kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Зауралье в Великой Отечественной войне » Макарова А.В. Праздник со слезами на глазах

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана и его жители
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Макарова А.В. Праздник со слезами на глазах

 irina+

Федорова Ирина Алексеевна (справа).

Моя мама Федорова Ирина Алексеевна  с первых дней войны 1941-1945 гг. работала медсестрой эвакогоспиталя № 1728, развернутого в зауральском городе Кургане, где было еще 4 госпиталя. Мама была старшей хирургической медсестрой, а по общественной нагрузке – парторгом госпиталя. Сохранились ее воспоминания не только в памяти нашей семьи, но и в книге «Помни войну» (т.3 .Курган 2004 г.).

Мама рассказывала, что госпиталь начал действовать с 7 июля 1941г. и до 1 апреля 1943г. оставался в Кургане, затем был передислоцирован на станцию Кособродск в поселок «Красный Октябрь», где продолжал работать в школе-десятилетке по 1 сентября 1944г.

Медперсонал работал в две бригады: одна в день прихода санитарного поезда, а другая принимала раненых и больных. Так как поезда прибывали ночью, то для персонала действовала «цепочка». Начальник госпиталя, получив извещение о прибытии поезда, посылал связного на лошади к работнику, живущему дальше всех. Связной извещал его, тот следующего и так всех по очереди. «Цепочка» работала без перебоя. И вот глубокой ночью спешат врачи, медсестры, няни и хозработники: кто к вокзалу, кто к госпиталю, и многие жители уже знали, что пришел санитарный…

В госпитале лечились не только раненые, но и эвакуированные жители блокадного Ленинграда. В Кособродске госпиталь имел подсобное хозяйство. Выделенные 27 гектаров земли засеяли овсом, посадили картофель и овощи. Все делали сами медики, помогали и выздоравливающие солдаты и офицеры.

Однажды, вспоминала мама, летом все уехали на полевые работы, на месте остались семь медсестер – по одной на палату, и 120 раненых. И в это время прибыл санитарный с ранеными – 80 человек в гипсе. Положение было крайне тяжелое, работать некому. Нужно перенести тяжелораненых с поезда в госпиталь, снять повязки и гипс, продезинфицировать раны, к которым неделю никто не прикасался, (у многих под гипсом были вши), сделать новые повязки, снова наложить гипс, наконец, накормить. На семерых медсестер – 80 новеньких и 120 «своих».

Обратились в школу. Учителя и учащиеся горячо отозвались на просьбу о помощи. Очень помогли в этот раз, а потом уже регулярно приходили дежурить по два-три человека в каждую палату: мыли полы, кормили раненых, читали им газеты, писали письма.

А потом осенью 1944 г. путь эвакогоспиталя 1728 пролег до украинского города Каменец-Подольского на Западной Украине. Здесь, далее вспоминала мама, получили пятиэтажное здание без окон, дверей, ни одного стекла. Восстанавливали сами. С разрешения горисполкома брали лошадей у населения, разбирали в старом городе брошенные разрушенные дома, возили доски, кирпич, сами же заделывали окна, оставляя по одному на палату. Ставили печи, двери, утепляли окна.

Примерно на восьмой – десятый день приняли первую партию раненых – 500 человек. Все молодые парни, с передовой, тяжелораненые, многие без рук и ног. Коек было всего 200, белья не хватало. Выручили колхозники – привезли соломы. Ее расстелили на полу, накрыли простынями. Наволочки тоже набили соломой. На каждую подушку укладывали по двое раненых, закрывали одним одеялом. Хирурги работали сутками, на двух столах проводилось по 18-20 операций в день. Какая это была адская работа, невыносимо было видеть здоровых крепких ребят с культями, забинтованных, загипсованных.

Так они работали до конца войны.

День Победы был и радостным и горестным. По-разному его приняли раненые. Одни замкнулись в себе, некоторые не хотели жить и пытались выброситься с 4-5 этажей. Приходилось в прямом смысле дежурить в палатах сутками, удерживая, убеждая, что жизнь не кончилась». Мама видя, как некоторые изувеченные безрукие и безногие раненые восприняли весть об окончании войны, и очень понимавшая их чувства, сомнения (а как-то встретят дома, нужен ли я такой?), сама потеряв любимого мужа, подумала, что если ей еще когда-нибудь доведется снова выйти замуж, это будет вот такой искалеченный, вернувшийся с войны.

Так и случилось. Таким искалеченным (с ампутированной ногой) оказался и мой будущий отец – ленинградец Климов Виктор Владимирович, тоже лечившийся в этом госпитале. Лейтенант, командир роты связи 250 бомбардировочного авиационного полка 46 авидивизии. Он был тяжело ранен 11 октября 1941 г. находясь в самолете в боях на Ржевском направлении. Награжден Орденом Великой Отечественной Войны 2 степени.

 viktor

Климов Виктор Владимирович

За все время работы госпиталя № 1728 через руки его работников прошло свыше 15 тысяч бойцов Великой Отечественной. Восемьдесят процентов из них медики вернули в строй. Миллионы жизней потеряла страна, миллионы жизней  спасла она в госпиталях.

А вот как встречен был День Победы в тыловом госпитале №3121, размещенном тоже в Курганской области в 9 км от ст. Алакуль. Этот Курганский госпиталь сначала тоже планировалось перевести в Каменец-Подольский, но потом было принято решение оставить на месте, т.к. первоначально подлеченным бойцам нужно было долечивание, а целебные природные источники воды и грязи озера Горькое как нельзя лучше подходили для этого. Мамина коллега, медсестра этого госпиталя А.И.Гусева так описала этот день.

Победа

Как все, фашистов проклиная
Устали мы, и было не до сна.
Уж 45-й год, начало мая –
И вот пришла победная весна.
Был теплый день, и ждали все обеда.
Железных кружек раздавался звон.
Вдруг кто-то крикнул нам: «Товарищи! Победа!
Конец войне!» - неслось со всех сторон.
И все бежали к штабу по дороге,
И даже те, кто значились лежачими с утра.
Кто скачет с костылем, кто тащит в гипсе ногу…
Вокруг гремит победное «Ура!»
Бежали все, ушам своим не веря,
Вот собери теперь их на обед.
И сестры все смеялись и ревели.
А было нам тогда едва по двадцать лет…
И, кажется, во всех вселился бес.
Ну и денек, тут не помрешь со скуки –
Всем целоваться надо позарез –
И тянут забинтованные руки.

Так в тот вечно памятный день 9 мая 1945 года рядом с радостью шла глубокая печаль, а крики торжества слились с плачем родных и близких павших и израненных Героях.

Член Зауральского генеалогического общества Макарова А.В.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2021 Business Key Top Sites