1917).

Комитет поблагодарил Смолина, отборные семена были посеяны и дали прекрасный урожай.

В 1917г. урожай на все культуры был обильный, какой бывает один раз в десять лет. Очень кстати пришелся приказ военного министра А.Керенского от 22 июня: «Введение хлебной монополии сделало весь хлеб государственным достоянием. Интересы России, армии и всего народа требуют, чтобы весь урожай был собран без малейших потерь. Между тем повсеместно недостаток рабочих рук грозит тем, что значительная часть урожая останется не убранной. По соглашению с министром продовольствия приказываю: во всех гарнизонах формировать из воинских частей… особые команды для полевых работ и ремонта сельскохозяйственных машин. Команды поступают в распоряжение местных Продовольственных комитетов…» (Народная газета. №100. 24.06.1917).

Из солдат 34 сибирского стрелкового запасного полка, расквартированного в Кургане, были составлены команды, которые разъехались по деревням для помощи крестьянским хозяйствам. Когда хлеба начали поспевать, командир полка 13 августа, на основании телеграммы из штаба Омского военного округа, просит Продовольственную управу срочно вернуть всех солдат, так как предполагается отъезд полка на фронт.

Было срочно созвано заседание уездного Продовольственного комитета, на котором решили довести до сведения министров и командующего войсками Омского военного округа о создавшемся положении и ходатайствовать о немедленном командировании в распоряжение Продовольственной управы всех работоспособных нестроевых и строевых солдат курганского гарнизона, сроком хотя бы до 20 сентября. Заседание считало, что спасение громадного урожая не менее важно, чем защита Родины от внешнего врага.

34-й полк был оставлен в Кургане. Совдеп[1] объявил, что ввиду того, что 34 полк, из состава которого выбран Военный отдел Совета, распущен на полевые работы общее собрание Совдепа считать состоявшимся при наличии любого числа членов Военного отдела.

В течение лета курганский уездный Продкомитет неоднократно оказывался в весьма затруднительном положении в отношении заготовок хлеба, мяса и прочих продуктов для армии, потому что губернский комитет не высылал необходимые средства. Приходилось обращаться к министрам продовольствия и земледелия и в главный отдел заготовок с предупреждением о том, что если не будут получены деньги для закупок, то комитет вынужден будет их остановить.

Даже заготовив хлеб, Продкомитет не мог его отправить из-за отсутствия вагонов. Приходилось подключать Совдеп, который 26 августа 1917г. обсуждал телеграмму о тяжелом положении с продовольствием в армии и  в некоторых губерниях, в том числе в Москве, где хлебный паек был сокращен до голодной нормы – полфунта в день.

Курганский Совдеп посылает сообщение московскому совдепу о том, что в Курганском уезде имеются значительные запасы хлеба, но нет нарядов на вывоз по железной дороге. Просили содействовать отправке.

В октябре в Омске состоялся съезд Краесовета (Краевой Продовольственный экономический комитет) по продовольственным вопросам, на котором присутствовал член курганской Продовольственной управы подпоручик Климайтис. Возвратясь, он доложил, что Краесовет взял направление к уничтожению Продовольственных комитетов на местах и передачу дела заготовок в руки частных предпринимателей-спекулянтов.

Следом пришла от Краесовета телеграмма, в которой курганский Продовольственный комитет обвинялся в слабой организации заготовок зерна нового урожая. Для усиления заготовительного аппарата предлагалось привлечь силы кооперации мукомольной торговли, срочно расширить складские помещения, увеличить технический персонал и количество приемных пунктов, привлечь новых контрагентов.

Из Кургана немедленно был отправлен ответ: «Удивляемся наивности Краесовета в деле хлебных заготовок и полному незнакомству с условиями работы Курганского района. Будучи не в курсе дела бросают необоснованные упреки, стремясь во вред делу исказить действительное положение вещей, чтобы навязать нам спекулянтов и никуда не годных специалистов…

Если задаетесь целью разрушение дела, пробуете не только вмешиваться в нашу компетенцию, но и совсем вырвать дело из наших рук и передать мародерам, то это вызовет отлив хлеба от станций и такую Вашу деятельность Курган будет рассматривать как измену Родине в годину небывалых испытаний. С вашими угрозами не считаемся. Работаем, как велит нам совесть и интересы избравшего нас народа и интересы Родины.

По нашему мнению на Краесовете лежит тяжелая обязанность снабдить нас в достаточном количестве деньгами, мешками и своевременной подачей вагонов, с чем Вы уже теперь в самом начале заготовок не можете справиться.

Из полученных от Вас распоряжений усматривается отсутствие планомерности, сумбур и полное незнакомство с живым делом, что толкает вас на рискованные шаги.

Как показатель ошибочности Краесовета в оценке деятельности курганской уездной Продовольственной управы в деле снабжения армии продуктами является одобрение нашей работы Продовольственной комиссией Всероссийского центрального исполкома Совета рабочих и солдатских депутатов» (Новый мир. №50. 4.11.1917).

Также обстояло дело и с мясными заготовками. Если хлебные заготовки ранее исполнял Шадзевич, то мясными заготовками заведовал Виктор Алексеевич Постников. При образовании уездного Продкомитета Шадзевич и Постников были оставлены для параллельной заготовки продуктов только для действующей армии.

Курганский район являлся одним из важнейших районов не только Сибири, но и всей России по заготовкам и выработке мясных продуктов. Постниковым и после него курганским Продовольственным комитетом за последний операционный год (1 июля 1916 – 1 июля 1917г.) было заготовлено 22 миллиона порций разных интендантских консервов, переработано свыше полумиллиона пудов мяса и около 400 тысяч пудов мороженой свинины. Закуплено и убито в Кургане до 40 тысяч голов рогатого скота, до 30 тысяч голов свиней и полученное мясо переработано курганскими заводами в консервы, копченые и соленые продукты. Закуплено и отправлено свыше 8 миллионов штук куриных яиц. Оборот района за этот год составил около 15 миллионов рублей (ГАКО, ф.р-852, оп.1, д.2, л.35).

Тобольский губернский Продовольственный комитет оставил за собой право заключать все контракты по заготовке мяса по Курганскому району, а курганский комитет должен был исполнять эти контракты, при этом получая только авансы для расчетов с продавцами, которые  соглашались на поставки только при полном расчете. Из Кургана в Тобольск шли телеграммы с требованием денег на закупку мяса, хлеба, яиц для армии, в ответ было молчание.

Заготовки мяса резко падали. Через газету Продкомитет объявляет, что с 12 июня на торговой площадке скотом при бойне будет производиться закупка крупного рогатого скота по твердым ценам для продовольствия армии. Тощий скот весом менее 12 пудов приниматься не будет, при живом весе до 15 пудов – по 7р.40к. за пуд, сверх 15 пудов расценка повышается по 10 коп.  за пуд живого веса (Народная газета. №91 14.06.1917).

Это не спасло положения. 18 июня курганский Продком шлет телеграмму министру продовольствия, в которой указывает на разногласия с губернским комитетом и считает единственным выходом из этого положения передачу всей заготовки продуктов в полное ведение уездного Продовольственного комитета, с открытием для него кредита в курганском казначействе на первое время в сумме 3 млн. руб. На это время в Кургане запасов мяса уже не было, подгона скота не было,  колбасные и консервные заводы готовились остановиться через 2-3 дня. Раньше закупка живого скота в большой мере производилась в Акмолинской степи, но теперь Продком Акмолинской области запретил закупку для курганских консервных заводов. Большую роль играла разница в закупочной цене на живой скот и на мясо. Мясо в Курганском уезде было дешевле, чем в Оренбургской и Пермской губерниях и мясо увозили за пределы Курганского района. Было необходимо провести уравнение цен в регионе и отменить запрещение перегона скота из одной губернии в другую.

Курганский Продкомитет начал упорно добиваться самостоятельности. Петров и Постников ездили в Омск на краевой съезд представителей Продкомитетов Западной Сибири, состоявшийся 10 июля 1917г., на котором было постановлено дать курганскому комитету права губернского.

Но это оказалось только декларацией. После попытки Краесовета в октябре изменить работу курганского комитета уездный Исполком (Комитет общественной безопасности), признал недопустимым вмешательство в компетенцию курганской уездной Продовольственной управы, каких бы то ни было других организаций, и выразил полное доверие ее сотрудникам.

Ввиду предстоящего 29 октября приезда в Омск министра продовольствия Прокоповича было решено командировать в Омск Климайтиса и члена Исполкома Некрасова для личного освещения министру состояния продовольственного дела в Кургане, чтобы предотвратить неверные шаги Краесовета.

Итогом командировки стало присвоение министром курганскому Продовольственному комитету прав губернского комитета. 15 ноября 1917г состоялось организационное собрание курганского Продкомитета на правах губернского. Избрали председателем управы опять Константина Матвеевича Петрова, товарищами председателя Франца Иосифовича Климайтиса и Михаила Петровича Суркова, членами Михаила Петровича Долбилова и Кондратия Козьмича Худякова.

Если уездный Продовольственный комитет занимался заготовками для армии и голодающего населения центральных губерний, то заготовками для Кургана занимался городской Продовольственный комитет.

Только мясом городское население снабжала уездная Продовольственная управа. Председателем городского комитета был Карп Александрович Петунин, членами комитета в разное время были Савва Георгиевич Каменских – торговец, Всеволод Вячеславович Иванов – типографский наборщик, будущий писатель, Яков Иванович Казаков, Тихон Яковлевич Синкин – заведующий переселенческим складом сельскохозяйственных орудий. В городе не хватало продуктов, мануфактуры, обуви, керосина, топлива, и все это падало на плечи городского Продкомитета. На почве повышения цен на мясо в декабре из толпы были нанесены побои К.А.Петунину.

Страна шла к продовольственной разрухе. Волна беспорядков докатилась и до Сибири. В октябре в Петропавловске произошли разгромы и убийства на почве двойного повышения цен на хлеб и отсутствия фабричных товаров.

То же самое назревало и в Кургане, тем более, что в сентябре мука населению не выдавалась. Городская управа поспешила объявить, что мука-сеянка за ноябрь будет роздана в октябре в прежнем количестве и по прежней цене – 4р. 20к. за пуд, отруби – по 2р. 80к. за пуд,  сахар – по1,5 фунтана человека по 38к. за фунт. Началась продажа мануфактуры – по одному аршину на человека из-за ограниченного количества на складах. Управа торопилась, с 1 ноября вводились новые цены и нормы: мука-сеянка по30 фунтовна едока в месяц по 7р. 20. за пуд, мука обойная – 6р. 30к за пуд, ржаная обойная – 5р. 26к. за пуд. Цена на мясо повышалась с 48к. до 54к. за фунт.  Все продукты выдавались по карточкам, в том числе мясо –2 фунтав неделю на едока. Управа призывала население принять тяжелую необходимость подчиниться неизбежному повышению цен во имя спасения Родины и завоеваний революции.

В конце 1917г. городской комитет имел запасов муки 35 000 пудов, для урегулирования цен на печеный хлеб комитет решил открыть собственную хлебопекарню.

Уездный и городской Продовольственные комитеты вели отчаянную борьбу с ходоками из европейской России за продовольствием, с мешочниками, как их называли в Кургане.  Борьба обострилась осенью, когда собрали новый урожай зерна.

Дума, несмотря на протесты Продовольственной управы, решила выдать первой партии ходоков по30 фунтовхлеба на едока и просить разрешение к погрузке. Но за первой партией последовали новые, и все они предъявили те же требования. Решили выдачу хлеба прекратить.

Закупив хлеб по спекулятивно взвинченным ценам, мешочники самовольно захватывали вагоны, поданые для погрузки хлеба по нарядам на фронт и в голодающие губернии и под угрозой насилия требовали прицепить их к поездам. Среди мешочников было много перепродавцов хлеба, спекулянтов.

12 ноября состоялось совещание представителей революционных и общественных организаций Кургана по продовольственному вопросу. Было принято постановление закрыть станции Зырянка, Курган, Варгаши, Лебяжье, Макушино, Петухово и Мамлютка для приезда мешочников, установить кордон на станции Курган и весь хлеб, провозимый мешочниками или вообще следующий не в адреса продовольственных организаций реквизировать по установленным твердым ценам. Отправить для охраны станции и пунктов приема и закупки хлеба воинские команды с офицерами во главе (ГАКО, ф.р-852, оп.1, д.2-Б, л.76).

Мешочников на станции в Кургане собралось более тысячи человек, посыпались угрозы в адрес Продуправы и Совдепа.

На ноябрь месяц было получено нарядов для армии более чем на 2 млн. пудов хлеба. К середине месяца 800 000 пудов было закуплено, но отправке мешали мешочники, которые захватывали вагоны.  Явление это разрасталось с каждым днем и угрожало свести хлебные заготовки на нет. Подвоз хлеба сократился, а в Петухово совсем прекратился. Некоторые волости объявили,  что не будут везти хлеб, пока не будет подавлена спекуляция (ГАКО, ф.р-852, оп.1, д.2-а, л.210).

Управа, получив телеграмму о грозящем армии голоде, обратилась к командиру 34 запасного полка с просьбой отпустить в распоряжение управы 10 офицеров и 50 солдат для посылки в уезд с пропагандой о необходимости подвозки хлеба. Продуправа через газеты постоянно напоминала населению, что торговля зерном, мукой и другими хлебными продуктами воспрещена, что хлеб у продавцов и покупателей будет реквизироваться, а покупатели и продавцы будут привлекаться к судебной ответственности.

После того, как Совдеп объявил о передаче всей полноты власти в руки Совета, Продовольственный комитет на своем заседании 27 ноября 1917г. постановил: «продолжать свою деятельность безостановочно во имя исполнения долга перед голодающими армиями и населением страны, но в случае предъявления Советом каких-либо требований, таковые считать незаконными, а при применении принудительной грубой силы над кем-либо из состава Управы или служащих – работы прекратить, возложив всю ответственность на захватчиков власти…» (ГАКО, ф.р-852, оп.1, д.2-Б, л.193).

Через месяц комитет получил ответ на свое сопротивление.  28-29 декабря в Кургане состоялся съезд крестьянских депутатов, который постановил уездную Продуправу реорганизовать совершенно, потому что существующие продовольственные органы не соответствуют своему назначению, что руководители уездной Продовольственной управы всемерно разрушают продовольственный аппарат. Было решено прямо на съезде избрать в Продовольственный комитет 10 делегатов, к ним присоединить 5 человек от Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, одного – от железнодорожного комитета, одного – от Совета профсоюзов, троих – от города, пополнив по одному делегату от тех волостей, от которых представители не избраны на съезде. Вновь избранным представителям поручили при приеме дел от старого состава Продовольственной управы, провести тщательную ревизию и в случае обнаружения злоупотреблений поступить с виновными по строгости революционного порядка.

С лицами, которые откажутся работать в управе с новым составом депутатов, не церемониться – немедленно уволить, имена и фамилии опубликовать, чтобы они не могли поступить куда-либо на службу, как лица, отказавшиеся служить трудовому народу.

4 января 1918г. служащие Курганской губернской Продовольственной управы на своем собрании, в присутствии 120 человек, обсуждали вопрос о переходе Продовольственной управы к Совдепу и вновь избранному Продовольственному комитету. Собрание постановило: «Принимая во внимание заявление т. Гордиенко, что продовольственное дело будет находиться вне какой-либо политики и, полагая, что в такой критический момент страны продовольственное дело недолжно подвергаться какой-либо опасности, собрание постановило: все служащие управы должны оставаться на своих местах и продолжать свою работу, дабы продовольственное дело не попало в руки несведущих лиц новых служащих, отчего продовольственное дело может окончательно погибнуть, до тех пор пока не будет применено каких-либо репрессивных мер к товарищам служащим» (ГАКО, ф.253, оп.1, д.312, л.2).

11 января 1918г. на заседании Исполкома Совдепа было зачитано заявление нового председателя Продовольственной управы Шмелева об упорном нежелании старого состава управы сдавать дела, несмотря на предписание Краесовета. При одном воздержавшемся постановили арестовать бывших членов управы, которые на следующий день и были арестованы. За подписью Дм. Пичугина начальнику тюрьмы поступило распоряжение: Петрова, Климайтиса, Долбилова и Суркова посадить в одиночные камеры и не разрешать им свиданий без согласия исполкома Совета.

21 января 1918г. состоялось совместное заседание уездного земского собрания, гласных городской думы и председателя Совдепа Гордиенко по вопросу «гнусного насилия» над членами Продовольственной управы, «выразившееся ни на чем не основанном беззаконном аресте их… и принимая во внимание, что никто в свободной Российской республике не может быть подвергнут тюремному заключению без суда и следствия, постановили:

1. Вызвать энергичный протест против этих самовольных насильственных действий Совдепа, в его составе воскресающих времена самодержавного царского режима.

2. Требовать немедленного освобождения.

3. Довести эту резолюцию до общественности» (ГАКО, ф.р-852, оп.1, д.50, л.20).

Только к 4 мая все они были освобождены. Возбужденное в ревтрибунале дело по обвинению в должностных преступлениях Петрова и членов управы было производством прекращено за отсутствием в их действиях состава преступления.

Уже после чехословацкого переворота заведующий хлебным отделом Шадзевич написал листовку, отпечатал в рабочей типографии, и она была расклеена по всему городу. «…Считаю своим долгом объявить, что предъявленный иск большевистской управой к президиуму курганской управы первого созыва является сплошным прискорбным недоразумением по причине некомпетентности обвинителей в области сдачи и отправки хлебных продуктов, благодаря чему и были заподозрены чуть ли не в хищении совершенно невинные, безупречные труженики первой курганской Продовольственной управы» (ГАОПДКО, ф.6916, оп.1, д.42, л.2).

В новый состав Продуправы вошли: Александр Павлович Климов – бывший военный комиссар, Алексей Иванович Сальников – рабочий консервного завод, Александр Мартынович Ветров.

27 февраля 1918г. из Кургана было отправлено 4 поезда – 100 вагонов муки и 20 вагонов овса в адрес Центральной управы (ГАОПДКО, ф.6916, оп.1, д.69, л.67).

После чешского переворота[2] в июне была создана ревизионно-ликвидационная комиссия Продовольственного комитета, которая комитет упразднила, обязанности Продовольственной управы были возложены на хозяйственный отдел Думы. Государственные закупки снова перешли к уполномоченным Министерства продовольствия и снабжения.


[1] Совде́п — совет депутатов (прим. редактора сайта Курганген).

[2] Чешский переворот – мятеж чехословцкого корпуса. Поводом для мятежа послужила попытка советских властей разоружить легионеров. (Чехослова́цкий ко́рпус (Чехословацкий легион) — национальное добровольческое воинское соединение, сформированное в составе российской армии в годы Первой мировой войны, в основном из пленных чехов и словаков — бывших военнослужащих австро-венгерской армии, выразивших желание участвовать в войне против Германии и Австро-Венгрии. После революции все усилия чехов были направлены на то, чтобы организовать эвакуацию корпуса из России во Францию. Самым коротким маршрутом был морской — через Архангельск и Мурманск, — однако от него отказались из-за страха перед немецкими подводными лодками. Было решено направить легионеров по Транссибирской железной дороге до Владивостока и далее через Тихий океан в Европу (информация из Википедии – прим. редактора сайта Курганген)).



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2021 Business Key Top Sites