kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Зауралье в Первой мировой войне » ВОЕННОПЛЕННЫЕ В КУРГАНЕ

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана и его жители
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




ВОЕННОПЛЕННЫЕ В КУРГАНЕ

(Из книги Александры Васильевой "Курган. Так было". Опубликовано на сайте "Курганген" с согласия автора).

В Кургане телеграммы об объявлении войны Германией России были получены 21 июля 1914. В патриотическом порыве тысяча человек с национальными флагами собралась на Соборной площади и с пением гимна прошла по Троицкой улице. В городе и уезде начали мобилизацию запаса всех сроков.

По распоряжению Тобольского губернатора германские и австрийские подданные, проживающие в Кургане в количестве 12 человек, были объявлены военнопленными и арестованы.

Среди них были доктор Шапиро, техники Брендель и Вондрачек, управляющий международной компанией Бранд, владельцы кондитерских братья Хотовинские.

Курганский исправник объявил, что 1 сентября будет произведена аукционная продажа 10 лошадей с упряжью и экипажами, отобранных у германских и австрийских подданных.

 1-pribytie-parokhoda-sart-v-tyumen-s-plennymi++

Прибытие парахода "Сарт" в Тюмень с первыми австро-венгерскими пленными

Настоящие военнопленные прибыли в Курган в конце августа или в первых числах сентября, потому что газета «Курганское слово» 3 сентября 1914г. уже опубликовала места их расквартирования. В Саманном доме, кинотеатре «Лира», домах Торопова, Бакиновых, Корнильцева, на ипподроме разместили по 100 человек; в Общественном собрании, кинотеатре «Прогресс», гостинице Баранцева – по 200 человек; в помещении Дамского попечительного общества – 300 человек, в цирке – 600 человек, в пивных лавках – 1000 человек, в арестном доме – 70 человек и в доме Черепанова – 30 человек. Это были австро-венгры, 3 200 человек, из них 25 офицеров.

 2-gostinnica-baranceva

Гостинница Баранцева

Уже 4 сентября на заседании Думы была зачитана телеграмма губернатора: «Военнопленные  принудительно привлекаются к казенным общественным работам бесплатно. Не пожелает ли город использовать их для этой цели по городскому хозяйству, как-то: мостильному, дорожному, вообще, по строительной части. Сведения о роде работ, числе потребных рабочих сообщите телеграфом».

Дума решила использовать 300 военнопленных для приведения в порядок сточных канав, пролегающих по улицам города и по базарной площади, для ремонта дорог на выгонных землях города и для других земляных работ. Потребовался инвентарь, в том числе лопаты. На эти цели управа выделила 1 000 рублей. Отправили телеграмму губернатору за разрешением отпускать пленных на работы к частным лицам, чтобы устранить их скученность в помещениях и обеспечить безопасность в санитарном отношении, ведь среди пленных было много больных.

Начали срочно строить бараки на Новом базаре (ныне Детский парк) и вблизи Вольно-пожарного общества.

В сентябре 1915г. в Курган прибыл командующий войсками Омского военного округа, который осмотрел строящиеся бараки и нашел их вполне пригодными. Пообещал кредиты еще на два барака. К концу 1915г. в Курганском округе было 6 000 военнопленных. Большая часть пленных солдат довольно быстро была отправлена по волостям в крестьянские хозяйства на помощь солдаткам, оставшимся без мужей. Министерство земледелия Временного правительства 9 апреля 1917г. разослало телеграммы по губерниям и округам, что все военнопленные, отправляемые на сельскохозяйственные работы, поступают в распоряжение Продовольственного комитета, который передает их в волости. Волостные комитеты отправляют военнопленных по крестьянским хозяйствам.

В эти дни, 8-9 апреля1917 г. в Кургане проходил съезд крестьянских депутатов Курганского уезда. Съезд обсуждал вопрос о расширении посевных площадей под яровые, чтобы увеличить поставки зерна для армии, и постановил ходатайствовать перед Временным правительством о пересылке всех свободных военнопленных из южных районов Европейской России, где сев уже закончился, в Курганский уезд. Всех военнопленных в Кургане и уезде передать населению через уездного комиссара и образовать из них трудовые артели.

 3-voennoplennye-v-kurganskom-lesnichestve+

Пленные на работах

Если в уезде количество военнопленных исчислялось тысячами, то в самом Кургане их было немного. Обращались с ними хорошо, с удовольствием брали на работу, особого надзора не было.

После февраля 1917г. и образования Советов внимание к военнопленным со стороны новой власти усилилось. Комендант города прапорщик Сидоренко 13 апреля 1917г. объявил, что всех военнопленных, замеченных на улицах или в общественных местах без отличительного знака (офицеры – повязки на рукавах с буками «в.п.», а солдаты – нагрудного знака с буквами «в.п.») будут задерживать и наказывать. В тот же день по Постановлению Совета военных депутатов была создана комиссия, которая занялась обследованием условий содержания военнопленных.

Оказалось, что 30 австрийских офицеров занимают помещения, за которые управа платит более 200 рублей в месяц, изымая их из городского бюджета. Гостеприимные хозяйки окружили их заботой, дамы забавляли их прогулками и катанием на лошадях.  Неудивительно, что в августе на общем собрании Совдепа рассматривали заявление горожан о ненормальном содержании в Кургане военнопленных в смысле предоставления им больших удобств в частной жизни, как-то: удобные квартиры, хорошее питание, хорошие заработки, отсутствие черной работы, и отсутствие бдительного надзора, дающего возможность военнопленным гулять по улицам города, что в сопоставлении с содержанием наших военнопленных в Германии и Австро-Венгрии резко бросается в глаза.

Сведения о том, что русские солдаты в плену содержались в нечеловеческих условиях видно из писем, которые солдаты отправляли на родину. Их избивали хлыстами, привязывали к столбам, распинали на деревьях. Били прикладами, кололи штыками, калек на костылях и с открытыми ранами гоняли на работы. В случае побега, если сразу не убьют, загоняли в погреба, напускали воды и держали так полные сутки.

Законы войны запрещали применять труд военнопленных на работах, имеющих оборонительное значение, направленное во вред их отечества или к усилению воинской мощи врага, но никто с этим не считался. Если русские пленные отказывались работать на военных объектах, их били палками и подвешивали к столбу, при упорном сопротивлении пленный мог быть расстрелян.

Пищевой рацион во многих лагерях заключался в суррогатном кофе, ¼ фунта хлеба и обеда из супа, приготовленного из мерзлой тыквы или свеклы с конской падалью. Голодные до отупения пленные питались всякими отбросами, не исключая падали, валявшейся в лесу. Самыми счастливыми считались те из пленных, которые отпускались в хозяйства, где получали сносный стол и отдых.

Английский генеральный штаб сообщил русскому военному агенту в Англии показания некоторых жителей освобожденных районов Франции, заявивших, что русские пленные в руках немцев в этих районах совершенно умирали от голода. Немцы обращались с ними хуже, чем со скотом, принуждая работать, несмотря на полное истощение от голода и нужды. Немцы препятствовали французам хоть что-то уделять нашим пленным из своей скудной пищи и французы помогали им тайно, чем могли.

 4-besplatnaya-kartochka-dlya-pisem+

Бесплатная карточка для отправки домой военнопленными почтовых сообщений

Командующий войсками Омского военного округа генерал-майор Григорьев обратился к военнопленным, находящимся в его ведении с воззванием, в котором отметил, что многие из наших военнопленных, находящихся в Австрии и Германии, вследствие недоедания, болезней и бесчеловечного обращения кончили свою жизнь самоубийством. Если в ближайшем будущем участь наших военнопленных не будет облегчена, то русское правительство вынуждено будет соответственно изменить положение военнопленных этих стран. Григорьев призвал: «Во избежание ухудшения вашего положения пишите скорее вашим соотечественникам и правительствам и требуйте облегчения участи русских пленных и улучшения условий их содержания» (Народная газета.  № 87. 9.06.1917).

Курганские предприниматели с удовольствием брали военнопленных на свои заводы, хотя в городе была безработица.

Комиссия Совдепа в сентябре 1917г. обнаружила, что на многих предприятиях военнопленные занимают места, которые следует отдать городским безработным. На мельницах Смолина и Бакинова, якобы, за отсутствием русских специалистов, военнопленные зашивали мешки с мукой, возили воду, подтаскивали дрова и уголь.

5 сентября администрацией мельницы Смолина были уволены «за ненадобностью» русские каменщики и тут же поставлены на эти работы военнопленные. Рабочие запротестовали, и военнопленные были убраны.

31 октября 1917г. произошел инцидент на заводе Балакшина. Биржа труда дала двум солдатам, уволенным со службы, направление на «турбинку». Член заводского комитета сообщил Балакшину, что военнопленных надо снять и на их место поставить солдат. Хозяин не согласился, т.к. пленным он платил 2 руб. 20 коп. в день, а солдатам, согласно нормам, должен платить 4 рубля. Балакшин заявил, что его завод не богадельня и солдат он возьмет в том случае, если биржа труда будет доплачивать разницу.

На заседании Исполкома Совдепа 25 октября обсуждался вопрос безработицы и занятия рабочих мест на заводах военнопленными. Исполком постановил: всех чернорабочих из военнопленных во всех частных предприятиях города немедленно заменить русскими безработными. Специалистов заменять по мере появления русских специалистов. Военнопленные специалисты иногда были очень востребованы.

Доктор Петр Павлович Успенский 3 мая 1917г. заявил, что в Белозерской больнице, которая должна обслуживать 60 тыс. населения совсем нет медицинского персонала, и предложил послать туда врача и студета-медика из военнопленных, что и было сделано.

 5-voennoplennyjj-vrach

Военнопленный врач

Городская управа организовала мастерскую по пошиву обуви для армии, где работали только военнопленные, 30 человек.

Военнопленные, получавшие материальную помощь от родственников, в большинстве своем жили на частных квартирах и не занимались никаким трудом. В городе было много военнопленных, прибывших из других мест, прослышав о послаблениях в Кургане.

В сентябре 1917г. исполком Совдепа создал комиссию, которой поручили выявить всех военнопленных, адреса их квартир, зарегистрировать их, составить списки и представить их Воинскому начальнику для наряда на городские работы. Оказалось, что начальства и организаций, ведающих военнопленными, так много, что среди них, как в густом лесу могла спрятаться не одна сотня человек.

Всех выявленных пленных передали в распоряжение городской Управы для заготовки дров для воинских казарм и для солдаток.

Военный министр Временного Правительства 9 августа 1917г. издал приказ, который курганская газета «Новый мир» опубликовала 30 сентября: «…установить оплату вражеских военнопленных за все виды работ следующим порядком: из заработной платы военнопленных, которая определяется сообразно местным ценам для каждой категории работ, на руки военнопленным должно выдаваться от 20 и не более 50 копеек в зависимости от продуктивности работы. Остальное за вычетом всех расходов на содержание пленного должно сдаваться предприятиями в доход казны».

Губернский комиссар, со своей стороны, приказал работодателям размещать пленных только казарменным порядком и питание обязательно артельное.

В промежутке между 10-20 октября 1917г. по всей России производилась перепись военнопленных по карточной системе. Точный учет был необходим для своевременного отправления на родину по окончании войны.

3 марта 1918г. был подписан Брест-Литовский мир, по которому Россия выходила из войны. Иркутская газета «Сибирь» опубликовала краткую сводку русских потерь, составленную неким Г.Н.

Курганская газета «Земля и труд» перепечатала эту сводку, по которой выходило, что площадь европейской части России уменьшается в четыре раза, населения потеряно 65 миллионов из 140, железнодорожной сети 23 тысячи верст  из 50. На долю отходящих от Великороссии областей приходится 8/9 сбора пшеницы, 4/5 сбора ячменя, 1/2 сбора овса, 3/5 сбора ржи, 2/3 сбора картофеля, 7/8 сахара, 1/3 льняного семени, 1/3 конопляного семени, 1/4 подсолнечного семени, 1/2 лошадей, 1/2 рогатого скота, 2/3 свиней, 3/5 табака, 5/6 винограда, добыча угля остается 60 млн. пудов из 17 миллиардов, железной руды 100 млн. пудов из 400 млн.

Из 15,5 тыс. заводов, на которых работало 2,4 млн. рабочих, осталось 8 тыс. заводов, на которых 1 млн.300 тыс. рабочих. Автор указывает: «Россия, лишившись значительной части своей территории, терпит экономический удар. Великороссия сама себя не сможет прокормить хлебом, в особенности же пшеницей, потеряв самые хлебородные области; мясом, ибо рассадником скота являются Украина, Польша и Прибалтика; сахаром – без свекловичного южного района. Она почти совсем не будет иметь своего табаку, винограда, шерсти и шелку, лишится всего угля и железа. От нее отходят наиболее развитые заводские железоделательные районы, западный и южный, производившие чугуна, стали, железа и прочей продукции в 2-3 раза больше, чем остальные районы России. Таковы результаты Брестского мира для Европейской России, по которому от нее отошли Польша – 10 губерний, Украина – 9 губерний, Финляндия – 8 губерний, Прибалтика – 3 губернии, Литва – 4 губернии и Бессарабия. В наш расчет не входят громадные контрибуции и то, что после этого мира дальнейшее завоевание наших областей не остановилось» (Зем. и труд. №63. 23.08.1918).

Стороны обмениваться пленными не торопились.

Тем временем в Сибири произошел чехословацкий переворот, что положило начало новой, теперь уже гражданской войне. Отношение к пленным стало строже. Над ними был поставлен один начальник – прапорщик чешского корпуса Копецкий. Его канцелярия находилась при Управлении воинского начальника.

Временный комендант города В.Сухий 5 июня 1918г. издал приказ, один из параграфов которого гласил: «так как в городе находится много безработных, то разрешаю пользоваться работой только таких военнопленных специалистов, которые не могут быть заменены русскими» (ГАКО, ф.р-852, оп.1, д.44, л.9об).

Затем последовал приказ, строго регламентирующий жизнь военнопленных:

«1) Всем военнопленным, как состоящим на работе, так и не состоящим, воспрещается проживать на своих частных квартирах;

2) Одиночные военнопленные, взятые на работу, могут жить только на квартире хозяина, под его присмотром;

3) Группы военнопленных, взятые на работу в частные и общественные предприятия и учреждения должны жить казарменным порядком, под охраной, за счет этих предприятий или учреждений;

4) Военнопленные могут появляться на улице только от 6 утра и до 9 часов вечера, имея при себе удостоверение от заведующего военнопленными о том, что они отпущены для работы к известному лицу или учреждению;

5) Не позволяется военнопленным появляться на улице в вольном платье. В случае же неимения военной формы, на правом рукаве верхнего платья должен быть пришит, а не булавками приколотый пояс с буквами «В.П.»;

6) Не позволяется военнопленным посещать частные квартиры, частные учреждения, как-то: чайные, гостиницы, кинотеатры, цирк, сады, присутствовать на общественных собраниях, гуляниях в саду и состоять в профессиональных и иных союзах;

7) Не позволяется без надзора отлучка из города в деревни и села;

8) Воспрещаются сношения военнопленных между собою;

9) Без разрешения заведующего военнопленными воспрещается военнопленным переход от одного хозяина к другому, а равно переход на работы из города в деревни и села;

10) Не разрешаются сношения с женщинами, запрещается пьянство, игра в карты и агитация в пользу большевизма;

11) Минимальная уплата при готовом столе и обмундировке устанавливается в 75 копеек в сутки;

12)  Максимальная плата – не свыше 60% дневного или месячного заработка русского рабочего той специальности, которую выполняет военнопленный;

13) С каждого заработанного военнопленным рубля обязательно работодателем удерживается в пользу казны 15 копеек, которые ежемесячно к 5 числу сдаются в канцелярию заведующего военнопленными, а последним передаются в курганское казначейство в депозит уездного комиссара. Начальным сроком удержания 15 копеек устанавливается с 5 июня 1918г.;

14) Сами военнопленные не имеют права назначать себе плату;

15) Военнопленные отпускаются на работы только по представлении:

а) удостоверения биржи труда о том, что среди зарегистрированных русских безработных не имеется мастера или рабочего той специальности, которая нужна для нанимателя;

б) удостоверения мещанского старосты или городской управы, что желающие получить рабочего из среды военнопленных, является человеком настолько бедным, что не может оплачивать стоимости труда русского рабочего;

в) удостоверения добровольческого отряда, что взамен поступившего в отряд добровольца для его семьи нужен военнопленный» (ГАКО,ф.Р-852, оп.1, д.1, л.7).

Осенью 1918г. в Австро-Венгрии и Германии произошли революционные события, в результате которых 17 октября распалась Австро-Венгрия, 5 ноября началась революция в Германии.

Ворота лагерей были открыты, и всем пленным была объявлена свобода. На дорогу они не снабжались ни деньгами, ни одеждой, ни документами, на всех железнодорожных станциях допускались свободно в вагоны всех классов, некоторые солдаты ехали даже на крышах. Навстречу им двинулись пленные из Европейской России, потом из Сибири.

Первые русские пленные, прибывшие в Курган в декабре, рассказывали о встречах на станциях с немецкими пленными. «Мы впервые встретили эшелон австрийских немцев, следовавших на родину. Обутые, одетые, сытые, жизнерадостные они вызывали у нас, русских, зависть, граничащую со злобным чувством негодования. Позднее, на станциях Украины, при всяком удобном случае некоторые из наших товарищей допускали «обмен» худых австрийских курток и лаптей на отличные полушубки и пимы следовавших на родину немцев, разумеется, без приплаты» (Зем. и труд. №3. 4.01.1919).

В связи с гражданской войной эшелоны с русскими пленными шли с большими остановками на станциях.

Первый эшелон в Курган пришел в первых числах декабря. Среди сотен пленных в нем было 130 человек местных уроженцев. Всем нужно было найти помещение в городе, забитом войсками, накормить, вымыть в бане, произвести санитарный осмотр.

Уроженцев Курганского округа торопились отправить в родное село обутыми и в теплой одежде. Уездная Земская управа на эти цели выделила 50 000 рублей, город ассигновал 5 000 руб., газеты опубликовали призыв к жителям округа оказать посильную помощь, и не только деньгами – жертвовать одежду, белье, обувь.

Дамское Попечительное общество приступило к пошиву белья, устраивало однодневные кружечные сборы по городу.

Земская управа не могла отправить всех пленных по округу на земских лошадях и просила всех крестьян, приезжающих в город, заходить в Земскую управу (Дворянская, дом Васильевой, против почты), чтобы забрать своих односельчан или близких знакомых.

Пленных, следующих дальше в Сибирь, старались отправить по мере возможности быстрее. Отправляли одних, приезжали другие. Из Челябинска 29 января 1919г. отправили 1 500 пленных для временного размещения в Кургане, 24 февраля из Челябинска отправлено два поезда с уроженцами разных мест Сибири – в одном поезде 1575 пленных, в другом – 638. Из этого числа 116 уроженцев Курганского уезда.

Пожертвования поступали все скупее и скупее. Пленные изможденные, голодные, оборванные. Свободных помещений не было или они не подходили.

Воинский начальник 30 января 1919г. сообщает управляющему уездом Алексееву: «Отведенное в магазине Шилова по Троицкой улице помещение для остановки пересылаемых военнопленных солдат, ввиду удаленности от Управления, мною принято быть не может по следующим соображениям: люди, будучи расквартированы на слишком значительном расстоянии, плохо одетые и в отдельных случаях буквально полунагие, при стоящих суровых морозах, вынуждены будут ежедневно три раза в день являться в Управление за получением пищи, что сопряжено со многими неудобствами и лишениями для солдат, а также возможны заболевания… Прошу отвести место вблизи вверенного мне Управления» (ГАКО, ф.р-852, оп.1, д.71-а, л.153).

Иностранные военнопленные, которые работали в уезде, в крестьянских хозяйствах были в конце 1918г. собраны в Кургане и размещены в лагерях.

В связи с эпидемией тифа начальник курганского военно-санитарного округа Н.С.Разумов 11 января осматривал солдатские казармы и лагеря военнопленных. Лагерь иностранных военнопленных произвел на него тяжелое впечатление.

На заседании военно-санитарного комитета 15 января Разумов сообщил, что помещения для пленных темные и настолько тесные, что пленные должны лежать на нарах. Спят на голых досках, и только у некоторых имеется подстилка вроде рогожи. Воздух затхлый. В виду запрещения пленным работать в уезде они не имеют никаких средств и поэтому не ходили в баню более четырех месяцев. Для заработков в городе пленные назначаются партиями поочередно. Мяса им достается по 50 гр. на человека в день, чайного казенного довольствия совсем нет, хлеба – по 600гр. Ужин не полагается. В прачечной и на кухне стоит густой пар, для стирки белья имеется всего два больших корыта, вследствие чего пленные вынуждены стирать белье в оцинкованных тазах, из которых они едят. Для доставки воды в лагере имеется одна лошадь. За здоровьем пленных наблюдает один врач из пленных (Зем. и труд. №14. 9.01. (22.01) 1919). После доклада Разумова военнопленных четыре дня (4-6 февраля) мыли в бане Рябининой. Тиф не обошел стороной лагерь военнопленных, и в середине января там началось массовое заболевание. В виду скученности положение было признано катастрофическим, в городской больнице и в лазарете мест не было, приняли решение занять Богородице-Рождественское училище под тифозный барак.

В январе 1919г. в Курган начали поступать с фронтов гражданской войны пленные красноармейцы. В конце месяца их было уже 500 человек. Городская управа требовала разъяснения, в чье распоряжение поступают красноармейцы – Министерства внутренних дел или Военного министерства и за чей счет оборудовать помещения для этих пленных. Управляющий уездом М.В.Алексеев 4 февраля делает запрос в Тобольск: «С фронта стали поступать пленные красноармейцы, вчера прислано 35 тяжело раненых. Как здоровых, так раненых и больных военное ведомство передает в мое распоряжение, отказываясь даже принимать раненых и больных в лечебные заведения военного ведомства. В тюремной больнице помещения для них нет. Прошу срочного указания обязан ли я принимать таких пленных. На какие кредиты содержать и лечить пленных. Раненые пока оставлены в вагоне на станции и к ним приставлен караул» (ГАКО, ф.р-852, оп. 1, д.109, л.90).

В марте пленных красноармейцев стали передавать для пополнения 1 Волжского корпуса генерала Каппеля, который прибыл в Курган в феврале для отдыха и пополнения. В корпус Каппеля в марте передано 723 красноармейца, в 4-й Тюменский кадровый полк – 69, в Яицкий отряд – 37. На 7 марта в лагере осталось 142 красноармейца и на излечении в госпитале – 50. Всего в корпус Каппеля влилось 15 000 красноармейцев.

Чем ближе подходил фронт к Кургану, тем больше прибывало пленных. В начале июня из-под Уфы привезли 800 человек. С приходом Красной армии эти пленные влились в ее ряды.

Советская власть в Кургане установилась 24 августа 1919г. с созданием постоянного ревкома. Наступала пора уборки урожая, вокруг Кургана шли бои, и охотников умирать под пулями на нивах не было.

Председатель ревкома Н.Н.Воронцов докладывал: «Земотделом принимались меры к получению для сельскохозяйственных работ военнопленных, но удалось достать лишь 1500 человек. Часть из них передана совнархозу, остальные розданы в помощь крестьянам, но при громадном требовании на рабочие руки это капля в море. К тому же эпидемия тифа косит и этих работников» (ГАОПДКО, ф.1, оп.1, д. 4-а, л.12).

В феврале 1920г. в Кургане было организовано Управление по делам военнопленных и беженцев (пленбеж). Начальник пленбежа И.Суетин издал приказ №1: «Все бывшие военнопленные империалистической войны, русские и иностранцы, проживающие и следующие через г.Курган по железной дороге, пешим порядком и не имеющие проездных документов, подлежат задержке и обязательной явке в правление Центра пленбежа для регистрации и получения надлежащих документов, а также пропусков и дорожного довольствия для следования по месту жительства. Все бывшие иностранные военнопленные задерживаются на местах временного жительства впредь до особого распоряжения Центропленбежа. Не имеющие от него удостоверений не должны быть приняты на работы и квартиры частными лицами, а также советскими учреждениями» (Красный Курган. 14.02.1920).

Уездное управление по эвакуации (уездэвак) с 1 января по 20 ноября 1920г. зарегистрировало в уезде и городе военнопленных иностранцев – 4.047 человек, русских военнопленных из Австрии и Германии – 1 664человека. За этот период отправили 4 эшелона иностранцев – 776 чел., 2 эшелона эстонцев – 98 чел., в ноябре был подготовлен еще один эшелон. Уездэвак имел в городе свой питательный пункт – Красная площадь, помещение лесной школы.

В 1923г. в Кургане еще оставались венгерские военнопленные. Исполком приглашал выехать желающих, а не желающих выехать на родину – явиться с заявлением, указав в нем причину своего нежелания.

Как указывает Н.В.Крылова часть бывших военнопленных (по косвенным подсчетам более 200 человек) приняла российское гражданство и осталась в Курганском уезде.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2021 Business Key Top Sites