kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » О нас » Вязников Валерий Петрович » Крымский партизан Михаил Георгиевич Вязников

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Крымский партизан Михаил Георгиевич Вязников

Родился М. Г. Вязников в1901 г. в д. Погорелово Березниковской волости Никольского уезда Вологодской губернии, в семье крестьянина Егора Алексеевича Вязникова и крестьянки Акулины Васильевны Вязниковой (Подосёновой).  Семья была большая, родилось семь сыновей: Николай (1890 г.), Степан (1896 г.), Алексей (1899г.), Михаил (1901 г.), Иван (1903г. вскоре умер), Константин (1907 г. вскоре умер), Петр (1909 г, мой отец) и две дочери: Дарья (1895г.), Анна (1905 г.) (1).

 1-vyaznikov-ea

Отец Михаила Георгиевича – Егор Алексеевич Вязников, г. Тотьма, 1918г.

В молодые годы Михаил Георгиевич работал лесорубом и сплавщиком.

В начале 20-х годов 20 века, проходил срочную службу в Красной Армии, был студентом высших сельскохозяйственных курсов (ВКСХШ) в г. Архангельске, затем работал в сельском хозяйстве. Женился в 1924 году. В семье родилось два сына: Александр и Павел.

 2-vyaznikov-mikhgeorg

Михаил Георгиевич Вязников – красноармеец, 1920г.

В первой половине 30-х годов 20 века, жена Прасковья Павловна стала прихварывать, мучили суставные заболевания, и кто-то из её родни в г. Ленинграде посодействовал переводу Михаила Георгиевича  на работу в Крым, в г. Гурзуф.

«До войны Вязников был директором молочно-товарной фермы и секретарем парторганизации в Гурзуфском военном санатории.  Наружностью Вязников меньше всего напоминал героя. В пальто старинного покроя с узким бархатным воротником, он смахивал на учителя средней школы. Лоб широкий, изрезанный глубокими морщинами, серьёзные голубые глаза.  Говорил он очень тихо, но с душой. Был правдив, спокоен и исполнителен» (2).

 3-vyaznikov-mikhgeorg-g-arkhangelsk-1920-e

Михаил Георгиевич Вязников – студент Высших с/х курсов (ВКСХШ). Архангельск, конец 1920-х годов.

Мои родители: отец Петр Георгиевич Вязников и мама Мария Ивановна Присс в августе 1939 года побывали в гостях у Михаила Георгиевича.

 4-vyaznikovy-mikh-i-petr-gurzuf-1939g

Михаил Георгиевич Вязников с братом Петром Георгиевичем. Гурзуф, август 1939 года.

Но 22 июня 1941 года началась Великая  Отечественная война с гитлеровскими захватчиками. В сентябре враг вышел на подступы к полуострову Крым. Полным ходом шла эвакуация населения и промышленности. Жена Михаила Георгиевича с сыновьями эвакуируется в Вологодскую область в д. Васильево. А в октябре по решению райкома ВКП (б) и райвоенкомата г. Ялты М. Г. Вязников был направлен в партизанский отряд в качестве бойца.

Находясь в партизанском отряде, он проявил себя активным боевым товарищем. В боевых операциях показал себя храбрым, за что командованием отряда, был выдвинут на должность политрука, а затем и командира взвода.

Взвод Вязникова являлся передовым по выполнению боевых заданий. Лично Михаил Георгиевич участвовал в девяти операциях. В операции на шоссе гранатами он уничтожил три вражеские автомашины. За успешные боевые действия был представлен к награде 20 марта1942 г.

Командир Ялтинского отряда Л.П. Кривошта очень любил своего скромного парторга, зная, что Вязников и разведку проведёт смело, и место для засады выберет удачно, и об отстающих во время отхода по-отечески позаботится.

«О себе Вязников, рассказывать не любил, ничего трофейного не имел…

И еще одним ценнейшем качеством обладал Вязников. Он не только умел сам воевать, но  находил зародыши смелости и отваги у самых, казалось, заурядных партизан» (2).

Очень подробно о действиях партизанских отрядов в Крыму описал командир Алупкинского батальона, затем начальник штаба четвертого партизанского района, куда входило пять южных отрядов и Ялтинский отряд, Илья Захарович Вергасов в своей повести «В горах Таврии», романе «Крымские тетради».

Его помошник по разведке кадровый чекист Степан Игнатьевич Становский в повести «Партизаны» охватил первый период организации и боевых действий Ялтинского партизанского отряда (ноябрь 1941 – октябрь 1942гг.). Всё описанное в повести – его личные воспоминания и наблюдения. Ялтинский отряд наносил врагу чувствительные удары, истребляя его живую силу и технику, взрывал мосты и железнодорожное полотно.

Партизаны оказывали большую помощь героическим защитникам Севастополя. Командование партизанского района рекомендовало развернуть боевую деятельность на шоссе Гурзуф – Ялта. Перед началом боевых действий Ялтинский отряд был построен и дал партизанскую клятву. Бойцы вслед за командиром в один голос повторяли:

«Я, гражданин Советского Союза, приняв на себя почётное звание народного  мстителя, клянусь, что не выпущу из рук оружия, пока с нашей священной земли не будет изгнана и разгромлена вся фашистская нечисть.

За сожжённые города и сёла, за смерть наших отцов и матерей, жён и детей, братьев и сестер, за пытки, насилия и издательства над нашим народом – клянусь мстить врагу до последней капли крови.

Клянусь, что скорее умру, чем отдам себя, свою семью и свой народ в рабство коварному фашизму.

Клянусь строго хранить партизанскую и военную тайну, быть зорким и бдительным, следить за тем, чтобы в наши ряды  не проникли провокаторы, диверсанты и шпионы»… (4).

При создании партизанских отрядов организовывались в лесу и горах тайные продовольственные базы, однако, предатели из коренных местных жителей Крыма большую часть этих баз выдали врагу, и гитлеровцы разграбили всё продовольствие. «Весной 1942 года отряд голодал, люди изнемогали. Пришёл такой момент, когда любая удачная продовольственная операция стала важнее боевой» (3).

И вот группа партизан под командованием Вязникова была направлена для захвата продовольственного обоза на просёлочной дороге между д. Никита и Никитским  ботаническим садом. Удалось захватить румынский обоз, трофеи доставили в отряд. Конина на время спасла людей от гибели.

Возникла у командования в штабе района идея взрыва моста на севастопольской магистрали под Гурзуфом. Группу для взрыва моста повёл Вязников. Делали две попытки, но потерпели неудачу: подступы к мосту усиленно охранялись, а при второй попытке умер партизан Туркин, знавший сапёрное дело. Группа вернулась, не выполнив боевого задания.

Тяжело переживая неудачу, Вязников в третий раз повёл группу уже в другом составе: Смирнов, Агеев, Шаевич, Зоренко и Капустин. В Капустине после прихода его в отряд до конца разобраться не смогли. Он часто напрашивался на операции, первым кидался за трофеями, был прижимист, между делом мог припрятать провизию,  взятую у врага, а потом тайно съесть. Комиссара партизанского отряда А.Д. Кучера такое поведение бойца беспокоило, но он, однако, отправил Капустина в составе этой группы на выполнение задания. Это была трагическая ошибка.

Сапёрное дело в этой группе знал Семён Зоренко, который к тому же сам и строил в мирное время этот мост. Группа Вязникова подошла к мосту ночью. Умело сняли двух часовых. Зоренко долго минировал мост, уже на рассвете он поджёг  шнур. Взрыв был такой силы, что от моста не осталось и основания.  Поднялась стрельба, немецкие патрули долго преследовали смельчаков. Измученные и усталые вышли на Никитскую яйлу, заночевали в кошаре. На посту Вязников поставил Зоренко, распределил сменное дежурство. К рассвету Зоренко разбудил Капустина, и тот стал на пост. В руках Капустина,  кроме автомата, он заметил две гранаты. «Я хочу их почистить, а то заржавели» - ответил Капустин и вышел из кошары (2).

Стоя на посту, он бросил в спящих партизан две гранаты. Взрывом убило Вязникова,  Смирнова,  тяжело ранило Шаевича. Зоренко с Агеевым пошли по следу за Капустиным, но тот автоматной очередью сразил насмерть Агеева.

Зоренко гнался за предателем остаток ночи и недалеко от магистрали догнал бандита, бросился на него, завязались борьба. Почти теряя сознание от усталости, Зоренко задушил негодяя. Так писал в своей повести Илья Вегасов «В горах Таврии» в 1949 году. Но один из читателей рассказывал ему, что весной1942 г. Капустин появлялся в г. Алупке, служил у гестаповцев, а потом исчез.

Гибель партизан произошла 2 апреля 1942 года. Капустин, к сожалению,  остался жив. Его случайно  обнаружил линейный мастер, доставил в Ялту, где немецкие врачи оживили мерзавца.

Семён Евсеевич Зоренко мстил за Вязникова врагу. Летели мосты на дорогах над Ялтой, у Байдарских ворот, на Костельском перевале недалеко от Алушты. Слава о диверсанте Зоренко пошла по Крыму. Немцы вывесили объявления, обещая крупную сумму за его голову.

Через два месяца его принимали в партию коммунистов, все эти дни он носил на груди партбилет Вязникова и партийный стаж стали считать ему со дня гибели Вязникова. Его первым наградили орденом Красного знамени из числа партизан Ялтинского отряда, но он не успел получить награду, т.к. в августе1942 г. погиб при выполнении особого задания под Симферополем.

В1943 г. погиб на фронте старший сын Вязникова – Александр, а младший сын Павел в звании сержанта погиб после войны в пограничных войсках от пули с китайской территории.

Сегодня имена партизан отряда носят восемь сёл в Крыму: Вязниково, Зорино и другие.

В газете «Правда» от 6 июня1973 г. в заметке «Тайник в дупле» говориться о находке бывшими Ялтинскими партизанами А.В. Неживенковым и С.Н. Становским штабных документов в дупле дуба, что рос в Барсучьей балке. Эти документы воскресили в памяти образы бесстрашных партизан, отдавших жизнь за Родину. Там же была и боевая характеристика на командира взвода Вязникова.

Более подробно об этой находке дана информация в газете «Курортная газета» Крымского обкома КП Украины, Ялтинского горкома КП Украины и т. д. от 2 июня1973 г. в статье «Тайник в Барсучьей балке».

«Секретные документы, датированные сорок вторым годом, штаба Южного соединения партизан были завёрнуты в кусок гондолы (в таких контейнерах на грузовых парашютах лётчики из осаждённого Севастополя сбрасывали партизанам боеприпасы, продовольствие, медикаменты) и спрятаны в нескольких километрах от деревни Бия-Сала (Верхоречье) перед самым началом прочёсывания леса гитлеровцами. Генерал Манштейн  начал карательную  операцию по приказу Гитлера 12 июля1942 г. вскоре после оставления нашими войсками Севастополя. В ходе этой операции партизаны выстояли, план фашистов не был осуществлён» (6).

После войны в одном из зелёных уголков большого санаторного парка в Гурзуфе установлен памятник сотрудникам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Имена Вязникова, Смирнова и других навечно вписаны в глыбу серого диорита под барельефом Ордена Отечественной войны.

Автор статьи – Вязников Валерий Петрович, родился в 1939 г. в с. Санчурск Кировской обл., окончил Ивановский энергетический институт, по профессии инженер-теплоэнергетик по автоматизации, конструктор.

 

Примечания.

1. Рукопись – воспоминание брата, М. Г. Вязникова – Петра Георгиевича, составленная в1988 г.

2. И.З. Вергасов «В горах Таврии» – Симферополь: Крымиздат, 1949.

3. И.З. Вергасов «Крымские тетради»: Роман-хроника. – М.: Современник, 1978.

4. С.И. Становский «Партизаны». – Симферополь: Крымиздат, 1954.

5. А. Зайдунов «Тайник в дупле» // Правда – 1973 – 6 июня.

6. Н. Тимофеев «Тайник в Барсучьей балке» // Курортная газета – 1973 – 2 июня.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites