kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » История сословий » Купечество » A.M. Васильева. ИЛЕЦКО-ИКОВСКИЙ ВИНОКУРЕННЫЙ ЗАВОД ГОСПОД МЯСНИКОВЫХ

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




A.M. Васильева. ИЛЕЦКО-ИКОВСКИЙ ВИНОКУРЕННЫЙ ЗАВОД ГОСПОД МЯСНИКОВЫХ

(Из материалов Всероссийской научно-практической конференции VI Зыряновские чтения, Курган, 11-12 декабря 2008г. Издательство КГУ, 2008, с. 40 – 42)

В сибирской исторической и краеведческой литературе часто упоминаются братья Мясниковы, Никита и Николай. Но время и место их появления в Сибири никем не прослежены. Появились же впервые они в Кургане. В 1816 (?)г. статскому советнику Александру (Леонарду) Петровичу Коллет за усердную службу русскому императору была пожалована одна тысяча десятин земли в Илецко-Иковском бору Курганского округа. Межевание дачи происходило в 1821 г., но Коллет землю сам не принимал, а уполномочил на это ростовского 1 гильдии купца Никиту Федоровича Мясникова. Никита передоверил это дело своему брату Николаю, который и был при межевании. Землемер Филимонов по правилам межевания прибавил к жалованной земле четвертую часть неудобной земли и Коллет получил в свою собственность 1240 десятин 2202 кв. саж. Николай Федорович Мясников 1 июня 1821г. получил межевую книгу и принял землю в свое распоряжение.[1] Не имея желания владеть недвижимостью в Сибири, Коллет уже в сентябре 1821г. продал землю Ивану Федоровичу Мясникову, старшему брату Никиты и Николая Мясниковых, коммерции советнику и ростовскому 1 гильдии купцу.

Иван Федорович землю подарил сыну своему Константину, инженер-капитану, который решил выстроить на этой земле винокуренный завод. Наблюдение за работами он поручил Николаю Федоровичу осевшему в Кургане. Николай Мясников приехал в Курган 26-летним молодым человеком, возможно, здесь и женился. В 1822г. жена его Агриппина Алексеевна родила дочь Лизу, которая умрет 5 октября 1827г. от горячки. В 1823г. родилась Варвара, а 20 октября 1824г. родились близнецы, Николай и Мария. Восприемниками были Никита Мясников и мещанка Пелагея Бердюгина.[2] Девочка умерла в младенчестве. Дети Варвара и Николай записаны восприемниками своих младших сестер – Марии (р.16.01.1829) и Анны (р.23.12.1830). Мария прожила всего 8 месяцев. У детей была нянька Анна Стефановна, были и дворовые – Мартын Семенов, 58 лет, и Екатерина Петрова, 35 лет. Семья Николая Федоровича в основном жила в самом Кургане, возможно, в доме, купленном братом Никитой Федоровичем на Большой Береговой улице (Куйбышева) с усадьбой 22х32 саж. 4 июня 1839 г. Никита Федорович через своего доверенного тобольского 3 гильдии купца Стефана Федоровича Шапошникова продал этот дом за 6000 руб. асс. управляющему курганскими питейными сборами, шадринскому купцу Осипу Михайловичу Лынскому.[3] Это говорит о том, что Николай из Кургана уехал. Никита Федорович жил на Илецко-Иковском винокуренном заводе, управлял строительством, потом производством. Но уже числился ялуторовским купцом, имел там дом, занимался благотворительностью. 1 января 1837г. в Тобольске начал свои действия Тюремный комитет. Пожертвования составили 12733руб. 69 коп. ассигнациями, в которые вошли 1216 руб. 67 коп., назначенные ялуторовским купцом Никитой Мясниковым на содержание при острожной церкви священника и причетника. Кроме того, он единовременно внес в Комитет 1000 руб. и обязался ежегодно доставлять по 200 руб.[4] Братья имели мельницу недалеко от Кургана.16 сентября декабрист Н.В. Басаргин писал И. И. Пущину в Ялуторовск: «В 7 верстах от города при реке Тоболе есть мельница, принадлежащая Мясникову. Она разобрана и находится в бездействии. Мясников продает все материалы и свое право на эту мельницу, и мне бы выгодно было купить ее». Покупка не состоялась.

В 1830-е гг. основное внимание братьев было направлено на Илецко-Иковский винокуренный завод. Он был выстроен на речках Черная и Черный Ик, которые брали свое начало из болот Салтосарайской волости. Глубина Черного Ика от плотины пруда вверх достигала 3 аршин, а ниже плотины – иногда ниже 2 аршин и никогда – более 3 аршин. Речка Черная имела слабое течение и глубиной была от 1 до 2 аршин, рыбы в ней никакой не было. В спрудной же воде Черного Ика и выше водились караси и гольяны, которых ловили крестьяне соседних деревень и заводские жители для личных нужд и на вольную продажу. Из речки Черной в заводской пруд была проведена канава, через которую пруд пополнялся водой. Завод выкуривал вина в полугаре (полугар-вино, водка, выгорающая при отжиге наполовину) 250000 ведер, а двойным спиртом – до 125000 ведер. Работы велись с начала осени до поздней весны и даже в первые летние месяцы, если было заготовлен лед.

Поскольку при заводе постоянно жили рабочие, нужно было занять их в летнее время. Выстроили две мельницы – на 4 и 2 постава, размалывали зерно собственного заводского заготовления на винокурение, а частный перемол допускался в летнее время, при условии достаточной высоты воды в пруду. Доход за частный перемол далеко не покрывал издержки на жерновые камни и содержание мельниц. На заводском дворе еще стояли две пильни, по 4 пилы каждая, где распиливался лес, добываемый из заводской дачи для собственных нужд. Кроме винокуренных мастеров на заводе жили плотники, каменщики, слесари, 23 человека крепостных господ Мясниковых, вольные рабочие, которые занимались поправками и устройством затворов, ремонтом бражных чанов, паровиков и проч. Мастеровые получали от 10 до 15 руб., а рабочие – от 4 до 5 руб. в месяц. У рабочих завода было до 120 коров и телят, до 340 овец и до 80 свиней. Рабочие постоянно жили в заводских домах. Женщины в рабочих семьях занимались домашним хозяйством и уходом за скотом.[5]

Наладив производство, Никита Федорович бывал на заводе все реже, поручая дела управляющим. Сам он занялся поисками золота в Восточной Сибири, нашел его и владел прииском Спасским и приисками в верховьях реки Пескиной Енисейской губернии.[6] Сделался красноярским купцом, купил или выстроил там большой дом, в котором потом снимал квартиру декабрист Василий Львович Давыдов, а в 1851 г. он приобрел весь дом в свою собственность у вдовы Анны Васильевны Мясниковой. Одновременно Никита Федорович взял винные откупа в Тобольской губернии, имел собственный дом в Ялуторовске. Наезжал в Илецко-Иковской завод. Благотворительствовал. В 1834 г. в селе Салтосарайском, к приходу которого относился завод, заложили новый храм вместо сгоревшего «на средства прихожан и на пожертвования ... красноярского купца Никиты Федоровича Мясникова».[7] На его же деньги был в этом храме устроен иконостас в виде римских портиков. С 1 января 1838 г. Никита Федорович взял в арендное содержание большой участок в Илецком бору «по межам от мельницы слободчика Тимофея Неведина (Невежина - А.Васильева), коя лежит впусте, расстоянием на 5 верст по граням в заречную сторону от Сухой Согры до Истоку, а по здешную сторону против также Глухой Согры на средний луг Малиновой речки и с того лугу вверх по Ику речке прямо на речку Теплую, с устья сей речки до вершины и с той Теплой речки прямо на устье Крутого логу и с того логу на заречную сторону Ик речки, на правую отногу Черемшанки речки, с той отноги прямо на Сухую Согру на Исток».[8] Управлять этим участком нанял курганского мещанина Василия Федоровича Романова, который должен был наладить охрану леса от порубок и от пожаров. Романов нанял четверых человек, но справиться с воровством они не могли и Василий Федорович доносил: «Насилие крестьян Введенской волости удержать невозможно, которые были иманы и представляемы от меня при объявлениях в курганский земский суд, но и за сим не прекращается воровство, а потому я вынужденным нашел донести Тобольской Казенной палате и просить ее принять сию статью в охранение казны от самовольных порубок крестьян».[9] Романов жил на заводе, возможно, какое-то время был его управляющим. 10 ноября 1840 г. женился на Глафире Петровне Рихтер, дочери бывшего туринского городничего, и привез ее на завод.7 июля 1849 г. Василий Романов купил в Кургане дом у вдовы декабриста В.К. Кюхельбекера и уже постоянно жил в городе.

В июне 1838 г. Мясников ходатайствовал о предоставлении ему привилегии для организации пароходства на сибирских реках и на озере Байкал, которую и получил в декабре 1839 г. Его пароходы плавали в 1840 г. по Байкалу и Ангаре. Тогда же братья Никита и Николай наделали долги и стояли на грани разорения. Капитал братьев считался общим, и красноярский городской суд вынес решение взыскать долги с Никиты Федоровича. Но он умирает. Декабрист В.Л. Давыдов писал 4 марта 1848г. Якову Казимирскому: «Вы спрашиваете, как кончились дела Мясникова? До 500 тыс. сер. признано долга... Анна Васильевна из оставленного ей по духовной капитала дает заимообразно 300 с чем-то тыс. сер. для первого удовлетворения кредиторов, остальной долг будет уплачиваться с доходов приисковых... Николай Мясников объявлен поэтому состоятельным, но если он с сего времени еще сделает долги, то никто за него уплачивать их не будет... Анну Васильевну ожидаем сюда в июне, не знаю, что она будет делать со своим дворцом, прочими домами, великолепной мебелью...»[10]

Владельцы Илецко-Иковского винокуренного завода, проживавшие в С.-Петербурге и привыкшие к тому, что их делами в Сибири занимается Никита Федорович, вынуждены были сами искать управляющих и заключать с ними контракты. Известно, что в разные годы заводом управляли ялуторовский купец Николай Яковлевич Балакшин, курганский купец Ефим Андреевич Балакшин, крестьянин Пахом Григорьевич Дудоркин, купеческий сын Иван Владимирович Новокшонов, мещанин Яков Любимов, крестьянин Николай Алексеевич Калмыков. После смерти Константина Ивановича Мясникова завод перешел к его несовершеннолетним детям Александру и Ивану, над которыми была учреждена опека. При оформлении наследства оказалось, что управляющие заводом смогли примежевать к заводской земле 210 десятин 118 кв. саж. Началась тяжба, в результате которой земля в 1865 г. была возвращена в казну. Завод имел в Кургане винный склад, управлять которым на 1874 г. был нанят крестьянин села Меньшикова Павел Васильевич Попов. Положили ему годовое жалованье 800 рублей. Главный управляющий заводом Калмыков нанял на 1874 г. курганского мещанина Дмитрия Васильевича Абоимова управлять складом жерновых камней в селе Колчеданском, также принадлежавшем Мясниковым. В Колчеданском Абоимов обеспечивался квартирой, отоплением, освещением и ежемесячно получал 40 руб. сер. Прожил он там несколько лет.

5 ноября 1873г. Калмыков дал доверенность мещанину города Бронницы Московской губернии Николаю Борисовичу Филинову. «Согласно доверенности, данной мне уполномоченною от наследников штабс-капитана Константина Мясникова, женою ротмистра Александра Константиновича Мясникова Екатериной Алексеевной Мясниковой... поручаю Вам управление складом вина, открытым от Илецко-Иковского завода... в городе Ялуторовске со всем наличным капиталом, вином, документами и имуществом. Кроме этого предоставляю Вам открывать в Ялуторовском округе и других смежных местностях разные ренсковые погреба, питейные заведения и временные выставки от имени господ Мясниковых с соблюдением всех Постановлений правительства по этому предмету. Управлять оными и производить продажу вина за наличные деньги, не кредитуясь в отстрочении платежа акциза за рассроченное вино, деньги в казну вносить по мере выкупа из склада вина и копии с квитанциями прилагать при каждомесячной отчетности».[11] Поскольку после смерти Никиты Федоровича никто из Мясниковых на завод не приезжал, управляющие допускали неоправданные издержки, конкуренция с винокуренными заводами Альфонса Поклевского-Козелл и Дмитрия Смолина нарастала – все это вынудило Мясниковых завод продать, и купил его в 1891 г. Дмитрий Иванович Смолин.

A.M. Васильева, Курганский областной краеведческий музей.



[1] ГАКО. Ф. И-245. Оп. 1. Д. 1035. Л. 3 об.

[2] ГАКО. Ф. И-235. Оп. 6. Д. 27. Л. 5 об.

[3] Сенат. Объяв. № 13. 13.02.1840.

[4] ТГВ. № 7.1857.

[5] ГАКО. Ф.И-245. On. 1. Д. 1507. Л. 34.

[6] Сиб. письма декабристов. Красн. 1987. л.272.

[7] ТЕВ. 16.02 1903.

[8] ГАКО. Ф.И-245. Оп. 1. Д. 9. Л. 68.

[9] ГАКО. Ф.И-245. Оп. 1. Д. 9. Л. 68.

[10] Сиб. письма декабристов. Красн. 1987. л.123.

[11] ГАКО, Ф.И-8 Оп. 1. Д. 264. Л. 30



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites