kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Голод в Зауралье » ГОЛОД

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана и его жители
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




ГОЛОД

(Из книги Александры Васильевой "Курган. Так было". Опубликовано на сайте "Курганген" с согласия автора).

На обширной территории России каждый год в каком-нибудь уезде или в волости случался недород, засуха, кобылка и крестьяне этой местности с трудом переносили этот год, но все это случалось на ограниченной территории.

События неурожая и голода 1891-1892гг. стали одной из самых трагических страниц в истории России 19 в. Неурожай охватил основную часть Черноземья, среднее Поволжье, всего 17 губерний, в том числе и Тобольскую. Голодало более 30 млн. человек.

Первые воззвания о помощи голодающим появились в печати уже в июле 1891г. Правительство долго не решалось признать сам факт голода и до октября 1891г. цензура запрещала публиковать наиболее вопиющие сообщения о голоде.

18 ноября 1891г. при Министерстве внутренних дел был создан Особый комитет для помощи нуждающимся в местностях, застигнутых неурожаем. Возглавил комитет цесаревич Николай Александрович. Комитет был создан для сбора пожертвований и для контроля за использованием собранных денег. О голоде в Черноземье и Поволжье писали Лев Толстой, Владимир Короленко и даже Фридрих Энгельс.

Попытка найти какие-либо исследования о голоде 1891г. в Тобольской губернии пока мне не удалась. Сведения, которыми я располагаю, находятся в фондах Курганского государственного архива.

Еще в июне 1870г. настоятель село-Елошанской Пророко-Ильинской церкви Константин Петрович Рычков писал зятю Якову и дочери Александре Маляревским: «Накосить сена ныне можно круто, при сухой погоде, а уборка хлеба в нашем приходе будет легонькая. Яровых хлебов нет, кобылка все истребила, особенно на открытых местах. Деревни Кузнецова, Меньщикова жестоко пострадали от этого насекомого. Там только в низинах есть хлебец, а на открытых местах – черно. Жители уже расходятся для работы в те места, где Господь благословил поле земледельцев хлебородием. Курганский округ ныне без хлеба».

Кобылка – мелкая разновидность саранчи, постоянный обитатель степных территорий.

В зависимости от метеорологических условий может размножаться до огромных размеров, принимающих характер народного бедствия.

В 1891г. кобылка в Курганском округе сплошь истребила не только хлеба, но камыши и листья на деревьях. В Курганском округе была введена обязательная повинность по истреблению кобылки и определена плата – 2 коп. за фунт насекомого. За 1891-92 гг. кобылки наловили пологами 155 951 пудов. В Тобольскую губернию были командированы энтомологи Линдеман и Порчинский, почвовед Гордяш и бактериолог Андреев.

Осенью начался голод. Старые хлеба съели, травы не накосили, скот кормить было нечем, начался падеж скота, либо его продавали за бесценок.

Под эгидой Красного креста в ноябре 1891г. было образовано Тобольское попечительное общество для принятия мер по случаю неурожая. На своем заседании 3 ноября это общество постановило в округах Курганском, Ялуторовском и Ишимском открыть отдельные сельские попечительства.

Курганское окружное попечительство Красного Креста было открыто 3 ноября 1891г., председателем попечительства избран священник Богородице-Рождественской церкви протоиерей Никанор Гаврилович Грифцов, казначеем избрали купца Марка Марковича Дунаева.

11 ноября десяти уполномоченным от попечительства было поручено открытие попечительств по волостям, на что было ассигновано 7 500 рублей. Предполагалось, что во главе сельских попечительств встанут священники, но они часто отказывались от этого. Окружному попечительству иногда стоило многих усилий и стараний вызвать в духовных лицах сострадание к своим духовным детям.

В Курганском округе несколько сельских попечительств возглавляли учительницы. Так, председателем Половинского попечительства была учительница Анна Новицкая, Теплодубровного – Мария Земляницына.

О деятельности сельских попечительств можно судить по письму священника Павла Ивановича Преображенского, настоятеля село-Дубровинской церкви, от 4 марта 1892г. своему племяннику Константину Маляревскому: «Любезнейший племянник! Посылаю тебе сортов до пяти хлеба с надписями, которым питаются жители моего прихода деревень Медвежье, Корнилова и Гагарье. Но сибиряки до этого не дошли, они либо по миру идут или сидят по нескольку дней голодают. Прилагаемым хлебом питаются две трети, но все-таки голодны. Ты спрашиваешь, как идет дело в моем попечительстве? У меня постоянных питомцев до 30 человек, которые получают в месяц30 фунтовмуки, раза на три.  В настоящее время думаю завести пекарню, кроме того оказываю небольшое пособие и тем, которые получают правительственное пособие. В настоящем месяце выжал шестидесяти чиновникам по2 фунтамуки. Да и еще предвидится выжать такому же количеству, а может быть и более. Начал кормить учеников со 2 марта, т.к. провизии никакой не запасено, то первоначально даю на каждого полфунта хлеба и 3 чашки чая. 9 числа буду в городе, увижусь с о. Никанором (Грифцовым) и запасусь провизией, станем ученикам что-нибудь варить. В Саламатовской волости, кажется, устроена столовая, в Сычевской – дело идет, кажется, спустя рукава, в Моревском попечительстве выдают зерном и, должно быть, не более20 фунтовв месяц. Я своим сиротам, которые живут в приходе, ходатайствую пуда по 2 на человека для посева, как и обещаюсь для них найти земли и сделать общую запашку, мне посеять и заборонить. А когда Бог даст, то сделаю барщину, и пусть убирают. Средства моего попечительства сейчас небольшие, денег около 40 рублей, муки 20 пудов, была получена накладная на 175 пудов, но Лебяжьевский старшина почему-то не выдал. Еще обещают прислать денег 200 рублей. Если это все получу, то, пожалуй, средства будут достаточные, до урожая будет даже возможность оказывать пособие и тем, которые получают пособие от правительства. Половина моего прихода положительно от правительственного пособия голодны, потому что они это пособие всегда съедают месяцем ранее и более. Но для тех это пособие служит пособием, которые имеют возможность добавлять к нему, а которые не имеют возможность добавить, то голодны. Я буду на этой неделе в городе, не будет ли князь Голицын в городе и нельзя ли будет ему преподнести нашего хлеба…».

Волостным попечительствам предписывалось давать голодающим хотя бы один раз в день горячую пищу, печеный хлеб, муку и какую-нибудь провизию. Но мука и провизия быстро закончились, и попечительствам было разрешено закупать хлеб желательно недорого. Мостовское попечительство, которое до 18 апреля 1892г. возглавлял священник Василий Покровский, в январе 1892г. купил у крестьянина Федора Бурцева ржаной муки 26 пуд. 20 фун. по 1 руб. 73 коп. за пуд на 45 руб. 85 коп.; у крестьянина Виктора Бородавкина на 5 руб. ржаной муки, настоятель о. Покровский тоже продал 7 пудов38 фунтов, но по 1 руб. 5 коп. на 8 руб. 35 коп. Были и другие продажи во многих попечительствах.

Весной 1892г. правительство выдало Курганскому округу до 800 000 пудов зерна на прокормление и на засев полей. Была образована продовольственная комиссия, председателем которой стал чиновник присутствия по крестьянским делам Владимир Иванович Лебедев. Через эту комиссию распределялось правительственное пособие. Правительственное зерно поступало в Курган, где его по накладным принимал Марк Трофимович Делинин, и хранил в амбарах при своем доме. Это зерно закупалось окружным попечительством Красного Креста и в волости выдавалось уже по распоряжению попечительства.

В начале 1892г. Особый комитет командировал в Тобольскую губернию для организации помощи голодающим генерал-лейтенанта и сенатора князя Голицина. По дороге в Тобольск князь остановился в Ирбите, где собрал владельцев и крупных торговцев хлебом. Обсуждался вопрос о соблюдении цен в хлебной торговле. Голицин назначил в Кургане и Тюмени цену за пшеничную муку – 1 рубль пуд, за ржаную муку – 80 коп. пуд, что в дальнейшем совершенно не соблюдалось. От Кургана на совещании присутствовал Ив. Ив. Бакинов. Для надзора за сельскими попечительствами от Особого комитета в Ишимский и Курганский округ был командирован действительный статский советник Анатолий Ильич Чайковский.

В марте Курганское попечительство получило 15 000 руб. «ассигнованных по распоряжению его сиятельства сенатора князя Голицина из кредита сметы Министерства Императорского двора 1892г.». 31 марта попечительство распределило 13 000 руб. по волостям, кроме того было принято во внимание заявление непременного члена попечительства В.И.Лебедева о том, что по ходатайству его перед князем Голициным разрешено выдать правительственную ссуду 1 апреля, а не 15 апреля. Семенную ссуду выдать ближе к севу, чтобы крестьяне не съели и семенной хлеб.

В марте губернатор разослал сообщения волостным старшинам Курганского, Ишимского и Ялуторовского округов следующего содержания: «С наступлением тепла через названные округа начали двигаться партии крестьян, возвращающиеся из тех мест, где они проживали зимой. Люди эти большею частью бедные и идут без всяких средств, поэтому предписываю старшинам отвести им ночлег, давать им помещения при волостных правлениях, если не будут иметь средств на пропитание, направлять их к председателям сельских попечительств Красного Креста, от которых и будет зависеть назначать им пищу хотя бы на один день».

Большую помощь голодающему населению оказывали благотворительные общества и отдельные жертвователи. Учредитель и редактор газеты «Сибирский листок» Александр Сыромятников 7 марта 1892г. пишет домашнему учителю семьи Балакшиных Константину Яковлевичу Маляревскому: «Сегодня я получил из Петербурга от своего хорошего знакомого Н.М. Павлинова письмо, в котором он сообщает, что 20 февраля выехала из С-Петербурга в Курган для организации помощи голодающим Анна Михайловна Сибирякова. Туда же и для той же цели приедет Валериан Тимофеевич Зимин, сибиряк, заведывавший в Иркутске и Томске отделениями Сибирского банка. Они будут действовать по соглашению или с одобрения князя Голицина». Иркутский купеческий род Сибиряковых был широко известен своей благотворительностью в области образования, культуры, помощи голодающим и переселенцам.

Анна Михайловна, представитель шестого поколения Сибиряковых, пожертвовала более миллиона рублей на борьбу с голодом и тифом в Тобольской убернии. На эти деньги были открыты 45 хлебопекарен, 3 народные столовые, 10 чайных, сформированы врачебно-санитарные отряды. Сибирякова и Зимин станут непременными членами Курганского окружного попечительства.

Сыромятников в письме к Сибиряковой сообщил, что ее помощником в Кургане будет Маляревский, и он даст ей необходимые сведения по ее специальной миссии. Маляревский собирал сведения о голоде уже в 1891г. и отправлял свои корреспонденции в «Тобольские губернские ведомости» и в «Сибирский листок», но многие из них по приказанию губернатора в газетах не были помещены. Маляревский стал основным доверенным лицом Сибиряковой в Кургане.

Анна Михайловна часто отлучалась в Москву, в Петербург, в волости. В Кургане проживала в доме Ивана Михеевича Малышева. По договоренности с ней Маляревкий 20 марта 1892г. пишет Дмитрию Ивановичу Лобанову, у которого в Екатеринбурге было садоводство и семенная торговля: «В виду недосева хлебов и сокращения скотоводства в Курганском округе весьма желательно помочь крестьянам увеличить возделывание огородных овощей. Но крестьянам здесь неоткуда достать огородных семян, а потому покорнейше прошу Вас выслать мне для раздачи нуждающимся крестьянам наложенным платежом огуречных семян на 5 рублей, капустных – на 6 рублей, моркови – 6 руб. 50 коп., редьки – 1 руб., свеклы – 1 руб., репы – 20 коп., брюквы – 40 коп. Кроме того, я просил Анну Михайловну Сибирякову о помощи в этом деле. Если она не откажется, то сообщит Вам телеграммой о сумме, на которую пожелает приобрести семян, и Вы вышлете их также на мое имя. Может быть, Вы и сами не откажетесь сколько-нибудь пожертвовать в пользу нуждающихся…».

В апреле 1892г. Сибирякова решила провести ревизию в волостях по использованию ее средств.

Объехать волости согласился Маляревский. 7 мая Анна Михайловна в очередной раз приехала в Курган, чтобы собственноручно написать доверенности. Одна из них от 16 мая: «Прошу экономов и попечителей Лопатинской волости представить предъявителю сего К.Я.Маляревскому все счета и списки по пекарням. Непременный член окружного попечительства А.Сибирякова».

Кроме проведения ревизии Сибирякова ждала прибытия санитарного отряда во главе с Николаем Михайловичем Ядринцевым. Отряд прибыл 23 мая. В нем были студенты-медики Томского университета и фельдшеры. Вместе с голодом в округ пришел тиф, а за ним и холера.

Через год, 12 мая 1893г. опять на средства Сибиряковой в Курган прибыли четыре фельдшерицы для борьбы с холерой. Ядринцев ездил в Логовушку к А.Н.Балакшину, где бывали Сибирякова и Зимин. Дождавшись Ядринцева, Анна Михайловна уехала в Москву, откуда 5 июня написала Маляревскому: «…К моему большому горю я узнала по приезде в Курган, что моего хлеба смолото только 500 пудов, т.к. мельница была занята молотьбой городского хлеба. Городская управа окончательно выяснила вопрос об уступке мне только на днях, когда приехал князь Голицин. Решили уступить мне хлеб, который молоть по 1 руб.40 коп. Владимир Иванович Лебедев обещал мне теперь же 3 000 пудов из продовольственной комиссии. В Куреинскую волость отправлено 300 пудов, кроме того будет отправлено 1 200 пудов, когда получатся мною из продовольственной комиссии. Всего 1700 пудов. В Лопатинскую волость отправят завтра или послезавтра 500 пудов и из склада продовольственной комиссии 800 пудов. Всего 1 300 пудов. Владимир Иванович сказал мне, что, может быть, продовольственная комиссия уступит еще 4 000 пудов в 20-х числах июня. За окончательными новостями Вы можете зайти к Владимиру Ивановичу 20 июня. Эти 4 000 пудов в случае согласия продовольственной комиссии будьте так добры сами принять  и отправить по волостям по следующему расчету: в Лопатинскую волость 700 пудов, в Куреинскую – 1 500,  в Башкирскую – 1 800 пудов… Если к августу будут поставки хлеба, будьте добры раздать его по условиям пособия…».

Большой проблемой был вывоз хлеба в сельские попечительства. Мария Земляницына писала Маляревскому 9 июня 1892г.: «Вощиков я не надеюсь найти за предполагаемую Вами цену: у многих лошади очень плохи, некоторые уехали за казенным хлебом или же себе, а потом сенокос, так что дешевле 10 копеек с пуда не повезут… Муку я здесь покупаю по 1 рублю 55 копеек».

Чтобы платить за перевоз хлеба Сибирякова телеграфом переводит 12 июня 1 000 рублей и 29 июня еще 3 000 рублей.

В мае 1892г. в округе снова появилась кобылка и в большом количестве. Она успела истребить яровые хлеба на больших площадях. Оставалась надежда на озимые, которые были довольно хороши, благодаря дождям.

Сибирякова жертвует 5 000 рублей на вознаграждение тех крестьян, которые примут участие в уничтожении кобылки.

Чтобы принять эти деньги, окружное попечительство должно было получить разрешение высшей власти. Циркуляром от 12 ноября 1891г. запрещались пожертвования частных лиц голодающим, если они не будут иметь особых разрешений.

Наконец, 31 мая состоялось экстренное собрание членов окружного попечительства, на котором было решено платить за истребление кобылки по 40 коп. за пуд, чтобы поддержать истощенное население. Согласно желанию князя Голицина попечительство 4 июня постановило разослать по сельским попечительствам деньги на закупку хлеба по сходной цене, выдавать его только печеным и не всем без разбора, а только в поощрение наиболее усердных в истреблении кобылки.

Голодало не только сельское население, но и большинство горожан.  Курганское мещанское общество имело небольшой капитал, скопленный старожилами. Он образовался от приемки в мещанское общество посторонних людей и мещан из ссыльных в старожилы по истечении положенного законом срока. Капитал составлял 667 руб.57 коп. и хранился в государственном банке в Екатеринбурге. Вот этот капитал начали раздавать беднейшим мещанам. Для них же в Кургане были открыты столовые, для содержания которых управа выделила 4000 руб., Красный Крест – 5 000 руб. и состоятельные граждане собрали 1000 руб.  Повара и хлебопеки получали жалованье от 1 до 3 рублей в месяц.

Мещанам на обед выдавалась горячая пища и 3/4 фунта хлеба. Разночинцы, которые не принадлежали к мещанскому обществу, получали только хлеб, а горячей пищей их кормил Красный Крест.

Дмитрий Иванович Смолин пожертвовал на курганских мещан 3 000 рублей и раздавал по 2 руб. 50 коп. на каждого едока. В январе 1892г. он в связи с голодом пожертвовал Троицкому приходскому училищу 27 пудов пшеничной муки, и ученикам в большую перемену выдавалось полфунта печеного хлеба. Из своих запасов Смолин пожертвовал волостям 225 пудов хлеба.

В апреле 1892г. Н.Грифцов разослал по волостям записку, в которой говорилось, что многие крестьяне и обыватели из округа для приискания заработков являются в Курган и здесь домогаются получить продовольствие от городской пекарни и других благотворительных обществ. Он уверял, что в городе заработков нет и неизвестно – будут ли на строительстве железной дороги. Многие в округе уже слышали, что потребуются рабочие на строительство железной дороги и заблаговременно шли в город. Это строительство должно было дать средства к существованию тысячам семейств.

Как только 22 июня 1892г. были объявлены подготовительные работы по постройке дороги на пункт возле Кургана стали стекаться огромные толпы обнищавшего населения. На первый раз было принято до двух тысяч человек, частью жителей Кургана, а в основном – крестьяне из волостей.

Начало строительства железной дороги на курганском участке оказалось очень своевременным. В июне правительство распорядилось с 1 августа прекратить всякую деятельность благотворительных учреждений по оказанию помощи голодающим, будь они частные или филиальные отделения Особого комитета, как курганское окружное и сельские попечительства. С этого времени население должно было само изыскивать, где и как достать кусок хлеба.

Председатель окружного попечительства  Н. Грифцов 4 июля 1892г. предупредил председателей сельских попечительств, чтобы они оставили на довольствие голодающих столько средств, сколько понадобиться до 1 августа. Остатки денег и припасов сдать в местные волостные правления под квитанции. Сдать и те деньги, которые выслала Сибирякова, и которые не успели израсходовать. В августе уже поспевали озимые, выросли овощи, голод ослабевал.

Крестьяне воспринимали голод как божье наказание за грехи. В слободе Иковской 5 сентября 1893г. собрались прихожане Васильевской церкви и высказали настоятелю о. Иоанну Редькину такое суждение: «Как христиане, мы ясно сознаем, что в минувшие три года господь Бог посетил нас голодом со всеми его ужасами в видах нашего наказания и нравственного исправления. В нынешнем году продолжительная весенняя засуха, совместно с губительной кобылкой, угрожала нам вновь теми же бедствиями. Но, благодаря обильно выпавшим в половине июня дождям, насущное пропитание наше урожаем озимого хлеба до будущего лета обеспечено. В виду сего, чтобы не оказаться глухими к вразумляющим призывам Всеправедного судьи – Бога и не быть безблагодарными пред ним Премилосердным, единогласно постановили в пределах нашего прихода впредь три года не открывать питейных заведений, как неблагоприятно влияющих на нравственность, здравие народное и благосостояние».  Под этим суждением стояло 343 подписи.

После голодных лет крестьяне Введенской волости воздвигли каменный памятник в виде гранитной пирамиды с венчающим ее крестом.

На задней стороне памятника сверху было высечено: «С благословения Преосвященного Иустина, епископа Тобольского и Сибирского, поставлен этот крест в воспоминание об избавлении бедствия 1891-1892 года».

Внизу: «Кобылка появилась в 1884 году; к 1890 году она распространилась по всему Курганскому округу и уничтожила много хлеба. Народ обеднял, посевы убавились, старые хлеба съели, и получился голод. Правительство пришло на помощь населению и выдало по всему округу на обсеменение полей 75.236 десятин и на прокормление нуждающихся до 800 000 пудов хлеба. Попечительства особого комитета устраивали столовые. Урожай 1892г. прекратил бедствия голода, но весною пришла холера».

С правой стороны, сверху: «Отжени от нас поедающия плод наш земной».

Внизу: «Господи Боже Наш! Отжени от нас вся снедающие плод наш земной и всякое наказание праведно наводимое на ны. И богатые твои щедроты ниспошли на вся люди твоя. Молитвами Преблагословенныя Богородицы, Святых Славных и Великомученика Пантелеймона и Трифона и Святого Праведного Филарета Милостивого и всех святых Твоих. Аминь».

С левой стороны, сверху: «Губительного свободи недуга рабы Твои».

Внизу: «В 1892 году посеяно было 175 938 десятин – только половина обыкновенного сева Курганского округа. С 1892 года увеличился посев озимей и стали уничтожать кобылку, которой наловили пологами 155 951 пуд. Всего по Курганскому округу в восемь лет кобылка высекла до 500 000 десятин».

На лицевой стороне – «Помяни время глада во время сытости, нищету и убожество в день богатства». «28 августа 1894 года».

 12-1-pamyatnik-v-vedenskojj-volosti-golodnym-godam

Памятник избавлению от голода

Через 30 лет Курганский округ испытал более страшный голод.  В 1921 – 1922 годах голодом была охвачена громадная территория страны с населением более 40 млн. человек, в том числе Среднее и Нижнее Поволжье, Южный Урал, Крым, Запорожская область и другие. Уже весной 1921 население начало голодать. Правительство попыталось скрыть от мировой общественности этот факт, но М. Горький в июле разослал телеграммы ряду общественных деятелей Европы, обнародовав существующее положение. После этого Ленин 2 августа обратился к международному пролетариату с призывом о помощи. В ответ на его призыв 12 августа в Берлине по инициативе Исполкома Коминтерна была основана Международная организация рабочей помощи (Межрабпом), которая окажет большую помощь голодающим России, в том числе и в Курганском уезде.  6 августа советское правительство официально известило мир о постигшем страну голоде. Откликнулись несколько благотворительных организаций. Ведущую роль играла АРА (Американская администрация помощи), которую возглавлял будущий президент США Герберт Гувер.

В августе 1921г. в Женеве состоялась конференция мировых общественных организаций, на которую собрались представители 13 государств и 48 отделений Красного Креста. На конференции был образован Международный комитет помощи России (МКПР), верховным комиссаром которого утвердили известного норвежского ученого, полярного исследователя Фритьофа Нансена. К лету 1922г. Нансеновская организация кормила в России 1,5 млн. детей и взрослых.

Голод в Курганском уезде был обусловлен несколькими причинами. Осенью 1919г. на его территории шли боевые действия, урожай убирали под пулями, и был он собран только частично. Как только установилась советская власть, на уезд распространилась продразверстка.

Декрет Совнаркома «О продразверстке» был принят 11 января 1919г. Этим декретом вводилась принудительная сдача всеми крестьянами «излишков продуктов питания, превышающие нормы на семью». В продразверстку входила вся сельскохозяйственная продукция, а не только зерновые. Суть ее была в том, чтобы прокормить армию и пролетариат за счет крестьян. Разверстку осуществляли органы Народного комиссариата продовольствия – продотряды, формируемые на местах.

В Курганском уезде выполнение продразверстки началось в феврале 1920г., для поддержки продотрядов в волости выехали все ответственные работники. С 23 февраля по 17 марта было собрано пшеницы, ржи и овса 607 287 пудов. Наступил апрель, уездный комитет РКП(б) бросил клич: «Ни один клочок земли не должен оставаться пустым и не засеянным. Хлеб – главное богатство нашей Республики!».

Засеяли тем зерном, которое осталось от продразверстки.

В июле продотрядами ежедневно изымалось до 60 000 пудов оставшегося у крестьян зерна. Забирали и другие сельскохозяйственные продукты. На зиму оставили только семенное зерно и немного на пропитание. Совнарком своим декретом от 21 апреля1921 г. заменил продразверстку фиксированным продовольственным налогом. Это означало, что часть урожая будет оставаться в хозяйстве крестьянина.

 12-2-razverstka

Продразверстка

Урожай 1921г. во многих волостях Курганского уезда не вернул даже затраченных семян. «Красный Курган» уже 5 июня писал, что всходы пшеницы плохи или удовлетворительны, за весь период посева не было дождя, что сохранилось от засухи, съела кобылка, огородные площади сократились из-за отсутствия семян.

25 июля 1921г. по решению ВЦИК была образована Челябинская губернская комиссия помощи голодающим (Помгол). В течение месяца Помголы были созданы в уездах, волостях, селах, в том числе и в Курганском уезде. Они занимались организацией общественного питания, переселением голодающих, заготовкой семян и продовольствия, просветительской и пропагандистской деятельностью.

В июле начала работу уездная комиссия по борьбе с голодом (Укомборгол), председатель Снежко. Несмотря на надвигающийся голод в городе и уезде комиссия проводила Недели помощи голодающему Поволжью, для него же собирали пожертвования продуктами, деньгами, серебряными и золотыми вещами.

Когда к октябрю в Курганском уезде уже голодало 78 029 человек, комиссия начала изыскивать средства для помощи местному населению: члены профсоюзов стали отчислять определенный процент от жалованья, было проведено обложение пеших и конных, двигающихся по городу в течение трех дней, по городским кварталам была произведена разверстка по сбору продуктов.

В волостях ставились спектакли, сбор с которых шел в пользу голодающих, комсомольцы села Введенского спектаклями, пожертвованиями, отчислениями собрали 5 000 000 рублей деньгами, 11 пудов хлеба, 10 пудов картофеля, 5 пудов капусты.

На курганском рынке пуд муки стоил 110 000 рублей, пуд картофеля – 105 000 рублей, пуд капусты – 17 500 рублей. Все сборы были каплей в море.

1 октября 1921г. Челябинский губисполком потребовал от Кургана к 1 ноября 100% исполнения продналога. Всем крестьянам и должностным лицам, не добившимся этого, грозил Продревтрибунал.

В деревни, которые отказывались отдавать последнее зерно, вводились воинские части и ставились на полный боевой паек за счет населения, пока не сдадут налог.

В декабре во многих волостях Курганского уезда работали выездные сессии Челябинского ревтрибунала, которые осуждали не полностью сдавших продналог к исправительным работам от 1 до 3 лет, к заключению в Челябинский концлагерь, с полной или частичной конфискацией имущества, в том числе скота.

4-й Курганский уездный съезд Советов, проходивший в январе 1922г., постановил: задание по продналогу выполнить полностью до 20 февраля. Взыскать налог путем понуждения, не дожидаясь ввода военных отрядов и принуждения со стороны судебных органов. Кроме того, съезд отметил недостаточность добровольных отчислений и пожертвований, а потому предложил перейти к постоянной обязательной помощи путем самообложения сытых и полусытых в пользу голодных по принципу «десять сытых кормят одного голодного». Обложение натуральное как сельского, так и городского населения, особенно торгово-промышленных предприятий, лиц, занимающихся торговлей, наиболее имущих слоев деревни.

 12-3

Листовка, призывающая к помощи голодающим

Через несколько дней в Укомборгол поступили списки от Госкома, Лескома, Гостипографии, Рабкрина, консервного и клепочного заводов, бывшей мельницы Смолина обязавшихся вносить постоянные долевые взносы.

12-4  

ВЦИК 11 февраля 1922г. принял Декрет об общегражданском налоге, который взимался со всего трудоспособного населения с 17лет. Срок выплаты налога 31 мая. За каждый просроченный месяц начисляется пени – 100%.

На это время в стране было 14 000 009 голодающих.

С 1 по 31 мая по городу Кургану и уезду поступило общегражданского налога 148 018 руб. выпуска 1922г. (в 1921г. реальная стоимость 100 000 руб. равнялась стоимости одной дореволюционной копейки, в1922 г. произошел обмен денег по курсу 10 000:1).

Следующий Декрет ВЦИК издает 23 февраля – Декрет об изъятии церковных ценностей на нужды голодающих.

В курганском цирке 4 апреля 1922г. состоялось собрание рабочих и красноармейцев. Присутствовало 1 500 человек. Заслушав доклад председателя исполкома Пискунова о Декрете, собрание постановило призвать всех трудящихся оказать содействие в работе комиссии по изъятию церковных ценностей и закончить эту работу в короткий срок. На следующий день мусульмане на заседании Совета мечети постановили пожертвовать в пользу голодающих за неимением ценностей 30 аршин белого сукна. Еврейская община города постановила: «Если окажется, что ценности нашего молитвенного дома по малочисленности общины незначительны, то Правление еврейской общины обязуется путем самообложения членов общины собрать, по силе возможности, сумму в пользу голодающих».

Прежде чем приступить к изъятию ценностей уездная комиссия провела собеседование с духовенством Кургана всех религиозных культов. Духовенство заявило, что препятствий чинить не будет.

20 апреля комиссия начала изъятие ценностей с Троицкой церкви, которое продолжалось три дня. Общий вес изъятых в Троицкой церкви серебряных сосудов, окладов евангелий, риз с икон составил 8 пудов,30 фунтов, 69 золотников, 24 доли. В городских храмах изъятие проходило спокойно, но в селах комиссия встречала иногда упорное сопротивление. В конце мая изъятие церковных ценностей по городу и уезду было закончено. Общий вес изъятого составил 44 пуда,2 фунта, 12 золотников, 33 доли.

Газета «Красный Курган» 6 июня сообщала: «28 мая с поездом № 1010 вышел из Петрограда 6-й маршрут хлеба, купленный на церковные ценности в Финляндии для Вятской, Пермской, Челябинской и Кустанайской губерний».

15 июня с этого маршрута было отправлено из Челябинска в Курган 3 вагона хлеба. Полученные 3009 пудов20 фунтовбыли распределены по уезду – по 10-20 фунтовна семью.

Мероприятия по исполнению февральских декретов не могли существенно бороться с голодом. Волостные комиссии предпринимали разные методы сбора денег на закупку продуктов для организованных ими столовых.

Лопатинский комитет взаимопомощи принял решение взимать со всех служащих учреждений и предприятий волости отчисления в пользу голодающих1 фунтхлеба с пуда пайка, с владельцев мельниц с каждого постава –5 фунтов, с каждого размольного пуда – 1/4  фунта, за запись каждого брака –1 фунт, за расторжение брака –5 фунтов, за каждое заказное письмо – 1 000 руб., за посылку – 2 000 руб., с каждого разбираемого уголовного дела с виновного 5 000 руб.

Первая иностранная помощь пришла от Межрабпома, представители которого прибыли в Челябинскую губернию 29 февраля 1922г. Межрабпом не создавал своего аппарата, а действовал совместно с уездными комиссиями Помгола. Межрабпом распределял продукты собранные иностранными рабочими.

В конце января 1922г. в Челябинск прибыли представители АРА: уполномоченный Мелл, его помощник Келли и доктор Ролинс.

В Курганском уезде АРА открыла свои действия в марте. АРА организовала столовые в Курганском и Куртамышском уездах.

Миссии Нансена отвели для деятельности весь Курганский уезд. Представители Миссии Нансена А.М Брейбец и доктор Шрибель прибыли для работы в Курган 29 апреля и с ними прибыло два вагона сахару. Миссией было открыто для детей и взрослых 142 столовые на 35 922 человек в городе и в волостях, в Кургане еще были организованы две кофейни на 5 500 человек. К этому времени дети голодали и в городе и в деревне.

 12-5golodnye-deti

Голодающие дети

Для прикрепления к столовой выдавалась карточка местными властями. В марте Межрабпомом была открыта первая столовая в Кургане на 100 мест, и 24 марта там был прочитан доклад о работе этой организации. Благодарные клиенты после доклада вынесли резолюцию: «Настоящим выражаем глубокую благодарность Межрабпому и товарищам, прибывшим в г. Курган под председательством т. Зельман, принявшим активное участие в деле оказания помощи голодающим России и города Кургана в частности».

Для детских столовых существовала инструкция, содержащая следующие пункты:

1. Карточки выдаются лишь для детей от 3 до 12 лет через карточное бюро Помголода;

2. Обеды ни в коем случае не отпускаются на дом;

3. Больным детям обеды отпускаются лишь в случае представления свидетельства врача за подписью и печатью;

4. Родственникам детей, получающим обеды, вход в столовую запрещен;

5. По однодневным талонам обеды выдаются лишь тогда, когда талоны подписаны председателем Помголода и уполномоченным Межрабпома;

6. Служащим столовой строго запрещено брать обеды на дом;

7. Служащие имеют право получать два обеда».

Для приготовления обедов выдавался в основном рис – 12 золотников на человека, реже фасоль – 4 золотника, два раза в неделю давали масло – 6 золотников, три раза в неделю – банка сладкого молока на 8 детей, 2 раза в неделю – сушеные сливы и к ним по 2 золотника сахару на компот.

Если в Кургане в апреле работали уже четыре столовые, то в волостях они открывались с большой задержкой, помощи сельскому населению почти не оказывалось.

На 1 апреля в Кургане и уезде зарегистрировано голодающих детей до 15 лет – 36 486, в том числе больных – 2 159, умерло – 842, голодающих взрослых – 47 077, больных – 3 456, умерло – 394. Из волостей шли жалобы и просьбы.

В Чашинской детской коммуне голодали 80 сирот, которым выдавалось суррогатного хлеба 300, а иногда и100 граммв день.

Дмитриевская волостная комиссия помощи голодающим сообщает 9 апреля 1922г.: «Граждане Дмитриевского общества пришли к полному истощению, т.к. для дальнейшего питания не имеет никаких ресурсов и каковые обречены на голодную смерть. До настоящего времени некоторые граждане все-таки питались, хотя разными суррогатами – древесными опилками, корнями камыша, мякиной, которая лежала уже пять лет и почернела и похожа на навоз, мохом и старой соломой. А с настоящего времени и этих предметов не стало, и во всех углах нашей деревни стали слышны стоны голодных, которые без пощады просят помощи от советского правительства, но до которого очень далеко, и они не слышат, как люди умирают на почве голода… Люди бродят небольшими толпами и ищут разную падаль и вырывают ямы, где есть палый скот и накидываются и расхватывают, а по улице собирают пропащих собак и кошек и поедают, несмотря на то, что это приносит большую и невыносимую болезнь. Даже у некоторых граждан есть оставшийся скот, который выпустить в поле невозможно, потому что люди есть из разных сел и ходят по полям, ищут себе питание и набрасываются на таковой и кончают и тут же поедают. А потому и просим оказать хотя малейшую поддержку для умирающих людей деревни Дмитриевки, Салтосарайской волости».

По Саламатовской волости за апрель зарегистрировано голодающих детей до 15 лет – 4 385, взрослых – 6 005, по Введенской волости всех голодающих – 7 005 человек, умерло от голода 71 человек, из Нижне-Алабужской волости выехало 3 572 человека в поисках пропитания.

Мало-Чаусовский волостной комитет 24 мая 1922г. сообщает в уездную комиссию по борьбе с голодом: «Ужасы голода населения здешней волости не поддаются описанию, люди ходят как тени.

Голод заставляет прибегать умирающих к нежелательному воровству. Голодные выкапывают на кладбищах трупы и извлекают из них мясо для пропитания. Если оказание помощи будет промедлено, то тысячи населения обречены на голодную смерть. Сто процентов населения голодают в деревнях – Ключевское, Лебяжье, Песьяное, Камышевское, Толстовертенское, Орловка, Шмаково, Б-Раково, М-Раково, Клепиково – Михайло-Архангелской волости. В пищу употребляют всякую падаль. Быстро развиваются болезни, опасность эпидемии растет с каждым днем».

В Кривинской волости уничтожено 180 лошадей, в Макушинской волости на почве голода происходят убийства целых семейств.

Для посевной кампании 15 апреля из Новороссийска в Курган отправлено 15 вагонов американской пшеницы.  На 22 апреля в уезд завезены семена для раздачи крестьянам голодающих волостей пшеницы – 45 735 пудов, овса – 13 212, ячменя – 392, просо – 9 020, льна – 2 019, конопли – 2 495, подсолнуха – 1 475, гречихи – 100 пудов.  Земельным отделом получено для посева американской пшеницы – 800 пудов, бобов – 150 пудов.

Заведующий похоронным бюро сообщил в июне 1922г.: «Сейчас ежедневно хороним в городе от 100 до 150 человек в сутки, большинство дети 5-7 лет. По всему городу у нас развозится один ящик на паре лошадей и одна лошадь стоит дежурная. Ездим за трупами по требованию учреждений, квартальных комитетов и т.д. Возчик получает сведения непосредственно от населения, подбирая уже проходящих без всякого учета от 10 до 15 трупов ежедневно. За май смертность была ужасающая, цифра за сутки превышала 100, а иногда доходила до 200. Ежедневно снимаем мертвых с поездов от 20 до 30, собираем также по линии выброшенных из проходящих поездов, большинство трупов разложившихся. Находим мертвых на чердаках пустующих домов, в подвалах, где они лежат подолгу. Но с 8 июня количество смертей резко идет на убыль. Холерные трупы хороним в Карчевской роще в трехаршинные могилы. Обеззараживать могилы не приходится, т.к. нет извести. Зимой всех хоронили в Карчевской роще, но весной невозможно стало пробираться туда и уездный исполком разрешил хоронить на кладбищах города. Крестьяне близких к роще деревень не пользовались услугами бюро и старались крадучи привезти трупы к роще и свалить их. А т.к. весной мы туда уже не ездили, то брошенные трупы пролежали долго и сильно разложились».

Голодающие крестьяне целыми семьями снимались с мест и шли в город, где просили милостыню или искали какую-нибудь работу. Не имея ночлега, они ютились в пустых магазинах толкучки, некоторое время для них была открыта бесплатная ночлежка в подвале дома бывшего городского головы Шветова, на верхних этажах которого располагался Чаусовский волисполком. Волисполком добился закрытия этой ночлежки и ее перевели в дом около Троицкого кладбища. Там был сторож, умер, дом остался без присмотра и лишь какой-то санитар иногда приходил и обливал полы карболкой. Только похоронная повозка часто приезжала в этот дом, увозила умерших, а их родственники оставались ждать своей смерти. Этот дом так и называли – «дом смерти».

В связи с тем, что летом поступления продуктов от иностранных благотворительных фондов и от закупок на церковные ценности несколько увеличились, уездный Помгол выделил 500 пудов муки для тех безработных и трудоспособных голодающих, которые будут работать на заготовке сена в Лопатинской и Салтосарайской волостях.

В городе предоставлялась работа по укреплению берега Тобола, по ремонту электростанции и сельскохозяйственных орудий. На этих работах отпускалось добавочное продовольствие (двойной детский паек), либо прикрепляли к столовой Бюро профсоюзов, предоставив возможность получать пищу вне очереди.

В конце июля на базаре появилась ржаная мука нового урожая по 14-16 мил. руб. за пуд.

В августе 1922г. президиум Челябкомгола принял решение ввиду начавшейся реализации урожая сократить отпуск продуктов для голодающих, закрыть общественные столовые, а весь контингент питавшихся в них перевести в столовые АРА.

Курганский комсомол в честь ликвидации Курганского уездного отделения Межрабпома и отъезда его уполномоченного Зельмана 28 сентября устроил спектакль, сбор от которого поступил на укрепление боевого фронта Коминтерна. Была отправлена телеграмма от имени уездного съезда комсомола в Москву Межрабпомголоду с выражением благодарности за оказанную помощь т. Зельману.

В Кургане в распоряжении Межрабпома было 5 столовых. Через них пропущено 240 000 детей и взрослых. Кроме того. Межрабпом кормил 12 195 детей рабочих и служащих и 1 433 персонала детских домов. Отпускались пайки для больниц, фельдшерских пунктов и медперсонала.

С 1 августа были закрыты все столовые Межрабпома и оставлена одна с пропускной способностью в 1 000 человек. В этой столовой питались рабочие заводов механического (быв. Балакшина), жестяно-лудильного, кожевенного, консервного, лесопильного, рабочие станции Курган, Дом рабочей молодежи и Дом инвалидов им. Троцкого.

В первых числах сентября были получены два вагона с одеждой, которая в первую очередь была распределена среди рабочей молодежи.

Миссия Нансена прекратила свою деятельность в ноябре. Через столовые миссии Нансена в городе и уезде прошло с мая по 20 ноября 1922г. детей – 155 322, взрослых – 201 522 человек.

В сентябре уже было видно, что в некоторых волостях расчета на удовлетворительный урожай нет, что голод и в 1923 году неминуем. Скот погиб от бескормицы и съеден, сенокос провален, во многих деревнях люди ходить не могли, не то, что косить.

В лесничествах осталось более 1 000 десятин некошеной травы. Посев озимой ржи не производился большинством крестьян за неимением  семян и рабочего инвентаря.

15 октября 1922г. вместо ЦК Помгол начала работу Центральная комиссия по борьбе с последствиями голода, такая же комиссия – Последголод – была образована в Курганском уезде. Главной задачей комиссии была помощь инвалидам, беспризорным детям, безработным.

В декабре 1922г. в уезде было зарегистрировано голодающих взрослых – 15 465, детей – 14 000. В марте 1923г. по 19 волостям числилось 55 335 голодающих, по городу – более 3 000 человек. В городе работала одна столовая с пропускной способностью на 800 человек, в уезде – 8 столовых на 1600 человек, в марте в уезде открылись еще 11 столовых.

Последголод раздал 450 пудов муки на 1 800 голодающих Введенской волости, пришлось по10 фунтовна едока на месяц.

Из центра ждать помощи не приходилось.

Из международных благотворительных организаций в уезде осталась АРА, которая и выдавала продукты для всех столовых. Особое внимание  АРА уделяла детским домам, в  апреле 1923г. организация выдавала в Курганском уезде ежедневно 12 787 детских пайков.

В июле 1923г. АРА прекратила работу и выехала из страны.

Хороший урожай уже осенью снял проблему голода в Курганском уезде.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2021 Business Key Top Sites