kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов » Кузьмин Анатолий Дементьевич » Знаете, каким он парнем был!..

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Знаете, каким он парнем был!..

Журналисты о товарище по перу Анатолии Кузьмине

Анатолий Дементьевич Кузьмин родился 27 марта 1956 года в г. Макушино. В 1973 году окончил железнодорожную школу № 3, в 1978‑м — исторический факультет Курганского государственного педагогического института.

С 1979 года работал в макушинской газете «Призыв» на разных должностях — от радиоорганизатора до заместителя редактора. С 1988 года — собственный корреспондент областной газеты «Советское Зауралье». С 1994 года работал в газете «Зауралье» — собственным, специальным корреспондентом, редактором. В 2004‑2006 годах — обозреватель газеты «Новый мир», а с 2006 года — обозреватель, член редакционной коллегии газеты «Курган и курганцы».

Анатолий Дементьевич — автор книг «Есть в Варгашах завод…»; «Борьба — это судьба»; «Варгашинские перекрестки».

На протяжении многих лет Анатолий Кузьмин занимался изучением истории родного края, писал очерки о людях разных времен — от епископа Афанасия Любимова-Творогова и основателя слободы Царево городище Тимофея Невежина, живших в ХVII веке, до героев Великой Отечественной войны, войны в Корее, борьбы с бандеровским движением. Он воссоздал зауральские страницы биографии политического деятеля Леонида Красина; поэтов Сергея Васильева и Арсения Несмелова; писателя Алексея Югова; генералов Леонтия Парфентьева; Якова Павлуцкого; Владимира Каппеля; Измаила Нагайбакова; Федора Каткова; Виктора Дубынина.

Под ярким пером Анатолия Кузьмина оживали как выдающиеся люди разных эпох, так и «рядовые» исторического процесса — крестьяне, солдаты, чиновники, священники, купцы, мещане. Очерки публиковались в газете «Курган и курганцы» на тематической странице «Царево городище»», а затем в более развернутом виде вошли в книги «Огонь столетий», «Ненадежные годы», «Курган, 1812». Произведения Анатолия Кузьмина печатались в журналах «История Петербурга», «Уральский следопыт», «Русское слово» (Прага), в томах альманаха «Тобольск и вся Сибирь», посвященных Великой Отечественной войне и городу Кургану, в альманахе «Тобол», сборниках «Золотое созвездие Зауралья», «Курганский щит».

Анатолий Дементьевич — член Союза журналистов России, член Российского военно-исторического общества, член Зауральского генеалогического общества.

Итогом его генеалогических изысканий стали книги «Голова за голову» о роде Леоновых и Кузьминых из деревень Нижней и Верхней Головной Лебяжьевского района и «Мысль по древу» о матери и роде Плехановых из села Дубровного Лебяжьевского района, Раевых из деревни Стенниковой Макушинского района.

Всегда помня и любя свою малую родину, А. Д. Кузьмин собрал богатый материал и посвятил ей две книги: «Макушане», в которой приведена историческая хроника населенных пунктов со дня их основания до 1991 года, и «Макушинские истории» с историческими очерками от каменного века до середины 20‑го.

Анатолий Кузьмин — лауреат областной журналистской премии им. Я. Пурица, победитель многих творческих конкурсов.

В 2012 году А. Д. Кузьмин занесен в галерею «Курганцы — гордость города».

Был членом Общественной палаты города Кургана IV созыва.

Отдав зауральской журналистике более трех десятилетий, Анатолий Кузьмин хотел написать книгу о своих коллегах, уже начал собирать материал…

Не успел…

И сегодня, на 9-й день после его ухода, мы сами хотим рассказать об Анатолии Кузьмине.

Каждый — о своем.

* * *

Толя, Толечка, Деменьтич! Безумно жалко, что ты ушел. Столько планов, надежд, ожиданий…

Редакция подавлена, раздавлена горем — все поняли: жизнь безжалостна. Сколько ты мог сделать, скольких обучить искусству журналистики! Ты был лидер, интеллектуал, профессионал. Но самое главное — ты был ЧЕЛОВЕК!

Твои природная интеллигентность, мягкость и доброжелательность притягивали самых разных людей. Но при этом ты всегда был тверд в защите своих позиций и убеждений.

С тобой было безумно интересно работать. Ты был известен далеко за пределами Зауралья. Люди шли к тебе, и ты для каждого находил слово и время, которое очень ценил.

Ты творил чудеса как краевед — даже со-братья по перу обращались к тебе за помощью в поисках различных событий их жизни; подчеркиваю: их. Но ты воспринимал это как свое родное и помогал безотказно. Ты всегда был рядом.

Ты был настоящим патриотом своего края. Ты очень любил свою маму. Ты очень любил детей. Ты любил газету, которая стала для тебя родной. Ты — основа «КиКа».

Нам не хватает тебя, Толя. Мы продолжим твое дело. Прощай…

Олег Дубровский.

* * *

С Толей мы проработали бок о бок, в одном редакционном кабинете, почти десять лет. Ключевые слова наших отношений — помощь и поддержка. В самые трудные моменты он находил нужные, короткие, но точные слова. У него был поразительный для нашего жесткого времени дар искреннего внимания к каждому человеку. Люди это чувствовали, шли и шли к нему со своими воспоминаниями, родословными, которые затем становились замечательными историческими очерками. Толя был не только высокопрофессиональным журналистом, но и писателем, сколь подробным в исторических деталях, столь и глубоким. Он умел ценить каждую минуту жизни, побеждая физическое время во имя праведного труда.

Толя был русским православным человеком, и это главное, что объединяло нас. Он многое сделал для развития епархиальной «Православной газеты», публикуя на ее страницах очерки, статьи, интервью. Толенька, вечная тебе память! Да не прекратятся молитвы о твоей удивительно чистой душе талантливого писателя и журналиста, доброго и мудрого человека.

Дмитрий Литвиненко.

* * *

Толя Кузьмин мне напоминал муравья — вечно куда-то спешит, вечно занят.

Специалисты уверяют, что «муравьи — самые трудолюбивые существа»; а Бернард Вербер в своей книге «Революция муравьев» утверждает, что «их интеллекту можно только позавидовать».

Это же про Толю!

Когда у него еще не было автомобиля, он приезжал на работу из Варгашей электричкой рано утром.

Иногда я обнаруживала Толю спящим на диване в нашем кабинете. «Вставайте, граф!», — цитировала я ему в ухо известную песню Юрия Визбора.

Толя неохотно открывал глаза и шутливо ворчал: «Ну зачем ты так рано приходишь на работу?». Однако поднимался, прихватив свою неизменную подушечку.

И потом целый день сновал (ну точно как муравей!) по делам.

Его маршруты были самыми разными: заседание городской Думы или Общественной палаты г. Кургана; сбор рабочей группы проекта «Любимый город»; брифинг в департаменте сельского хозяйства; пресс-конференция в департаменте природных ресурсов и охраны окружающей среды.

А то ехал в какое-нибудь село, чтобы рассказать о человеке, который его чем-то заинтересовал.

Но с особым удовольствием, конечно, Толя отправлялся в архив. Случалось, присядет на тот же диван, чтобы передохнуть, и сообщает об очередной архивной находке, о том, куда она может его привести.

Буквально за несколько дней до кончины Анатолия Дементьевича вышли его книги: «Голова за голову» и двухтомник «Мысль по древу» — об истории родов родителей автора, а также посвященные его малой родине — «Макушане» и «Макушинские истории». Какой огромный, но для Толи очень радостный, труд.

И, даже бегло проглядев эти книги, особенно главы, касающиеся лично автора, поняла: оказывается, я совсем не знала Толю, хотя мы были знакомы почти полтора десятка лет.

Кстати, специалисты называют муравьев и самыми загадочными существами.

Наверное, долго и с искренней любовью занимаясь историей, Анатолий Дементьевич знал такое, что дано знать немногим.

Вера Мусина.

* * *

Мы встречались не по «обязаловке», а потому, что нам было комфортно общаться друг с другом. Мы дружили и творчески сотрудничали.

Вспоминается вот что из совместной работы. Когда ушел на пенсию собкор газеты «Советское Зауралье» по восточной зоне А. Ф. Поздняков, редакция пригласила на работу Кузьмина, который к тому времени уже частенько публиковался в областной газете — были не только заметки о посевной или уборочной страде, но и очерковые материалы о трудовых династиях Макушинского района.

Конечно, поначалу не все шло гладко в работе у нового собкора. Но не припомню случая, чтобы Анатолий Дементьевич на редакционной «летучке», когда журналистам, в том числе и собкорам, доставалось от начальства за какие-то упущения, оправдывался или возмущенно спорил. Но если выступал на «летучке» или собрании, то был немногословен и говорил всегда, не повышая голоса. А когда в работе у собкора все складывалось, как задумано, то в очередной свой приезд в Курган Толя ходил по редакционным коридорам степенно, но в приподнятом настроении, делился с коллегами своими творческими планами.

В смутную и безденежную эпоху 90‑х газета «Советское Зауралье» — «Новый мир» была вынуждена ставки собкоров сократить. К большому сожалению. Однако через какое-то время мы с Кузьминым вновь пересеклись в коридорах издательского комплекса: создавалась новая газета, и ему предложили здесь работу. Говорил об этом с надеждой на стабильность: надо было семью содержать, детей растить и обучать.

Был в начале 2000‑х и такой эпизод в наших производственных отношениях. Однажды утром в кабинет главного редактора «Нового мира» зашел Анатолий Дементьевич. После короткой паузы сообщил: только что директору издательства он подал заявление о своем увольнении с редакторской должности. Все остальное было ясно без слов. На тот момент в нашей редакции была вакансия обозревателя, и без всяких сомнений я взяла Толю на работу в штат. Опытный журналист, «трудяжка» и, что не менее важно, человек порядочный.

А когда он решил из «Нового мира» перейти в городскую газету, то не врал, не юлил, придумывая в кабинете редактора причины, а сказал мне прямо: работа в ежедневной газете (к слову, «Новый мир» в то время выходил пять раз в неделю) забирает очень много времени, а он задумал написать книгу о корнях своей фамилии — поднять всю родословную своих предков, поэтому и уходит в «КиК», где ему пообещали достаточно свободный режим работы. Порядочный человек и поступил порядочно.

Мы продолжали вращаться с Кузьминым в одной профессиональной журналистской среде, и не было случая, чтобы при встрече не сказали друг другу «здравствуй!», не перекинулись парой слов о его публикациях в газете и книгах, о жизни вообще… Вот и задуманную им книгу о творческом почерке курганских журналистов обсуждали с Анатолием Дементьевичем в конце прошлого года, активно переписываясь по электронной почте.

Ребята, проект уже начат, надо работу продолжить, чтобы книга вышла в свет. Давайте это сделаем в память о нашем коллеге.

Татьяна Менщикова.

* * *

Как-то перед самым началом пресс-конференции руководитель одной из структур спросил журналистов: «Ребята, а Кузьмин Анатолий пришел? Нет? Жаль. Хотел его увидеть, познакомиться. Интересно он в газете об истории Кургана рассказывает. И стиль такой особенный… Мне нравится». Было это несколько лет назад. В тот раз Толя не смог по каким-то причинам пойти на эту пресс-конференцию, хотя планировал, пришлось его заменить.

Толю знали многие. Одни лично, другие — по фамилии. Приходили, звонили, просили что-то передать. А он находил время со всеми общаться, уточнять, готовить материалы.

Рассказчик он действительно был интересный. И не только в газете в своих исторических очерках, но и в компании. Всегда неторопливый, рассудительный. Мог, конечно, и поспорить, и твердо возразить, но это скорее исключение из правила. Обычное состояние его души — спокойствие и доброта. А еще терпение и трудолюбие.

Валерий Пичурин.

* * *

Можно сказать, что моя работа в «КиКе» началась в кабинете Анатолия Кузьмина. Пять лет назад, когда я только пришла в редакцию, меня посадили именно за его компьютер. Машин тогда не хватало, и, пока Анатолий Дементьевич был на больничном, меня временно «прописали» в 8‑м кабинете. Здесь в то время работали Сергей Суткаленко, Валерий Пичурин, по сей день трудится Дмитрий Литвиненко.

В дальнейшем, к сожалению, общаться с Анатолием Дементьевичем мне приходилось нечасто. Последнее время он работал в основном дома. Лишь по понедельникам неизменно приходил на планерку. И всегда точно знал, о чем расскажет читателям на страницах ближайших номеров. Но с особенным трепетом «заявлял» он материалы для полосы «Царево городище».

Тексты Анатолий Дементьевич присылал в редакцию по электронной почте, как правило, поздней ночью. А мы, приходя на следующий день на работу, обнаруживали среди вороха писем сообщения со знакомой пометкой «от Кузьмина». В них, как правило, были материалы о заседаниях городской Думы, информации природоохранной тематики, исторические очерки.

Анатолий Дементьевич боролся с болезнью долгие годы. И все верили: он победит. Он находил время, а главное, силы и на газету, и на книги; обладал колоссальной работоспособностью и очень любил свое дело. Он сумел, он успел закончить начатое. А значит, все-таки победил.

Елена Софронова.

* * *

Кроме «Советского Зауралья», в конце 90‑х мне довелось с Анатолием поработать еще в газете «Зауралье». На редакционных «летучках» по традиции оценивали работу журналистов за прошедшую неделю. Как обычно, возносили передовые, очерки о людях хороших, злободневные письма. Но я, к удивлению многих, особо отмечал зарисовки Кузьмина о… насекомых. Это, скажу я вам, были миниатюры-шедевры! Написанные с таким проникновением в мир природы, что казалось, будто автор перекочевал туда из книги Виктора Пелевина. Первое время я даже сомневался: «Скажи честно, Дементьич, не у Набокова ли позаимствовал?» Толя не обижался, лишь посмеивался…

И вот тогда-то я и посоветовал Анатолию писать книги. Ему было явно тесно в рамках газеты. Он нашел грандиозную тему — историческую — и посвятил свой необыкновенно светлый и добрый талант прославлению родного края и его удивительных людей.

Валерий Паниковский.

* * *

Анатолий Дементьевич… Каким я его запомнила?

Когда я после окончания университета пришла работать в газету «Курган и курганцы», получилось так, что садить меня было некуда, нет ни лишнего стола, ни стула, хоть из дому приноси. И все лето кочевала по редакции, сидела на местах отпускников. Пришла осень, люди вернулись на работу, а своего стола у меня так и не появилось.

Отправили меня в кабинет № 8, а в нем сидели мэтры зауральской журналистики — Дмитрий Литвиненко, Валерий Портнягин, Анатолий Кузьмин. Я их больше знала по их публикациям и, честно, побаивалась. Где они и где я, вчерашняя студентка.

Пришла я в кабинет, а был только Анатолий Дементьевич. Говорю ему, что места у меня нет, хоть палатку в редакции ставь. Он мне отвечает, что пустит к себе за стол, еще пошутил: «а то и кружку некуда поставить». В то время Анатолий Дементьевич в основном работал дома в Варгашах, а в Курган приезжал по понедельникам или на мероприятия. Вот так у нас с ним один стол на двоих.

Первое время, конечно, не обошлось без экзаменов начинающей коллеге. Вместе с Валерием Портнягиным любили они «погонять» меня по произведениям русской классики. Потом, когда мои знания проверили, стали меня учить азам журналистики. Анатолий Дементьевич объяснял, как работать с информацией, говорил, что мои заголовки никак не цепляют, а яркое заглавие всегда привлекает внимание читателя. Мне казалось, что не было вещей, которые его не интересовали. Он всегда знал, что происходит в городе, рассказывал о своих исторических находках.

Дарья Никитченко.

* * *

Для меня Анатолий Дементьевич Кузьмин — это пример удивительного трудолюбия и работоспособности. Его жизненный и профессиональный опыт позволял ему писать на самые разнообразные темы: экономику, политику, экологию, взаимоотношений в обществе. Но по-настоящему он любил, как мне кажется, историю родного края. Об этом его очерки, статьи, публицистика. А ведь это такой колоссальный труд — написать исторический очерк. Сколько времени уходит на одни только архивы! Но я не помню, чтобы он жаловался на усталость или отказался от какого-то оперативного задания для газеты. Даже когда был серьезно болен, старался держаться бодро и все время работал, работал и работал… Это мог позволить себе только человек с очень сильным характером. Жаль Анатолия Дементьевича, очень жаль…

Наталья Пичурина.

* * *

Вспоминать об этом человеке и журналисте в прошедшем времени очень тяжело.

Одна из отличительных черт Анатолия Дементьевича — уважительное отношение к просьбам своих товарищей по профессии. Много лет назад возникла необходимость сделать литературную запись воспоминаний известного в Зауралье сотрудника уголовного розыска, полковника милиции Виктора Быстрова. Порекомендовали кандидатуру Анатолия Дементьевича как мастера исторического очерка. Его заинтересовала тема борьбы с преступностью, думаю, абсолютно новая для него. Кузьмин отлично справился с заданием. В результате свет увидели две увлекательные книги — «Признание сыщика» и «Мы из уголовного розыска».

За несколько недель до кончины он позвонил мне. Обсуждали редакционные дела, я пожелал скорейшего выздоровления. В самом конце разговора, после паузы, Анатолий Дементьевич сказал: «Прощай, Юрий Алексеевич». Эти слова до сих пор отдаются в моем сердце.

Юрий Побритухин.

* * *

Чтобы понять, насколько серьезно работал Анатолий Дементьевич во время подготовки своих материалов, нужно хоть раз с ним съездить в командировку. Садясь напротив собеседника, Кузьмин выкладывал на стол ручку, блокнот, переворачивал страницу, разгладив ее по сгибу, несколько секунд молчал, упорядочивая в голове вопросы, и начинал интервью. Его интересовало в герое всё чуть ли не до пятого колена, он выспрашивал такие мелочи, которые, казалось бы, и не нужны в статье. Но потом, читая материал в полосе, становилось ясно, для чего они были необходимы Толе. Они требовались для полноты картины, для полноты ощущения о собеседнике. Для верного понимания героя и его поступков.

Иногда я подшучивал над Кузьминым: «Что ж ты про размер ботинок-то не спросил?», намекая на излишние, как мне казалось, подробности и вопросы. На что, видимо, немного сердясь, Толя отвечал: «Александр, ну вот если ты не понимаешь, для чего это нужно, не лезь». Я, конечно, отшучивался, но для себя отмечал: вот ведь какой педантичный, даже въедливый. Дотошный. Хотя правильнее будет сказать — ответственный.

Александр Алпаткин.

* * *

Толя! Неужели больше не будет наших споров-разговоров? Не хватает мне их…

По понедельникам Кузьмин появлялся в редакции часа за два до планерки. Эти два часа — наши. Мы говорили, не обращая внимания на редакционную беготню и телефонные звонки. О книгах, своих и чужих. О том, что нам до скончания веку надо учиться. О друзьях-товарищах. О политике. О литературе. О родителях. И, конечно, об истории.

Блестящий журналист, Анатолий Кузьмин говорил о себе: «Прежде всего я — историк». Возможно, любознательность — общая черта историков и журналистов. И совсем неважно, как называть Анатолия Дементьевича. Важно, что он понимал: словом можно не только многое рассказать, но и многое сделать. К реальному делу и были обращены газетные и книжные проекты Анатолия Кузьмина. И к реальным людям. Многие из них до сих пор приходят в редакцию, рассчитывая на помощь Анатолия Дементьевича.

Отдельно о его надежности. Он готов был встать на любое место в редакции, заменить любого отпускника или временно выбывшего из строя по болезни сотрудника. И будь спокоен, секретариат, нужный текст будет сдан вовремя и на хорошем уровне.

И еще — о чувстве собственного достоинства. Оно у Толи было обостренным. Думаю, потому, что он знал себе цену. Очень важно знать себе цену. Ибо такое знание и порождает чувство собственного достоинства, которое, в свою очередь, уважает достоинство любого другого человека. Это — основа культуры человеческих взаимоотношений.

Мягкий, но неуступчивый. Разносторонний, но увлеченный одним делом. Серьезный, но с тонким пониманием иронии, юмора. Казалось бы, замкнутый в себе, но очень доступный, общительный. Увлеченный и увлекающийся… Это всё — Анатолий Кузьмин.

Невозможно повернуть время вспять. А это значит, что не будет больше наших споров-разговоров. Остается только вспоминать их.

Валерий Портнягин.

Опубликовано: Курган и курганцы, №54, 23.05.2015.

 Варгаши.о.Виктор Константинов

В одной из краеведческих поездок с членами Зауральского генеалогического общества. Варгашинский храм, 24.04.2010. Слева направо: Николай Павлов, о. Виктор Константинов, Владимир Шевцов, Павел Варлаков, Анатолий Кузьмин.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites