kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Родословные Зауралья » Мерзляковы » Предки поэта

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Предки поэта

В марте 2008 года исполнилось 230 лет со дня рождения поэта
 и переводчика А. Ф. Мерзлякова.

Боже сильный и всеведный!
Ты мне, слабому, судил
Жить, как жили наши деды,
Ты меня благословил.
А. Ф. Мерзляков. «Старик».

Известный пермский просветитель и издатель Д. Д. Смышляев, кстати, большой друг и покровитель зауральского краеведа А. Н. Зырянова, во втором выпуске своего «Пермского вестника» за 1891 год поместил статью о жизни нашего земляка, поэта, профессора Московского университета Алексея Федоровича Мерзлякова. В ней он справедливо указал, что сын купца Федора Алексеевича является одним из давнишних далматовских жителей, судя по тому, что в числе подписавшихся под присяжным листом после усмирения Пугачевского бунта значится фамилия подьячего Мерзлякова.

Действительно, род Мерзляковых давно обосновался на монастырской земле. Первое упоминание этой фамилии находим в переписной книге дьяка Ивана Баутина за 1709 год. В начале второй страницы записано (имя сильно стерто): «…Михайлов сын Мерзляков сказал себе двадцать два года, уроженца Вологодского уезду». Это был прадед поэта – Василий Михайлович.

Василий Михайлович был грамотным человеком и служил при Далматовском Свято-Успенском монастыре. Подтверждение тому документ за 1719 год – дело о принятии присяги цесаревичу Петру Петровичу. Как известно, накануне Петр I лишил наследия престола своего старшего сына изменника Алексея в пользу младшего сына, четырехлетнего Петра. После обнародования в церквях царского Указа вся Россия присягала на верность цесаревичу, в том числе и мужское население Далматовской монастырской вотчины (мальчик умер в том же году). Грамотные писали сами, за неграмотных крестьян подписи ставили служители. За первых учеников только что открытого при монастыре училища подписался их мастер Фалалей Леонтиев.

А вот запись идет ровной строкой, и старославянское буквы разборчивы: «Обещательный лист читал и у присяги был я, Василий Михайлович Мерзляков, пред святым Евангелием святой крест целовал и подписал собственной моей рукой…».

Подпись Василия Мерзлякова находим еще в нескольких документах, все они касаются каких-то важных для монастыря событий. Так, в 1724 году, когда правительство вместо подворного обложения налогом ввело на Руси подушную подать. Тридцать три монастырских служителя были исключены из оплатного сбора. Первым в списке стоит стряпчий (делопроизводитель) Нестер Федоров сын Теляков с детьми Степаном и Филиппом, вторым – псаломщик Василий Мерзляков с сыном Кузьмой. А вот интересная запись за 1735 год. Надо отметить, что к этому времени в подчинении монастыря уже находилось до 50 церквей. Настоятель становится во главе обширного Далматовского заказа и исполняет посреднические обязанности между вышестоящими органами и церковными приходами. Поступающие Указы заказное правление переправляет под роспись в приходские церкви для чтения народу. Вот пример: «1735 году сентября 7 дня. Присланные Ея Императорского величества (Анной Иоанновной) два Указа, которые надлежат быть к отправлению: первый – в Екатеринбург протопопу Ивану Федосееву, второй – демидовскому заказщику Козьме Никифорову от заказного Далматовского правления отданы. Оные Указы Василий Мерзляков принял и расписался».

В 1736 году Василий Мерзляков – уже стряпчий. В мае и в июне того года башкиры совершили очередные нападения на селения монастырской вотчины, Катайский острог. На случай осады монастыря и для пополнения боеприпасов Василий Мерзляков вместе со служителем Подоспеловым получил 3 августа из Тобольского цейхгауза (военной кладовой) 5 пудов пороха и 3 пуда свинца. Стоит отметить, что тот набег башкир был последний. После этого они не причиняли зла жителям вотчины и соседних с нею деревень.

В ревизской сказке за 1744 год перечисляются дети Василия Михайловича Мерзлякова: Кузьма – 21 год, Алексей – 17, Андрей – 10 лет. Все они стали грамотными, служили подьячими (писцами) при монастыре и участвовали в важнейших для того времени событиях.

Старший сын, Кузьма Мерзляков, – активный участник восстания монастырских крестьян 1763 года, названного впоследствии Дубинщиной. От имени крестьян мирской писарь Мерзляков писал и доставлял в Челябинск, в Исетскую канцелярию, и в Москву челобитные, в которых просил оставить крестьян на рублевом окладе и никаких других монастырских работ им не давать.

В ответ Оренбургская губернская канцелярия выслала в монастырь драгунский полк для усмирения бунтовщиков. Главные возмутители были схвачены и посажены под караул. Кузьме удалось скрыться. В челобитной оренбургскому губернатору Д. В. Волкову он писал о действиях карателей, которые «…ездя по деревням, в домах крестьянских чинят немалые обиды и разорения, выбивают в дверях крюки и двери рубят… А в деревне Ключевской поскотины разрубили, и скота выпустя, немалое число хлебов потравили…».

Второй сын, Алексей Мерзляков, тоже вошел в историю, но как деятельный защитник монастыря во время Пугачевского восстания 1774 года. По ночам он находился в дозоре и во время сражений брал ружье, отбивая атаки мятежников, не упуская при этом исправления своей должности. А сверх того, впоследствии, в присутствии обер-аудитора Михаила Федорова, при допросах бунтовщиков был письмоводителем, за что удостоился похвалы.

У Алексея Васильевича Мерзлякова было два сына: Алексей Алексеевич, впоследствии правитель канцелярии при тогдашнем генерал-губернаторе Пермской и Тобольской губернии А. А. Волкове, и Федор Алексеевич – далматовский экономический крестьянин, а с 1791 года – купец 3-й гильдии, родитель поэта Алексея Федоровича Мерзлякова. Во время ревизии (переписи населения) он подал в Шадринский городовой магистрат «скаску» о своем семействе и сообщил, что у него есть жена Ирина Никоновна, дочь того же заштатного города Далматова крестьянина Никона Вяткина. У неё сын Алексей, трех лет (это – будущий поэт).

Десятник Никон Вяткин упоминается в книге Д.С. Грязнова «Край по имени Далмата». В то время десятники, то есть выборные крестьяне, участвовали в заседаниях мирского схода сельской расправы. В селе Николаевском суд и расправу над вотчинными крестьянами совершали монастырские служители. Никон Вяткин присутствовал на одном из таких процессов в 1741 году.

О добрых деяниях первых купцов города Далматово ходят легенды. Купец И. И. Назимов изменил русло реки Исети в черте города, построил кладбищенскую церковь. Купцы Зайцевы один из своих домов отдали городу для женского училища. А небогатый купец Ф. А. Мерзляков в Николаевскую церковь приобрел роскошные ризы для двух местных икон: Христа Спасителя и Божией Матери. В церкви в последние годы своей жизни Федор Алексеевич бывал часто, имел почетное звание тысяцкого, участвовал в так называемых церковных обысках (нет ли родства между вступающими в брак).

В книге брачных обысков за 1826 год 17 февраля сохранилась любопытная запись: «Мы, нижеподписавшиеся, по чистой совести свидетельствуем, что посягающие в супружество деревни Верхнеярской крестьянин Никифор Яковлев Зырянов, 31-го году, вдов, тако же и невеста города Далматово Ивана Панфилова Иванчикова дочь, девка Марья, 20 годов, никакого по вступлению в брак препятствия, яко то кровного и духовного родства, между собой не имеют и в брак вступают по воле своей и родительской. К сему обыску вместо тысяцкого, по их личной просьбе руку приложил мещанин Федор Мерзляков». Речь идет о предстоящем бракосочетании родителей нашего известного краеведа Александра Никифоровича Зырянова.

Далматовский мещанин Федор Алексеевич и жена его Ирина Никоновна умерли в одно время, в 1828 году, о чем свидетельствует запись в ревизской сказке купцов и мещан города Далматова. Согласно этой же записи, кроме Алексея, у них был сын Григорий, который в 1818 году убыл в Пермь. Судьба его неизвестна.

Поэт Алексей Федорович Мерзляков покинул родной дом десятилетним мальчиком и уехал в Пермь к дяде учиться. По некоторым воспоминаниям современников, он приезжал из Москвы на родину и, возможно, побывал в монастыре, где прошла бурная жизнь его предков.

Автор статьи - Михаил ТЕЛЯКОВ (Далматово).

 

Алексей Федорович Мерзляков (1778-1830гг.), поэт, критик, теоретик литературы, профессор Московского университета (1804-1830гг.), автор песен «Среди долины ровныя», «Чернобровый, черноглазый» и др. Фото взято на сайте http://lib.liim.ru/authors/m-136.html.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites