kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Краеведческие изыскания » Сельское хозяйство » ВОЛОСТНЫЕ ВЕСТИ

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана и его жители
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




ВОЛОСТНЫЕ ВЕСТИ

«ОБЫВАТЕЛЬ»  СООБЩАЕТ

Несмотря на временные отступления, весна 2013 года вступает в свои права. Мы уже не без тревоги задаемся вопросом: каким же будет нынешнее половодье? Обилие выпавшего снега не предвещает ли нам наводнения во многих местах области? А вот 120 лет назад, весной и в начале лета 1893 г., жители Курганского округа, подавляющее большинство которых составляли крестьяне, после  тяжелейших испытаний двух засушливых лет, вновь тревожились и переживали за судьбу своих посевов, поскольку погода еще не внушала земледельцам оптимизма. Об этом, в частности, сообщал житель волостного села Моревского (ныне одноименная деревня  Варгашинского района) в своей корреспонденции в «Тобольские губернские ведомости». Корреспонденцию эту он пометил 25 мая (2 июня по новому стилю), а напечатана она была в газете 9 (21) июня и подписана псевдонимом «Обыватель».

Предваряя цитирование самой корреспонденции, стоит отметить, что заключенная в ней информация вращается вокруг борьбы с опасным сельскохозяйственным вредителем – разновидностью саранчи, более известной под названием «кобылка». Поскольку в конце 19 века химические средства истребления кобылки еще не применялись (да и не по карману они были бы крестьянам), то использовались довольно примитивные способы борьбы с ней. Один из подобных способов и упомянут в корреспонденции «Обывателя» из Моревского.

«Как известно, Курганский округ пострадал в 1891 и 1892 гг. от неурожая хлебов и трав, истребленных кобылкой. Нынешняя весна была холодная (посевам, однако, вреда никакого не причинившая), и кобылки не замечалось. С Троицына дня холода сменились жарами и бездождием, а на полях появилась кобылка. В настоящее время кобылка появляется массами, и день ото дня рать эта все увеличивается, хотя пока вреда посевам  еще не делает. На днях сделано распоряжение немедленно приступить к ловле пологами и уничтожению кобылки, но результат, кажется, будет не удовлетворительный, так как крестьяне принимаются за дело неохотно, а по мнению некоторых  почтенных лиц истребление кобылки не принесет никакой пользы, а, наоборот, один вред. Как на веское доказательство бесполезности истребления кобылки указывают на то, что в прошлом году остались посевы лишь там, где не ловили кобылку, а где ловили, там они истреблены «дочиста». А штука в том, что не ловили, конечно, там, где кобылки вовсе не было, а там, где ловили, наловлено (по Моревской волости) до 12000 пудов».

Территорию Моревской волости в скором времени должен был перерезать Транссиб, и уже вовсю велись строительные работы. В большом числе требовались неквалифицированные рабочие для отсыпки земляного полотна, укладки шпал. И такие рабочие находились очень близко. Это были местные крестьяне, которые после тяжелых неурожайных лет искали источники заработка для поддержания своих семей и пострадавших хозяйств. Чтобы наняться чернорабочими на постройку железной дороги, они брали в волостных правлениях паспорта и билеты. И среди крестьян Моревской волости, конечно, имелись те, кто подавался на это строительство. Вот что сообщает на сей счет наш моревской корреспондент: «Работы на линии железной дороги идут успешно и в скором времени будут окончены. В здешней волости работа дешева – по  1 р. за кубическую сажень. Крестьяне, между прочим, жалуются, что подрядчики обмеривают их, и за расчётом приходится ходить по два дня». Несмотря на обманы начальства, крестьяне Моревской и прочих волостей  нанимались на постройку железнодорожного пути и в последующие годы. Только строительство уже шло далеко от родных мест, за пределами Курганского округа. Так, в 1895 г. Моревское волостное правление выдало до 80 паспортов тем, кто собирался устроиться на работы по прокладке Транссиба. А 20 человек отправились еще дальше – на золотые прииски в Восточную Сибирь. На ум сразу приходит сходство с современной ситуацией. Ведь многие наши жители на заработки отправляются на север Тюменской области.


А заканчивает свое сообщение неведомый информатор под псевдонимом «Обыватель» на тревожной ноте: «Всходы яровых хорошие, озимые от жаров выгорели. Температура заходит до 30° и выше».

1

На фото: волостной сход в Курганском уезде, 1895 год.

«П. ГР - ВЪ»  ПРОДОЛЖАЕТ

Через месяц, а точнее 7 (19) июля 1893 г., «Тобольские губернские ведомости» поместили новую корреспонденцию из Моревской волости. Она была помечена 20 июня (2 июля), что соответствовало времени ее написания или отправки по почте в Тобольск. На сей раз под корреспонденцией стояла подпись «П. Гр – въ». Приоткрыл ли автор свою настоящую фамилию или опять воспользовался псевдонимом, как получилось при публикации первой корреспонденции –  все это остается в области предположений.

Какие же новости «П. Гр-въ» счел необходимым поведать читающей публике? Разумеется, в первую очередь он затронул самую жизненно важную тему для земледельцев в летнюю пору – погодные условия и их влияние на будущий урожай, а следом коснулся губительного воздействия сельскохозяйственных  вредителей на посевы.  «Нынешнее лето не особенно радует наших хлебопашцев. До 10 июня стояла жара, дождей не выпадало, и посевы приняли печальный вид; к тому же на полях появилась масса кобылки, начавшей пожирать хлеба, к которой вскоре прибавились чёрный жучок и мыши: первый уничтожает яровые посевы, а последние – озимые. По местным официальным сведениям оказалось, что к 15 июня по Моревской волости уничтожено всего озимовых и яровых хлебов 255 ½ десятин. С 15 июня начали выпадать обильные – первые в три года – дожди, и благодаря им посевы стали поправляться, озимовые набирают уже цвет. Вредные насекомые приостановили свои губительные жатвы».

Моревской корреспондент обращает внимание на безуспешность предпринятых  в борьбе с кобылкой мер и видит причину такой неудачи в живучести предрассудков в крестьянской среде, проистекающих из ее неграмотности. «К истреблению кобылки хотя и приняты были меры, но вследствие лени, разных предубеждений и суеверия крестьян толку из этих мер не вышло».

И хотя выпавшие дожди давали основание надеяться на получение урожая хлебов и, значит,  на спасение от голода, все же до него еще предстояло дожить. А между тем следствием двух неурожайных лет  явилось повышение цен на хлеб (муку). Вот и летом 1893 г. они стали расти в Курганском округе, чему способствовал также спрос на него от населения соседних округов. Об этом как раз извещает моревской корреспондент: «Цена на хлеб на существующем у нас по воскресным дням торжке поднялась: мука пшеничная покупается от 1 р. 10 коп.  до 1 руб. 25 коп., ржаная от 70 до 75 коп пуд. В Кургане хлеб, вследствие требований из Ишимского округа, также вздорожал, и цены на него день ото дня повышаются. По словам ишимских крестьян, у них истребление кобылкой хлебов начинает принимать уже значительные размеры. В Петропавловском уезде посевы тоже уничтожаются кобылкой». Забегая вперед, поясним: урожай 1893 г. спас крестьян от голода. И последующий ряд лет оказался для хлебопашцев благоприятным, что в целом  поправило и укрепило их хозяйства. Естественно, это относилось и к жителям Моревской волости, состоявшей из 11 селений (села Моревское и Щучье, деревни Кабанье, Максимково, Песьяное, Лихачи, Попово, Медвежье, Василки, 1 и 2 Моховые).

Однако наряду с неграмотностью большинства населения волости жизненные условия его осложнялись и отягощались внешней средой и отсутствием деятельной медицинской помощи. В описании «П. Гр-ва» рисуется довольно печальная картина повседневного бытия его современников. «В санитарном и гигиеническом отношениях мы также не можем похвастать: волость наша избрала для себя почву болотистую, испарения которой, особенно при засухе, заражают воздух; вода в озёрах гнилая, в колодцах тоже, при каковых условиях лихорадки и тиф весьма частовременны, а медицинская помощь своевременно подана быть не может, ибо на шесть волостей всего один медицинский фельдшер».

После изложения всех этих проблемных реалий местной жизни концовка в целом минорного по настроению сообщения звучит уже, напротив, на мажорный лад. «В заключение могу сообщить лишь одну приятную весть: постройка железнодорожной линии собственно по нашей волости идет весьма быстро и вчера уже почти окончена». Действительно, в следующем, 1894 г., жители Моревской волости уже  могли видеть, как первый поезд прошел по их земле и умчался вдаль на восток. Железная дорога заново открыла Сибирь. Местное население еще не ведало, какие большие перемены назревают в их жизни в связи со столь масштабной постройкой, как сильно изменится под ее влиянием их хозяйственный уклад. Достаточно лишь упомянуть, что возведение Транссиба породило новую отрасль – промышленное маслоделие. В его становление внесли свою немалую лепту и крестьяне Курганского округа.

 2

КТО  ЖЕ  АВТОР?

И хотя обе корреспонденции подписаны по-разному  (сначала как «Обыватель», потом как «П. Гр-въ»), все же нельзя исключить, что автором их являлся один человек. Вряд ли в Моревском проявили желание писать в губернскую газету сразу два лица. Сходство в содержании сообщений (описание погоды, борьбы с вредоносной кобылкой, упоминание работ на железной дороге) также свидетельствует в пользу одного авторства.

Кто же стал добровольным корреспондентом? По всей видимости, этим человеком был кто-то из образованной среды. А подобных лиц в ту пору даже в волостном селе проживало немного: учитель или учительница, волостной и сельский писари, священник. Очевидно, именно среди них надо искать вероятного автора сообщений. Наше предположение, что в их числе мог оказаться Константин Яковлевич Маляревский не подтвердилось. Хотя ему и доводилось служить волостным писарем в Моревском, но только несколько ранее – не в  1893 г., а в 1888-1889 гг. Кстати, летом 1891 г. в тобольской газете «Сибирский листок» были опубликованы «Сельские письма» о бедственном положении крестьян Курганского округа в связи с неурожаем и нашествием кобылки. Автором этих писем являлся как раз Маляревский.

Моревские корреспонденции из далекого 1893 г. заслуживают  внимательного интереса. Ведь это очень редкие источники, доносящие до нас события давней поры и хранящие свидетельства жизни наших прадедов.

Николай Толстых

Опубликовано: Зауралье. – 2013. – 25 апр. – С. 7.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites