kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » Исторические источники » Перепись 1710 года (Парфентьевская) » Крутихинская слобода, 1710г.

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Крутихинская слобода, 1710г.

(РГАДА, ф.214, кн.1525).

(л.1об.).

1710 года ноября во второй день по Указу Великого Государя Царя и Великого Князя Петра Алексеевича всея Великия и Малыя и Белыя России самодержца и по грамоте, и по приказу столника и воеводы Ивана Фомича Бибикова с товарищи, и по наказу ис приказной полаты за приписью дьяка Леонтья Шокурова посылан по московскому списку дворянин Андрей Иванов сын Парфентьев в Тобольском уезде в ево Великого государя в Салтысарайскую, в Маслянскую, в Ольховскую, в Барневскую, в Шадринскую, в Красномыльскую, в Крутихинскую слободы; и тех слобод в села и деревни, и в архирейские, и в монастырские, и в подмонастырские слободы же, и в деревни, и на заимки, и вотчины, и в татарские волости, и в юрды. И велено мне в тех вышеписанных в ево Великого Государя в архирейских, и в подмонастырских острогах и слободах, и в селах, и в деревнях, и в вотчинах, и на заимках, и в татарских волостях по вышеписанному Великого Государя Указу переписывать всяких духовного и мирского чина людей, дворы и в них людей мужеска полу и женского от мала и до великовых поименно и в летах, не обходя никого, окромя ясашных людей.

(л.2).

И переписав всех налицо, велено всякому под своей статьей прикладывать руки и в руках описывать имянно, что об утайке дворов и людей Великого Государя Указ под опасением смертные казни слышали. И зделав книги с перечневыми выписками, с подлинной ехать в Тоболеск и те книги за своей рукой подать в приказной полате.

(л.505).

Слобода Крутихинская над рекою Исетью

Двор, а в нем живет тоболской сын боярской Иван Иванов сын Цыбулской, сказал себе от роду тритцать восем лет, жена у него Ирина дватцати осми лет, дочь Дарья трех лет. У него ж дворовой человек русской породы Гаврило Прокопьев сын тритцати пяти лет, жена у него Парасковья дватцати дву лет. Опричь того он Иван в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Иван Цыбулской Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертные казни слышал и руку приложил.

Двор, а в нем живет церкви Пресвятые Богородицы Владимерския поп Иван Васильев сын, сказал себе от роду пятдесят лет, жена у него Ирина пятидесяти же лет, дети Стефан дватцати дву лет, Сергей пятнатцати лет, Осип одиннатцати лет, Филип девяти лет, дочь девка Ирина семнатцати лет. У сына его Стефана жена Марья дватцати шти лет. И сын его Стефан служит при той же церкви пономарем. Да у него ж живет на подворье бобыль Григорей Никифоров сын Телебаев,

(л.505об.).

сказал себе от роду тритцати пяти лет, жена у него Марфа тритцати пяти ж лет. У него ж сын Филип дву лет, дочь девка Парасковья пяти лет.  Да у него ж живет в наймех гулящей человек Осип Самсонов сын боярской тритцати лет. А опричь того он поп Иван и подворник ево Григорей в доме том никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо отца своего, попа Ивана и подворника Григорея в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертные казни слышали по их веленью сын ево пономарь Стефан руку приложил.

Двор, а в нем живет той же церкви дьячок Василей Анисимов сын Казаков, сказал себе от роду дватцати пяти лет, жена у него Евгенья дватцати пяти лет. У него Василея отец Анисим Кондратьевых шестидесяти лет, жена у него а Васильева мачеха Агрепина пятидесяти лет. У Анисима ж сын Авдоким четырнацати лет, у него ж дочери девки Овдотья двенатцати лет, Василиса четырех лет, Ирина году. У Анисима ж живет племянник Григорей Григорьев сын Казаков же сорока лет, у него ж сын Тимофей двенатцати лет. Да у него же живет на подворье бо-

(л.506).

быль Денис Якимов сын Брадгиев (?), сказал себе от роду тритцати лет, жена у него Акилина трицати ж лет. У него ж дети Андрей двенатцати лет, Лука осми лет, дочь девка Катерина четырех лет. Да у него ж живет вдова бобыльская жена Антонида Елизарьева дочь сказала себе от роду сорок лет, у нее сын Иван шти лет, дочери девки Парасковья десяти лет, Матрона осми лет, Мария трех лет Васильевы дети Жеравлевы. А опричь того он Василей и подворники и подворница ево в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Церковной дьячек Василей Анисимов сын Казаков и вместо подворника своего Д(е)н(ис)а Якимова  в том что Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали руку приложил.

Двор, а в нем живет той же церкви трапезник Никита Прокопиев сын Матфеевых, сказал себе от роду пятдесят лет, жена Варвара сорока пяти лет. У него ж сын Степан пяти лет, дочери девки Орина десяти лет, Орина же семи лет, Ульяна полугоду. Да у него же живет брат ево бобыль Ульян сорока пяти лет, жена у него Марья сорока лет, патчерица девка Марья Анисимова дочь трех лет. А опричь того он Никита и брат ево Ульян в доме том никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо трапезника Никиты Прокопьева сына Матфеевых втом что об Указе Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по ево велению Василей Казаков руку приложил.

(л.506об.)

Двор, а в нем живет той же церкви просвирница Лукерья Федорова дочь, сказала себе от роду семьдесят лет, дочь у нее девка Пелагия дватцати трех лет. А опричь того она просвирница Лукерья в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказала. Вместо просвирницы Лукерьи Федоровой дочери в том что она Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышала в том по её велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет судновский писчей дьячек Степан Никифоров сын Паршуков, сказал себе от роду пятьдесят трех лет, жена у него Пелагея сорока семи лет, сын Ефим осмии лет, дочь девка Ефросинья пяти лет. Да у него живет в наймах бобыль Парамон Дмитриев сын Бычков дватцати лет, жена у него Агафья дватцати лет. У него же живет гулящей человек Савелей Григорьев сын Крымов штидесяти лет, у него же Савелья дочь девка Харитина осмнатцати лет. А опричь того он Степан в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Писчей дьячек Степан Паршуков Указ Великого Государя слышал об утайке людей под опасением смертной казни и руку приложил.

(л.507).

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Дмитрей Иванов сын Михляев, сказал себе от роду тритцати девяти лет, жена у него Анна тритцать лет, дочери девки Марья трех лет, Марфа году. У него живет на подворье бобыль Федор Иванов сын Онучиных, сказал себе от роду тритцати лет, у него ж брат Михайло дватцати пяти лет. У Федора жена Офимья дватцати пяти лет. А оприч того он Дмитрей и подворник ево Федор Иванов в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Дмитрея Иванова сына Михляева и подворника его Федора Иванова сына Онучина в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Меркурей Михайлов сын Пономарев, сказал себе от роду пятьдесят лет, жена у него Анна сорока лет, сын Иван трех лет, дочь Марфа осми лет. У него же живет на подворье бобыль Григорей Анкудинов сын Сусанов, сказал себе от роду дватцати пяти лет, жена у него Марья дватцати ж пяти лет, сын Петр полугоду, дочь девка Анна дву лет. А оприч того он Меркурей, подворник его Григорей в том доме никаких людей и жителей не сказали. Вместо Меркурея Михайлова сына Пономарева и подворника ево Григорея Сусанова в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

(л.507об.).

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Фрол Артемьев сын Юровских, сказал себе от роду сорок пять лет, жена у него Федора сорока пяти ж лет. У него дети Алексей четырнатцати лет, Борис году, дочери девки Февронья шестнацати лет, Марфа одиннацати лет, Настасья осми лет. А оприч того он Фрол в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Фрола Артемьева сына Юровских в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Петр Трофимов сын Пестов, сказал себе от роду штидесят лет, у него дети Афонасей тритцати лет, Федор шестнацати лет. У сына ево Афонасья жена Катерина дватцати дву лет, у него сын Иван году. А сын ево Федор по набору столника Ивана Фомича Бибикова да капитана Ивана Дашкова написан в салдаты. А оприч того он Петр в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Петра Трофимова сына Пестова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Михайло Трофимов сын Коростелев, сказал себе от роду тритцать лет, жена у него Ирина сорока лет, дети Семен

(л.508).

шти лет, Елисей  трех лет, падчерицы девки Овдотья двенатцати лет, Степанида девяти лет Анисимовы дети. А оприч того он Михайло в доме в своем никаких людей и жителей не сказал. Вместо Михайла Трофимова сына Коростелева в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Михайло Стафиев сын Драчев, сказал себе от роду пятидесят лет, жена у него Милодора пятидесяти лет, сын Микита десяти лет, дочь девка Маланья пятнатцати лет. А оприч того он Михайло в доме в своем никаких людей и жителей не сказал. Вместо Михайла Стафеева сына Драчева в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Козма Сергеев сын Рогозин, сказал себе от роду тритцать лет, жена у него Ефросинья дватцати пяти лет, дочь девка Парасковья пятил. У него ж живет на подворье бобыль Максим Осипов сын Марков, сказал себе от роду тритцать лет, жена у него Анна тритцати ж лет, дети Зотей осми лет, Варлам четырех лет, Федор полугоду, дочь девка  Устинья дву

(л.508об.).

лет. А оприч того он Козма и подворник Максим в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Козмы Рогозина и подворника ево Максима Осипова сына Маркова в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Никита Тимофеев сын Щербаковых, сказал себе от роду штидесят лет, жена у него Марфа пятдесят лет, дети Перфилей дватцати дву лет, Иван семнатцати лет, дочь девка Катерина девятнатцати лет. У сына ево Перфилья жена Дарья дватцати лет, сын Андрей полугоду. А сын ево Иван по набору столника Ивана Фомича Бибикова да капитана Ивана Дашкова написан в салдаты. А оприч того он Никита в том доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Никиты Тимофеева сына Щербакова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Матфей Осипов сын Туганов, сказал себе от роду пятдесят лет, жена у него Василиса пятидесяти лет, сын Тихон девятнатцати лет. А оприч того он Матфей в доме своем никаких людей и

(л.509).

жителей у себя не сказал. Вместо Матфея Осипова сына Туганова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Терентей Никитин сын Портняга, сказал себе от роду шестдесят четырех лет, жена у него Ксенья шестдесят лет, дети Елистрат тринатцат лет, Степан двенатцат лет, дочери девки Федосья десяти лет, Христина шти лет. У него ж живет на подворье той же Крутихинской слободы крестьянин Аверкий Емельянов сказал себе от роду девятнатцат лет, мать у него вдова Настасья Максимова дочь пятидесят лет, брат Максим десяти лет. У Аверкия жена Варвара семнатцати лет, сын Елисей полугоду. А оприч того он Терентей и подворник ево Аверкий в доме том никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Терентея Никитина сына Портняги и подворника его Аверкия Емельянова сына в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Максим Назаров сын Хмелинин, сказал себе от роду пятидесяти лет, жена у него Марина сорока лет, дети Алексий семнатцати лет, Семен пятнатцати лет, Иван пяти лет, дочь девка Анна десяти лет. У Алексея жена Анна дватцати лет. А оприч того он Максим в доме  своем

(л.509об.).

никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Максима Назарова сына Хмелинина в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Семен Семенов сын Бурковых, сказал себе от роду пятидесят лет, жена у него Парасковья пятидесяти лет, сын Влас дватцати лет, дочь девка Василиса семи лет. У Власа жена Марья дватцати лет. У него ж живет на подворье той же слободы крестьянин Калина Осипов сын, сказал себе от роду сорок лет, жена у него Мавра сорок же лет, дети Софон двенатцати лет, Матфей трех лет, дочь девка Лукерья осми лет. У него ж живет на подворье бобыль Федор Елизаров сын Пулов, сказал себе от роду тритцат лет, жена у него Овдотья тритцати ж лет, дочери девки Офимья четырех лет, Устинья году. А оприч того он Семен и подворник его Федор в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Семена Семенова сына Буркова и подворников его Калины Осипова да Федора Елизарова сына Полова в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Насон Марков сын Благуев, сказал себе от роду пятидесят лет, жена у него Ирина сорока лет, дети Федор осмнатцати лет, Дмитрей шести лет, дочь девка Наталья осми лет. А оприч того он Насон в

(л.510).

доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Насона Маркова сына Поблагуива(?) в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Андрей Яковлев сын Томленой, сказал себе от роду пятидесят лет, жена у него Соломея сорока лет, сын Андрей четырех лет, дочери девки Степанида девяти лет, Марья дву лет. У него ж подворник бобыль Федор Антипин сын Половод, сказал себе от роду семидесят лет, жена у него Ирина пятидесяти лет, дети Илья десяти лет, Лука пяти лет. А оприч того он Андрей в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Андрея Яковлева сына Томленого и подворника его Федора Антипина сына Половодова в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Ларион Ярасимов сын Юровской, сказал себе от роду штидесятпяти лет, жена у него Ирина штидесяти же лет, дети Матфей тритцатипяти лет, Петр тритцати лет, Нефед дватцатипяти лет, Андрей

(л.510об.).

пятнатцати лет. У сына Матфея жена Ирина дватцати лет, у Петра жена Ирина ж тритцати лет, у Нефеда жена Марфа дватцатипяти лет, сын Гаврило дву лет. У него ж живет на подворье бобыль Иван Федоров сын Суслов, сказал себе пятдесят лет, жена у него Овдотья дватцатипяти лет, дети Петр дватцати лет, Афонасей осминатцати лет, Ларион десяти лет. У него ж живет на подворье бобыль Прохор Дорофеев сын Заразилов, сказал себе от роду шестидесяти лет, жена у него Домна пятидесяти лет, внучек Никифор Авдеев сын Глазачев десяти лет. А оприч того он Ларион и подворники его в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Лариона Герасимова сына Еровского и подворника его Прохора Дорофеева сына Заразилова в том что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Никита Еремеев сын Андреевых, сказал себе от роду штидесят пяти лет, жена у него Федора пятидесят лет, дети Петр тритцати лет, Григорей осмнатцати лет, Андрей шестнатцати лет, дочь девка Домна тринатцати лет. У Петра жена Марья дватцати пяти лет, сын Федул тринатцати лет, дочери девки Марина  тринатцати лет, Мавра семи лет. У него же

(л.511).

в доме невестка, салдацкая жена рекрутных солдат набору Тобольского дворянина Бориса Струнина Акулина Дементива дочь дватцати трех лет, у нее сын Семен Савинов шти лет. У него ж живет на подворье вдова бобыльская жена Ефимья Онтонова дочь дватцати лет, у нее дочь девка Марья трех лет. У него ж живет  в наймех гулящей человек Козма Иванов сын Кривоногов дватцати лет. У него ж живет на подворье бобыль Матфей Исаков сын Заморов, сказал себе от роду штидесяти лет, жена у него Овдотья пятидесяти лет, дочери девки Ульяна пятнатцати лет, Марья тринатцати лет. Дочь вдова Парасковья дватцати девяти лет, у нее  сын Петр Леонтиев Гилев трех лет. А оприч того он Никита и подворники ево в том доме никаких людей и жителей не сказали. Вместо Никиты Ефремова сына Андреевых и подворника Матфея Заморева в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Ларион Титов сын Коробицын, сказал себе от роду семидесят лет, у него сын Иван тритцати лет. У Ивана жена Устинья дватцати пяти лет, сын Сидор пяти лет, дочери девки Овдотья тринатцати

(л.511об.).

лет, Овдотья ж трех лет. У него же внучек Павел Юдин  сын Коробицын восми лет.  Девка покормленка Федора Павлова дочь дватцати лет. У него ж живет в наймях гулящей человек Гаврило Иванов сын Вологжанин, сказал себе от роду семнатцати лет. У него же живет на подворье бобыль Михайло Авдеев сын Шишенин, сказал себе от роду тритцати лет, жена у него Парасковья тритцати ж лет, дети Фаддей пятнатцати лет, Киприян трех лет, дочери девки Мария тринатцати лет, Акилина пяти лет. А оприч того он Ларион и подворник ево в том доме никаких людей и жителей не сказали. Вместо Лариона Титова сына Коробицына и подворника его Михайла Шишенина в том что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Устин Логинов сын, сказал себе от роду пятидесяти пяти лет, жена у него Федосья пятидесяти пяти ж лет, у него внучек Степан Иванов сын Жаравлинин пяти лет. У него ж племянник Денис Семенов тритцати лет, покормленик Трофим Иванов сын Таратин девяти лет. А оприч того он Устин в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Устина Логинова сына в том что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

(л.512).

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Малафей Лукин сын Меншиков, сказал себе от роду сорок лет, жена у него Марфа сорок же лет. У него дети Емельян четырнатцати лет, Афонасей четырех лет, дочери девки Василиса девяти лет, Овдотья году. А оприч того он Малафей в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Малафея Лукина сына Меншикова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчный крестьянин Самсон Терентиев сын Архиповых, сказал себе от роду пятидесяти лет, жена у него Анна пятидесяти ж лет, дети Михайло четырнатцати лет, Викул пяти лет, дочери девки Овдотья десяти лет, Ирина семи лет. А оприч того он Самсон в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Самсона Терентиева сына Архиповых в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Василей Яковлев сын Зуев, сказал себе от роду сорок лет, жена у него Лукерья сорок ж лет, дети Нестер дватцати лет, Андрей пяти лет, дочь девка Марья осмнатцати лет. У него ж живет на подворье бобыль Фадей Борисов сын Ильиных, сказал себе от роду сорок лет,

(л.512об.).

жена у него Ефросинья тритцати семи лет, дети Иван двенатцати лет, Павел девяти лет, Петр пяти лет, дочери девки Марья пятнатцати лет, Овдотья девяти лет. У него ж на подворье бобыль Филип Тимофеев сын Попов сказал себе от роду тритцат лет, мать у него вдова Федора Гаврилова дочь штидесяти лет, дочь девка Варвара дватцати лет. А оприч того он Василей и подворники ево в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Василея Яковлева сына Зуева и подворника Фадея Борисова сына Ильиных в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Никита Иванов сын Паршуков, сказал себе от роду пятидесяти лет, у него дети Яков тритцати лет, Матфей дватцати лет, дочери девки Парасковья семнатцати лет, Настасья пятнатцати лет. У Якова жена Огрофена тритцати лет, сын Афонасей полугоду, дочери девки Парасковья осми лет, Офимья трех лет. У Матфея жена Епистимья дватцати лет, дочь Марья полугоду. Сын ево Матфей по выбору столника Ивана Фомича Бибикова да капитана Ивана Дашкова написан в салдаты. Да у него живет невестка, салдацкая  же

(л.513).

на набора дьяка Андреана Ратманова Овдотья Григорьева дочь тритцати лет, у нея дочери девки Ульяна осмии лет, Овдотья пяти лет Наумовы дети. Да у него ж живет в наймех гулящей человек Карп Омельянов сын Сурихин дватцати лет. А оприч того он Никита в доме своем никаких людей и жителей не сказал. Вместо оброчного крестьянина Никиты Паршукова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Данило Мартемьянов сын Кузнецов, сказал себе от роду шестдесят лет, жена у него Варвара штидесяти же лет, дети Варфоломей тритцати лет, Сысой дватцати трех лет, Григорей дватцати лет, дочь девка Акилина пятнатцати лет. У Варфоломея жена Марфа дватцати трех лет, дети Гаврило девяти лет, Андрей трех лет, дочь Парасковья десяти лет. Сын ево Григорей по выбору столника Ивана Фомича Бибикова да капитана Ивана Дашкова написан в салдаты.  У него ж живет на подворье той же слободы оброчной крестьянин Иван Алексеев сын Кулагин (?), сказал себе от роду штидесяти лет, племянники Козма пятнатцати лет, Фрол десяти лет, сестра их девка Овдотья семи лет Гавриловы дети Киселевы. У них мать вдова Марфа Гаврилова дочь

(л.513об.).

тритцати лет. А оприч того он Данило в том доме никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Данилы Кузнецова и подворника его Ивана Киселева (?) в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленьюВасилей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Федор Иванов сын Худороковых, сказал себе от роду дватцати лет, сестра у него девка Ульяна семнатцати лет, жена Дарья тритцати лет, сын Спиридон пяти лет. У него же живет на подворье на подворье(?) бобыль Игнатей Дементиев сын Миронов сказал себе от роду сорок лет, жена у него Олена тритцати лет, сын Гаврило десяти лет, дочь девка Федора пяти лет. А оприч того он Федор и подворник Игнатей в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Федора Иванова сына Худорожкова и подворника его Игнатея Миронова в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Артемей Фотеев сын Фадеевых, сказал себе от роду тритцати лет, жена у него Анна тритцати ж лет, дети Иван шти лет, Леонтей полугоду. У него же теща вдова Харитина Харитонова дочь пятидесяти лет, у ней дочь девка Парасковья десяти лет. У него ж живет в наймех

(л.514).

гулящей человек Фотей Григорьев сын Антипин дватцати лет. А оприч того он   //   Артемей в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Артемея Фадеева в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Федор Яковлев сын Дружинин, сказал себе от роду сорок лет. У него мать вдова Марфа Яковлева дочь штидесяти лет. Жена у него Агафья тритцати лет, дети Яков шти лет, Иван полугоду, дочери девки Дарья четырех лет, Елена дву лет. У него же живет салдацкая жена набору дьяка Андреяна Ратманова Агафья Яковлева дочь у нея дочь девка Елена Герасимова  пяти лет. У него же живет на подворье другая салдацкая жена набору дьяка Андреяна Ратманова Огрофена Игнатьева дочь тритцати лет, у ней сын Никифор Никитин пяти лет. У него же живет на подворье бобыль Павел Самойлов сын Серков, сказал себе от роду тритцати лет, жена у него Софья тритцати ж лет. А оприч того он Федор и подворник ево Павел в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Федора Яковлева сына Дружинина и подворника его Павла Серкова в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

(л514об.).

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Савин Ларионов сын Межин, сказал себе от роду сорок пяпь лет, жена у него Овдотья сорока лет, дети Иван осми лет, Леонтей шти лет, дочери девки Марина девяти лет, Софья дву лет. А оприч того он Савин в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Савы Ларионова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Юда Ларионов сын Межин, сказал себе от роду тритцат пяти лет, жена у него Ефросинья тритцати лет, сын Иван шти лет, дочери девки Соломия семи лет, Ульяна пяти лет. А оприч того он Юда в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Юды Ларионова сына Межина в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Терентей Федоров сын Жиделев, сказал себе от роду тритцать лет, жена у него Ульяна дватцати шти лет. У него живет на подворье бобыль Стефан Осипов сын Ильиных сказал себе от роду сорок

(л.515).

пять лет, жена у него Соломия сорока пяти лет, дети Семен шеснатцати лет, Прокопей 10л. А опричь того он Терентей и подворник его Степан в том доме никаких людей и жителей не сказали. Вместо Терентея Федорова сына Жиделева и подворника ево Стефана Ил[ьи]ных в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по иху веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет бобыль Федор Семенов сын Морозов, сказал себе от роду сорок пять лет, жена у него Парасковья тритцати лет, дети Малафей пяти лет, Петр дву лет, дочь девка Ульяна полугоду. А опричь того он Федор в доме в своем никаких людей и жителей не сказал. Вместо Федора Семенова сына Морозова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Филип Ларионов сын Юровских, сказал себе от роду сорок лет, жена у него Парасковья дватцати пяти лет, дети Андрей осми лет, Григорей шти лет, Максим четырех лет. У него ж живет на подворье оброчной крестьянин той же слободы Павел Григорьев сын Жеребцов сказал себе от роду сорок лет, жена у него Парасковья тритцати лет. А оприч того он Филип и подворник Павел в том доме никаких людей и жителей не сказали. Вместо Филипа Ларионова сына Еровских и подворника его Павла Жеребцова в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной  казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

(л.515об.)

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Гаврило Сергеев сын Долгого, сказал себе от роду сорок лет, жена у него Овдотья сорока ж лет, дети Василей шестнатцати лет, Терентей шти лет, дочери девки Овдотья четырнатцати лет, Марья осми лет, Акилина шти лет, Огрофена пяти лет. Да у него же живет на подворье бобыль Стафей Алексеев сын Бабушкин сказал себе от роду пятьдесят лет, жена у него Евлампия сорока лет, дочери девки Маланья осмии лет, Мавра шти лет. У него ж живет шурин Сергей Романов сын двенатцати лет. А оприч того они Гаврило и подворник Стафей в том доме никаких людей и жителей не сказали. Вместо Гаврилы Долгово и подворника его Стафея Бабушкина в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Панкратей Ефремов сын Толстиков, сказал себе от роду шестьдесят лет, у него сын Иван тритцати лет. У сына Ивана жена Марья тритцати лет, дети Дорофей шти лет, Иван дву лет. У него живет на подворье оброчной крестьянин Василей Козмин Засыпкин сказал себе от роду сорок лет, жена у него Ефросинья тритцати лет, сын Иван году, дочери девки Парасковья пятнатцати лет, Ефимья пяти лет. У него ж живет на  подворье бобыль

(л.516).

Евтифей Ульянов сын Григорьевых сказал себе от роду тритцать лет, жена у него Ульяна тритцати лет. А опричь того он Панкратей и подворники иво в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Панкрата Толстикова и подворников его Василея Засыпки да Евтифея Григорьевых в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Федор Савельев сын Рогозиных, сказал себе от роду сорок лет, жена у него Парасковья сорока лет, дети Иван двенатцати лет, Матфей пяти лет, Иван трех лет, Петр полугоду, дочери девки Марья пятнатцати лет, Елена четырнатцати лет, Овдотья семи лет. А опричь того он Федор в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Федора Рогозина в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Семен Демидов сын Гудков, сказал себе от роду дватцать лет, у него братья Семен шестнатцати лет, Савелей четырнатцати лет, Терентей девяти лет. Мать у них вдова Овдотья Емельянова дочь пятидесяти лет. У него ж Семена жена Феодосья дватцати лет. А оприч того

(л.516об.).

он Семен в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Семена Гудкова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Васелей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Иван Михайлов сын Ксенифонтов, сказал себе от роду пятидесяти семи лет, жена у него Агафья тритцати пяти лет, дети Матфей тринатцати лет, Иван девяти лет, дочери девки Матрона десяти лет, Анна полугоду. У него ж живет на подворье бобыль Анания Федотов сын Скрябин, сказал себе от роду тритцать лет, жена у него Настасья дватцати лет. А оприч того он Иван и подворник его Анания в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Ивана Ксенефонтова и подворника его Анани Скрябина в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Василей Миронов сын Казанец, сказал себе от роду семидесят лет, жена у него Фетинья семидесяти лет, сын Козма дватцати лет. У Козмы жена Федосья дватцати лет, сын Тимофей году. У него же живет на подворье вдова Анна Григорьева дочь пятидесяти лет, у нее дочери девки Настасья дватцати лет, Марья десяти лет. А оприч того он Василей и подвор-

(л.517).

ники ево в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали.  Вместо Василея Казанца в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Иван Марков сын Варламов, сказал себе от роду пятидесят лет, жена у него Матрона сорока лет, дети Константин пятнатцати лет, Софрон пяти лет, дочери девка Ефимья трех лет. У сына Константина жена Овдотья пятнатцати лет. У него же живет на подворье вдова Наталья Иванова дочь семидесяти лет, у нее сын Тихон Савельев Шарапов дватцати лет. А оприч того он Иван и подворник Тихон в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Ивана Варламовых в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Петр Семенов сын Забегаев, сказал себе от роду дватцать лет, у него брат Нестер десяти лет. У Петра жена Федора дватцати ж лет, дочери девки Дарья дву лет, Катерина полугоду. У него ж живет на подворье бобыль Иван Микифоров сын Бороздин сказал сказал (повторяется)

(л.517об.).

себе от роду сорок лет, жена у него Марья сорока ж лет, дети Федор шестнатцати лет, Трофим пятнатцати лет, дочь девка Варвара тринатцати лет. У Федора жена Марфа шестнатцати лет, сын Петр полугоду, дочь девка Матрона дву лет. А оприч того он Петр и подворник ево Иван в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Петра Забегаева и подворника ево Ивана Бороздиных в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Антип Селиванов сын Чугунов, сказал себе от роду дватцати пяти лет, у него брат Иван шеснатцати лет. У Антипа жена Степанида дватцати лет, сын Григорей дву лет. Брат его Иван по выбору столника Ивана Бибикова да капитана Ивана Дашкова написан в салдаты. Да у него ж живет на подворье вдова Катерина Михайлова дочь пятидесяти лет, сын у нея Афонасей Иванов Каранов тринатцати лет. А оприч того он Антипа и подворник ево Афонасей в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Антипы Селиванова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

(л.518).

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Федор Андреев сын Ушаков, сказал себе от роду семидесят лет, сын Василей тритцати лет, дочь девка Овдотья десяти лет. У Василья жена Катерина тритцати лет, сын Гаврило году. У него ж живет на подворье бобыль Тит Прокофьев сын Овчинников сказал себе от роду дватцать лет, у него сестра девка Парасковья пятнатцати лет. Жена у него Епистимия семнатцати лет, дети Елисей дву лет, Петр полугоду. А оприч того он Федор и подворник ево Тит в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Федора Ушакова и подворника его Тита Овчинникова в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Иван Васильев сын Комаров, сказал себе от роду штидесят лет, сын Иван тритцати лет. Жена у него Дарья тритцати ж лет, дочь девка Дарья году. У него же живет невестка салдацкая жена набору дьяка Андреана Ратманова Татьяна Никитина дочь тритцати лет, у ней дочь девка Овдотья Семенова дочь шти лет. У него ж живет на подворье бобыль Сидор Михайлов сын Пермяков сказал себе от роду осмидесяти лет, жена у него Ирина

(л.518об.).

семидесяти лет, дети Семен тритцати лет, Ефим дватцати лет, Кондратей дватцати ж лет, дочь девка Марья шестнатцати лет. У сына  Ефима жена Офимья осмнатцати лет, сын Артемей году, дочь девка Марья дву лет. У него ж Сидора два племянника Осип трех лет, Семен дву лет Алексеевы дети Кротовы. А опричь того он Иван и подворник ево Сидор в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Ивана Комарова и подворника его Сидора Пермякова в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасеним смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Антон Гаврилов сын Назеяной, сказал себе от роду пятидесяти лет, брат у него Прокопей сорока лет. У Антона жена Офимья пятидесяти лет, сын Федор дватцати лет. У Федора жена Парасковья дватцати ж лет. А опричь того он Антон в доме своем никаких людей не сказал. Вместо Антона Гаврилова сына в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по ево веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Тимофей Харитонов сын Коробынин, сказал себе от роду пятдесят лет, жена у него Епистимья сорока лет,  дочери

(л.519).

девки Овдотья двенатцати лет, Анна шти лет, Окулина четырех лет. У него ж живет племянник Митрофан Федоров сын Коробынин дватцати лет, у Митрофана жена Федосья дватцати лет, дочь девка Соломия полугоду. У него ж живет на подворье бобыль Ларион Васильев сын Кокшаров сказал себе от роду сорокл, жена у него Татияна сорока ж лет, дочь девка Федосья полугоду. А оприч того он Тимофей в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Тимофея Коробынина и подворника его Лариона Кокшарова в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Филип Иванов сын Воробьев, сказал себе от роду пятидесят лет, у него дети Матфей дватцати пяти лет, Федор пятнатцати лет. У сына ево Матфея жена Ирина дватцати пяти лет. А оприч того он Филип в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Филипа Воробьева в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по ево веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Петр Федоров сын Боровой, сказал себе от роду тритцати пяти лет, жена у него Ирина дватцати лет, сын Тимофей

(л.519об.).

году, дочь девка Агафья пяти лет. У него ж живет на подворье бобыль Зеновей Афонасьев сын Болестин, сказал себе от роду пятидесяти лет, жена у него Василиса сорока лет, пасынок Мосей Филипов сын Клятущий пятнатцати лет. А оприч того он Петр и подворник ево Зеновей в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Петра Борового и подворника его Зеновья Болестина в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчный крестьянин Потап Евстифеев сын Карманов, сказал себе от роду тритцат лет, у него брат Федор пятнатцати лет, сын Филип семи лет, дочь девка Катерина трех лет. А оприч того он Потап в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Потапа Карманова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Лазарь Федоров сын Бычков, сказал себе от роду осмидесят лет, жена у него Елена тритцати лет, дети Федор сорока дву лет, Матфей сорока лет, пасынок Панфил Иванов сын Епанчинцев тринатцати

(л.520).

лет. У сына Федора жена Анна дватцати лет, сын Степан десяти лет, дочери девки Овдотья четырех лет, Варвара трех лет. У него ж племянник Герасим Дмитриев (сын) Быков дватцати лет. У него же живет на подворье бобыль Парфен Агафонов сын Баженов сказал себе от роду дватцати лет, жена у него Акилина дватцати лет. А оприч того он Лазарь и подворник Парфен в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Лазаря Бычкова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Семен Григорьев сын Поблагуев, сказал себе от роду дватцать пять лет, жена у него Соломия тритцати лет, дочери девки Марфа четырех лет, Овдотья году. У него ж живет на подворье бобыль Андрей Матфеев сын Бороздиных сказал себе от роду тритцати лет, у него жена Маланья дватцати лет, сын Пантелей пяти лет. А оприч того они Семен и подворник Андрей в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Семена Григорьева сына Поблагуева и подворника его Андрея Матвеева сына Бороздина в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Варфоломей Юрьев сын Поблагуев, сказал себе от роду дватцати пяти лет, брат у него Захар десяти лет. У

(л.520об.).

Варфоломея жена Марина дватцати лет. У него ж живет на подворье вдова Марина Юрьева дочь дватцати лет, у нея сын Андрей Максимов Гулящев полугоду. У него ж живет на подворье оброчной крестьянин Ларион Андреев сын Пантелеевых сказал себе от роду сорок лет, жена у него Дарья дватцати лет. А оприч того он Варфоломей и подворник Ларион в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Варфоломея Поблагуева и подворника его Лариона Пантелеева в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Петр Терентьев сын Бурков, сказал себе от роду сорок лет, жена у него Офимья тритцати лет, сын Федор семи лет. У него живет на подворье бобыль Филип Васильев сын Жданов, сказал себе от роду сорок лет, жена у него Марья тритцати лет. А оприч того он Петр и подворник Филип в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Петра Буркова и подворника его Филипа Жданова в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Борис Мартемьянов сын Ворона,

(л.521).

сказал себе от роду тритцат лет, жена у него Офимья тритцати пяти лет, сын Иван семи лет, дочь девка Парасковья девяти лет; пасынок Петр четырех лет, падчерицы девки Дарья одиннатцати лет, Овдотья девяти лет Афонасьевы дети Шеряивы. А оприч того он Борис в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Бориса Вороны в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет бобыль Никифор Григорьев сын Жаворонков, сказал себе от роду дватцати пяти лет, жена у него Наталья дватцати ж пяти лет. У него живет на подворье бобыль Леонтей Иванов сын Третьяковых сказал себе от роду дватцати семи лет, мать у него вдова Парасковья Констянтинова дочь семидесяти лет, сестра девка Татияна двенацати лет, жена у него Марина дватцати пяти лет, сын Обросим дву лет. А оприч того они Никифор и подворник ево Леонтей в доме том никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Никифора Жаворонкова и подворника ево Леонтея Третьякова в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет бобыль Алексей Гурьев сын Колчин, сказал себе от роду

(л.521об.).

сорок лет, мать у него вдова Улита Викулова дочь штидесяти пяти лет, жена у него Настасья сорока лет, дети Захар осми лет, Иван четырех лет, дочь девка Федосья шти лет. А оприч того он Алексей в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Алексея Гурьева в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по ево веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет бобыль Максим Парамонов сын Кухтиных, сказал себе от роду пятидесяти лет, жена у него Ирина тритцати лет, дети Афонасей четырнатцати лет, Никита девяти лет, Гаврило дву лет, дочь девка Федосья четырех лет. А оприч того он Максим в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Максима Парамонова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет бобыль Козма Лаврентьев сын Казанцов, сказал себе от роду дватцати пяти лет, у него брат Митрофан дватцати лет. У Козмы жена Ефросинья дватцати пяти ж лет, сын Афонасей дву лет, дочь девка Дарья полугоду. У него живет на подворье оброчной крестьянин Федор Савельев сын Рукомойкиных сказал себе от роду пятидесяти лет, жена у него Ирина  сорока лет, сын Селиван

(л.522).

пятнатцати лет. А оприч того он Козма и подворник Федор в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Козмы Казанца и подворника ево Федора Рукомойкина в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет бобыль Артемей Федоров сын Снегирев, сказал себе от роду тритцати семи лет, жена у него Дарья тритцати лет, сын Иван десяти лет. У него ж живет на подворье салдацкая жена набору дьяка Андриана Ратманова Дарья Андреева дочь тритцати лет, сын Афонасей Никитин семи лет. А оприч того он Артемей в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Артемья Снегирева в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по ево веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет бобыль Григорей Семенов сын Черемной, сказал себе от роду сорок лет, жена у него Марья тритцати пяти лет, сын Филип осми лет, дочери девки Овдотья семи лет, Марфа трех лет. А оприч того он Григорей в своем доме никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Григорея Черемного в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

(л.522об.).

Двор а в нем живет бобыль Афонасей Васильев сын Суботин, сказал себе от роду штидесят семи лет, жена у него Федора сорока лет, дети Федосей двенатцати лет, Зотей осмии лет, дочери девки Мавра десяти лет, Федора четырех лет. А оприч того он Афонасей в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Афонасья Суботина в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет бобыль Аверкий Антипин сын Охряпин, сказал себе от роду дватцати лет, мать у него вдова Матрона Иванова дочь пятидесяти лет. У него ж братья Обросим семнатцати лет, Филип десяти лет. А оприч того он Аверкий в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Аверкия Антипина в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертные казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет Петр Григорев сын Охурков, сказал себе от роду тритцати лет, жена у него Мавра тритцати ж лет, дети Фадей четырех лет, Григорей полугоду. У него ж живет на подворье бобыль Кирило Овдокимов сын Ерилов сказал себе от роду пятидесят лет, жена у него Ульяна сорока лет, дети Андрей пятнат-

(л.523).

цати лет, Амплий десяти лет, дочь девка Марина дву лет. У него ж живет на подворье оброчной крестьянин Алексей Денисов сын Брюханов сказал себе от роду пятидесят лет, у него дети Василей двенатцати лет, Василей же осмии лет, дочь девка Марья пяти лет. А оприч того они Петр и подворник  его Алексей в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Петра Охуркова и подворника Кирилла Ерилова в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет бобыль Трофим Тимофеев сын Волков, сказал себе от роду семидесяти лет, жена у него Катерина штидесяти осми лет. У него ж невестка салдацкая жена набору дьяка Андрияна Ратманова Катерина Патрикеева дочь тритцати лет. У него ж покормленка Анна Антонова дочь семи лет. А оприч того он Трофим в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Трофима Тимофеева сына Волка в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет бобыль Василей Наумов сын Первушин, сказал себе от  роду пятдесят лет, сын Сергей тринатцати лет, дочери девки Овдотья семнатцати

(л.523об.).

лет, Марина пятнатцати лет. У него ж живет на подворье бобыль Алексей Афонасьев сын Беляивых сказал себе от роду дватцати осми лет, мать у него вдова Офимья Автономова дочь пятидесяти шти лет, жена Ульяна тритцати лет, дети Кондратей трех лет, Парфен дву лет, дочь девка Домна шти лет. А оприч того он Василей и подворник ево Алексей в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Василея Пе(р)вушева в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью и подворника его Алексея Беляева Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет бобыль Ларион Федотов сын Утинков, сказал себе от роду штидесят осми лет, жена у него Епистимья сорока лет, сын Андрей шти лет, дочь девка Маланья десяти лет. А оприч того он Ларион в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Лариона Утинкинова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертные казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет бобыль Петр Ферапонтов сын Шихов, сказал себе от роду тритцати лет, жена у него Парасковья дватцати семи лет, дети Никифор четырех лет, Иван трехл, дочь девка Анна году. А оприч того он Петр в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Петра Шихова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

(л.524).

Двор, а в нем живет бобыль Дмитрей Павлов сын Прозоров, сказал себе от роду сорок лет, жена у него Ульяна тритцати лет, дочь девка Наталья пяти лет. А оприч того он Дмитрей в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал Вместо Дмитрея Прозорова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертные казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет бобыль Алексей Титов сын Семаков, сказал себе от роду штидесят лет, жена у него Офимья тритцати лет, дети Матфей шти лет, Петр полугоду, дочь девка Катерина четырех лет. А оприч того он Алексей в своем доме никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Алексея Титова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертные казни слышал по ево веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет бобыль Григорей Федоров сын Деревнин сказал себе от роду сорок лет, мать у него вдова Мавра Трофимова дочь штидесяти лет. А оприч того он Григорей в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Григорея Деревнина в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

(л.524об.).

Двор а в нем живет бобыль Лука Иванов сын Задорин, сказал себе от роду тритцати лет, мать у него вдова Александра Обросимова дочь пятидесяти лет, брат Иван дватцати пяти лет, жена у него Матрона дватцати лет, сын Кирило дву лет. А оприч того он Лука в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Луки Задорина в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет бобыль Спиридон Дмитриев сын Бурилов, сказал себе от роду сорок трех лет, жена у него Ирина тритцати трех лет, сын Карп девятнатцати лет, дочери девки Ирина шестнатцати лет, Домна пятнатцати лет, Марья тринатцати лет, Овдотья двенатцати лет. А оприч того он Спиридон в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Спиридона Бурилова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Петр Сидоров сын Яковлевых, сказал себе от роду тритцати лет, жена у него Парасковья дватцати трех лет, сын Сила четырех лет. У него ж живет на подворье оброчной крестьянин Савелей Герасимов сын Савельнин, сказал себе от роду четырнатцети лет, мать у него

(л.525).

вдова Февронья Еремеива дочь пятидесяти лет. У него ж сестры девки Настасья девятнатцати лет, Устинья семи лет. У него ж живет на подворье оброчной крестьянин Борис Иванов сын Жичная уха сказал себе от роду дватцати пяти лет, жена у него Василиса дватцати лет. У него ж живет на подворье оброчной крестьянин Иван Савелиев сын Худорошков сказал себе от роду сорок лет, жена у него Марья сорока ж лет, дети Терентей семнатцати лет, Игнатей двенатцати лет, Яков десяти лет, дочери девки Софья пятнатцати лет, Мавра двенацати лет, Марьяна шти лет. А оприч того он Петр и подворники ево в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Петра Сидорова и подворника его Бориса Яишной ухи в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертные казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Фома Терентьев сын Огарков, сказал себе от роду семидесят лет, жена у него Настасья пятидесяти лет, сын Дорофей дватцати двух лет. У Дорофея жена Марья осмнатцати лет. А оприч того он Фома в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Фомы Огаркова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертные казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

(л.525об.).

Двор, а в нем живет вдова крестьянская жена Анна Васильева дочь, сказала себе от роду семидесяти лет, у нее дочь девка Дарья шеснацати лет. Да у нея живет на подворье зять ея бобыль Иван Петров сын Розорвин, сказал себе от роду осмнатцати лет, жена у него Василиса девятнацати лет. А оприч того она вдова Анна и зять Иван в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Анны Васильевой и подворника ея Ивана Розорвина в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет вдова Варвара Алексеева дочь, сказала себе от роду сорок лет, у нея дочери девки Ксения десяти лет, Улита семи лет, Акилина пяти лет. Да у нея живет на подворье бобыль Никита Обросимов сын Печенкин, сказал себе от роду семдесят лет, жена у него Фекла семидесяти ж лет, дети Семен девятнатцати лет, Захар шеснатцати лет. У сына ево Семена жена Елена осмнатцати лет, сын Михайло дву лет. А оприч того она вдова Варвара и подворник ея в доме том никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо вдовы Варвары Алексевой и подворника ея Никиты Печенкина в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертные казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет бобыль Михайло Васильев сын Любимов, сказал себе от

(л.526).

роду семнатцати лет, мать у него вдова Евлампия Семенова дочь семидесяти лет. А оприч того он Михайло в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Михайла Любимова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертные казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет бобыль Родион Иванов сын Слобков, сказал себе от роду сорок лет. А оприч того он Родион в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Родиона Слобкова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Максим Иванов сын Катаев, сказал себе от роду пятидесят лет, мать у него вдова Ефимья Савельева дочь семидесяти лет. Жена у него Епистимья тритцати лет, сын Филка семи лет. А оприч того он Максим в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Максима Катаева в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет вдова Акилина Федорова дочь сказала себе от роду пятидесяти лет, у нея дети Мартемиян пятнатцати лет, Ермолай шти лет, дочь девка Федосья двенатцати лет Ивановы дети Яговалкина. А оприч того она вдова

(л.526об.).

Акилина в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказала. Вместо вдовы Акилины Федоровой в том, что она Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышала по ея веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет вдова Елисава Андреева дочь, сказала себе от роду тритцати пяти лет, у нея дети Герасим пяти лет, Деомид дву лет, дочь девка Василиса семи лет Федотовы дети Загайновы. У нея ж свекровь Настасья Фотиева дочь сказала себе от роду осмидесяти лет. Да у нея же живет на подворье бобыль Иван Иванов сын Безродной, сказал себе от роду тритцат лет, жена у него Офимья дватцати лет. А оприч того вдова Елисава и подворник Иван в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо вдовы Елисавы Андреевой и подворника Ивана Безродного в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет драгун шадринской роты Афонасей Семенов сын Белошейкин, сказал себе от роду дватцати пяти лет, мать у него вдова Февронья Михайлова дочь осмидесяти лет, брат Петр дватцат лет, сестра девка Федосья шеснатцати лет. У Афонасья жена Домна дватцати пяти лет, дочь девка Парасковья Зл. У него ж живет на подворье бобыль Микита Андреев сын Половнин, сказал се-

(л.527).

бе от роду дватцати пяти лет, мать у него вдова Парасковья Михайлова дочь пятидесяти лет, жена у него Марфа тритцати лет, дочь девка Настасья полугоду. Да у него ж братья родные Иван четырнатцати лет, Козма девяти лет, сестра девка Огрофена дватцати лет. А оприч того он Афонасей и подворник Никита в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Афонасея Белошейкина в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Иван Микифоров сын Ваган, сказал себе от роду тритцат пяти лет, жена у него Пелагея тритцати пяти ж лет, дети Петр трех лет, Трофим году, дочери девки Степанида осми лет, Овдотья пяти лет. А оприч того он Иван в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Ивана Вагана в том что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет бобыль Федот Перфильев сын Коробицын, сказал себе от роду сорок лет, у него брат Аника пятидесяти лет. У Федота жена Парасковья

(л.527об.)

сорока лет, сын Кирило семи лет, дочери девки Ирина пяти лет, Овдотья году. А оприч того он Федот в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Федота Коробицына в том что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет бобыль Исак Михайлов сын Пастухов, сказал себе от роду штидесят семи лет, жена у него Фекла штидесяти лет, сын Иван семнацати лет, дочери девки Ульяна тритцати лет, Палагея десяти лет. У него ж живет на подворье бобыль Василей Лукин сын Девятковых, сказал себе от роду тритцати лет, жена у него Федосья тритцати ж лет, дочь девка Овдотья полугоду. А оприч того он Исак и подворник Василей в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Исака Пастухова и подворника его Василея Девяткова в том что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет бобыль Василей Иванов сын Волынкин, сказал себе от роду сорок лет, брат Степан тритцат лет. У Василея жена Огрофена тритцати ж лет, дети Селиверст дву лет, Лука полугоду. У брата Степана жена Ирина

(л.528).

тритцати ж лет, дочь девка Катерина году. А оприч того они Василей и Степан в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Василея Волынкина в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Петр Венедиктов сын Безответного, сказал себе от роду тритцат пять лет, жена у него Анна тритцати лет, сын Павел одиннатцат лет, дочь девка Ульяна десяти лет. А оприч того он Петр в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Петра Безответного в том что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет салдацкая жена набору дьяка Андриана Ратманова Софья Иванова дочь, сказала себе от роду тритцат пять лет, у нея сын Родион пяти лет, дочь девка Катерина осми лет Артемьевы дети. А оприч того она Софья в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказала. Вместо солдатки Софьи Ивановой в том что она Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышала по ея веленью Василей Казаков руку приложил.

(л.528об.).

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Иван Степанов сын Юровской, сказал себе от роду штидесят четырех лет, жена у него Катерина сорока пяти лет, дети Сергей пятнатцати лет, Тимофей десяти лет, Иван пяти лет, Федор трех лет, дочери девки Катерина семнатцати лет, Парасковья двенатцати лет, Марфа году. У него ж живет сестра его вдова Оксинья(?) тритцати лет. Да у него ж живет в наймах гулящей человек Илья Калинин сын Чепровых штидесяти лет. У него ж живет гулящей человек Алексей Меркурьев сын Романов тритцати лет. А оприч того он Иван и подворники ево в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Ивана Еровских в том что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчный крестьянин Харлам Афонасьев сын Медеников, сказал себе от роду тритцат лет, жена у него Матрена дватцати семи лет, дети Иван осми лет, Никита пяти лет, дочь девка Пелагия дву лет. Да у него ж живет племяник Иван Козмин пяти лет. У него ж живет невестка вдова Ефросинья Иванова дочь сорока пяти лет. Да у него ж живет гулящей человек Степан Козмин

(л.529).

сын Вятчанин дватцати пяти лет. А оприч того он Харлам в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Харлампия Афонасьева в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Павел Иванов сын Варламовых, сказал себе от роду штидесят лет, брат у него Андрей сорока лет. У Павла жена Овдотья сорока лет, дети Иван дватцати пяти лет, Василей дву лет, дочери девки Ефросинья пятнатцати лет, Татияна десяти лет. У сына Ивана жена Парасковья дватцати лет, сын Гаврило полугоду. У брата Павлова Андрея жена Глинарья сорока лет, сын Леонтей пяти лет, дочери девки Анна осми лет, Елена шти лет, Ирина дву лет. Да у него ж живет покормленок Карп Иванов сын Баташев, десяти лет. Да у него ж живет свойственой человек Андрей Яковлев сын Спицын, дватцати лет. Да у него ж живет на подворье бобыль Матфей Иванов сын Колчаров, сказал себе от роду штидесят лет, у него дети Зотей дватцати пяти лет, Логин десяти лет. У сына Зотея жена Федора дватцати пяти лет. Да у него ж живет в найме гу-

(л.529об.).

лящей человек Евсей Кондратьев сын Кайдалов, тритцати лет. А оприч того он Павел и подворник ево Матфей в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Павла Варламова и подворника Карпа Баташева в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Давыд Анфилафьев сын Старцовых, сказал себе от роду семидесят лет, дети у него Федор сорока лет, Влас тритцати пяти лет. У Федора жена Матрена тритцати лет, дети Кондратей трех лет, Митрофан дву лет. У Власа жена Марья дватцати пяти лет, сын Иван дву лет. У него ж живет на подворье той же слободы оброчной крестьянин Кондратей Козмин сын Жернаков, сказал себе от роду сорок лет, жена у него Марфа дватцати пяти лет, сын Андрей шти лет, дочь девка Евгения семи лет. У него ж племяница девка Матрона Федотова дочь дватцати лет. А оприч того он Давыд и подворник ево Кондратей в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Давыда Старцова и подворника ево Кондратея Жорнакова в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

(л.530).

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Максим Федоров сын Мехонской, сказал себе от роду тритцати семи лет, мать у него вдова Катерина Захарова дочь штидесят лет, жена Парасковья тритцати семи лет, сын Данил двенатцати лет, дочь девка Федосья трех лет. Да у него ж живет в найме гулящей человек Панфил Дементьев сын Дурединых, дватцати пяти лет. У него ж живет на подворье той слободы крестьянин Исай Ларионов сын Митрохиных, сказал себе от роду пятдесят лет, жена у него Акилина сорока лет, дочери девки Анна десяти лет, Ксенья семи лет, Марья пяти лет, Марфа трех лет. У него ж живет невестка салдацкая жена набору дьяка Андриана Ратманова Мавра Иванова дочь дватцати пяти лет, у нея дочь девка Домна пяти лет. У него ж живет на подворье салдацкая жена набору дьяка Андриана Ратманова Ксения Борисова дочь сорока лет, у нея сын Василей Иванов семи лет. А оприч того он Максим и подворник ево Исай в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Федора(?) Мехонских и подворника его Исаия Ларионова в том что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Никон Федотов сын Вдовин,

(л.530об.).

сказал себе от роду дватцати пяти лет, сестры у него девки Антонида дватцати лет, Фетинья семнатцати лет. У них мать вдова Агафия Пахомова дочь штидесяти лет. У Никона жена Марфа дватцати дву лет. У него ж живет на подворье той же слободы оброчной крестьянин Пантелей Михайлов сын Чуркин сказал себе от роду дватцати пяти лет, жена у него Евгенья дватцати пяти ж лет, сын Андрей полугоду, дочь девка Ирина пяти лет. А оприч того они Никон и подворник ево Пантелей в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Никона Вдовина и подворника его Пантелея Чуркина в том что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Петр Савельев сын Зырян, сказал себе от роду сорока лет, жена у него Агафья тритцати лет, дети Максим двенатцати лет, Никифор трех лет, дочь девка Дарья осмии лет. А оприч того он Петр в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Петра Зыряна в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Игнатей Степанов сын Новиков, сказал себе от роду пятдесят пяти лет, жена у него Парасковья пятидесяти лет,

(л.531).

дети Евтихей дватцати трех лет, Иван пятнатцати лет, Лаврентей девяти лет. У сына Евтихея жена Ульяна дватцати пяти лет. У Ивана жена Василиса осмнатцати лет. А оприч того он Игнатей в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Игнатея Новикова в том что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Варлам Акиндинов сын Поблагуев, сказал себе от роду семидесяти пяти лет, у него брат Иван штидесят лет, дети Демид тритцати лет, Андрей девяти лет, Яким шти лет, Осип пяти лет, дочери девки Марья трех лет, Епистимья полугоду. У сына Демида жена Агафья тритцати лет, у него сын Самойло дву лет, дочь девка Наталья трех лет. А оприч того они Варлам и Иван в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Варлама Анкидинова в том что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Яков Васильев сын Казанцов, сказал себе от роду тритцати трех лет, жена у него Наталья сорока лет, дочери девки Парасковья десяти лет, Марфа пяти лет, Акилина четырех лет. У него ж пасынок

(л.531об.).

Яков Самсонов сын Окалибин тринатцати лет. А оприч того он Яков в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Якова Казанцова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Тимофей Никитин сын Шешенин, сказал себе от роду семдесят лет, жена у него Ирина сорока пяти лет, дети Иван дватцати лет, Елфим десяти лет, дочь девка Харитина осми лет. У него ж живет в найме гулящей человек Меркурей Иванов сын Воробьев 20л. А оприч того он Тимофей в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Тимофея Шешенина в том что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Иван Федотов сын Борановых, сказал себе от роду штидесят лет, жена у него Федора штидесяти пяти лет, сын Иван дватцати лет, дочь девка Степанида пятнатцати лет. У сына жена Ефросинья дватцати лет. А оприч того он Иван в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Ивана Баранова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

(л.532).

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Афонасей Артемьев сын Мичерин, сказал себе от роду тритцати пяти лет, у него мать вдова Фетинья Прокопьева дочь штидесят лет. У него ж сестра девка Ирина дватцати лет, жена Овдотья сорока лет, сын Иван шти лет. А оприч того он Артемей в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Афонасея Мичерина в том что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Семен Петров сын Рязанов, сказал себе от роду сорока пяти лет, жена у него Офимья сорока лет, сын Афонасей девяти лет, дочери девки Настасья семи лет, Ирина году. У него ж живет тесть иво Константин Иванов сын Тепленин семдесят лет. У него ж живет на подворье бобыль Григорей Епифанов сын Прибылов, сказал себе от роду семдесят лет, жена у него Матрона штидесят лет, дети Александр дватцати лет, Павел семнатцати лет. У Александра жена Аграфена дватцати лет.У него ж живет на подворье бобыль Овдоким Игнатьев сын Новоселов, сказал себе от роду тритцати пяти лет, жена у него Марфа тритцати лет, дочери девки Акилина четырех лет, Овдотья трех лет. А оприч того они Семен и подворники ево в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Степана Рязанова и подворника его Овдокима Новоселова в том что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

(л.532об.).

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Дмитрей Степанов сын Парфентьевых, сказал себе от роду пятидесят лет, жена у него Овдотья сорока лет, сын Лука пятнатцати лет, дочь девка Матрона трех лет, племяник Степан Еремеев сын пятнатцати лет. А оприч того он Дмитрей в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Дмитрея Иванова(?) сына Парфеньевых в том что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Силуян Федоров сын Жиделевых, сказал себе от роду сорок лет, жена у него Парасковья тритцати пяти лет, сын Иван двенатцати лет, дочери девки Ирина пятнатцати лет, Парасковья трех лет, Ирина ж дву лет. У него ж живет на подворье бобыль Василей Григорьев сын Кокшаров, сказал себе от роду штидесят пяти лет, сын Иван дватцати семи лет. У сына Ивана жена Марфа тритцати лет, сын Денис девяти лет, дочери девки Ирина пяти лет, Федосья году. А оприч того он Силуян в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Силуяна Жиделева и подворника его Василея Кокшарова в том что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Петр Стафеев сын Драчев, сказал

(л.533).

себе от роду штидесят пяти лет, жена у него Настасья штидесят пяти ж лет, сын Иван сорока лет, жена Катерина тритцати лет, дети Трофим семи лет, Иван пяти лет, дочери девки Варвара трех лет, Ирина году. У него ж живет на подворье бобыль Никон Захаров сын Рябков, сказал себе от роду тритцати лет, жена у него Настасья дватцати пяти лет. А оприч того он Петр и подворник иво Никон в доме том никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Петра Драчева и подворника его Никона Рябкова в том что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Сысой Андреев сын Охряпин, сказал себе от роду штидесят лет, жена у него Анна сорока лет, дочери девки Февна семнатцати лет, Марина семи лет. У него ж живет бобыль зять Стефан Силин сын Драчев, сказал себе от роду тритцати лет, жена у него Агафья дватцати лет. У него ж живет племяник Демид Стафиев сын Охряпин, же тритцати лет. А оприч того он Сысой в доме своем никаких людей и жителей не сказал. Вместо Сысоя Охряпина в том что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет салдацкая жена набору дьяка Андриана Ратманова Марфа Петрова дочь, сказала себе от роду сорок лет, у нея сын Федот пяти лет,

(л.533об.).

дочь девка Матрена семи лет Оксеновы дети Кляпиковых. А оприч того она Марфа в доме том никаких людей не сказала. Вместо салдатки Марфы Петровой в том что она Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертные казни слышала по ея веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Афонасей Стефанов сын Поспеловых, сказал себе от роду пятидесят лет, жена у него Марья пятидесяти ж лет, дети Сава дватцати лет, Алексей четырнатцати лет, Иван двенатцати лет, дочери девки Акилина шестнатцати лет, Ефросинья шти лет. У сына Савы жена Огрофена дватцати лет. У него ж живет на подворье бобыль Сергий Афонасьев сын Маленкин, сказал себе от роду пятидесят лет, жена у него Марфа пятидесяти  ж лет, дети Петр десяти лет, Иван семи лет. А оприч того он Афонасей и подворник Сергий в том доме никаких людей и жителей не сказали. Вместо Афонасея Поспеловых и подворника его Сергия Маленких в том что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Петр Исаков сын Черкиных, сказал себе от роду сказал себе от роду (так в тексте) штидесяти лет, дочь девка Оксинья пятнатцати лет. У него живет в доме бобыль Никита Пахомов сын Инищин, сказал

(л.534).

себе от роду сорока лет, жена у него Овдотья тритцати лет, сын Яков шти лет. Да у него живет невестка салдацкая жена рекрутных салдат набору тоболского дворянина Бориса Струнина Варвара Иванова дочь тритцати лет, у нея дети Иван трех лет, девка Анна трех ж лет. У него ж живет на подворье бобыль Елфим Евдокимов сын Похабов, сказал себе от роду тритцати лет, жена у него Анна тритцати ж лет, сын Григорей четырех лет, дочь девка Марина шти лет. У него ж живет на подворье бобыль Матфей Анисимов сын Обухов, сказал себе от роду сорока лет, жена у него Ирина сорока ж лет, дети Михайло пятнатцати лет, Гаврило двенатцати лет, Иван десяти лет, Ларион семи лет, Козма трех лет, Тимофей полугоду. У сына Михайла жена Парасковья пятнатцати лет. А оприч того он Петр и подворники иво в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Петра Исакова и подворников его Елфима Похабова да Матфея Обухова в том что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертные казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Сава Семенов сын Бурков, сказал себе от роду штидесят лет, сын Петр осмнатцати лет, дочь девка Овдотья осми лет.  Да у него живет дочь ево салдацкая жена рекрутных салдат набору тоболского дворянина Бориса Струнина Пелагея Савельива дочь тритцати лет. И

(л.534об.).

сын ево Петр по выбору столника Ивана Фомича Бибикова написан в салдаты. У него ж живет на подворье бобыль Федор Григорьев сын Коропицын, сказал себе от роду тритцати лет, мать у него вдова Фетинья Никитина дочь штидесяти лет, жена у него Ульяна тритцати лет, сын Филип четырех лет. А оприч того он Сава и подворник иво Федор в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Савы Буркова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Елфим Мартьянов сын Варламов, сказал себе от роду пятидесяти лет, жена у него Марья пятидесяти лет, сын Артемей десяти лет, дочь девка Фекла трех лет. У него ж живет на подворье бобыль Василей Титов сын Коровиных, сказал себе от роду дватцати пяти лет, жена у него Ефросинья дватцати пяти ж лет, дочери девки Оксинья трех лет, Оксинья ж полугоду. А оприч того он Елфим и подворник иво Василей в доме том никаких людей и жителей не сказали. Вместо Елфима Варламова и подворника его Василея Коровина в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

(л.535).

Двор а в нем живет бобыль Микита Семенов сын Ожеговых, сказал себе от роду сорок лет, жена у него Катерина сорока ж лет, дочери девки Федора дву лет, Василиса полугоду. А оприч того он Никита в доме своем никаких людей и жителей не сказал. Вместо Никиты Ожегова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Лука Стафиев сын Калинников, сказал себе от роду пятдесят лет, жена у него Овдотья сорока лет, дети Дмитрей дватцати лет, Никита семнатцати лет, Давыд семи лет, Андрей пяти лет, дочь девка Анна пятнатцати лет. У сына Дмитрея жена Анна дватцати лет. Сын ево Никита по выбору столника Ивана Фомича Бибикова да капитана Ивана Дашкова написан в салдаты. У него живет тесть ево Яков Овдотьев сын Борогушин, сказал себе от роду осмидесяти трех лет. А оприч того он Лука в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Луки Стафиева в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Григорей Михайлов сын

(л.535об.)

Худорошков, сказал себе от роду осмидесяти лет, дети Обросим сорока пяти лет, Михайло тритцати лет, дочь девка Настасья дватцати пяти лет. У сына ево Обросима жена Ефросинья дватцати пяти лет, дети Матфей семи лет, Тимофей году. У Михаила жена Анна дватцати лет. У него ж живет на подворье бобыль Григорей Иванов сын Поредниных, сказал себе от роду сорока лет, брат Сава дватцати пяти лет. У Григорея жена Ирина дватцати лет, дочь девка Ирина году. У него ж живет на подворье оброчной крестьянин Прокофей Семенов сын Худорошков, сказал себе от роду пятидесяти лет, жена у него Ирина сорока пяти лет, дети Яким двенатцати лет, Семен десяти лет, Данило дву лет, дочери девки Парасковья осмнатцати лет, Марья шти лет. А оприч того они Григорей и подворник иво Прокопей в том доме никаких людей и жителей не сказали. Вместо Григорея в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Тарас Ермолаев сын Зайков, сказал себе от роду дватцати пяти лет, мать у него вдова Гликерия Савельева дочь пятидесяти лет, сестра девка Агафья семнатцати лет. У Тараса жена Катерина дватцати пяти лет, сын Козма семи лет, Петр полугоду, дочери  девки Наталья четырех

(л.536).

лет, Овдотья дву лет. А оприч того он Тарас в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Тараса Ермолина в том что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертнойые казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Григорей Иванов сын Коровин, сказал себе от роду пятидесят пяти лет, жена у него Мавра штидесяти лет, сын Прокофей дватцати лет, дочери девки Овдотья девятнатцати лет, Анна четырнатцати лет. У Прокопия жена Анна дватцати пяти лет, дочь девка Мелания четырех лет. У него живет дочь ево салдацкая жена набору диака Андриана Ратманова Анна Григорьева дочь дватцати лет, у нея сын Филип Васильив Колмогоров шти лет. У него ж живет в наймах гулящей человек Иван Овдокимов сын Шишигин, дватцати лет. А оприч того он Григорей в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Григорея Коровина в том что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Дементей Михайлов сын Ксенифонтов, сказал себе от роду пятидесят лет, жена у него Христина сорока лет, дети Петр осмнатцати лет, Игнатей четырех лет, дочери девки Елена дватцати лет, Наталья шти лет. У него ж живет в наймях гулящей человек Зозон Вавилов сын Ершовых, дватцати лет.  А оприч того он Дементей в доме своем никаких людей

(л.336об.).

и  жителей у себя не сказал. Вместо Дементея Ксенифонтова в том что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Андрей Мартемьянов сын Малинин, сказал себе от роду пятдесят лет, жена у него Катерина сорока трех лет, сын Трофим осмнатцати лет, дочери девки Марфа осмии лет, Елена году. У сына ево Трофима жена Овдотья дватцати лет. У него ж живет на подворье бобыль Давыд Федотов сын Трясцын, сказал себе от роду штидесяти лет, жена у него Агафья штидесяти ж лет, сын Алексей дватцати лет, жена Ографена дватцати ж лет. А оприч того они Андрей и подворник Давыд в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Андрея Мартьянова и подворника его Давыда Тряцына в том что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Артемей Иванов сын Козминых, сказал себе от роду пятидесят лет, жена у него Ирина сорока лет, дочь девка Акилина дву лет. У него пасынок Иван Иванов сын Скухих девяти лет, падчерицы девки Антонида семнатцати лет, Анна пятнатцати лет Ивановы дети. Да у него

(л.537).

ж живет бобыль Тарас Семенов сын Родионов, сказал себе от роду дватцати лет, мать у него вдова Елена Григорьева дочь штидесяти лет, жена Дарья дватцати лет, сын Игнатей году. А оприч того он Артемей и подворник Тарас в доме том никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Артемея Козминых и подворника его Тараса Родионова в том что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасенем смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет бобыль Ларион Васильев сын Межин, сказал себе от роду осмидесят лет, сын у него Тимофей осми лет, дочь девка Анна двенатцати лет. У него живет невестка ево салдацкая жена набору дьяка Андреана Ратманова Софья Сысоева дочь тритцати лет, у нея дочери девки Марья дву лет, Овдотья году Остафьевы дети. У него ж живет на подворье бобыль Осип Иванов сын Митрофанов, сказал себе от роду сорока лет, сестры у него девки Акилина пятнатцати лет, Мавра году. У него ж живут сестры вдовы Мавра дватцати лет, Елена тритцати лет. А оприч того он Ларион и подворник Осип в доме том никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Лариона Межина и подворника его Осипа Митрофанова в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил

(л.537об.).

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Лаврентей Никитин сын Барабанов, сказал себе от роду сорока лет, жена у него Акилина дватцати пяти лет. А оприч того он Лаврентей в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Лаврентея Барабанова в том что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Овдотей Артемьев сын Павловых, сказал себе от роду штидесяти лет, жена у него Федосья штидесяти ж лет. У него живет на подворье бобыль Козма Павлов сын Лагунов, сказал себе от роду тритцати лет, жена у него Анна дватцати лет, сын Кирило четырех лет, дочь девка Лукерья дву лет. А оприч того он Овдотей и подворник Козма в том доме ни каких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Овдотея Павловых и подворника его Козмы Лагунова в том что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертой казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Ефрем Иванов сын Лопатиных, сказал себе от роду сорока девяти лет, жена у него Агафья сорока пяти лет, дети Прокопей дватцати лет, Андрей десяти лет, Антон пяти лет, дочь девка Фекла семи лет. А оприч того он Ефрем в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Ефрема Лопатина в том что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

(л.538).

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Софрон Самсонов сын Порозов, сказал себе от роду тритцати лет, жена у него Катерина дватцати пяти лет, дочери девки Настасья четырех лет, Неонила дву лет. У него ж живет на подворье бобыль Григорей Кондратьев сын Лабутин, сказал себе от роду сорока лет, жена у него Александра дватцати лет, дети Михайло дватцати лет, Иван пяти лет, дочь девка Ефросинья полугоду. У сына ево Михайла жена Ирина дватцати лет. А оприч того он Софрон и подворник Григорей в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Софрона Порозова и подворника Григорея Кондратьева в том что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Степан Ильин сын Кузнецовых, сказал себе от роду тритцати осми лет, мать у него вдова Овдотья Федотьева дочь штидесяти пяти лет, жена Матрона тритцати лет, дети Петр шти лет, Михайло четырех лет, дочери девки Неонила шти лет, Анна году. У него ж покормленок Иван Иванов сын Кузнецовых же осмнатцати лет, жена у него Ирина осмнатцати ж лет. У него ж живет в наймах гулящей человек Афонасей Мокиев сын Волошиных семнатцати лет. А оприч того он Степан в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Степана Кузнецова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

(л.538об.).

Двор, а в  нем  живет  оброчной  крестьянин  Семен  Васильев  сын Шавкуновых, сказал себе от роду семидесяти лет, жена у него Марфа штидесяти лет, дети Фирс тритцати лет, Семен семи лет, дочь девка Анна десяти лет. У сына ево Фирса жена Ульяна дватцати пяти лет. А оприч того он Семен в доме своем никаких людей и жителей не сказал. Вместо оброчного крестьянина Семена Шавкунова в том что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Семен Кондратьев сын Задориных, сказал себе от роду штидесят лет, жена у него Елена штидесяти ж лет, дети Алексей тритцати двух лет, Василей дватцати лет, Фома пяти лет, дочери девки Овдотья дватцати пяти лет, Оксинья трех лет. У сына ево Алексея жена Акилина дватцати лет, сын Кирило трех лет, дочь девка Федосья полугоду. Сын ево Василей по выбору столника Ивана Фомича Бибикова да капитана Ивана Дашкова написан в салдаты. У него ж живет на подворье бобыль Иван Кондратьев сын Бородин, сказал себе от роду сорока лет, жена у него Килинья тритцати лет, дети Иван дватцати лет, Василей трех лет, дочь девка Марина пяти лет. А оприч того он Семен в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Семена Задорина и подворника его Ивана Бородина в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

(л.539).

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Ефрем Степанов сын Поспеловых, сказал себе от роду тритцати пяти лет, мать у него вдова Дарья Афонасьева дочь семидесяти лет, жена Федосья тритцати лет, сын Григорей году, дочери девки Овдотья четырех лет, Катерина дву лет. А оприч того он Ефрем в доме своем никаких людей и жителей не сказал. Вместо Ефрема Степанова в том что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Еким Григорьев сын Чернавин, сказал себе от роду сорока пяти лет, жена у него Неонила сорока лет, дети Яков двенатцати лет, Денис осми лет, дочери девки Офимья четырех лет, Дарья дву лет. У него ж живет на подворье бобыль Иван Фирсов сын Злотворных, сказал себе от роду штидесят лет, дети Иван дватцати дву лет, Андрей пятнатцати лет, дочь девка Овдотья семнатцати лет. У сына ево Ивана дочь девка Парасковья четырех лет. У него ж живет на подворье брат ево сродной бобыль Тимофей Осипов сын Косых сорока лет, жена у него Агафья сорока ж лет, дочь девка Фекла четырнатцати лет. А оприч того он Еким и подворники ево в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Якима Чернавина и подворников ево Ивана Злотворных да Тимофея Косых в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

(л.539об.).

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Мирон Павлов сын Кляпиков, сказал себе от роду дватцати пяти лет, жена у него Ирина дватцати лет, дочери девки Дарья дву лет, Марфа полугоду. Да у него ж живет покормленка девка Федора Гаврилова дочь осми лет. А оприч того он Мирон в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Мирона Кляпикова в том что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Кондратей Степанов сын Поспеловых, сказал себе от роду тритцати семи лет, жена у него Соломея тритцати лет, дети Петр девяти лет, Василей шти лет, дочери девки Акилина пяти лет, Онисья дву лет. А оприч того он Кондратей в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Кондратея Стефанова в том что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Моисей Гаврилов сын Щербаков, сказал себе от роду семидесяти лет, жена у него Маремьяна пятидесяти лет, дети

(л.540).

Игнатей дватцати лет, Микифор осми лет, дочь девка Ирина двенатцати лет. У сына Игнатея жена Василиса дватцати лет. У него ж живет на подворье бобыль Обросим Елфимов сын Рухловых, сказал себе от роду сорока лет, жена у него Анна сорока ж лет, дети Федор пятнатцати лет, Юда шти лет, Петр году, дочери девки Ефросинья двенатцати лет, Дарья осми лет. А оприч того он Моисей и подворник ево в том доме никаких людей и жителей не сказали. Вместо Моисея Щербакова в том, что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет той же Крутихинской слободы воротник Василей Иванов сын Зуевых, сказал себе от роду сорока пяти лет, у него дочь девка Гликерья десяти лет. У него ж живет на подворье бобыль Семен Давыдов сын Шипицын, сказал себе от роду сорока лет, жена у него Ульяна сорока ж лет, дочь девка Акилина десяти лет. А оприч того он Василей и подворник Семен в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо воротника Василея Зуева и подворника его Семена Шипицына в том, что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Григорей Пахомов сын

(л.540об.).

Книщесноков, сказал себе от роду сорока осми лет, жена у него Елена сорока лет, дети Парамон осмнатцати лет, Киприян пятнатцати лет. У Парамона жена Февронья дватцати лет. У него ж живет на подворье оброчной крестьянин той ж слободы Матфей Филипов сын Зайков, сказал себе от роду штидесяти лет, жена у него Гликерья штидесяти ж лет, дети Епифан дватцати пяти лет, Иов осмнатцати лет, Семион шестнатцати лет, дочери девки Степанида тринатцати лет, Агафья одиннатцати лет, Мавра девяти лет. У сына ево Епифана жена Татьяна дватцати трех лет, дети Кондратей трех лет, Евсей дву лет. У него ж невестка салдацкая жена набору дьяка Андреана Ратманова Марьяна Ефтифеива дочь тритцати лет, у нея дочь девка Ирина девяти лет. Невестка ж Ефимья Павлова дочь дватцати пяти лет. И сын Иов по выбору столника Ивана Фомича Бибикова да капитана Ивана Дашкова написан в салдаты. А оприч того он Григорей и подворник иво Матфей в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Григорея Пахомова и подворника его Матфея Зайкова в том что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Иван Аников сын Дуботолка,

(л.541).

сказал себе от роду пятидесят лет, жена у него Марья пятидесяти ж лет, сын Василей дватцати лет, дочери девки Марья двенатцати лет, Марья ж четырех лет. У сына ево Василея жена Овдотья дватцати лет, сын Сава полугоду, дочь девка Анисья трех лет. У него ж живет в наймах гулящей человек Роман Иванов сын Первунин, тритцати лет. У него ж живет на подворье той же слободы оброчной крестьянин Федор Савельев сын Кокоулин, сказал себе от роду дватцати пяти лет, жена у него Улита тритцати лет, пасынок Матфей Андриев сын Митрохин семи лет. А оприч того он Иван и подворник иво Федор в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Ивана Доботолка и подворника его Федора Кокоули в том что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Тихон Мартиянов сын Оленин, сказал себе от роду пятидесят лет, жена у него Ирина пятидесяти ж лет, дети Петр дватцати лет, Григорей семнатцати лет, Афонасей дву лет, Иван году, дочери девки Ксения семи лет, Дарья пяти лет. У сына ево Петра жена Матрена дватцати лет, дочь девка Палагия году. У Григорея жена Улияна дватцати лет. И сын ево Петр по выбору столника Ивана Фомича Бибикова да капитана Ивана Дашкова написан в салдаты. А оприч того он Тихон в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Тихона Мартьянова в том что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его веленью Василей Казаков руку приложил.

(л.541об.).

Двор, а в нем живет пушкарь Сава Ипатов сын Яглов, сказал себе от роду тритцати трех лет, жена у него Ирина дватцати трех лет, дочь девка Ирина ж дву лет. А оприч того он Сава в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Савы Ипатова в том что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его велению Наум Васильев руку приложил.

Двор, а в нем живет вдова Парасковья Васильева дочь, сказала себе от роду семидесяти лет. У нея живет на подворье той же слободы оброчной крестьянин Сидор Евсиев сын Жуковых, сказал себе от роду пятидесяти лет, жена у него Овдотья сорока лет, дети Семен двенатцати лет, Микифор году, дочь девка Акилина дву лет. У него же невестка ево салдацкая жена набору диака Андреана Ратманова Оксения Федорова сорока лет, у нея сын Кондратей Федоров Жуков пяти лет. У нея же Парасковьи живет на подворье оброчной крестьянин Петр Онисимов сын Жуков, же сказал себе от роду дватцати лет, у него брат Сергий двенатцати лет, сестра девка Марья шти лет. У них мать вдова Елисава Иванова дочь сорока лет. У Петра жена Василиса дватцати лет. А оприч того она вдова Парасковья и подворники ея в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо вдовы Парасковьи и подворников его(?) Сидора да Петра Жуковых в том что они Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их веленью Василей Казаков руку приложил.

(л.542).

Деревня Загайнова на реке Исети

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Василей Антонов сын Дозморов, сказал себе от роду  пятидесяти лет, жена у него Овдотья сорока семи лет, дети Данило семнатцати лет, Герасим двенатцеть  лет  дочери девки Дарья девять лет, Соломея семи лет.  У сына ево Данила  жена Дарья  двадцати лет. А оприч того он Василей в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Василея Дозморова в том что он Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин  Флор Исаев сын Ильиных, сказал себе от роду шесдесят пять  лет, жена у него Устинья  пятидесят пяти лет  дети Афонасей дватцеть  лет, Леонтей семнатцеть лет, Тимофей  семи лет. У Афанасья жена Овдотья семнатцеть лет. Сын его Абрам полугоду. А оприч того он Флор в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Флора Ильиных в том что он Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин  Семен Прокопьев сын Окладновых, сказал себе от роду сорок лет, жена у него Ульяна сорока же лет дети Артемей

(л.542об.).

семнатцать лет, Кирило пятнатцать лет Осип девяти лет. Дочери девки Матрона осми лет Оксинья  шти лет, Марьяна трех лет. У Артемья  жена Анна семнатцать лет. А оприч того он Семен в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Семена Окладного в том, что он Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Дементей Прокофьев сын Окладной, сказал себе от роду  пятдесят лет, жена у него Ирина пятдесят лет дети Кондратей тринатцать лет …рай  семи лет.  Дочери девки Ульяна семнатцать лет  Анна пятнатцать лет  Марфа пять лет Марья год. У него ж живет на подворье бобыль  Михайло Иванов сын Киприных, сказал себе от роду  пятдесят лет, жена у него Устинья тритцать лет дети Иван девяти лет, Косьма семи лет, дочери девки   Оксинья двенатцети лет,  Федосья шти лет  Иринья год. А оприч того он Дементей и подворник Михайло в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Дементея  Окладнова и подворника его Михайла Киприных в том что они Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Григорей Перфильев сын

(л.543).

Зыряновых, сказал себе от роду сорок лет, жена у него Ефросинья тритцать лет. Дети  Микифор семнатцать лет, Егор пятнатцать лет, Никита тринатцать лет. Дочери девки Дарья пять лет,  Мавра году. А оприч того он Григорей в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Григорея Зыряна в том что он Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин  Андрей Яковлев сын Колашников, сказал себе от роду семдесят лет, жена у него Олена семдесят же лет. Сын Осип  пятнатцать лет, жена у него Ефросинья семнатцать лет. У него же живет  покормленик Сергий  Максимов сын Черепанов, осми лет. У него ж живет на подворье бобыль Иван Трофимов сын Коростелевых, сказал себе от роду тритцать трех лет, жена у него Ульяна дватцать пять лет,  дочь девка Огрофена  году. А оприч того он Андрей и подворник Иван в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Андрея Калашникова и подворника его Ивана Коростелевых в том, что они Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин  Павел Степанов сын Максимовых, сказал себе от роду тритцать пять лет, жена у него Марья тритцать лет. Дети

(л.543об.).

Сава осми лет, Амос шти лет, Федор трех лет. Дочь девка Варвара  двух лет. А оприч того он Павел в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Павла Максимовых в том, что он Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал, по его велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин  Зотий Яковлев сын Колашниковых, сказал себе от роду осмидесят лет, жена у него Мавра пятидесяти лет У него ж невестка крестьянская жена Федора тритцать лет, у нее дети Пантелей одиннатцать лет, Осип трех лет,  дочери девки Настя пятнатцать лет, Дарья шти лет  Ивановы дети Калашниковы. А оприч того он Зотей в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Зотея Колашникова в том что он Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин  Леонтей Иванов сын Христовских, сказал себе от роду пятидесят лет, брат у него Кирило дватцати шти  лет, у них мать вдова Агафья Васильева дочь штидесят лет, сестра девка Матрена десяти лет. У Леонтея жена Овдотья сорока лет, сын Иван семи лет. Дочери девки Дарья девять лет, Марья пять лет. У Кирила жена Варвара дватцать пять лет. У них

(л.544).

живет на подворье бобыль Семен Лукьянов сын Соломиных, сказал себе от роду дватцать пять лет, брат у него Савелей осмнатцать лет. А оприч того он Леонтей и подворник его в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Леонтея Христовских и подворника его Семена Соломина в том что они Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Филип Петров сын Зайков, сказал себе от роду осмдесят лет, сын у него Сидор сорока лет, у Сидора жена Овдотья сорока ж лет, дети Алексей дватцать лет, Елфим пятнатцать лет, Сава шти лет, Василей полугоду, дочери девки Марфа десять лет, Мавра трех лет. У Алексея жена Марья девятнатцать лет, сын Яков дву лет. Да у негож живет салдацкая жена набору дияка Андреяна Ратманова Фекла Павлова дочь дватцати пяти лет, у нее сын Стафей Андреев Шихов шти лет. А оприч того он Филип в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Филипа Зайкова в том, что он Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Марк Михайлов сын Чирухин, сказал себе от роду семьдесят лет, жена у него Пелагея пятдесят лет.  Дети  Иван

(л.544об.)

дватцать лет, Онтон пятнатцать лет, Иаков осми лет? Сава шти лет. У Ивана жена Марья семнатцать лет, дети Трофим дву лет, Петр году. У Антона жена Акилина шеснатцать лет,  дочь девка Марья полугоду. А оприч того он Марк в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Марка Михайлова в том, что он Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Семен Артемьев сын Шумиловых, сказал себе от роду 30 лет, жена у него Анна 30 же лет, сын Андрей 5 лет. Пасынок Терентей Петров сын Зайцов, девяти лет. А оприч того он Семен в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Семена Шумиловых в том, что он Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Григорей Сидоров сын Бояркиных, сказал себе от роду сорока двух лет, жена у него Татьяна сорока лет, дети Василей семи лет, Иван полугоду. Дочери девки Марфа пятнатцать лет, Настасья десять лет, Оксинья трех лет. Да у него ж живет зять его бобыль Давыд Федоров сын дватцать лет, жена у него Овдотья  девятнатцать лет,  дочь девка Гликерья дву лет, племянницы девки Ирина семнатцать лет, Татьяна четырнатцать лет

(л.545).

Матфеевы дети. А оприч того он Григорей в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Григорея Бояркина в том что он Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Илья Григорьев сын Загайнов, сказал себе от роду дватцать пять лет, брат у него Софрон пяти лет, у них сестра девка Наталья семнатцать лет. У Ильи жена Степанида тватцати пяти лет, дочери девки Парасковья семи лет, Настя четырех лет, Анна дву лет, Дарья полугода. У него ж живет на подворье вдова бобылева Овдотья Никитина дочь тритцать лет. У нее сын Гаврило семи лет, дочь девка Овдотья четырех лет.  У ней Овдотьи племянники Овдоким семнатцати лет,  Сысой четырнатцати лет,  Аника пяти лет  Максимовы дети Королевых. А оприч того он Илия и подворница его в том доме никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Илии Загайнова в том, что он Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по их велению Василей Казаков руку приложил.

Деревня Дерганова на речке Крутихе

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Борис Григорьев сын Шестаков, сказал себе от роду сорока лет, брат у него Афонасей дватцати лет. У Бориса жена Анна тритцати лет, сын Василей трех лет, дочери девки Фекла пятнатцати лет,

(л.545об.).

Анисья десяти лет, Овдотья полугода. У брата его Афонасея жена Марфа дватцети лет. Дочери девки Анна семи лет, Зиновья трех лет. А оприч того он Борис в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Бориса Шестакова в том что он Указ Великого Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал, по его велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет бобыль Михайло Ларионов сын Шестаковых, сказал себе от роду пятдесят лет, жена у него Акилина тритцати семи лет. Дети Евсей тринатцати лет, Игнатей десяти лет, Иван семи лет. Пасынки Тихон десяти лет, Алексей пяти лет, Падчеритца девка Пелагея трех лет Лукиных дети Сапожниковы. А оприч того он Михайло в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Михайла Шестакова в том, что он Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Василей Васильев сын Паршуковых, сказал себе от роду штидесяти лет, жена у него Катерина сорока лет, сын Матфей девяти лет, дочери девки Анна дватцати лет, Неонила осмнатцати лет, Овдотья шеснатцати лет, Федосья полугоду. У него ж живет вдова салдацкая жена набору дьяка Андреяна Ратманова Марфа Васильева дочь дватцати шти лет. А оприч того

(л.546).

он Василей в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Василея Васильева сына Паршукова в том, что он Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Прокофей Иванов сын Медведев, сказал себе от роду тритцать лет, жена у него Ирина дватцати пять лет. Сын Иван пяти лет, дочь девка Пелагея трех лет. А оприч того он Прокопей в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Прокопья Иванова сына Медведева в том, что он Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Харитон Дмитриев сын Поблагуев, сказал себе от роду пядесят пять лет, жена него Огрофена сорока пять лет, дети Макар тритцати пяти лет, Семион семи лет. У Макара жена Овдотья тритцати лет дочери девки Харитонья семи лет, Агафья году. А оприч того он Харитон в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Харитона Поблагуева в том, что он Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Родион Васильев сын Пастуховых,

(л.546об.).

сказал себе от роду шездесят лет, жена у него  Капитолина тритцати лет, сын Карп дватцати пяти лет, жена у него Марфа дватцати лет, сын Тимофей году. А оприч того он Родион в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Родиона Пастухова в том, что он Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал, по его велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Федот Харитонов сын Лукиных, сказал себе от роду пятдесяти лет, жена у него Акилина пятидесяти же лет, сын Борис двенатцети лет. У него ж живет на подворье вдова Марина Данилова тритцати лет у неё сын Иван Анисимов дву лет. У него ж живет на подворье бобыль Калина Никифоров Осташевых, сказал себе от роду дватцать дву лет, брат у него Полиект дватцати лет, у Калины жена Овдотья дватцеть лет. У Полиекта жена Марья семнатцати лет. А оприч того он Федор и подворник Калина никаких людей и жителей у себя не сказали. Вместо Федота Лукиных и подворника его Калины Осташевых в том что они Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышали по их велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Созон Андреев сын Таланкин,

(л.547).

сказал себе от роду пятдесят лет, жена у него Матрена пятидесяти пяти лет. Дети Анания тритцати лет, Симон дватцати лет, дочери девки Марфа четырнатцати лет, Гликерья одиннатцати лет, Марья семи лет. У Анании жена Варвара семнатцати лет и сын его Симон по выбору столника Ивана Фомича Бибикова да капитана Ивана Дашкова написан в салдаты. А оприч того он Созон в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Созона Андреева сына Таланкина в том, что он Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин  Прокопей Иванов сын Шляпин, сказал себе от роду тритцать пять лет, жена у него Огрофена тритцати лет. Дети Михайло десяти лет, Федор году. Дочь девка Оксинья семи лет. У него ж живет племянник Осип Иванов сын Краичиков, дватцати лет. А оприч того он Прокопей в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Прокопея Шляпина в том, что он Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал, по его велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Остафей Иванов сын Шляпиных, сказал себе от роду тритцать лет, сестра у него девка Овдотья осмнатцати лет.

(л.547об.). Жена Овдотья дватцати осми лет, дети Максим шти лет, Петр трех лет. А оприч того он Остафей в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Остафея Шляпина в том, что он Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет бобыль Иван Иванов сын Комарихин, сказал себе от роду сорок лет. Жена у него Марфа тритцати лет, сын Омельян семи лет. А оприч того он Иван в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Ивана Комарихина в том что он Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Федор Потапов сын Месниковых, сказал себе от роду тритцать пять лет, жена у него Дарья тритцати лет. Дети Емельян семи лет, Кондратей дву лет. А оприч того он Федор в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Федора Потапова в том что он Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его велению Василей Казаков руку приложил.

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Влас Потапов сын Месников, сказал себе от роду сорок лет. Жена у него Ирина тритцати пяти лет. Дети Кирило осми лет, Иван году. Дочери девки Анна шти лет, Василиса трех лет. А оприч того он Влас в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Власа Месникова в том, что он Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его велению Василей Казаков руку приложил.

(л.548).

Двор, а в нем живет оброчной крестьянин Степан Козмин сын Семкин, сказал себе от роду пятдесят лет. Жена у него Анна пятидесяти лет, сын Спиридон дватцати лет, дочь девка Анна пятнатцати лет. У сына его Спиридона жена Марья осмнатцати лет, дочь девка Акилина году. А оприч того он Степан в доме своем никаких людей и жителей у себя не сказал. Вместо Степана Козмина в том что он Указ Великаго Государя об утайке людей под опасением смертной казни слышал по его велению Василей Казаков руку приложил.

 

Всего в Крутихинской слободе и в селе и в деревнях духовного и мирского чина

Один двор поповской в нем лиц мужеска полу один человек, женска полу один человек. У них детей мужеска полу пять человек, женска полу два человека, в том числе из мужеска полу один человек пономарь. У него ж на подворье бобыль мужеска полу один человек, женска полу один. У них детей мужеска полу один человек, женска полу один. Да в найме гулящей человек мужеска полу один. Итого в поповском дворе мужеска полу девять человек, женска пять человек.

 

Один двор церковнаго дьячка в нем людей мужеска полу один человек,

(л.548об.).

женска один человек. У них дети мужеска полу два человека, женска четыре человека. У него ж в доме живут родственники мужеска полу два человека, да на подворье бобыль мужеска полу один человек, женска один человек, у них детей мужеска полу три человека, женска пять человек. Итого в дьячковском дворе мужеска полу девять человек, женска одиннатцать человек.

 

Один двор трапезников в нем людей мужеска полу один человек, женска один человек. У них детей мужеска полу два человека, женска пять человек. Итого в трапезниковом дворе мужеска полу три человека, женска шесть человек.

 

Один двор просвирницын в нем людей женска полу один человек, у нея детей женска полу один человек. Итого женска полу два человека.

 

Один двор прикащичей в нем тоболской сын боярской мужеска полу один человек, женска один человек, у него детей женска полу один человек. Дворовых у него крепостных людей мужеска полу один человек, женска один. Итого мужеска полу два человека, женска три человека.

 

Один двор писчего дьячка в нем людей мужеска полу один человек, женска

(л.549).

один человек, у них детей мужеска полу один человек, женска один человек. У него ж живет в найме бобылей мужеска полу один человек, женска один человек, у них детей женска полу один человек. Итого мужеска полу три человека, женска четыре человека.

 

Один двор пушкарской в нем людей мужеска полу один человек, женска один, у них детей женска полу один человек. Итого в пушкарском дворе мужеска полу один человек, женска два человека.

 

Один двор воротничей в нем людей мужеска полу один человек, у него детей женска полу один человек. У него же на подворье бобыль мужеска полу один человк, женска один. У них детей женска полу один человек. Итого мужеска полу два человека, женска три человека.

 

Один двор драгунской в нем людей мужеска полу один человек, женска один человек, у них детей мужеска полу один человек, женска три человека. У него ж на подворье бобыль мужеска полу один человек, женска один человек, у них детей мужеска полу два человека, женска три человека. Итого в драгунском дворе мужеска полу пять человек, женска осемь человек.

 

сто дватцать шесть дворов крестьянских, в них людей мужеска полу сто

(л.549об.).

дватцать шесть человек крестьян, женска сто дватцать четыре человека. У них детей мужеска полу двести пятьдесят два человека, женска триста шесть человек, в том числе из мужеска полу одиннатцать человек салдат. У них же крестьян родственники мужеска полу восемнатцать человек, женска десять человек. Да у них живут на подворьях той же слободы крестьян мужеска полу дватцать  человек, женска дватцать шесть человек, у них детей мужеска полу дватцать восемь человек, женска дватцать пять человек. Да у них же крестьян живут на подворьях бобыли мужеска полу пятдесят шесть человек, женска пятдесят два человека, у них детей мужеска полу семьдесят семь человек, женска семдесят четыре человека. Да наемных работных гулящих людей шеснатцать человек.  Итого в крестьянских дворах мужеска полу пятьсот девяносто три  человека, женска шестьсот семнатцать человек.

 

Да два двора салдацких жен, в них людей женска полу два человека, у них детей мужеска полу два человека, женска два человека. Итого мужеска полу два человека, женска четыре челоека.

 

Пять дворов вдовых крестьянских жен, в них людей женска полу пять человек. У них детей мужеска полу четыре человека, женска семь человек. У них же живут на подворьях бобыли мужеска полу три человека, женска один человек.

(л.550).

Итого  мужеска полу семь человек, женска тринатцать человек.

 

Дватцать восемь дворов бобыльских, в них людей мужеска полу дватцат восемь, женска тритцат один человек, у них детей мужеска полу тритцат восемь человек, женска тритцат человек. Итого в бобыльских дворах мужеска полу шестьдесят шесть человек, женска шестдесят один человек.

 

Всего в Крутихинской слободе и в селе и в деревнях поповых и церковных причетников и писчиков и пушкарских и воротнических и драгунских и крестьянских и бобыльских и вдовых и салдацких жен сто семьдесят дворов, в них духовного и мирского чина людей мужеска полу семсот два человека, женска семсот тритцат девять человек.

Смотрел Никифор Борисов.

 

Составил Владимир Петрович Жданов, Н.Новгород.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites