kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Зауралье в Первой мировой войне » На той далекой, на Германской

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




На той далекой, на Германской

В 2014 году в нашей стране, пожалуй, впервые решили широко отметить начало Первой мировой войны. Начавшийся в 1914 году военный конфликт между Германией, Австро-Венгрией – с одной стороны, и странами Антанты – с другой перерос в четырехлетнюю войну мирового масштаба, в которую было вовлечено 33 страны – 75 процентов населения земного шара. До недавнего времени войну эту называли не иначе как «империалистической», «позорной», что русские солдаты воевали в ней не за Родину, а за царя. Не удивительно, что об участии наших земляков в той войне так мало рассказано и написано.

В своем родном селе Ключевском мне еще довелось встречаться и беседовать с живыми участниками Первой мировой. Мой хороший знакомый Михаил Федорович Рублев был солдатом трех войн, первым председателем нашего колхоза. На германский фронт призван с первых дней войны. Зимой 1915 в Августовских лесах на территории Польши с 10-й армией попал в окружение, взят в плен и всю войну провел в Германии на разных работах. Запомнил несколько слов на немецком языке из повседневного обихода и нередко экзаменовал меня, когда я работал с ним во время школьных каникул.

Страстный рыболов Иван Павлович Баженов и старый колхозник Василий Филиппович Лопаткин знали несколько предложений по-французски. Оказывается, они в составе Российского экспедиционного корпуса воевали в союзной Франции в обмен на недостающее вооружение и боеприпасы. Василия Филипповича везли во Францию длинным путем: по Транссибирской магистрали в порт Дальний, а затем пароходом вокруг Азии. Ивана Павловича пароходом из Архангельска доставили на север Франции, а затем поездом в Марсель.

«Променяли нас французам на пушки и стали мы пушечным мясом, - рассказывал Иван Павлович, - бросали в самое пекло. В военном лагере Ла-Куртин узнали, что на родине свершилась революция и отказались воевать. Тогда нас окружили и стали расстреливать из пушек. Убили моих земляков из деревни Черемисской – Андрея и Ефима Таскаевых. Полки расформировали, а нас направили в разные уголки Франции. Работал на заводах Парижа и Руана, а затем попал к фермеру и стал зваться Жаном».

Четыре года провели И.П. Баженов и В.Ф.Лопаткин во Франции, пока новое советское правительство не потребовало возвращения русских солдат на родину. На кораблях через Черное море прибыли в Одессу. И хотя их агитировали вступить в Красную Армию, зазывали белые и зеленые,  земляки твердо решили ехать домой, в деревню.

Солдата той войны Качалкова Андрея Семеновича часто приглашали в школу рассказать не о боевых сражениях, а о том, как он участвовал в штурме Зимнего дворца. А ведь пулеметчик Качалков в своем полку был лихим воином, недаром награжден тремя Георгиевскими крестами. Еще немало стариков – ветеранов Первой мировой проживало в нашем селе. Но их боевые походы мало кого интересовали, они оказались не востребованы. События революции и Гражданской войны отодвинули этих героев на задний план. И сколько моих земляков было призвано на ту войну, сколько погибло, мне так и не удалось разыскать.

Краевед М.П.Бирюков сумел составить подробную информацию по своему волостному селу Першинскому: «Война началась 1 августа 1914 года. Первая массовая мобилизация солдат в селе проходила уже 2 августа, что совпало с местным религиозным праздником Ильина дня. После молебна на церковной площади пьяных солдат усаживали на крестьянские подводы и отправляли на призывной пункт в Шадринск. Оказалось, что всех сразу там не потребовалось, а потому часть их вернулась домой в ожидании своей очереди.

В России помимо солдат срочной службы в войне принимали участие запасные всех категорий вплоть до ратников ополчения второго разряда, т.е. практически все резервы. Кроме того, в ходе войны был понижен призывной возраст, и в армию была досрочно призвана и молодежь.

Из села Першинского в 1-й мировой войне приняло участие 304 человека, в том числе с действительной военной службы – 67 человек, из запаса – 82 человека, из состава ратников ополчения 1-й категории – 50 человек, 2-й категории – 100 человек, из числа «белобилетников» (браковки) – 5 человек. На войну ушли из 230 домов, или две трети  наличных крестьянских домов села, причем 119 солдат являлись главами семей и домохозяевами.

В той войне погибло першинцев 73 человека. Находились в плену и вернулись в период 1919-1921 годов – 13 человек».

Такое же положение было и в других волостях. Так, по данным Далматовского волисполкома за 1919 год, на фронтах войны погибло и без вести пропало 138 человек, в плену находилось 24 человека.

 2

Солдаты Первой мировой, действующий фронт Галиция 10 июня 1917 года, слева сидит Задорин Иван Максимович(1895-1977) из села Песчано-Коледино.

На фронт призывали не только крестьян, но и земских служащих. Среди них врач Далматовской больницы З.Г.Моносов, агроном губернского земства А.С.Пономарев из Далматова и помощник агронома Д.Ф. Булычев из Першино. Заурядный врач Новопетропавловской больницы, а впоследствии известный шадринский отоларинголог Г.К.Архангельский имел три ордена за работу во фронтовых госпиталях и орден Ленина за самоотверженный труд. Два года был санитаром на фронте сын земского врача уроженец Далматова, писатель Б.А.Тимофеев. Был мобилизован на фронт ветеринарным врачом уроженец с. Першино, краевед В.П.Бирюков.

Наш знаменитый земляк – будущий авиаконструктор Алексей Михайлович Черемухин, когда началась война, оставил учебу в институте и поступил добровольцем в авиационный отряд. В школе авиации Императорского Московского общества воздухоплавания выдержал экзамен на звание военного летчика и был направлен на фронт. До конца войны совершил 140 боевых вылетов, связанных с разведкой, корректировкой огня и истребительным прикрытием. За личную отвагу и героизм награжден орденом св. Владимира 4 степени, орденами св. Анны 2, 3 и 4 степеней, орденами св. Станислава 2 и 3 степеней, а также высшим боевым орденом Франции – Военным крестом. Был представлен к награждению Георгиевским оружием.

 1

Военный лётчик А.М Черёмухин. Декабрь 1916 г.

В Шадринском краеведческом музее хранятся несколько солдатских писем с фронтов той войны, в которых ярко передано состояние молодых солдат на передовой. Вот что писал домой Василий Плотников в мае 1915: «…Рана не опасна, и если скоро миру не будет, то придется побывать еще напозиции, а больше бы не хотелось – уж там быть очень страшно. Бьют наших не намилость, урону с нашей стороны гораздо больше. И наши стали усиленно сдаваться вплен. Вы не удивляйтесь, что австрийцев взято много в плен, но и наших они захватили не меньше. Сейчас войско германско и австрийско соединены вместе,действуют настойчивее, пулями и снарядами засыпали. А у нас только и надежда на пехоту и на штык. Но это уже не прежняя пора – пока немцы  дойдут до наших окопов, смотришь уже от колонны осталась одна треть, а остальные уже положены. Все подробности описывать, что творится, руки не поднимаются».

В связи с постоянной мобилизацией в армию трудоспособного мужского населения, во многих деревнях остались только женщины и дети. Без рабочей силы сокращались посевные площади, уменьшалось поголовье скота. Зато увеличивалось число бедняцких хозяйств: с 46 процентов в 1900 г. до 64 – в 1916 г.  Вот что писали в шадринскую газету «Исеть» 27 марта 1916 года женщины-крестьянки из моего села Ключевского:

«Последствия войны начинают ощущаться в деревне довольно сильно. Обильный урожай прошлого года отдалял несколько моментов упадка духа, сомнений на счет будущего. С приближением весныи полевых работ ставится резко вопрос о рабочих руках, которые издеревни взяты мобилизациями. Оставшиеся дома женщины, старики и малолетки нечувствуют себя в силе справиться с пахотой.

Цены на рабочие руки неимоверно дороги. Так, за подростка в 16 лет за лето просят 120руб. и полдесятины пшеницы с любого краю. Да и подростков-то очень мало, а работники нужны в каждую семью. Где же взять такие большие деньги бедным  солдаткам? Одним словом, можно предполагать, что ныне будет большой недосев,против прошлого года.

Необходимо деревне прийти на помощь. Хорошо было бы, если бы в деревню были отпущены на время частьмобилизованных. Кроме того, хорошо было бы приспособить для работы в деревне опытных австрийцев (военнопленных ред.), вместо того, чтобы они жили кучерами и слугами вбогатых домах. Возлагать больших надежд на женщин не приходится, так как для пахоты и других работ требуется физическая сила и специальность». Еще труднее положение в деревне стало к осени 1916-го и особенно в 1917 году.

На территории Урала и в частности в Шадринске было сосредоточено большое количество военнопленных чехов, австрийцев, венгров. Размещались они в торговом селе Кресты, где оставалось много бездействующих торговых помещений. На 8 июля 1915 года находилось 2000 человек, 2 августа было доставлено еще 200 пленных турок. Военнопленных использовали в основном на сельскохозяйственных работах. После заключения Брестского мира военнопленных решено было вернуть на родину. Но волею судеб многие из них  оказались на фронтах Гражданской войны только в разных окопах.

 3~7

Военнопленные Австро-Венгерской армии в Курганском уезде, справа: жители села Сумки Половинского района Курганской области (совр. адм.-терр. деление), Ксения Трифоновна и Дмитрий Афанасьевич Федосеевы. По воспоминаниям стариков, в каждом селе жило 5-10 военнопленных, в деревнях поменьше. Из архива Галины Федосеевой (Город Каменск-Уральский).

Думаю, что австрийские военнопленные побывали в селе Ключевском. Там один из них нашел себе невесту. В метрической книге местной церкви сохранилась запись о том, что в ноябре 1919 г. обвенчались австрийский подданный из села Миров города Радзехов, Яков Шмидт и дочь председателя ключевского кредитного товарищества Таисия Егоровна Фоминых.

Всего за время Первой мировой войны в русскую армию было призвано около 15 миллионов солдат. Общее число потерь к концу войны возросло до 8 миллионов. По Шадринскому уезду на 1 июня 1915 года на фронтах находилось свыше 60 тысяч человек. Сколько из них погибло на полях сражений, трудно сказать, потому что данные собраны не со всех волостей. Нет сведений и о том, сколько солдат за смелость и отвагу было награждено Георгиевскими крестами.

До недавнего времени считалось, что в Шадринском уезде полными георгиевскими кавалерами было два человека: Василий Алексеевич Черемисин из Барневской волости и Акулов Филипп Егорович из д. Шутина Катайской волости, командир 1-го крестьянского коммунистического полка. М.П.Бирюков в очерках по истории села Першино пишет, что дьякон Покровской церкви Иоанн Дмитриевич Партин «во время войны служил в армии псаломщиком и отличился в боевых операциях настолько, что, будучи много раз раненым, получил полный бант Георгиевских крестов и медалей. В июле 1919 года уехал с белыми». Думаю, что поиски краеведов и исследователей откроют нам еще немало новых страниц о той далекой войны.

М.З.Теляков (Далматово).

Список источников и литературы.

1. Путь к коммунизму. 1967. 27 июля.

2. Путь к коммунизму. 1968. 7 ноября.

3. Исеть. 1916. 27 марта.

4. ГАШ Ф. 492. Оп. 1. Д. 2891.

5. М.П. Бирюков. Очерки истории с. Першино. Далматовский райархив.

6. Метрические книги Ключевской церкви 1919 г. Далматовский архив.

7. А.А.Пашков. Зауральское Приисетье – земля Шадринская. Шадринск. 2011. С.524.

8. Е.Л.Залесская, Г.А.Черемухин. Инженер божьей милостью. М., АВКИО ПРЕСС, 1997.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites