kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Персоны » Константин Дмитриевич Носилов (1858-1923)

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Константин Дмитриевич Носилов (1858-1923)

(Из материалов Всероссийской научно-практической конференции VI Зыряновские чтения, Курган, 11-12 декабря 2008г. Издательство КГУ, 2008, с. 2829)

Константин Дмитриевич Носилов – известный этнограф, писатель, журналист рубежа XIX и XX веков. К сожалению, ко второй половине XX века его имя как-то незаметно исчезло из энциклопедий и справочников. Упоминания и ссылки можно было встретить лишь в специальных изданиях. Исследованиями носиловского наследия занимались его земляки Константин Николаевич Донских – личный секретарь и библиограф писателя, Владимир Павлович Бирюковсоздатель Шадринского научного хранилища, журналист Анатолий Константинович Омельчук, краевед Леонид Петрович Осинцев. В 1999-2000 годах вышел ряд публикаций московского исследователя Николая Владимировича Вехова.

Наследие Носиловаэто этнографические, геологические, естественнонаучные коллекции, рассредоточенные по музеям и архивам Москвы, Архангельска, С.-Петербурга, Екатеринбурга, Шадринска; сотни очерков, рассказов и статей. А некоторая, и, по-видимому, немалая часть, скорее всего, потеряна безвозвратно.

Родился Константин Дмитриевич Носилов 17 (29) октября 1858 года в селе Маслянском Шадринского уезда Пермской губернии, в семье священника.

С детства Костя был знаком с книгами, а его дед-священник в селе Кривском имел телескоп и ночами, вместе с внуком, проводил астрономические наблюдения. Для Константина семья видела вполне ясную духовную карьеру, но, уже будучи семинаристом, он нередко пропадал в лесах и пойме Исети с ружьём и на рыбалке.

В 1877 году, не окончив Пермскую духовную семинарию, Константин уехал на Северный Урал, где работал геологом на Богословском заводе. Его наставником становится немец Фон-Таль. Статьи Носилова попадают в «Горный журнал». В 1879 году он участвует в экспедиции на реку Лялю в качестве геолога.

В 1882 году Носилов представил Русскому императорскому географическому обществу проект экспедиции по Северному Уралу для исследования бассейнов рек Северной Сосьвы и Сылвы. В этих экспедициях Константин Дмитриевич серьёзно занялся этнографией Севера. Он изучает быт хантов и ненцев (самоедов).

По завершении работ значительные коллекции были переданы в музей горного института в Екатеринбурге, в Санкт-Петербургский университет, а карты и материалы по гидрографии и метеорологии в Русское географическое общество.

В 1883 году Константин Дмитриевич избран членкором УОЛЕ (Уральского общества любителей естествознания). А в начале 1884 года принят в члены-сотрудники Русского географического общества. Активно работает по исследованию возможности транспортного сообщения через реки Урала.

Два семестра слушал лекции в Сорбонне (Париж, Франция, 1894-1895 гг.).

В период с 1886 по 1916 годы Носилов побывал, кроме Северного и Полярного Урала, на Новой Земле и Ямале, в Маньчжурии, Монголии, на русско-японском фронте. Был на Каспии и Белом море, в Мурманске (Романове), Палестине, Египте, Турции, Норвегии. В 1889-1890 гг., в перерыве между зимовками на Новой Земле, много выступал в Екатеринбурге и Петербурге с лекциями о своих экспедициях.

Что стало причиной столь страстного увлечения быв?шего семинариста севером, сказать однозначно трудно. Однако Север манил Константина Дмитриевича с первого знакомства. Способствовала тому и ситуация в северных морях.

Во второй половине XIX столетия для архангельских промышленников достаточно острым, несмотря на давние традиции, остаётся вопрос сохранения северных промыслов. Активная позиция Норвегии зачастую делала невозможными добычу и всякие попытки исследований Баренцева и Карского морей. До тридцати норвежских судов промышляли ежегодно у западного побережья Новой Земли, используя естественное преимущество – отсутствие льда в Баренцевом море, тогда как поморы вынуждены были ещё почти два месяца дожидаться освобождения Белого моря. К 1880-м годам норвежцы лучше знали условия плавания в этих водах, составляли карты берегов. Поэтому для России освоение Севера становится так же важной политической задачей. Географическое общество активизирует деятельность в этом направлении. Носилов, таким образом, далеко не случайно оказывается участником экспедиций по обследованию возможности освоения берегов полярных морей. Он исследует природные условия этих мест на предмет строительства каналов и железных дорог. В печати неоднократно появляются статьи Носилова о возможности и необходимости такого строительства.

Особое место в биографии Константина Дмитриевича заняли зимовки на Новой Земле. Станция в Малых Кармакулах, построенная в сентябре 1882 года по программе международного полярного года (1882-1883 гг.), была единственным русским поселением на островах. Однако, как пишет Владимир Александрович Русанов, «становище не окупало себя». К 1885 году в Архангельском обществе спасения на водах всё чаще звучат предложения о закрытии бесполезной станции.

Ликвидация станции могла привести к утрате всякого надзора за Новой Землёй и её захвату Норвегией. Экспедиция К. Д. Носилова должна была подтвердить возможность зимовки и изучения острова, а также осуществить надзор над переселёнными сюда ненцами. Первые две зимовки пришлись на1887-1889 гг.

Носилов совершил ряд экспедиций по Южному острову, неоднократно пересекая остров с запада на восток и обратно. Обследовал Баренцево морское побережье. Изучал миграции животных и вслед им переселённых семей ненцев.

Вместе с отцом Ионой и матросами восстанавливали православный храм: что послужило в 1888 году одним из факторов привлечения на остров русских промышленников из Архангельска.

Весной 1889 года вместе с двумя ненцами Константин Дмитриевич совершил почти тысячекилометровый переход на собачьих упряжках. Были описаны берега, ландшафты, составлены геологические описания. Проникли путешественники и на Северный остров, в районы, никем до того не посещавшиеся. Как отмечает Н. Вехов, «до сих пор не ясно, почему, проведя детальную съёмку и давая названия объектам, Носилов не опубликовал свои карты и путевые заметки». Впоследствии объекты были переоткрыты и переименованы заново.

В 1890-1891 гг., во время своей третьей зимовки, Носилов, получив одобрение архангельского губернатора, направляется на берег пролива Маточкин Шар, собирает привезённый из Архангепьска дом «избу Носилова», где размещает метеорологический павильон. Именно в этом районе впоследствии создается самоедское поселение и ещё одна российская новоземельская станция, о необходимости которой ратовал архангельский губернатор Голицын.

На этой зимовке велись регулярные метеонаблюдения. Отсюда, из «лучшей гавани на всём этом побережье», как писал сам Константин Дмитриевич, он осуществлял переходы к Карскому морю и на Северный остров.

Близкое знакомство с бытом самоедов (ненцев) позволило Константину Дмитриевичу изучить их язык, обычаи, верования. Он принимал участие в некоторых праздниках, обрядах, что нашло отражение в многочисленных произведениях Носилова как писателя.

Гордостью путешественника стала «самая северная школа» для местных детей, которую он ещё в 1889 году открывает на Кармакульской станции.

В результате пребывания Константина Дмитриевича на Новой Земле были описаны значительные территории острова. Он совершил второй поперечный маршрут после Л. Ф. Гриневского (Н. Вехов, 2000), первым пересёк Северный остров, открыв удобную сквозную долину. После её «переоткрыл» В. А. Русанов.

Носилов начал регулярные метеонаблюдения на Новой Земле. До того Академия наук располагала лишь отрывочными данными норвежских промысловиков и результатами исследований Е. А. Тягина в 1878-1879 гг.

Носилов дал первые научные описания экологии Новоземельской популяции песца. В 1890-х годах Новая Земля становится более посещаемой. Источником информации для подготовки последующих экспедиций послужили материалы, представленные Русскому географическому обществу К. Д. Носиловым.

С 1893 года внимание К, Д. Носилова приковано к материковому Заполярью. Он начинает активно исследовать Ямал, часто приезжает в Обдорск (Салехард).

Первые плавания осуществлялись по Оби на пароходе. Записи о конкретных маршрутах пока не обнаружены. Но, согласно данным Н. Вехова, в 1893 году Носилов был в самоедской тундре, в 1894 году он вновь в Обдорске.

В 1893 году Носилов наблюдал ненцев в разгар их летней деятельности. Севернее Обдорска маршрут пролегал по низовьям Оби, в этой же экспедиции побывал на Ямале, поднимаясь по реке Щучьей. На оленях достиг верховий Сыгвы. В 1897 годуснова низовья Оби и опять на оленях. 1898 годоленья экспедиция к реке Юрибей. Довольно обширные участки были обследова?ны Носиловым в 1902 году, мыс Маре-Сале, остров Литке, река Щучья. Основное внимание вновь приковано к ненецкому населению. Кроме того, Носилов изучал древний Мангазейский ход поморов.

В 1910-х годах Носилов всё активнее развивал идею транспортного освоения Ямала. Возможно, встречается с Нансеном в Норвегии. Обсуждает идеи морского и сухопутного арктического пути, даже спорит с прославленным полярником.

В результате в 1916 году он выступает организатором экспедиции на Ямал и обский Север. Важнейшая задачаустройство портов на мысах Ямсале и Маре-Сале. По замыслу Константина Дмитриевича должен был быть устроен водный путь от устья реки Салетты до озера Тален-То. Далее канал к реке Юрибей с устройством шлюзов. По проекту задействование пути должно было начаться к 1918-1920 гг. Однако, известные события так и не позволили развить идею.

Политические события 1917-1918 гг. заставили писателя покинуть его обычное местопребывание дачу «Находку» в окрестностях Шадринска он продал и переехал в Усть-Каменогорск. А затем перебрался на черноморское побережье Кавказа, в Абхазию.

В 1920 году Советское правительство заинтересовалось его северными проектами и, в свою очередь, организовало экспедицию, для которой и пригласили Носилова в Москву для подготовки экспедиции на Ямал. Как видно, в начале XX века Константин Дмитриевич был достаточно известен и пользовался определённым авторитетом.

В 1923 году с Ямала Константин Дмитриевич возвратился к семье в Абхазию. Дети были больны малярией. Вскоре он сам заболел и в этом же году умер.

Однако до сих пор не ясно, почему столь долгие путешествия, более 20 лет, по северному Приобью Уралу и Ямалу так и остались без документального подтверждения. Отрывочные сведения можно найти лишь в художественных произведениях писателя. Кто знает, не связано ли отсутствие документов с какими-то открытиями Носилова, которые он не пожелал до поры до времени оглашать?

В.П. Лукинских, Благотворительный фонд правильной охоты «Находка».




Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites