kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » История сословий » А.М. Васильева. Курганское купечество (конец XVIII – начало ХХ века) » В

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




В

Вагин Иван Мартынович. 1

Вагин Тимофей Мартынович. 2

Ванюков Андрей Порфирьевич. 5

Ванюков Андрей Андреевич. 9

Васильев Клим (Климентий) Васильевич. 13

Васильев Яков Климентьевич. 14

Васильев Иосиф (Осип) Климентьевич. 16

Васильев Алексей Климентьевич. 17

Васильев Захар Климентьевич. 18

Васильев Василий Климентьевич. 18

Васильев Федор Исидорович. 19

Вахрушев Адриан Федорович. 20

Вахутин Григорий Григорьевич. 20

Вашкевич Николай Францевич. 22

Ведерников Алексей Козьмич. 22

Вон-Ваканбе Альфред Филиппович. 22

Вятских Ольга Ивановна. 22

 

Вагин Иван Мартынович

Из шадринских купцов. Уже в 1841г. числился по городу Кургану как гость, т.е. как иногородний купец, постоянно торгующий в данной местности. Даже выступил 18 июля 1841г. наравне с курганскими мещанами Василием Чирышевым, Григорием Кропаниным и Дмитрием Стрельниковым добровольцем по пробной посадке картофеля на городском выгоне, чтобы полученные семена раздать на следующий год желающим, тем самым приобщая местных жителей к разведению новой культуры. Купил в 1841г. у Василия Чирышева мельницу, которая стояла на Тоболе. 9 октября того же года он обратился в Тобольскую Казенную палату с ходатайством о выделении ему 200 десятин земли. Он писал, что имея по городу Кургану и округу оного торговлю и водяную крупчатую мельницу «намеревается он усилить свои дела по части усовершенствования сельского хозяйства – первоначально разведением пчел, которых не только Курганская округа, но и вся Тобольская губерния не имеет, хотя же попытки в деле этом до сего для многих были неудачны. Не зная причины тому, он несомненно надеется в успехе, а как для пчеловодства нужно иметь в своем распоряжении уголок земли, на котором можно было бы развести липняк, черемошник, крушинник, разных родов тальник, посеять гречуху и некоторые травы, цветы, которых здесь нет и которые, дабы сроднить пчел со здешним климатом и доставить им первоначальную нужную пищу, необходимы» (ГАКО, ф.245, оп.1, д.1954, л.2).

Таким уголком Вагин избрал пустопорожний остров на изгибе Тобола, вблизи его мельницы, который как раз был размером около 200 десятин. Иван Мартынович просил остров на 24 года, соглашаясь ежегодно платить за него 30 рублей серебром. В случае аренды он просил не препятствовать ему распоряжаться землей по своему усмотрению, «ежели он какую-то часть займет картофелем или еще каким новым для здешней страны продуктом или будет делать на ней рассадник и испытания к улучшению сельского хозяйства, равно и ежели произведет какие-либо постройки для собственного жительства или по части мануфактурной; ежели он в продолжении 24-летнего времени оправдает пред правительством свои обещания и заведения его будут признаны крайне полезными, то в вознаграждение трудов его понесенных… землю эту оставить за ним и его наследниками вечно, за установленную плату; …ежели он предложения своего в назначенный срок не выполнит, то казна имеет право отобрать от него землю» (ГАКО, ф.245, оп.1, д.1954, л.3). Казенная Палата все начинания Вагина нашла очень полезными и земля под пчеловодство была отмежевана ровно через месяц.

20 мая 1842г. Иван Мартынович купил все у того же Чирышева деревянный магазин с землею 5х4 сажени на Береговой улице за 250 рублей серебром (С-Петерб. Сенатс. Объявления №81. 8.10.1842). Через два года, 15 февраля 1844г. он приобрел одну из самых больших усадеб города «у вдовы подпоручицы Стефаниды Ивановны Мавриной – деревянный на каменном фундаменте дом с пристройками, усадьбою с землею длиннику по улице 38 сажен, на задах, уступом к реке Тоболу, 42 сажени, а всего 2463 квадр. саж. на Береговой улице за 1500 рублей серебром» (С-Петерб. Сенатс. Объявления №33.24.04.1844). Это бывшая усадьба декабриста Михаила Нарышкина. Известно, что после отъезда в 1837г. из Кургана на Кавказ, Нарышкины поручили продажу усадьбы декабристу Александру Бриггену. Тому удалось найти покупателя только в 1843г. Это была теща декабриста Николая Басаргина Стефанида Маврина. Заплатила она за усадьбу 1200 рублей серебром, при продаже взяла на 300 рублей больше. Этот дом принадлежал наследникам Вагина до 1886г.

Иван Мартынович открыл в Кургане ренсковый погреб, хотел открыть табачную фабрику, но не успел. В 1844г. согласился ежегодно жертвовать на содержание курганского Богородице-Рождественского приходского училища 60 рублей ассигнациями, его наследники жертвовали 15 рублей серебром (ГАКО, ф.И-175, оп.1, д.117, л.383). Умер Иван Мартынович 50 лет от роду от паралича 4 апреля 1850г. Схоронили на курганском городском кладбище.

Вагин Тимофей Мартынович

После смерти Ивана Мартыновича Вагина его имущество унаследовала мать его Евфимия Гавриловна, записавшаяся по городу Кургану гостем 3 гильдии и вписавшая в унаследованный капитал неотделенного сына Тимофея Мартыновича с семейством: женой Александрой Ивановной и детьми – Николаем, Александрой, Авдотьей и Афанасией. По Шадринску в это время Вагины числились купцами 2 гильдии, капитал имели большой. В Курган Тимофей Мартынович переезжать не собирался, для ведения здешних дел нанял приказчика, Артемия Панкратьевича Серебрякова, крепостного крестьянина Пермской губернии Шайтанского генерал-майорши Кузьминой и подполковницы Берг заводов и положил ему жалованье 150 рублей серебром в год (ГАКО, ф.И-8, оп.1, д.111, л.14). Другие купцы платили своим приказчикам от 40 до 60 рублей. Вагин денег не жалел. За хорошую службу  Серебряков в 1857г. получал уже 225 рублей серебром в год, на полном хозяйском содержании вместе с семейством.

В Кургане Вагины торговали вином, имели ренсковый погреб, который был в ведении Серебрякова. Управлять мельницами пригласили курганского 3 гильдии купца Ивана Григорьевича Карнаухова. 26 января 1852г. был подписан договор, в котором Тимофей Вагин объявлял: «…даю полную мочь и верю управлять на принадлежащих мне в Курганском округе на реке Тоболе мукомольной крупчатой и Вороновской раструсной мельницах… Карнаухову. Жалованье ему полагаю 200 рублей серебром в год и содержание его с семейством на своей пище» (ГАКО, ф.И-8, оп.1, д.127 л.25). Тимофей Мартынович в 1852г. вступил в переговоры с крестьянами Смолинской волости, склоняя их на выделение ему трех десятин земли, примыкающих к мельнице, во временное пользование. Согласие общества было получено 15 июня того же года и условия аренды были утверждены в феврале 1853г., а приказ отмежевать землю поступил 25 июля 1853г. (ГАКО, ф.И-245, оп.1, д.813, л.1). Крестьяне дозволяли Вагину «при плотинах построить еще мукомольный анбар на Прорве близ деревни Челноковой… а по усмотрению излишества воды и на другом берегу Прорвы построить таковой же анбар».

Не дожидаясь межевания земли, Тимофей Мартынович начал строить мельницу, и ялуторовский окружной землемер Яков Иванов, который в июле 1853г. занимался отводом трех десятин к этой мельнице, к полевому журналу приложил Экономическое примечание, в котором дал полное описание мельницы: «Мукомольная о семи поставах крупчатая мельница находится от города Кургана в пяти верстах, от волости Смолиной – в пяти и деревень: Вороновки – в полутора и Челноковой – в полуверсте. Построена в 1853г. купцом Тимофеем Мартыновичем Вагиным на левой стороне течения Прорвы реки Старого Тобола со всеми обзаведениями, как-то: мельничным крупчатым анбаром, домом, двумя хлебными анбарами, кузницею и банею, на сумму до семи тысяч рублей серебром. Для поддержания которой, как-то: укрепление плотины, мельничного анбара, поправки деревянных колес, шестерни, неежегодной перемены жерновых камней, на покупку сала для смазки колес, на наем мастера с тремя подмастерьями и при оных до 16 рабочих, потребно ежегодно расхода примерно до трех тысяч рублей серебром. На оной перемол пшеницы (по четыре раза) в крупчатую муку производиться может во весь год и перемалывать до 60 тысяч пудов зернового пшеничного хлеба.. Можно производить перемол разного рода хлеба: пшеницы, ржи, ячменя. К оной мельнице... отведено земли сроком на 50 лет, считая оный с 1853г., три десятины чистой выгонной земли, за которую положено оброку 3 рубля серебром в год» (ГАКО, ф.245, оп.1, д.814, л.22).

На мельницах работы было много и в 1857г. в услужение к Вагину поступил курганский мещанин Иван Александров «на крупчатое мельничное заведение, состоящее на реке Тоболе и называемое Красноярским» (ГАКО, ф.И-8, оп.1, д.155, л.48).  В том же году был нанят крестьянин господ Яковлевых Невьянского завода Александр Григорьевич Чернобровин. Контракт с ним заключили 22 июня 1857г. Чернобровин обязывался «при мельничных заведениях Вагина, под ведением управляющего, быть при приеме и отпуске муки, пшеницы и прочих материалов, каковую должность исправлять с усердием и верностью. Во всем поручаемом никакой утайки не делать, вести всему верную записку в книгах, на то мне выданных, и давать во всем верные отчеты… Во время служения моего иметь к Вагину и семейству его, а равно и к управляющему заведениями почтительность, вести себя честно и трезво, с подозрительными людьми никакой связи не иметь, с заведения без хозяйской надобности не отлучаться… Если Вагин усмотрит за мной что-либо сему контракту противное, то может мне во всякое время отказать… За добропорядочное мое служение получать в год 100 рублей серебром, на хозяйской пище… Если же мой хозяин Вагин поручит мне надзор и за всем производством по мельницам, я не отрекаюсь исполнять с усердием и должною ответственностью… однако ж с прибавкой жалованья» (ГАКО, ф.И-8, оп.1, д.155, л.46). В 1861г. у Тимофея Вагина появляется еще один приказчик – арзамасский мещанин Михаил Зачатьев. В его ведении был магазин канцелярских товаров, в котором готовальня стоила 6 руб.50 коп., линейка для классного употребления из грушевого дерева, с медной оправой по сторонам – 1 руб., треугольник из того же дерева и такой же оправой – 1 руб. 25 коп.

«Тобольские губернские ведомости» 11 мая 1864г. писали: «Шадринский 1 гильдии купец Т.Вагин имеет три крупчатых мукомольных заведений в пяти верстах от города и ведет в городе, можно сказать, противу всех граждан самую обширную торговлю мукой, чаем и сахаром. Всеми его оборотами занимаются приказчики». Получая с курганских мельниц хорошие доходы Тимофей Мартынович дал деньги на храм и в 1859г. построили каменную однопрестольную церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы в селе Шкодском на пожертвования Вагина и прихожан. Вагины имели в Шадринске большой свечной завод, продукция которого расходилась по всей Сибири. Пуд свечей белого воска в 1877г. они продавали в Кургане за 26 рублей (ГАКО, ф.И-72, оп.1, д.85, л.36). Возможно, воск был с той пасеки, которую завел старший брат Иван Мартынович. После смерти Тимофея Мартыновича шадринское и курганское имение перешло к его сыну Николаю. При нем мельницами на Тоболе управлял вязниковский мещанин Марк Трофимович Делинин.

В марте 1874г. генерал-губернатор Западной Сибири распорядился назначить комиссию для изучения фарватера Тобола от Кургана до верховьев на предмет судоходства. Узнав об этом, курганские купцы, чьи мельницы стояли на Тоболе, были весьма встревожены, потому что плотины могли быть снесены ради судоходства и мельницы не смогли бы работать. Николай Тимофеевич Вагин дает 24 июля 1874г. шадринскому купцу 2 гильдии Семену Петровичу Вяткину доверенность следующего содержания: «На реке Тоболе Курганского округа Смолинской волости между селом Шкотским и деревней Вороновой имею я с разрешения надлежащей власти и перешедшие ко мне после смерти отца моего, Потомственного Почетного гражданина, бывшего шадринского 1 гильдии купца Тимофея Мартыновича Вагина, три водяных мукомольных мельницы, стоющие мне немалозначительные суммы и приносящие громадную пользу местному населению. С некоторого времени судовладельцы и еще другие лица… ходатайствуют реку Тобол обратить в судоходную… пользование мое мельницами стесняют и даже угрожают положительным воспрещением… Поручаю Вам в случае надобности при исследовании местных условий и мельниц и вообще при собрании сведений о безвозможности обращения реки Тобола в судоходную находиться и вовремя представлять мои интересы» (ГАКО, ф.И-236, оп.1, д.24, л.32). Комиссия признала невозможность летнего судоходства на Тоболе и владельцы мельниц успокоились.

Николай Тимофеевич Вагин был женат на Надежде Алексеевне Павловой, дочери известного шадринского купца. Сестра ее Ольга была замужем за богатым купцом Ушковым, имевшим земли в Курганском округе. По преданию Николай Вагин убил свою жену Надежду и был судим, но суд его оправдал. Он переписал все свое состояние на свояченицу Ольгу Ушкову, сам вскоре сгорел при большом пожаре в декабре 1886г. (В.И.Иовлева. Шадринские улицы. Шадр. 2002. с.53). Жизнь супругов, вероятно, и вправду была напряженной. Надежда Алексеевна в 1883г., незадолго до смерти, взяла у мужа в аренду курганские мельницы сроком до 1890г. Управлять ими она пригласила равноправного товарища на аренду курганского купца Николая Викторовича Куракина. После смерти Надежды Алексеевны Куракин остался единственным арендатором, а после смерти Николая Вагина Куракин решил стать уже не арендатором мельниц, а их владельцем, т.к. «дети со дня смерти отца в течение более года не владели означенным имением, то они , пропустив десятинедельные сроки и не будучи утверждены в правах наследства, не имеют права наследования» (ГАКО, ф.И-236, оп.1, д.57, л. 6). Наследники права свои отстояли, мельницы продали, как и две курганские усадьбы: ранее упомянутую бывшую усадьбу декабриста Нарышкина и вторую, тоже на Береговой улице, на которой стоял двухэтажный дом на каменном фундаменте с каменными лавками, четыре амбара и баня (ГАКО, ф.И-9, оп.1, д.10, л.6). На этом тесная связь Вагиных с Курганом прервалась.

Ванюков Андрей Порфирьевич

Из камышловских мещан. Окончил полный курс камышловского уездного училища и поступил в селе Талице младшим конторским служащим к известному винопромышленнику Альфонсу Фомичу Поклевскому-Козелл. Природный ум и усердие позволили сделать Ванюкову быструю карьеру по службе. По делам Торгового Дома Поклевского-Козелл он оказывается в Кургане и в 1877г. проходит по спискам курганского купечества как купец 2 гильдии. Потом его снова отзывают в Талицу, откуда он возвращается в Курган в 1883г. К этому времени у него уже большая семья. Женат он был на Евгении Николаевне Комарских, у супругов было семеро детей – Екатерина (1872), Елена (1875), Константин (1876), Владимир (1880), Валентина (1882), Андрей (1889) и Александра (1898).

Где произошло знакомство Андрея Ванюкова и Александра Балакшина неизвестно, но в 1876г. они совместно выстроили крахмалопаточный завод возле деревни Старо-Сидоровой (Логовушка) Введенской волости (Записки УОЛЕ. Т.11., вып.1. Екат.1887. л.112). В то время Курганский и Шадринский округа были единственным центром Западной Сибири и Пермской губернии, где сгруппировалось паточное производство и возделывание картофеля. Начало паточному производству за Уралом положил курганский купец Федор Яковлевич Букарин, открывший в самом городе Кургане в 1846г. первый паточный завод, через два года в 12 верстах от Шадринска, на Исети появился завод шадринского купца Гавриила Ушкова, в 1854г. Василий Тимофеевич Багашов открыл в Кургане еще один паточный завод. С этого времени производство патоки стало постоянно развиваться, что повлекло за собой появление пряничных заведений, которые и были главными потребителями патоки.

Когда Ванюков и Балакшин открыли свой паточный завод, был хороший урожай картофеля, как и два последующих года. В это время заводы Курганского округа вываривали до 150 тысяч пудов патоки в год и цены на нее упали до 60-90 копеек за пуд. Упали цены и на покупаемый картофель,  иногда даже до трех копеек за четверик. Тогда крестьяне уменьшили посадки картофеля. Два последующих года, 1879 и 1880, частично от сокращения посевов, частично от неурожая картофеля снова оживили паточное дело, и цена за пуд доходила до 1 рубля 80 копеек. Чтобы не зависеть от крестьянских посадок, Товарищество «Балакшин и Ванюков» стало делать самостоятельные посадки картофеля. Их завод находился в долине небольшой речки Старо-Сидоровский Лог, которая текла с запада на восток. Долина этой речки была шириной около версты и местами поднималась пологими увалами. Увалы эти представляли собой равнины, имеющие пологий скат к другой низине, пересекающей долину речки почти под прямым углом. Увалы и их склоны имели черноземную почву, близкую к суглинку, долина речки и низины были солонцеваты.

Местность эта принадлежала крестьянам трех соседних деревень Введенской волости, из которых деревня Старо-Сидорова была расположена вблизи завода, на той же речке. Завод арендовал у крестьян поля для приготовления паров и посадки картофеля не отдельным участком, а единично у каждого крестьянина, т.е. черезполосно, по всем увалам. Аренда заключалась на два года, изредка на три, так что посев картофеля входил в севооборот крестьянской пахоты. Завод засаживал картофелем от 150 до 200 десятин, для чего ежегодно запасал на семена от 11 до 14 тысяч четвериков (в четверике до 20 пудов картофеля). Для хранения семенного картофеля на заводе было три земляных подвала длиною по 20 сажен, шириною в 3 сажени и глубиною до 2 аршин. Крыши подвалов были двускатные, с люками через каждые три сажени для насыпки картофеля, на переднем и заднем концах тоже люки, служащие для проветривания. В крышу каждого подвала было вделано по четыре вытяжных деревянных трубы. Вход в подвалы устроен посередине, с сенями в две двери. При наступлении холодов подвалы поверх земляной крыши засыпались слоем соломы в аршин, а в самих подвалах у входа ставились небольшие железные печи на случай сильных морозов или для просушивания, если появлялась сырость.

Первоначально заводские поля засаживали четырьмя сортами картофеля, которые хозяева называли: круглый, ямчатый, красный и долгий. В 1880г. они послали все сорта картофеля для исследования преподавателю Уманского земледельческого училища Г.Погепполю, автору работы «Картофель и его культура» и в Императорское Вольно-экономическое общество. Исследования показали, что эти сорта в Сибири не вызревают. Недостаточная быстрота созревания местных сортов картофеля, к тому же их низкая крахмальность и урожайность, побудили Ванюкова и Балакшина к разведению новых сортов. Они обратились в Петровско-Разумовскую земледельческую академию, к Р.И.Шредеру, который в 1881г. выслал им 11 сортов картофеля, по пуду каждого сорта.

На следующий год Шредер прислал еще до 15 пудов других сортов, но рано наступившие холода попортили дорогой картофель так, что воспользоваться ни одним из них не удалось. В 1883г. был привезен из Шадринска сорт Петербургский, который оказался достаточно урожайным. В 1885г. выписали шесть сортов от Грачева из Петербурга, в 1886г.- от Лобанова из Екатеринбурга. Имея множество сортов, стали проводить ежегодные сравнительные испытания. Для посадки выбирали лучшее поле, на которое сажали все сорта одновременно по 10 четвериков каждый, чтобы видеть какие из них окажутся лучшими при одинаковых условиях. Особенно удачными оказались сорта Алкоголь, Красный луковичный, Насенгрундский, Роза Эльденас, Магнум Бонум. Первые три сорта имели еще и высокую крахмальность. Им отдавали предпочтение на заводских полях.

Рабочий сезон на паточном заводе Ванюкова и Балакшина продолжался два, редко три осенних месяца. Работали день и ночь посменно. Рабочих бывало до 20 человек, с ежемесячной платой от 5 до 7 рублей на заводском содержании. Стоимость патоки зависела, главным образом, от цены картофеля и накладных расходов. Собственно, расходы по производству колебались от 25 до 30 копеек на пуд патоки. Завод имел паровую машину. Для подъема воды служил пульзометр. Картофель из нижнего этажа поднимался элеватором в мойку системы Сименса. Работали две терки из березовых цилиндров диаметром в 9 вершков и шириною в 12 вершков. Для промывки мезги служили два бильных сита со щетками. Отстаивание крахмала производилось в ларях. Крахмал, как для сушки, так и для варки промывался в особом отделении. Варка патоки производилась в деревянных чанах паром, выпаривание также паром в плоском деревянном чану, на дне которого был расположен паровой змеевик. Для фильтрования через уголь имелась батарея из четырех фильтров. Картофельный крахмал для продажи приготовлял только завод Балакшина и Ванюкова. Производительность росла, закупалось новое оборудование.

В 1887г. Уральское общество любителей естествознания (УОЛЕ) организовало в Екатеринбурге Сибирско-Уральскую научно-промышленную выставку, которая работала с 15 мая по 15 сентября. Эта выставка дала повод Балакшину и Ванюкову подвести итоги за 10 лет работы завода, показать в каком состоянии находится паточное производство в нашей местности, обнародовать наблюдения и опыты, которые могли быть полезны для всех, кто занимался возделыванием картофеля. Балакшин и Ванюков были награждены золотой медалью УОЛЕ за отличные коллекции почв и сорных растений, за модели орудий и качество картофеля, за продукцию завода и муку.

Будучи совладельцем крахмалопаточного завода, Андрей Порфирьевич в то же время оставался служащим Торгового Дома Поклевских-Козелл. Он жил не в Логовушке, как Балакшины, а в городе, на усадьбе Поклевского-Козелл, которую Альфонс Фомич приобрел 8 августа 1869г. Усадьба находилась на углу Троицкой улицы и Компанейского переулка (Куйбышева – 1-я Заводская). Здесь у Ванюковых родилась дочь Александра. Ее крестными были Александр Николаевич Балакшин и Екатерина Ванюкова (ГАКО, ф.И-235, оп. 3, д.88, л.111об.).

Владимир Ванюков вспоминал: «Дом был против базарной площади. Весной река разливалась и подходила близко к нашему дому, заливая площадь. На этой площади были большие базары, особенно во время ярмарок. Здесь стяги рогатого скота стояли на протяжении километра. Также поленницами стояли осетры. Осенью привозили на арбах массу арбузов. Скрип арб раздавался на большое расстояние. Арбузы стоили 15-25 копеек сотня. На местных полях были вишняки и вишня продавалась с возов по полкопейки за фунт. Удовольствием было зимой покататься на двугорбых верблюдах, на которых привозили из степи жиры. Весной, в половодье, приходили пароходы из Тобольска и Тюмени. Один раз пароход остановился против нашего дома, по другую сторону дороги. Мне с отцом удалось побывать на пароходе и его осматривать. Часто я любил бывать на заводе по производству сальных свечей и знакомился с их изготовлением. Ездил с отцом на выжиг в печах древесного угля для очистки спирта на водочном заводе».

Себе в помощники Андрей Порфирьевич подыскивал людей надежных, на которых он мог бы положиться. Из села Талицкого привез крестьянина Андрея Николаевича Ушакова, которому 4 февраля 1889г. он дает доверенность: «Милостивый государь Андрей Николаевич! На основании доверенности, выданной мне действительным статским советником Альфонсом Фомичем Поклевским-Козелл 28 ноября 1888г., засвидетельствованную камышловским нотариусом, на управление их курганским оптовым складом и всею виноторговлею в городе Кургане и округе оного, я поручаю Вам во время моих отлучек …управлять вместо меня складом и виноторговлею Поклевских-Козелл, причем предоставляю Вам усчитывать служащих и приказчиков, продавать вино и прочии питии оптом и раздробительно по ценам, какие будут мною или доверителем моим назначены» (ГАКО, ф.И-236 оп.1, д.59, л.29).

В 1890г. Ванюкова переводят в Пермь управляющим пивоваренным заводом Торгового Дома Поклевских-Козелл. Он забирает с собой многочисленное семейство. Старших детей помещает в различные учебные заведения: Екатерину и Елену – в женскую гимназию, Константина в третий класс, а Владимира в первый класс реального училища. Младшие дети оставались на попечении Евгении Николаевны, которая много занималась с ними. Дети очень любили свою мать и когда 2 июня 1891г. Евгения Николаевна скончалась, дети тяжело пережили ее смерть и в память о ней называли своих старших детей ее именем. Андрей Порфирьевич потом женился вторично на Анне Моисеевне Кругликовой, которая была хорошей мачехой и пользовалась уважением пасынков. В Перми семья жила недолго и в 1892г. уже снова была в Кургане.

Товарищество «Балакшин и Ванюков» в 1893г. купило с публичных торгов в городской управе участок земли 40х60 саженей вдоль Казарменного переулка между улицами Ново-Запольной и Степной (Кирова – Гоголя-Пушкина) В 1896г. к этой земле прикупили прилегающий участок 10х60 саженей, и получилась громадная усадьба. На ней поселился Андрей Порфирьевич, дом выстроил деревянный одноэтажный, с открытыми террасами, который стоял среди сада. Ванюков, как и Балакшин, был большим любителем садоводства. У него в саду росли вишня, черная и красная смородина, крыжовник, облепиха, яблони. Надворные постройки Ванюков сдавал под склад земледельческих машин за 500 руб. в год. В небольшой избе на дворе жили кучер и караульный. Когда после отъезда Александра Николаевича Балакшина в Англию Ванюков переселился в Логовушку, дом этот остался за его зятем Сергеем Александровичем Балакшиным. В Логовушке у Ванюковых тоже было имение.

Вся деятельность Андрея Порфирьевича была сосредоточена в городе, где он продолжал служить в Торговом Доме Поклевских-Козелл. По словам его сына Владимира, Андрей Порфирьевич оставил эту службу в 1895г. и активно подключился к организации сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки в Кургане. За свои труды по рациональному ведению картофельного хозяйства и развитию паточного производства А.П. Ванюков и А.Н.Балакшин были награждены на этой выставке Большой серебряной медалью. В 1894г. Андрей Порфирьевич познакомился с Николаем Лукичем Скалозубовым, который 6 августа приехал в Логовушку, чтобы осмотреть хозяйство Балакшина и Ванюкова. Передовой агроном Скалозубов сразу заинтересовался опытами Ванюкова, который старался вывести культуру грибка, способную уничтожать саранчу. В своем дневнике Николай Лукич записал: «Андрей Порфирьевич летом 1893г. и в 1894г. работал над вопросом о заражении кобылки низшими организмами. Сначала думал заражать белой мюскардиной – успеха не было. Ныне работает над культурой грибка, поражающего кобылку. О результатах определенных сведений не дает, но говорит, что заражение удалось» (В.Плющев. Молочные родники. Кур.1999. с.64).

Андрей Порфирьевич, вместе с А.Н.Балакшиным, стоял у истоков КО МОСХа. Со дня образования Отдела в 1897г. он 5 лет состоял его казначеем, затем членом Правления, членом Ревизионной комиссии. На одном из первых собраний Ванюков выступил с докладом «О нуждах местного населения в лесных материалах и о необходимости возбуждения вопроса о разработке местных торфяных богатств». Он характеризовал торф как дешевое топливо, могущее иметь важное экономическое значение в местностях Курганского округа, бедных лесом. Согласно с этим докладом Отдел ходатайствовал перед правительством о продолжении исследований и пробных разработках торфяных залежей за счет казны. Отдел же со своей стороны брал на себя труд продавать торф и пропагандировать среди населения торфяное отопление. Ходатайство Отдела было удовлетворено, и начались торфяные разработки, довольно быстро заглохшие. О предложении Ванюкова вспомнили в Кургане в годы Великой Отечественной войны, когда город оставался без топлива. В 1943г. срочно выстроили узкоколейку до Рябковой, которая было окружено торфяниками и полностью выбрали это дешевое топливо.

Как член Правления КО МОСХа Андрей Порфирьевич входил в комиссию по молочному хозяйству.7 ноября 1903г. он сделал доклад об устройстве склада-холодильника для хранения масла, предлагая просить Управление Сибирской железной дороги взять это дело на себя. Холодильник был построен в 1909г., но английской фирмой Торговый Дом «Братья Вестей». Настаивал Ванюков и на проведении железнодорожной ветки Екатеринбург-Шадринск-Курган. Эта его мечта осуществилась в 1931г.

Когда началось строительство собственного здания КО МОСХа, так называемого Саманного дома, несмотря на то, что был нанят десятник для непосредственного наблюдения за постройкой, главные распоряжения  и надзор были предоставлены Андрею Порфирьевичу (ГАКО, ф.267, оп.1, д.3, л.26). Как многие образованные люди Ванюков имел склонность к попечительству. В 1898г. он выступает как председатель Общества попечения об учащихся, секретарем которого был его будущий зять и муж старшей дочери Екатерины Александр Александрович Наумов. В это же время Елена, вторая его дочь, была секретарем Правления Дамского попечительного общества (ГАКО, ф.267, оп.1, д.3, л.3). Андрей Порфирьевич целое десятилетие, начиная с 28 февраля 1900г., состоял членом Попечительного Совета женской гимназии (ГАКО, ф.И-63, оп.1, д.82, л.41).

В 1910г. в Кургане была учреждена товарная биржа, Устав которой был утвержден Государем 5 февраля 1910г. Первый параграф Устава гласил: «Курганская биржа есть сборное место для взаимных отношений и сделок по всем отраслям торговли, промышленности и сельского хозяйства и имеет целью облегчение таких сделок и сношений, упорядочение местной товарной торговли, а равно получение необходимых по означенным частям сведений». Представителем Биржевого общества являлся Биржевой Комитет, состоящий из председателя, двух его товарищей, шести членов, именуемых биржевыми старшинами и старшего маклера. Первым председателем Биржевого Комитета был избран Никита Андреевич Скоропадский, Ванюков стал его товарищем и вскоре сменил Скоропадского на его посту (ГАКО, ф.И-9, оп.1, д.99, л.58). В это же время Ванюков состоял гласным городской Думы и членом управы.

В 1913г. Андрей Порфирьевич переезжает на постоянное жительство в Логовушку, где решает продолжить дело, начатое совместно с Александром Николаевичем Балакшиным в 1876г. Городская управа зарегистрировала в 1914г. Товарищество на вере под фирмою «А.А.Ванюков и К.», учрежденное по договору купеческим сыном Андреем Андреевичем Ванюковым, купцом Андреем Порфирьевичем Ванюковым, купеческими женами Марией Семеновной Ванюковой и Марией Александровной Балакшиной, для ведения заводско-промышленных и торговых дел в России, в том числе для продолжения и развития предприятий ликвидированного Товарищества «Балакшин и Ванюков» (Изв. Кург. Гор. Общ. управ. Вып. 5-6, л.10). В 1915г. Андрей Андреевич подал прошение в городскую управу с просьбой направить на его паточный завод 7 военнопленных, так как рабочих рук не хватало в связи с военными действиями.

Несмотря на возраст, Андрей Порфирьевич продолжал вести активный образ жизни. 17 апреля 1914г. он был избран председателем водопроводной комиссии при городской управе, как вдруг заболел. На заседании городской Думы 14 июля 1914г. гласный Думы, врач Петр Павлович Успенский объявил о болезни Ванюкова и предложил послать ему телеграмму с выражением глубокого сожаления по поводу постигшей его болезни. Дума единогласно поддержала Успенского. Андрей Порфирьевич скончался 13 августа 1915г. в Логовушке. Исповедал его местный протоиерей Федор Андреев. Хоронили 15 августа в Кургане на Соборном кладбище. Как записано в метрической книге «умер от старости», ему было 68 лет. 29 марта 1916г. в курганскую Думу поступило заявление Андрея Андреевича Ванюкова следующего содержания: «Желая увековечить память отца А.П.Ванюкова, дети его просят городскую Думу принять 2000 рублей на стипендию имени их отца при местной женской гимназии, для внесения платы за правоучение одной из бедных учениц и выдачи ей ежемесячно, в течение учебного времени по пять рублей. Желательно, чтобы предпочтение было отдано бедной девочке Введенской волости…» (Изв. Кург.гор. общ. Управ. Вып.3-4. 25.06.1916. с.50). Стипендия была учреждена с 6 октября 1916г. Наследники подали 9 января 1917г. заявление в Попечительный Совет женской гимназии: «…Прилагая при сем билет Курганского Общественного банка на 2000 рублей сроком на 25 лет по 6,5% годовых… первою кандидаткою на стипендию имени А.П.Ванюкова просим считать ученицу 1 класса Рябову Параскеву» (ГАКО, ф.И-63, оп.1, д.47, л.278).

Ванюков Андрей Андреевич

Младший из братьев, продолжал дело отца. Он вел хозяйство в Логовушке, занимался благотворительностью. В 1918г. ему было преподано архипастырское благословение с выдачею грамоты за пожертвование 5 тысяч рублей на украшение Введенского храма (ТЕВ №5. 23.02.1919). В своем хозяйстве, кроме картофеля и зерновых, он выращивал капусту, продавал ее по 15 рублей за сотню вилков в 34 Сибирский стрелковый запасный полк, квартирующий в Кургане. Крахмало-паточный завод находился в рабочем состоянии в период революционных событий. После того как Андрей Андреевич покинул Логовушку, завод не был растащен. Газета «Красный Курган» в 1929г. писала: «В Курганском районе коллективизация должна проводиться, главным образом, вокруг крахмало-паточного завода в Старо-Сидоровой… Завод заново переоборудован и будет готов к пуску осенью 1930г. При загрузке завода 150 тыс. пудов картофеля и при урожайности в 500 пудов с гектара нужно весной будущего года засадить картофелем 300 гектар. Делом расширения площади под картофель и по организации передачи крахмалопаточного завода колхозам должны заняться уже организованные вокруг завода сельско-хозяйственные артели «Сила труда» и «Ермак» и те, которые должны организоваться до весны 1930г. из граждан деревень Сычевой, Старо-Сидоровой и Введенской» (Кр.Кур. 3.08.1929).

Почти все дети Андрея Порфирьевича оказались в Москве. Старшая дочь Екатерина Андреевна после завершения учебы в пермской женской гимназии уехала в С-Петербург, где занималась с 1894 по 1898год на женских Бестужевских курсах и там познакомилась с Надеждой Констатиновной Крупской. Вернувшись в Курган, Екатерина Андреевна преподавала историю и географию в Александровской женской гимназии с 21 октября 1898г. по 1 августа 1899г. Из гимназии ушла в связи с новым назначением мужа, Александра Александровича Наумова, помощника курганского лесничего и одновременно преподавателя местной Лесной школы. Наумов был склонен к политической деятельности, даже организовал подпольный кружок; Екатерина Ванюкова в Петербурге входила в группу народовольцев, находилась под надзором полиции. У них оказалось много общего. В августе 1899г. Наумов был переведен в Баку, помощником лесничего в Геокчайское лесничество (ГАКО, ф.198, оп.1, д.6, л.440). Вскоре он был направлен в Пермь. Заехав ненадолго в Курган, они забрали чемодан с «Искрой», привезенный Костей Ванюковым из Берлина, в Перми передали его Лиде Фотиевой, подруге Крупской и в будущем секретарю В.И.Ленина. Фотиева стала крестной матерью старшей дочери Наумовых, Евгении, родившейся в 1901г., и прожившей всего два года.

В Перми Екатерина Андреевна преподавала в частной женской гимназии и вместе с мужем принимала участие в подпольной революционной работе, за что супруги Наумовы были высланы в Нижний Новгород в 1903 г. под надзор полиции. Там они были заключены в тюрьму за продолжение своей деятельности. 28 июля 1904г. начальник тюрьмы поручик Н.Баранов донес начальнику нижегородского охранного отделения, что «содержащаяся в вверенной мне тюрьме Екатерина Андреевна Наумова сего числа из-под стражи освобождена». 3 июля уже полицмейстер доносил в охранное отделение, что за женою ученого лесовода Е.А.Наумовой, проживающей в Жуковской улице, №8, учрежден особый надзор полиции.

Освободившись под залог, Наумовы уехали в Ригу, где у них родился сын Всеволод, потом перебрались в Петербург. Екатерина Андреевна снова стала преподавать в гимназии. Супруги встретились с Лидией Фотиевой, которая была уже заметной фигурой петербургского революционного подполья, и под ее руководством вели пропагандистскую работу среди рабочих Невской заставы. В августе 1907г. Наумовы пережили трагическое событие. Младший брат Александра Александровича Владимир вместе с Никитенко и Синявским был повешен за покушение на жизнь Николая 2-го.

В Петербурге у супругов родились две дочери – Наталья (1908) и Вера (1909). В 1911г. семья переехала в Томск, где им довелось встречаться с Яковом Свердловым и Сергеем Кировым. Наумов работал в страховом обществе, Екатерина Андреевна преподавала. В 1923г. семья Наумовых переехала в Москву. Поработав немного в Госстрахе, Наумов перешел в Наркомлес экономистом, Екатерина Андреевна преподавала до 1938г. в средней школе. Во время войны супруги Москву не покинули, будучи уже тяжело больными людьми. 12 ноября 1942г. скончалась Екатерина Андреевна, через десять дней умер Александр Александрович.

Сестры Екатерины Андреевны вышли замуж за курганских купеческих сыновей – Елена за Сергея Балакшина, Валентина за Константина Дунаева. Младшая сестра Александра в 1905г. окончила седьмой класс курганской гимназии и подала заявление о приеме ее в восьмой, педагогический класс. После окончания гимназии преподавала в 3-м женском приходском училище, заведовала женской воскресной школой, организовала среди учителей кружок самодеятельности. Завсегдатаем этого кружка был Александр Васильевич Семенцов. Он был в августе 1907г. перемещен с должности помощника учителя Юдино-Вознесенского двухклассного сельского училища на должность третьего учителя Троицкого городского приходского училища (Т.Г.В.№6. 13.11.1907). Позже Семенцов преподавал в двухклассном железнодорожном училище. Александра Ванюкова вышла за него замуж, после революции супруги оказались в Сумской области, где продолжали преподавательскую деятельность.

Константин Ванюков окончил пермское реальное училище. Затем получил в Германии высшее сельскохозяйственное образование. Одновременно с ним там учился его друг Сергей Балакшин, который был его младше почти на год. Балакшин получил инженерное образование. Со временем они стали не только друзьями, но ближайшими родственниками, отдав друг другу в жены своих сестер. Константин Ванюков женился на Марии Балакшиной. В Германии Ванюков и Балакшин познакомились, возможно, с подачи старшей сестры Екатерины, с Надеждой Крупской и по ее просьбе, возвращаясь в Россию, привезли с собой чемодан с нелегальной литературой, который осел в Логовушке. Крупская 16 апреля 1901г. писала в Самару: «Не можете ли сделать следующее: у нас в Кургане лежит чемодан с двойным дном с «Искрой». Не может ли туда съездить Инна или кто другой. Адрес в Кургане: паточный и крахмальный заводы… Спросить или молодого барина… или молодого Ванюкова. Спросить гостинец из Берлина» (Сб. Ленин и Южное Зауралье. Чел. 1970.с.45). 26 июня 1901г. Крупская пишет уже в Харьков: «…просила достать чемодан с литературой из К., дала адрес, пароль и прочее и опять ни слова. Хоть и мало чего там было, а все же жаль, если все так прахом пошло. Пишу в Курган своей знакомой – не знаю, будет ли толк какой?». Под знакомой Крупская подразумевала Екатерину Ванюкову, которая и вывезла чемодан в Пермь.

В Кургане о какой-либо политической деятельности Константина Андреевича неизвестно. Он полностью погрузился в сельскохозяйственную деятельность, взял на себя заботу о картофельных посадках и зерне, постоянно объезжал поля, стал активным членом КО МОСХа, 21 марта его избрали членом Правления КО МОСХа. Как агроном, он входил в комиссию по устройству ежегодных выставок семян, в комиссию по устройству конкурса пахарей. Для ознакомления сельских хозяев с новинками техники выступил с докладом «О частном конкурсе сельскохозяйственных машин и орудий в Германии». Был послан Отделом в командировку для знакомства с перспективой разведения тонкорунных овец в Курганском округе. Вернувшись, Константин Андреевич на заседании КО МОСХа 4 июля 1903г. сделал сообщение о результатах своего исследования о тонкорунном овцеводстве по линии Сибирской железной дороги, которое посчитал перспективным и для местных условий.

В семье Константина Андреевича и Марии Александровны было трое детей: Вера родилась 20 февраля 1903г., ее восприемниками были Андрей Порфирьевич Ванюков и Елизавета Михайловна Балакшина; Владимир родился 22 февраля 1905г., его восприемниками были Владимир Андреевич Ванюков и Мария Васильевна Балакшина; Сергей родился в 1907г. Позже Константин Андреевич со всем семейством уехал из Кургана и заведовал Купинским опытным полем. Оно находилось в Томской губернии, там ученые производили анализ почв и ставили опыты по выращиванию разнообразных культур. Там были испытаны и пропагандировались образцы посевных семян овса – шведского, финляндского, оригинального, шатиловского, мильтон; ячменя шведского; льна-долгунца и псковского; из кормовых трав – люцерны французской, туркестанской и серповидной; клевера белого и красного; вики черной и белой; тимофеевки местных пород, затем могар, экспарцет и костер безостный.

Из братьев Ванюковых наиболее известен средний – Владимир Андреевич. Он родился 17 июня 1880г. в селе Талицком Пермской губернии, где его отец служил у А.Ф.Поклевского-Козелл. Закончил пермское реальное училище, и поступил в Томский технологический институт. Сохранился диплом Ванюкова «Диплом № 3632. Дан от Томского технологического института Императора Николая 2-го Владимиру Андреевичу Ванюкову, сыну купца, православного вероисповедания, родившегося 17 июня 1880г., в том, что он, Ванюков, по окончании в 1899г. полного курса учения в Пермском Алексеевском реальном училище, с свидетельством дополнительного класса, был принят с 1сентября 1900г. в число студентов Томского технологического института, где окончил курс по химическому отделению. По выдержании испытания в экзаменационной комиссии 4 декабря 1906г. и по представлении дипломной работы на темы: 1) Опытные плавки на «Water Iacketed Copper Furnace», проведенные на Богословском медеплавильном заводе в июле 1905 г. 2) «Преимущества и выгоды применение горячего дутья при плавке обожженных руд и способа плавки сырых руд по принципу «Pyritic Smelting» сравнительно существующим на медеплавильном заводе Богословского горного округа», был удостоен звания инженер-химика… При поступлении в Государственную службу на штатную должность техника он, Ванюков, имеет право на производство в чин 10-го класса, как окончивший курс в числе отличнейших».

Еще будучи студентом Владимир, согласно закону, явился в курганское По воинской повинности присутствие для исполнения воинской повинности, но был признан совершенно неспособным к военной службе и навсегда от нее освобожден. После окончания института Владимир Ванюков был оставлен при кафедре металлургии в качестве профессорского стипендиата. Осенью 1910г. по Постановлению Совета института был командирован за границу на два года. Первый год он работал в Аахене, у профессора В.Борхаса, а летом практиковался на медных, свинцовых и цинковых заводах Германии. Второй год работал в Бостонском технологическом институте в Америке, у профессоров Г.Гофмана и Р. Ричарда. В течение лета вел практические занятия на медных, никелевых, свинцовых и цинковых заводах, обогатительных и золото-извлекательных фабриках США. В результате этой работы Ванюковым был открыт и разработан новый метод термического анализа. Будучи еще в Америке, он был избран на кафедру металлургии цветных металлов в Варшавский политехнический институт, где оборудовал лабораторию. Читал там до 1917г. курс по металлургии и обогащению цветных металлов. В 1917г. вместе с Варшавским институтом 1 октября переводится во вновь организуемый Нижегородский политехнический институт. Одновременно принимает участие в организации Екатеринбургского горного института, где на него возлагается проектирование и сооружение всех лабораторий.

С установлением в Сибири и на Урале советской власти Владимир Андреевич, как видный специалист по цветным металлам, привлекается к восстановлению серебро-свинцовой промышленности и к руководству научными работами в области цветной металлургии. В мае 1922г. Валютное Управление Наркомфина привлекает Ванюкова в качестве научного консультанта по благородным металлам, где он работает по 19 февраля 1926г. За этот период им разработаны новые методы очистки золота хлорированием, при его участии сооружается и пускается в ход плавильно-аффинажная лаборатория, в которой Владимир Андреевич проводит разработку сплава для новой разменной монеты СССР образца 1926г., который был принят на совещании в Монетном Дворе.

Владимир Андреевич был инициатором создания в Московской горной академии факультета цветных металлов, на базе которого в 1930г. был создан первый в мире учебный институт цветных металлов и золота. Не было в стране ни одного предприятия цветной металлургии, которое не было бы связано с именем Ванюкова. Труд его был отмечен в 1939г. орденом Трудового Красного Знамени. Особенно большую помощь Владимир Андреевич оказал предприятиям в годы Великой Отечественной войны, разработав и внедрив на медеплавильных заводах Казахстана новый способ плавки медных окисленных руд и концентратов. За эту работу он был в 1946г удостоен Сталинской премии, позже называвшейся Государственной. Годом раньше ему было присвоено звание Заслуженного деятеля науки и техники, в 1950г. Ванюков награжден орденом Ленина. Скончался 31 мая 1957г.

Надежным помощником в течение всей жизни была для него жена. Часто бывая на металлургических заводах Урала, Ванюков познакомился с сестрой главного инженера Катав-Ивановского завода Анной Ивановной Широких. А возможно они были знакомы еще с Перми, где он был реалистом, а она училась в женской гимназии. Анна знала его старшую сестру Екатерину, ее подругой в гимназии была Лида Фотиева, девочки входили в подпольный кружок, где читали революционную литературу. Поступив на Бестужевские курсы в Петербурге, Анна по мере сил участвует в подпольной деятельности, за что с курсов исключается. Она уезжает к брату на Богословский завод, где встречает Владимира Ванюкова и 30 января 1906г.  выходит за него замуж. У них было трое детей. Первым родился Евгений, потом Лида и Андрей. Лида родилась в Кургане и в метрических книгах Александро-Невской церкви указано, что у инженер-химика Владимира Андреевича Ванюкова и его законной жены Анны Ивановны 17 января 1911г. родилась дочь Лидия. Крестили 23 января сестра Владимира Елена Андреевна Балакшина и Константин Маркович Дунаев, старый друг и муж сестры Валентины (ГАКО, ф.И-235. оп.4, д.101, л.412об.). Дети и внуки Владимира Андреевича жили в Москве.

Васильев Клим (Климентий) Васильевич

Из крестьян Владимирской губернии. Принят в курганское купечество по приговору Тобольской Казенной палаты от 14 июля 1842г., который гласил: «По выслушании отношения Владимирской Палаты Государственных имуществ от 15 мая 1842г. приказали: всходность отношения Владимирской Палаты…  и препровожденного при оном приемного приговора курганских купцов и мещан, крестьянина Владимирской губернии Вязниковского уезда Татаровской волости деревни Зелениной Клима Васильева сына Васильева с сыновьями его Яковом, Осипом, Алексеем, Захаром, Василием и принадлежащим к оному женским полом причислить в курганское по 3 гильдии купечество с начала сего года и внеся их в книгу о гильдиях. О исполнении оного предписать курганскому городовому хозяйственному управлению и окружному казначейству с тем, чтобы оное во взыскании с купца Васильева процентных с капитала пошлин и в выдаче ему с семейством на право торговли свидетельств и на лавки билетов поступали по сим изданным на это узаконений» (ГАКО, ф.И-8, оп.1, д.25, л.54).

В это время самому Климу Васильевичу было 38 лет, жене его Дарье Прокопьевне – 40, Якову – 20, Осипу – 19, Алексею – 17, Захару – 14, Василию – 2, Ирине – 8. Сразу же Клим Васильев обратился к городовому старосте с требованием выделить ему лавку в Гостином дворе и даже приложил какие-то усилия, чтобы вытеснить Семена Березина, но городничий Антон Соболевский ответил старосте Карпову, что требование купца Васильева исполнено быть не может (ГАКО, ф.И-8, оп.1, д.46, л.79). В последующие годы Васильев в Гостином дворе так и не имел лавки, торговал под горой.

Имея многочисленное семейство, Клим Васильев 7 июля 1844г. покупает большую усадьбу на Береговой улице, рядом с уездным училищем. Ее продал заседатель земского суда Михаил Александрович Серебренников за 150 рублей серебром. Усадьба потом перешла старшему сыну Якову Климентьевичу и принадлежала его наследникам какое-то время даже после 1917г. Васильев довольно успешно торговал, держал приказчика, тоже «вязниковца», из деревни Олтуховой Владимирской губернии Самойла Силаева, жалованья платил ему 80 рублей серебром в год со столовым содержанием (ГАКО, ф.И-8, оп.1, д.111, л.4об.). С 1850г. Клим Васильевич дает доверенности на торговлю своим сыновьям, кроме малолетнего Василия.

В 1846г. Васильев был утвержден в зачет общественной службы на трехлетие церковным старостой при Богородице-Рождественском храме вместо купца Ивана Батырева, уличенного в сокрытии некоторых сумм. В 1860г. Клим Васильевич был избран депутатом квартирной комиссии городового хозяйственного управления и комиссии по следственным делам купцов и мещан. В 1865г. он перечислен во вторую купеческую гильдию. После смерти жены Дарьи Прокопьевны, скончавшейся в 1871г., Клим Васильевич отходит от дел и доживает свои дни в семье старшего сына Якова. Скончался 14 января 1884г. одновременно с единственной и незамужней дочерью Ириной.

Васильев Яков Климентьевич

Старший сын Клима Васильевича. Женился в 1843г. на Марии Артемьевне Мирониной, которая была его ровесницей. Ее родители были выходцами из деревни Олтуковой, как и приказчик Васильевых Самойло Силаев. Первенца они нарекли Яковом. Мальчик родился 10 октября 1844г. Кроме старшего сына у супругов выросли три дочери и два сына: Елизавета (р.13.08.1848), Евфросинья (р.27.09.1854), Екатерина (р.7.11.1861), Иван (р.2.01.1861) и Михаил (р.9.07.1862).  Восприемниками детей были сестра и братья Якова Климентьевича и выходцы из крепостных Владимирской губернии, «вязниковцы». К примеру, старшего сына Якова крестил брат Иосиф и купеческая жена Ксения Васильевна Марфутина, вязниковская; сына Николая, умершего двухмесячным, крестили брат Захар и Акилина Федоровна Березина, вязниковская; эти же двое крестили Евфросинью; Елизавету крестили Ксения Марфутина и, как исключение, диакон Александр Лукианович Якиманский; Екатерину – брат Алексей и Екатерина Егоровна Березина. В 1860-е гг. Яков Климентьевич близко знается с купцом, из местных крестьян, Николаем Михайловичем Юшковым, будущим родственником, который крестит у него трех сыновей – Ивана, Михаила и Владимира. Покумились с Васильевыми купчихи Елизавета Яковлевна Харламова, Мавра Никифоровна Дунаева, вязниковская, и мало-чаусовская крестьянка Анна Ивановна Павлова, тоже будущая купчиха.

Все сыновья Якова Климентьевича учились в курганском уездном училище. Яков, старший из братьев, окончил его в 1855г. 28 октября 1866г. он женился на приемной дочери купца Семена Ивановича Березина Татьяне Алексеевне, когда ей не исполнилось даже 16 лет. У Якова и Татьяны вскоре родились девочки – Наталья (14 августа 1869г.) и Анастасия (3 апреля 1871г.).  Ее крестили в Богородице-Рождественской церкви, крестные – купец Яков Павлович Павлов и купчиха Екатерина Егоровна Березина (ГАКО, ф.И-235, оп.2, д.134, л.172об.). Наталья впоследствии вышла замуж за мещанина Степана Порфирьевича Седова. Сами супруги Яков и Татьяна с 1872г. постоянно жили в селе Чернавском (Введенское), где Яков Яковлевич вел торговлю по доверенности отца. Там у них 11 августа 1872г. родился сын Александр, которого крестили в Введенской церкви при восприемниках – курганском купце Павле Трофимовиче Харламове и купчихе Евфросиньи Яковлевны Бакиновой, урожденной Васильевой (ГАКО, ф.И-235, оп.2, д.141, л.1158об). 1 января 1875г. в том же Чернавском родилась Агния – восприемники Василий Климентьевич Васильев и Оренбургской губернии города Троицка мещанская жена Екатерина Яковлевна Монакова, урожденная Васильева (ГАКО, ф.И-235, оп.2. д.167, л.519об.). В 1877г. у супругов умерли две дочери: шестимесячная Надежда от родимца и трехнедельная Таисья от младенческой слабости. Через год умерли еще две дочери: Анастасия – 8 лет и Агния – 4 лет. В апреле 1879г. Татьяна Алексеевна родила в Кургане мертвого мальчика, 2 марта 1880г. в селе Чернавском родила сына Арсения, которого крестили в Введенской церкви. Арсений вырос, женился. Жена Мария Валериановна родила ему 3 июня 1900г. сына Павла. Ребенок вскоре умер, 27 июня 1906г. снова родился мальчик, которого опять окрестили Павлом. Его восприемниками были мещанин Петр Александрович Бородин и вдова разъездного чиновника Наталья Яковлевна Седова, урожденная Васильева. Этот Павел умер через месяц. Все дети Арсения умирали, а родилось их семеро.

Дочери Якова Климентьевича и Марии Артемьевны повыходили замуж в хорошие семьи: Евфросинья – за купеческого сына Петра Бакиновова, Елизавета – за купеческого сына Павла Харламова, Екатерина 9 октября 1874г. обвенчалась в Богородице-Рождественской церкви с «войсковым гражданином города Троицка Дмитрием Алексеевичем Монаковым» (ГАКО, ф.И-35, оп.1, д.51, л.89). Поручителями жениха были брат его Михаил и купеческий сын Иван Иванович Бакинов; у невесты – брат ее Яков и дядя Василий Климентьевич. Сыновья Якова Климентьевича женились уже после его смерти, наступившей от паралича 28 марта 1882г. Сын Иван в этот год призывался на военную службу, но в связи со смертью отца и с тем, что он остался старшим мужчиной в доме (не считая престарелого деда, Клима Васильевича, который умрет в 1884г. в возрасте 81 года), призыв ему отсрочили на два года. За это время он женился.

Иван Яковлевич Васильев и крестьянская дочь Мария Михайловна Куприянова обвенчались 28 октября 1883г.  За жениха ручались его братья Михаил и Яков, за невесту – купеческие сыновья Иван и Петр Бакиновы. На следующий год у молодоженов родился сын Николай, восприемниками которого были купец Павел Трофимович Харламов и купеческая сноха Мария Ивановна Бакинова. 23 ноября 1885г. родилась дочь Екатерина. Иван продолжал жить одной семьей с матерью Марией Артемьевной и братом Михаилом. У Ивана и Марии в 1894г. родилась дочь Пелагея. Когда Иван умер в 1899г., Мария осталась жить в семье свекрови вплоть до своей смерти, наступившей 6 октября 1912г. от чахотки.

Михаил Яковлевич 20 января 1888г. женился на дочери отставного солдата Марфе Петровне Васильевой. Поручителями по жениху были дворянин Николай Карлович Эк и Петр Иванович Бакинов; по невесте – крестьянин деревни Сычевой Михаил Тимофеевич Гонцов и Яков Яковлевич Васильев, т.е. старший брат жениха. У этой супружеской пары родились дети: Глафира (25.04.1889 – умерла в младенчестве), Сергей (1.07.1891 – умер в младенчестве), Павел (1894), Ольга (1897), Глафира (1899 – умерла в младенчестве), Александра (1.11.1901), Лев (1904), Константин (1905), Николай (23.07.1910), Елена (20.03.1913).

Яков Климентьевич даже в последние годы жизни часто подолгу бывал в разъездах, иногда и в праздники. В 1880г. ему было выдано свидетельство, что он и сын его Михаил исповедались и причастились на последней неделе Великого поста в Богородице-Казанской церкви станицы Пресногорьковской. Это свидетельство было предъявлено им в свою приходскую Богородице-Рождественскую церковь города Кургана. Сыновья получали от него доверенности на право торговли от его имени. Кроме того, у него было сразу по несколько приказчиков. В декабре 1873г. он заключил контракты с родным братом Иосифом Климентьевичем, числившимся уже в мещанах, с годовым содержанием 120 рублей серебром; с родным братом своей жены, «вязниковцем», Василием Мироновичем Мирониным с годовым содержанием 140 рублей серебром; с крестьянином Владимирской губернии Ковровского уезда Николаем Кирилловичем Карповым, с годовым содержанием 140 рублей серебром; с крестьянином Курганского округа Введенской волости Григорием Викентьевичем Новоковским, с годовым содержанием 120 рублей серебром. К началу 20 в. дела семьи не были блестящими. Наследники Клима Васильева сдавали свою усадьбу в аренду по частям Так, в 1907-8гг. деревянный одноэтажный дом занимал торгующий крестьянин (?) Г.А.Мошкевич за 360 руб в год, один флигель во дворе занимал купец И.И.Кочешев за 180 руб., второй флигель сдавали за 30 руб. почтово-телеграфному служащему И.Н.Липихину. Тому удобно было ходить на службу, потому что почта в ту пору размещалась против усадьбы Васильевых на Береговой.

Мария Артемьевна, жена Якова Климентьевича, умерла 82-х лет 19 мая 1913г. В доме на Береговой, в родовом гнезде, осталась семья Михаила Яковлевича, в которой к этому времени были дети: Александра, Павел, Ольга, Лев и Константин. Тут же оставалась сноха их Мария Михайловна с дочерью Пелагеей. 5 февраля 1916г. женился Павел, 22 лет, на мещанской девушке Марии Григорьевне Пашутинской, 23 лет. За жениха ручались Константин Константинович Харламов и Михаил Авксентьевич Чекушин, за невесту – брат Алексей Пашутинский и брат жениха Лев Васильев. Под Новый год, 28 декабря 1916г. умер Михаил Яковлевич, 52 лет, от порока сердца (ГАКО, ф.И-35, оп.1, д.91, л.615об.).

Васильев Иосиф (Осип) Климентьевич

Второй сын Клима Васильевича. Писался в документах сначала как купеческий сын, потом как мещанин, купеческий брат, купец 2 гильдии и, наконец, снова мещанин. Собственный дом купил 13 сентября 1861г. у крестьян Дмитрия и Андрея Ильиных, которым он достался в наследство от отца Парфена Андреевича. Дом – на углу Солдатской улицы и Бакиновского переулка (Горького-Володарского), через дорогу от бывшего сада декабриста Розена. Заплатил Иосиф за усадьбу 200 рублей серебром (ГАКО, ф.236, оп.1, д.4, л.29об.). Во время кустарно-промышленной и сельскохозяйственной выставки 1895г. часть усадеб Ивана Бакина и Иосифа Васильева, смыкающихся друг с другом в переулке, были арендованы выставочным комитетом, и даже пришлось временно убрать заборы в переулке, чтобы на усадьбах устроить навесы для молотилок, для скота и поставить маленький домик для сепаратора А.А.Валькова. Как и братья, Иосиф имел доверенность от отца на разъездную торговлю, подолгу жил в селе Чернавском у племянника Якова Яковлевича, часто там говел и исповедовался на Страстной седмице (ГАКО, ф.И-35, оп.1, д.30, л.201).

Семья Иосифа Климентьевича была большой, детей рождалось много, но некоторые умерли в младенчестве. Клавдия Ивановна, жена Иосифа, родила своего первенца Алексея в 1847г., но он умер; через год, 5 февраля 1848г. родилась Мария, 27 июня 1849г. – Ольга, 15 марта 1851г. – Дарья (умерла в четыре месяца от поноса), 3 апреля 1852г. – Александра, крестница Семена Ивановича Березина, 27 марта 1854г. – Афанасия, 26 марта 1856г. – Анна, вторая крестница Березина, 13 сентября 1857г. – наконец-то сын Иван, тоже крестник Березина, 10 августа 1859г. – Наталья, последний ребенок в семье. Первой вышла замуж старшая дочь Мария. 2 мая 1869г. она обвенчалась с Андреем Никитичем Усцелемовым, крестьянином Нижне-Алабужской волости. За жениха ручались купеческий сын Марк Маркович Дунаев и купеческий брат Павел Трофимович Харламов; за невесту – родной дядя Василий Климентьевич и двоюродный брат Яков Яковлевич (ГАКО, ф.И-35, оп.1, д.45, л.88).

Через два года, 27 октября 1871г., обвенчалась Ольга с Александром Федоровичем Плесковским, 25-летним вдовцом и политическим ссыльным. В поручителях по молодым было трое Васильевых – Василий Климентьевич, Алексей Климентьевич, Яков Яковлевич и крестьянин села Меньщиковского Павел Васильевич Попов. На следующее лето вышла замуж Александра. Венчание состоялось в Троицком соборе 23 июля 1872г. Жених был родом из деревни Меньщиковой Заводо-Уковской волости Ялуторовского округа, но жил в Кургане. Звали его Стефан Васильевич Цейклин. Жениху – 21 год, невесте – 20. У жениха поручителями были крестьянин села Скатинского Иван Матвеевич Кучин и учитель Кривинского сельского училища Василий Ильич Гарышев, чей дед тоже был выходцем из Вязников и тоже стал курганским купцом; у невесты в поручителях был дворянин Федор Николаевич Грехов и купеческий сын Иван Иванович Бакинов. 27 февраля 1875г. Степан Цейклин купил на улице Кладбищенской (К.Маркса) усадьбу за 200 рублей серебром. Анна вышла замуж 17 августа 1883г., когда ей было уже 27 лет, за вдовца 32 лет, мещанина Алексея Николаевича Аникеева. Его поручителями были делопроизводитель воинского начальника, титулярный советник Викентий Евграфович Кельнер и сын чиновника Михаил Павлович Рычков, у невесты – брат Иван и муж сестры Степан Цейклин.

Иван, единственный сын Иосифа Климентьевича, взял себе в жены сироту Ольгу Сафонову. Отец ее был сортировщиком Верхнеудинской почтовой конторы, но к этому времени он и жена его скончались. Венчание проходило в Богородице-Рождественской церкви 23 июля 1880г. За жениха ручались мужья сестер – мещанин Цейклин и дворянин Плесковский, за невесту – казачий сын станицы Пресногорьковской Михаил Владимирович Конкин и канцелярский служитель курганского окружного полицейского управления Антон Евгеньевич Рычков (ГАКО, ф.И-35, оп.1, д.59, л.1). В семье у Ивана было четверо детей: дочери Антонина, Зоя, Анастасия и сын Иосиф. В 1902г. умерла старшая дочь Антонина. После смерти родителей в семье Ивана жили его незамужние сестры Афанасия и Наталья. Вся семья числилась в мещанах. Жили в доме по Солдатской, 52, который был куплен еще Иосифом Климентьевичем.

Васильев Алексей Климентьевич

Третий сын Клима Васильевича. В 19 лет женился на Любови Николаевне Кузнецовой, которую после смерти родителей удочерила родная тетка Евдокия Алексеевна, жена курганского купца Ведерникова. В брачном обыске невеста значится «умершего 3 гильдии купца Алексея Кузьмина Ведерникова приемная дочь Любовь Алексеева, 18 лет» (ГАКО, ф.И-72, оп.1, д.19, л.246об.). За жениха ручался брат Яков и «вязниковец» Петр Михайлович Марфутин; за невесту – присяжный окружного казначейства Мирон Прокофьев и отставной унтер-офицер Василий Клепиков. Свадьба состоялась 30 октября 1844г. 12 апреля 1846г. родилась дочь Александра, которую крестили Евдокия Алексеевна Ведерникова и Яков Климентьевич Васильев. Девочка прожила только три месяца. Потом еще рождались дети и вскоре умирали. В семье стала жить родная сестра Любови Алексеевны Стефанида Николаевна Кузнецова, но умерла 26 лет от удушья 7 марта 1853г.

Летом 1859г. к дому Алексея Климовича был подкинут мальчик, которого крестили 27 июля в Троицкой церкви и нарекли Николаем, но и этот мальчик умер в младенчестве. После смерти приемных родителей Любовь Алексеевна наследует их усадьбу на Дворянской (Советской) улице. Мужу своему Алексею Климовичу она оформляет 19 декабря 1860г. дарственную на флигель и часть усадьбы, 7,5х17 саженей, капитальный дом Ведерниковых на этой же усадьбе оставляет за собой. На всей усадьбе кроме деревянного одноэтажного дома и флигеля стояли амбар, баня и погреб (ГАКО, ф.И-9, оп.1, д.10). В 1883г. Любовь Алексеевна умирает, и Алексей Климентьевич остается совершенно без семьи – без детей и без жены.

Уже 6 февраля 1884г, будучи 59-и лет от роду, он женится вторично и берет крестьянскую девушку 24-х лет из деревни Вороновой Параскеву Ивановну Буйдалину. Поручителями по жениху были племянник Иван Яковлевич Васильев и содержатель иконописной мастерской Ефим Галактионович Помыткин. За невесту ручались отставной унтер-офицер Семен Васильевич Мякинин и мещанин Иван Семяшкин (ГАКО, ф.И-72, оп.1, д.105, л.18). Молодая жена родила Алексею Климентьевичу троих детей: Михаила (1885?), Любовь (18.08.1988), Зою (14.12.1891). После смерти мужа, наступившей 16февраля 1902г., она продолжала жить на усадьбе, оставшейся от его первой жены.

В сентябре 1904г. 17-и лет женился Михаил на такой же молоденькой Александре Бакиной. На свадьбе одним из его поручителей был сосед и однофамилец Александр Алексеевич Васильев, отец известного советского поэта Сергея Васильева. Ко времени женитьбы Михаил уже служил в курганском окружном казначействе, куда был принят 26 февраля 1903г. на должность канцелярского служителя 3-го разряда с жалованием 360 рублей в год (ГАКО, ф.И-175, оп.2, д.221, л.26). Через три года он числится кассиром 2-го разряда. Михаил проработал в казначействе около пяти лет. 3 февраля 1908г. у бывшего кассира родилась дочь Зоя, восприемниками которой были дворянин Н.А.Плесковский и купеческая вдова Е.С.Бакина. Любовь Алексеевна вышла замуж 13 января 1913г. за ярославского мещанина Ивана Васильевича Русакова, 2 ноября у них родилась дочь Нина (ГАКО. ф. И-72, оп.1, д.171, л.62об.). Васильевы продолжали жить в доме по Дворянской, 86 вплоть до 1917г.

Васильев Захар Климентьевич

Четвертый сын Клима Васильевича. О нем известно, что он в 1848г. женился на своей ровеснице Матроне Агеевне. В семье рождалось несколько детей, но все умерли в младенчестве. Молодые жили отдельно от родителей. Захар Климентьевич 26 июля 1856г. купил усадьбу на Кладбищенской (К.Маркса) улице размером 8,5х30 сажен за 30 рублей серебром, потом продал ее и купил дом на Дворянской, но и его продал в 1863г. за 171 рубль 42 копейки серебром.

Васильев Василий Климентьевич

Младший сын Клима Васильевича. 11 ноября 1859г. обвенчался с купеческой дочерью Елизаветой Михайловной Юшковой. Жениху и невесте было по 19 лет, венчал их всеми уважаемый протоиерей Иоанн Волков в Богородице-Рождественском храме. За жениха ручались брат Иосиф и племянник Яков Васильевы, за невесту – Николай и Василий Шветовы. 31 января 1861г. родился сын Федор, которому суждено было стать единственным ребенком в семье. Его восприемниками были Николай Михайлович и Агриппина Михайловна Юшковы. Семья числилась по купеческой гильдии. Елизавета Михайловна 13 июля 1867г. купила у диаконской жены Параскевы Михайловой дом на Дворянской, 46, в котором потом жили все их наследники.

Василий Климентьевич в счет общественной службы какое-то время исполнял обязанности смотрителя курганской городовой больницы. В 1879г. вероятно, одновременно с братом Иосифом он перечисляется в мещанское сословие. Его сын Федор в брачном обыске 9 января 1880г. уже назван мещанином. Обвенчался Федор с мещанской дочерью Татьяной Арсеньевной Букариной. Букарины – «вязниковцы», из крепостных графини Борх, долгое время состояли в курганской купеческой гильдии, но к этому времени тоже перечислены в мещане. Поручителями у молодых были два купца – братья Константин и Гавриил Трофимовичи Харламовы, и два крестьянина – Василий Николаевич Васильев и Николай Александрович Зубков. Из всех родившихся детей вырос только Василий (р. 23.01.1889). Татьяна Арсеньевна скончалась в 1900г. и над имуществом Василия была учреждена опека. Опекуном был назначен мещанин Александр Алексеевич Васильев (ГАКО, ф.И-288, оп.1, д.2, л.382). Он был участником первой мировой войны. Его жену звали Ольгой Севастьяновной, 18 августа 1914г. у них родился Петр, восприемниками которого были крестьянин села Введенского Арсений Яковлевич Васильев и мещанская дочь Александра Васильевна Никифорова (ГАКО, ф.И-235, оп.4, д.232, л.62об.). Василий Климентьевич скончался от апоплексии 20 июля 1888г., Федор Васильевич – от чахотки 26 апреля 1912г.

Васильев Федор Исидорович

Из мещан города Рыльска Курской губернии. В Кургане появляется в 1833г. 7 февраля 1834г. женится на мещанской дочери Александре Ивановне Хворостовой. Разница в возрасте супругов составляла 11 лет. На момент венчания жениху было 33 года, невесте-22 г. У них рождаются дети: Михаил (1835), Пелагея (1837), Мария (1839), Ольга (1840) и Александра (1845). Федор Исидорович имел в Кургане небольшой свечной заводик. 15 сентября 1835г. он обратился к курганскому городовому старосте с прошением, в котором говорилось: «Желая за рекой Тоболом на месте близ кожевен курганского мещанина Степана Саматова выстроить избу для литья сальных свеч и амбар для кладки жировых товаров, прошу выделить участок 17х30 саженей. Все обнесть жердями» (ГАКО, ф.И-8, оп.1, д.5, л.288). За каждую квадратную сажень он заплатил в пользу города по 3 копейки, а всего 15 рублей 30 копеек золотом.

Федор Исидорович покупает собственный дом на Береговой (Климова) улице, 13. К 1845году, когда он перечислен в купеческую гильдию, дом уже был в его владении. 18 февраля 1847г. он покупает у титулярного советника Владимира Андреевича Серебрякова усадьбу 22х30 саженей на Троицкой (Куйбышева) улице за 428 рублей 57 копеек серебром, в центре города, против Нижней Базарной площади (С-Пет. Сенатс. Объяв. №43.1847). В 1844г. мещанин Василий Чирышев назначает в своем духовном завещании Федора Исидоровича опекуном своего имения. Чирышев хорошо его знал. Деверь их внучки Алексей Петрович Рихтер был Васильеву кумом, крестил его дочерей – Марию и Ольгу.

Супруги Чирышевы, будучи преклонного возраста, умирают один за другим и Васильев, как опекун, должен передать наследство Николаю Александровичу Чирышеву, внуку завещателя. Но родная сестра Николая, Елизавета Рихтер, начинает судиться с купцом Васильевым, обвиняя его в оскорблениях, нанесенных ей в связи с выделом наследства. Она высудила с него 421 рубль серебром (стоимость его усадьбы). В то время ее деверь Алексей Рихтер, а затем и муж Николай Рихтер, служили в окружном суде, поэтому Елизавета Александровна в успехе дела не сомневалась. Суд завершился в 1848г. Вскоре после судебных разбирательств Федор Исидорович становится гостевым купцом в Петропавловске, а затем полностью перечисляется в петропавловские 3 гильдии купцы. 8 ноября 1856г. он продал свою усадьбу мещанке Авдотье Савишне Хворостовой, жене родного брата Александры Ивановны Васильевой (ГАКО, ф.И-236, оп.1, д.1, л.28об).

Вахрушев Адриан Федорович

Из крестьян деревни Патронной Смолинской волости. Начинал как торгующий крестьянин, имел в 1851г. в приказчиках курганского мещанина Матвея Саламатова с годовым жалованьем 80 рублей серебром. В 1856г. Саламатов сам перечисляется в курганские купцы. В 1857г. крестьяне Смолинской волости дали согласие на уступку Вахрушеву двух десятин земли под салотопенное заведение  из своих дач. Землю нарезали только в 1859г. (ГАКО, ф.245, оп.1, д.821, л.1). Вахрушевы были единоверцами, прихожанами Щучинского прихода. Не смотря на это 16 августа 1864г. Феодосия, 16-летняя дочь Адриана Федоровича, венчалась в Богородице-Рождественской церкви с крестьянином деревни Патронной Иосифом Леонтьевичем Шороховым. Поручители по жениху были крестьяне деревни Патронной Семен Иванович Галямин и Иван Леонтьевич Шорохов; по невесте – крестьянин деревни Шевелевой Федор Иванович Колбин и крестьянин деревни Лукиной Андрей Порфирьевич Чебыкин (ГАКО, ф.И-35, оп.1, д.42, л.18).

Сын Вахрушева, Григорий Адрианович, 17 января 1869г. через святое миропомазание из раскола был присоединен к православию, 28 ноября того же года окрещен с оставлением прежнего имени. Восприемниками его при крещении были брат Андрей Адрианович, учитель Ишимского уездного училища, и отставной рядовой Андрей Матвеевич Ярков (ГАКО, ф.И-235, оп.6, д.131, л.236об.). Вахрушевы имели усадьбу на углу Дворянской и Казарменного (Советская – Томина), 54. После смерти отца усадьбой владел Григорий Адрианович, потом она перешла Пинегиным.

Вахутин Григорий Григорьевич

Из соликамских купцов 2 гильдии. В Кургане появляется с семейством в 1868г. Ему в это время 39 лет, жене Татьяне Михайловне – 37, детям: Александру – 12, Павлу – 10, Серафиме – 16, Клавдии – 7 и Людмиле – 1. Все дети получили образование в гимназиях Екатеринбурга, высшее образование получил Павел, который учился на медицинском факультете Московского университета и по окончанию курса был из купеческого звания исключен. Как доверенное лицо Торгового Дома Поклевских-Козел Вахутин приобрел для них усадьбу Михаила Васильевича Корчемкина, расположенную на углу Троицкой и Компанейского.

Григорий Григорьевич 22 сентября 1872г. купил и для себя усадьбу на углу Думского переулка и Дворянской улицы (Советская – Комсомольская) На усадьбе стоял деревянный дом на каменном фундаменте и необходимые надворные постройки. Дом продавался на публичных торгах за долги бывшего хозяина Петра Кузнецова. Вахутин купил дом за 1350 рублей серебром, а через четыре года продал его Павлу Парфентьевичу Шветову за 1400 рублей серебром (ГАКО, ф.236, оп.1, д.19, л.41). Усадьба была продана, потому что с 1873г. Григорий Григорьевич переселяется на квартиру, которую ему предоставляет Поклевский-Козелл.

31 декабря 1873г «винокуренный заводчик, коллежский советник Альфонс Фомин Поклевский-Козелл и соликамский 2 гильдии купец Григорий Григорьевич Вахутин заключили между собой договор о найме в том, что из нас, Вахутин, обязался производить продажу вина и прочих питий на имя и счет Поклевского-Козелл и вообще управлять его виноторговлей в городе Кургане и округе оного или где будет им назначено или мне исполнять другие какие-либо от него поручения, относящиеся до виноторговли или винокурения, сроком до 1 января 1875г. на следующих условиях: 1) Вино и пития продавать я, Вахутин, должен только те, какие мне высланы или отпущены будут Поклевским или какие им назначены для сего или приобретены на его капиталы мною с его разрешения. 2) Во всех вверенных мне от Поклевского-Козелл дел, я обязан исполнять приказания и поручения его во всей точности и действовать во всем согласно данным мне в доверенность уполномочием и с другими его распоряжениями, как лично от него исходящими, так и от уполномоченных им на то лиц. Вино и пития продавать по тем ценам, какие от Поклевского-Козелл будут назначены за наличные деньги, а в кредит отпускать со складов имею право не иначе, как с разрешения Поклевского-Козелл благонадежным виноторговцам под законные векселя и заемные обязательства с тем, чтобы они долговые суммы уплачивали по предъявлению документов или в назначенные сроки немедленно, в случае неплатежа взыскивать неупустительно законным порядком. 3) Вино продавать обязуюсь я той пробы, какая установлена законом… Если вино мне отпущено будет не очищенное, то я обязан оное очищать лучшим образом и в продажу выпускать хорошей очистки...» (ГАКО, ф.И-8, оп.1, д.264, л.54-56).

Со своей стороны Поклевский-Козелл обязывался платить Вахутину 1500 рублей серебром в год и предоставить квартиру с отоплением и освещением. Занимаясь виноторговлей, Вахутин имел дружеские отношения с акцизными надзирателями. Дочь его Клавдия 20 сентября 1881г. обвенчалась в Троицкой церкви с курганским корчемным заседателем Николаем Федоровичем Камаевым. Невесте был 21 год, жениху – 28 лет. За жениха ручались надзиратель 3-го акцизного округа Западной Сибири, надворный советник Петр Иванович Орлов и капитан Лев Александрович Матусевич; за невесту – брат Александр и коллежский асессор Петр Иванович Малков. Жених был из потомственных дворян, учился в Сибирском кадетском корпусе, но его не окончил.

Поскольку у молодоженов своего дома не было, они жили у Вахутиных, и Григорий Григорьевич 12 ноября 1882г. покупает большой дом на Дворянской улице, рядом с городовой больницей, находившейся в бывшем доме декабриста Розена. Купленный дом ранее принадлежал Егору Ивановичу Карнаухову, усадьба доходила почти до Солдатской (Горького) улицы и размеры ее были 12,5х53 сажени. Уплатил за нее Вахутин 2250 рублей серебром.

В начале 1880г. Григорий Григорьевич был утвержден директором курганского Попечительного о тюрьмах отделения и проявил на этой должности такое рвение, что 24 декабря 1882г. император наградил его и второго директора Василия Шветова серебряными медалями «За усердие» на Станиславской ленте для ношения на шее (Т.Г.В. №18. 12.02.1883). 19 августа 1884г. Вахутин умирает 64-х лет от разлития желчи,  22 января 1885г. умирает его жена Татьяна Михайловна, от поноса и рвоты. За старшего в семье остается Александр Григорьевич. Он сам не женат, ему 31 год. Под его опекой находится брат Павел, которому 28 лет и он учится на врача, сестры Серафима – 34 лет и Людмила – 19 лет. Серафима умрет 13 августа 1887г. от паралича нервной системы. За несколько месяцев до ее смерти в семье играют две свадьбы подряд. Сестра Людмила 15 апреля обвенчалась с председателем курганского окружного по крестьянским делам присутствия Владимиром Васильевичем Радловым. Жениху и невесте полагалось иметь по два поручителя. На этой же свадьбе у Радлова их было трое: товарищ Тобольского губернского прокурора Владимир Эмильевич Шух, курганский окружной врач Павел Александрович Греченин и купеческий сын Петр Федорович Шветов; у невесты поручителей вообще четверо: брат Александр, титулярный советник Константин Гласков, коллежский секретарь Михаил Тимофеев и помощник исправника, губернский секретарь Ф.Фон-Зигер-Корн (ГАКО, ф.И-35, оп.1, д.66, л.86).

Через две недели, 27 апреля, женился Александр Григорьевич. Невеста – дочь коллежского асессора Владимира Азарьева Анастасия. За жениха поручились Павел Греченин и Михаил Тимофеев; за невесту –купеческий сын Федор Васильевич Шветов, будущий городской голова, и рижский дворянин Николай Карлович Эк (ГАКО, ф.И-72, оп.1, д.105, л.196). Молодая семья в 1892г. исчезает из Кургана, можно даже предположить, что они умерли во время холерной эпидемии. «Тобольские губернские ведомости» от 13 февраля 1893г. сообщали, что «врач Павел Григорьевич Вахутин введен во владение недвижимым имуществом умершего отца его Григория Вахутина: каменным домом с пристройками и землею 12х30 сажен, ранее принадлежавшим купцу Незговорову, оцененным в 8555 рублей и деревянным домом, с пристройками и землею 17,5х51 сажен, ранее принадлежавшим Егору Ивановичу Карнаухову, оцененным в 2205 рублей. Первый дом находится на Троицкой, между женской прогимназией и усадьбой купца Иванова, деревянный дом находится на Дворянской, между домами бывшей городовой больницы, а потом Общественного собрания и крестьянки Парасковьи Платоновны Мунгаловой». Деревянный дом Павел продал 30 апреля 1893г. Елене Васильевне Чикулаевой, каменным домом еще владел какое-то время. Как чиновник, он был исключен из купеческого звания.

Вашкевич Николай Францевич

Отец Франц Иосифович – отставной рядовой. Николай Францевич числился купцом 2 гильдии. В 1877г. в его семье жена Надежда, новорожденный сын Николай, отец, мать Акилина, сестра Екатерина, которая в 1879г. выйдет замуж. В 1895г. Николай Францевич сохраняет 2 гильдию, но не торгует (ГАКО, ф.И-9, оп.1, д.16, л.21об). Усадьбу Вашкевич имел в Бакиновском переулке (Володарского), между улицами Троицкой и Береговой, купленную 31 октября 1857г. его отцом за 57рублей 14 копеек серебром у Василия Филатовича Филатова, бывшего дворового человека судьи Черкасова. Усадьба имела размеры 14х17 саженей и сохранялась за семьей Вашкевичей до революции.

Ведерников Алексей Козьмич

Из курганских мещан. В купеческую гильдию перечислен с 1 января 1837г. (ГАКО, ф.И-8, оп.1, д.4, л.170). Ему в это время 35 лет, жене Евдокии Алексеевне 39 лет, родных детей нет, взяты на воспитание девочки Любовь и Стефанида Кузнецовы, племянницы Евдокии Алексеевны, урожденной Кузнецовой. Кроме того, в семье живут мать Алексея, вдова Наталья Ивановна – 60-и лет и с ней племянница ее Екатерина Михайлова – 32-х лет. В 1848г. Наталья Ивановна напишет завещание, по которому все недвижимое имение оставит богоугодным заведениям, а движимое – племяннице Екатерине (С-Пет. Сенат. Объявл. №43. 30.05.1849). Сам Алексей Козьмич умер 42-х лет, от горячки, 18 июля 1844г., а 30 октября того же года его приемная дочь Люба вышла замуж за Алексея Климовича Васильева. Сестра ее Стефанида стала жить в семействе молодоженов, скончалась 7 марта 1853г., не выходя замуж. Усадьба Ведерниковых была по Дворянской и владелицей ее с 1830 г. была Наталья Ивановна.

Вон-Ваканбе Альфред Филиппович

Самарский купец, гостевой купец по Кургану. 16 мая 1908г. купил в курганской управе пустопорожнее место земли по улице Вокзальной, 13, в квартале 105 (ГАКО, ф.175, оп.2, д.712, л.4).

Вятских Ольга Ивановна

Купеческая жена. 19 октября 1913г. продала свою городскую усадьбу на Дворянской купеческой вдове Юлии Катахиной (ГАКО, ф.И-175, оп.2, д.1037, л.246).



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites