kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » История населенных пунктов Курганской области » Введенское с. » Введенское в 1929-1930 гг. Священник А.К. Анкундинов

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Введенское в 1929-1930 гг. Священник А.К. Анкундинов

В 1929 году был отменен НЭП, - началась принудительная массовая коллективизация крестьянства, а также массовое закрытие церквей. В 1928 году было закрыто 534 церкви, а в 1929 году уже 1119. Закрытые храмы использовались под производственные цеха, складские помещения, клубы. С колоколен снимались колокола. Закрытие храмов и уничтожение святынь сопровождалось арестами священнослужителей. В начале 1929 года была отправлена на места директива за подписью Кагановича, в которой говорилось, что религиозные организации являются единственной легальной контрреволюционной силой. Этот документ фактически и послужил отправной точкой к применению репрессий к духовенству.

В середине 20-х годов прошлого столетия происходит раскол в Русской православной церкви, появляется течение под названием «григорианство». Словарь иконописца объясняет происхождение этого течения: «учиненное в 1925 году в Русской православной церкви раскольническое движение, спланированное ОГПУ в целях ослабления церкви и возглавленное архиепископом Екатеринбургским Григорием (Яцковским). После 1927 года это движение быстро ослабело, будучи во многом лишено государственной поддержки, и сошло на нет в 1940-х годах».

Все данные события не обошли стороной и территорию современного Мишкинского района. Среди священнослужителей идет борьба, о чем и пишут осведомители ОГПУ: «Священники разжигают фантазии раскольников против православного духовенства обновленческого и последние не останавливаются перед публичными оскорблениями. Священники ездят по деревням, заходят в дома и уговаривают граждан стоять за старую веру, за «тихановщину», а обновленцы предтечи антихриста, они тоже большевики – коммунисты и получают за то, что стоят за обновление жалование от коммунистической партии».

В первых числах февраля 1930 года проводятся аресты в селе Воскресенском (ныне с. Кирово). Арестован местный священник Горлатов Федот Абрамович и монашки прихода Воскресенской церкви Криворотова Евгения Васильевна и Исаева Екатерина Михайловна. В обвинительном заключении по их делу записано «Устройство нелегальных собраний с целью проведения антисоветской агитации, использовав при этом религиозные предрассудки масс».

19 февраля 1930 года был арестован священник Введенской православной церкви села Введенского Анкундинов Андрей Кириллович. Арест проводился сотрудником ОГПУ Челябинской округи Парфеновым, милиционером Мишкинского района Кузнецовым в присутствии понятых от Введенского сельского совета Косарева Дмитрия Афанасьевича и Бокова Александра Ивановича на основании ордера Введенского сельского совета от 19.02.1930 года с правом на обыск. По окончании обыска, вышеуказанными товарищами, был составлен акт. Приведу несколько строк из данного акта: «Пришли в квартиру священника Анкундинова Андрея Кирилловича, в доме гражданки Манаковой Татьяны, в 7 часов 20 минут вечера. Оказалось, что в квартире священника в это время находились граждане этого села Введенского Ивин Тимофей Иванович 60 лет середняк, Ивин Василий Иванович 57 лет бедняк, Ивин Семен Тимофеевич, Ивина Мария 57 лет, Евсеев Евгений Виссарионович 70 лет Таловки того же сельского совета Юргамышского района Курганского округа. Хозяйка дома Манакова Татьяна Никитична и жена священника Анна Петровна Анкундинова. Все перечисленные граждане в момент прихода в квартиру об чем-то разговаривали, что носило характер беседы, совещания».

Из объяснительной записки по делу гражданина Анкундинова священника села Введенского Мишкинского района: «Арестован 19.02.1930 года, направлен в город Челябинск. Следственный материал дал возможность выявить священника Анкундинова как антисоветского элемента, ведущего систематическую пропаганду среди верующих и особо через кулацкое население против коллективизации. При обыске изъято много разной переписки, фотографических карточек и разных облигаций на сумму 17 рублей 50 коп. По переписке можно судить, что священник Анкундинов пользовался ранее большой популярностью среди высшего духовенства. Имел руководящую роль, в настоящее время в округе, как организатор и защитник Тихоновцев. В деле Анкундинова прилагаются материалы на граждан села Пестова Баева Василия и Мыльникова Николая, которые тоже проводили пропаганду. Фигуранты агентурной переписки Клопов Савва и Киселев скрылись осенью 1929 года неизвестно куда». В примечании сказано: «Дело Анкундинова связано с делами граждан Клопова Ульяна, и с делом Смирнова Михаила и Манакова Федора».

Выписка из протокола ПП ОГПУ по Уралу от 28.V-1930 года. Слушалось дело по обвинению Анкундинова Андрея Кирилловича по статье 58-10 УК. «Постановили Анкундинова Андрея Кирилловича заключить в концлагерь сроком на три года, считая срок с 21.02.1930 года. Дело возникло на основании сведений, поступивших от Окружного отдела ОГПУ об антисоветской агитации священника». В обвинительном заключении говорится, что он призывал верующих сплотиться на защиту церкви от посягательства власти. Приводится ряд его высказываний:

- в 1929 году перед рождеством в церкви Анкундинов говорил верующим: «Вы вот уходите в колхозы, там не будет церкви, ни икон придется вам помирать без церкви, скоро церковь нашу закроют, а поэтому надо сейчас же говеть и молиться»;

- в том же году на заседании церковного совета: «Советская власть сейчас не щадит мужиков, вы видите везде закрывают церкви, разрешают комсомольцам смеяться над святой православной верой. Нам надо во чтобы то ни стало отстоять церковь, не надо давать закрывать на собраниях, вам, особенно женщинам надо сказать, что вы у нас берете, и мы беспрепятственно даем, и вы не трогайте нашу церковь, если дрожать будете, ничего вам не сделать. Кроме того, нечего бояться, т.к. скоро будет война, так говорится в священном писании»;

- в сентябре 1929 года: «Весь состав староцерковного совета от обязанностей отказался, надо нам провести перевыборы и надо стремиться избрать в новый совет из бедноты, т.к. везде и повсюду должен быть бедняк. Больше надо молиться богу, бог за грехи нас наказывает, везде закрывают церкви, не будем молится богу и у нас закроют церковь»;

- в феврале 1930 года: «В Карасях и Маслях закрыли церкви, да вообще будут закрывать везде, т.к. православный народ слабо держится за веру и за церковь и неизбежно, что у нас закроют, если вы будете разевать рот, нам нужно дружно действовать особенно женщинам».

Из анкеты: «Анкундинов Андрей Кириллович 45 лет, происходит из крестьян села Рыбное Курганского округа. Женат – жена 48 лет, сыновья 12 и 13 лет, дочери 16 и 10 лет. Права голоса лишен с момента Октябрьской революции, как служитель религиозного культа. Имущественное положение: одна лошадь, одна корова. Образование среднее, беспартийный. Судим в 1925 году за скрытие объектов обложения, присужден к конфискации части имущества. До революции был учителем, держал лошадь и корову. Священник с 1913 года».

Что происходило в те, уже далекие от нас 1929-1930 годы, в селе Введенском довольно полно изложено в доносах осведомителей. На базе этих доносов постараемся восстановить всю картину из жизни села.

В селе Введенском при Введенской православной церкви в феврале 1929 года существует церковно-приходской совет, который состоит из 13 человек. «Во главе совета состоят главными руководителями председатель церковного совета гражданин Савва Васильев Клопов и священник отец Андрей Анкундинов, – один религиозную инициативу, а другой материальную сторону и как видно тесно связаны друг с другом, один другого поддерживают. Приходским собранием провели высокую ставку за службу священника: – с каждой живой души 10 копеек, а за требы особое (за крестины и похороны маленьких 75 коп., а за взрослого умершаго 1р. 50 коп., брак 5 руб.).  И кроме всего частные требы, как хождение по домам с крестом на праздники и пасхальный обход с иконами по домам, а там уже по усмотрению батюшки. Что касается налога от этой профессии, то должен платить приход. И во всем стараясь как можно охранять приход от всяких либеральных возарений как в отношении всяких раздоров Епархиальной и приходской жизни и в общем как видно, стараются зажать покрепче в своих руках весь приход данной местности, так, например, когда услышали, в с. Мишкино служит Григорианский епископ, то о. Анкундинов и Савва Клопов узнав это, провозглашали в церкви, что выехал Григорианский епископ не нужно его допускать. Кроме того, о. Анкундинов и Савва Клопов ездили в село Мишкино, и здесь отказались от благочинного, по поводу его наклонности к григоранскому. Кроме того, ярый защитник Анкундинов на 2-й день Рождества выехал в село Карасинское, где его застал благочинный села Мишкино о. Васильев, на самой пропаганде и в, чтобы там предупредить священника того прихода о. Райского от ересей григоранства втроем даже поссорились. Как в последствие было слышно, как священник Андрей Анкундинов человек вообще сдержанный и во всем старается выявить себя чисто преподобным от частных публичных разговоров, держится в сторонке и на собраниях так жалобно и аккуратно поддерживает свое преподобие, а вместе с тем на материальное благополучие».

18.02. 1929 года. Председатель церковного Совета Савва Клопов заявил мне лично 18/II-1929 г, что Введенцы находятся под ведомством Благочинного г. Челябинска и с Мишкинским благочинным пока делов не имеем.Священник Андрей Анкундинов и председателем церковного совета Савва Клопов прервали всякую связь с Мишкинским благочинным, на запросы не отвечают, даже при встрече не разговаривают.

23.02.1929 года. Был Савва Клопов на базаре, заходил в сторожку и говорил, что священник Попов и Анкундинов вызваны в Челябинск на допрос, видел их и Попов говорил, что ни за что не признает никакого кроме патриаршего синода.  

07.03.1929 года. Из частных слухов, которые мне передавали, бывший священник Горин, что ко времени приезда епископа, председатель церковного совета Савва Клопов со священником распорядились запереть церковь, чтобы не ворвался епископ, которого принимать не хотят, на увещевание Горина, Клопов заявил: что епископ будет с пропагандой ездить против тихоновцев. Но Горин ведет разъяснение, к чему приведет неизвестно. 

11.03.1929 года. В помещении сельского совета в присутствии 10 человек гражданин КлоповСавва Васильевич – зажиточный говорил: «Нынешний год летом обязательно будет сильный голод, потому что весь хлеб из деревень от крестьян вывезли». Присутствующие молчали.

06.05.1929 года. При отказе от службы псаломщика Шабурова Василия Яковлевича, священник Анкундинов и председатель церковного совета Савва Клопов подыскали псаломщика в селе Мишкино, который якобы от связи с григоранством своего священника желает уйти. Его и наняли с начала великого поста и как бедняку дали ему авансом 10 рублей, а когда поступил он на службу церковный совет разрешил ему Загвоздину сбор хлебом, которого он собрал 15 п. получил 10 рублей денег и хлеб, кроме этого и за требы. Загвоздин прослужил один всего месяц и запьянствовал, после чего церковный совет отказал Загвоздину от места и переманили дьякона села Мишкино Киселева, который служит в настоящее время в селе Введенском.

06.05.1929г. Председателя церковного совета Клопова Савву Васильевича, приехавшего из Москвы, я увидел 4 мая с.г. и спросил, что нового из Москвы привез, он ответил, что съездил, добрался до самого т. Киселева, который заместитель у М. И. Калинина, подал ему заявление, а потом окладные листы с 1926 г. и талоны о сдаче хлеба. Он все просмотрел внимательно, и успокаивая меня сказал: «Ну старичок поезжай домой, о всем наведу справки и все дело расследую, а ты как сеял, так и опять засевай не бойся, в скором времени получишь право голоса и снимут с тебя бойкот. С этим вот я и вернулся обратно». Больше в разговорах не распространялся. Очень выдержан.

06.05.1929 года. 4 мая в ночь под пасху комсомольской ячейкой был устроен карнавал – хождение по улицам с изображением чучел, с факелами, с песнями, чем особенно не довольствовались старики, а молодежь сопровождала карнавал; после этого был поставлен в народном доме спектакль на религиозную тему, где участвовало много молодежи. Когда же зазвонили к утрене, то народу шло в церковь много, к тому же и из Нардома молодежь вся гурьбой хлынула в церковь. Народу по сравнению с прошлым годом в церкви было больше, из которого можно считать средних лет мужчины и молодняк девицы, а парней подростков очень мало. Освещение церкви было очень грандиозно, много поставлено фонарей и лампадочек. Служба шла торжественно под управлением нового прибывшего диакона Киселева, который управлял хором певчих и служил за дьякона. Народ, как слышно по разговору, очень довольны службой и между прочим говорили: «Ах, как хорошо с дьяконом-то, вот голосино-то, ну и молодчина, да только говорят, как закутит, то все с себя пропьет, тогда и остановится, ну это ничего, лишь бы служил хорошо, а там его дело, не нам его учить».

06.05.1929 года. По ремонту православной церкви в с. Введенском, Мишкинского района 1927 года начиная с осени согласно договора по предписанию коммунального отдела, местными властями церковному совету был предъявлен ремонт храма, а потому местный сельский совет составил комиссию и сделали осмотр здания храма, по осмотру комиссией составлен был протокол и смета на ремонт храма, и между прочим постановили: 1.Покрасить крыши всего здания, 2.Обить и сделать частичную штукатурку снаружи; 3.Внутри промыть и сделать побелку всего храма; 4. Ограду каменную обить и оштукатурить всю; 5.Относительно паперти, т.е. крыльца храма и боковых каменных колонн вопрос оставить до тщательного осмотра техником. Пятый вопрос по осмотру техником (поставил убрать колонны и исправить паперти). После этого церковный совет стал изыскивать средства на ремонт храма. Частью были проданы жертвенных вещей холста и платков, которые положили началу создания средств. На следующий 1928 год председатель церковного совета был избран местный гражданин Савва Клопов. Как деятельный человек, он общим церковным собранием провел сборы хлебом по приходу на ремонт храма, что как в следствии урожая по инициативе Клопова пришлось собрать те средства, согласно сметы и в начале весны текущего 1929 года приступить к ремонту. По этому делу собрали церковно-приходской сход, наняли мастеров, и закупили материалов по ремонту храма, при всем этом как видно со стороны прихожан нет ни протеста, ни разочарования отложения ремонта в сторону.

05.06.1929 года. Прошу обратить внимание на дьякона Киселева Андрея, который как настоящая контра. Я как понимаю со слов его, что он в словах влияет, что страной руководят ни больше ни меньше собравшаяся со всего мира кучка хулиганов. Я ему ставил вопрос, почему если Вы так уверяете, что правят хулиганы, то мол почему власть существует 11 лет, а он мне на мой вопрос отвечает: «Коммунистам еще только два года».

5.06.1929 года. Утром церковный староста вторично ходил к церковному председателю и просил его пойти к епископу Петру побеседовать и не велел никому собираться и сказал «а то он вас уговорит». Епископ Петр поездку в Введенское отложил в виду того что Савва Клопов заявил лично Мишкинскому священнику «Мы хотя и приедет епископ Петр принимать его не будем». Эти председатели церковных советов села Карасинского Коробейников И. С. Села Введенского Савва Клопов и села Вилкино Федор Варлаков со священником Саввой Яковлевым сговорились епископа Петра не принимать. Карасинцами и Вилкинцами еще руководит Иван Иванович Показаньев. Священник села Щучьего Иван Попов отговаривает членов церковного совета, чтобы не допускать в приход епископа Петра и Мишкинского благочинного. Ни с какими докладами и так же порвал всякую связь с Мишкинским благочинным, а дело имеют непосредственно с В. Русановым. Священник села Вилкино Савва Яковлев следует примеру Щучанского. Остальные приходы начинают более спокойно относиться к ВВЦС, благодаря разъяснению местных священников, кроме села Маслей, священник Виктор Алекторов.

24.06 1929 года. При разговоре с тов. Томиловым, уполномоченным союза СХЛР села Введенского, тов. Томилов говорит, что не особенно давно у нас дьякон Киселев пьянствовал с Павловым Степаном Петровичем и во время пьянки, дьякон говорил тов. Павлову о том, что скоро коммунистам крышка, конец им будет. Я знаю, почему так часто бывают пожары, но все, же дальше о пожарах не распространялся. Тов. Павловым об этом было заявлено избачу Першину.

04.07.1929 года. 4 июня 1929 года я зашел к дому своих прежних знакомых, где сидело несколько мужиков и женщин, как-то: Прохор Павлович, а других женщин не знаю, как фамилия, в это время подходит дьякон, который спрашивает меня, кто ты такой, я ответил, что набираю яйца и ремни, он как будто мне поверил и говорит, что коммунистов скоро не будет, я ему говорю» Куда они деваются. Он отвечает: «Что вот эти на тебе брюки дольше просуществуют, чем коммунисты, коммунистов скоро не будет и т. д. По-моему, раз он так говорит пьяный, то трезвый, наверное, действует, а поэтому я сообщаю Вам для сведения».

21.07.1929 года. Вторично сообщаю нижеследующие: числа 6 июля 1929 года меня подозвали к одному дому на завалинку, где сидели – Клопов Иван Иванович со своей женой, Клопова Матрена и Прохор, живущий напротив Клопова Ивана, а фамилию я его не знаю. В это время подходит дьякон Введенской церкви, фамилию тоже не знаю, увидев меня, стал спрашивать кто я такой, я ответил «что ты врешь ты, наверное, шпион от коммунистов, но коммунистам приходит конец, они отжили, довольно, поцарствовали, показывая мне на брюки, дольше проносятся, чем просуществуют коммунисты». После этих разговоров подошел гражданин Лобутин Тимофей Иванович, который вынул папиросы и стал закуривать, дьякон же говорит, что видишь, какие курит папиросы, видно не горевал и т.д.  Из этого можно вывести вывод, что дьякон Введенской церкви участвует в политических антисоветских вопросах, настроения крайне против Советской власти агитируя в массах.

11.0I.1930 года. Препровождаю обратно выписку из рабочей сводки на кулака Клопова Савву сообщаю, что означенный Клопов числится у меня учетчиком а/с-ИНФО, основание задание №554 от 1928 г. он являлся председателем церковного совета, но недавно демонстративно отказался от этой должности и теперь скрылся неизвестно куда вместе с сыном красноармейцем, он лишенец, кулак, к нему была применена пятикратка и распродано все имущество, даже дом. Материалов на него посылалось очень много, очевидно часть материалов находится в СО, а часть в ИНФО, ибо он, как я знаю, является учетником и СО надо это исправить слить и по учету числить за кем ни будь одним.

02.01.1930 «Перед престольным праздником «Введение» было собрание верующих о перевыборе церковного совета, в новый состав вошли: церковным старостой прошел Мыльников Федор Петрович из села Пестово бедняк, председателем церковного совета Коротовских Никита Петрович из села Введенского. В совет вошли: Лаптев Иван Матвеевич середняк, Дмитриева Антонина Ивановна вдова-беднячка, Мальцева Евдокия Павловна вдова-беднячка, сын ее Виктор служит в лавке ЕПО приказчиком. Чувашев Осип Александрович из деревни Сухановой середняк. Горных Спиридон Михайлович бедняк. Орлова Фекла Никитична вдова-беднячка из деревни Быдиной Юргамышского района. Старый состав церковного совета во главе с Саввой Клоповым категорически отказался. Когда выбрали новый церковный совет, то отец Андрей Анкундинов сказал: «Так-то оно лучше будет, женщин не треплют в сельский совет, они настойчивее и могут работать хорошо в пользу церкви.

По делу священника Анкундинова были подвергнуты допросу жители села Введенского:

Гридина Лидия Аврамовна (уроженка села Щучье) 39 лет, член коммуны, вдова-беднячка;

Ивин Семен Тимофеевич 16 лет, середняк;

Ивина Мария Васильевна 57 лет, беднячка;

Ивин Василий Иванович 57 лет, бедняк;

Ивин Тимофей Иванович 60 лет середняк;

Словцова Анфиса Петровна девица 50 лет, беднячка;

Мальцева Авдотья Павловна 60 лет, беднячка, старая дева;

Дмитриева Антонида Ивановна 63 лет вдова-беднячка, член колхоза;

Ивина Мария Васильевна 57 лет;

Ивин Василий Иванович 57 лет, середняк;

Мыльников Василий Петрович 45 лет бедняк д. Пестова;

Струнин Матвей Кириллович 60 лет, середняк деревня Пестова.

Практически все они говорили о том, что Анкундинов в своих проповедях выступал за сохранение от закрытия церкви. Приведу сведенья из протокола допроса бывшего священника Горина. Краткая справка «Горин Яков Павлович 52 года, место рождения село Горяиновка Пугачевского уезда Самарской губернии. Семейное положение женат, 5 человек детей в разделе. Лишен права голоса как служитель культа. Имущественное положение – ничего не имеет. Образование домашнее. Происхождение – крестьянин, до службы был бедняк и батрак. Отношение к военной службе – ратник ополчения. Политическое убеждение – вполне солидарен с Советской властью. До 1913 года был крестьянином, а потом псаломщиком и дьяконом в селе Введенском Мишкинского района. Где находился и что делал при белых – До 1920 года дьяконом, а с 1920 года по приговору прихожан села Введенского за неимением священников, поставлен священником до 18 марта 1928 года. Сан Священства снял 18 марта 1820 года и занялся крестьянством. Адрес: село Введенское дом Анфисы Словцовой».

Давая свидетельские показания на Анкундинова, он говорит: «чтобы получить священство был на Московских Восторговских пастырских курсах, после которых служил в Тюменской епархии, где при царизме жилось хорошо, а последствии по ликвидации имущества, переехал в Курганский округ село Горохово, малый приход, в 1928 году перешел в большой приход села Введенского. В самом начале службы, во исполнении устава церкви разошелся с местным благочинным села Мишкино отцом Михаилом Васильевым, подозревая последнего григорианцем и отказался ему в подчинении, как приверженец тихановщины, т.е. староцерковной. С этого времени о. Анкундинов тесно сошелся с Саввой Васильевым Клоповым, с председателем церковного совета, по убеждению ярым противником Советской власти, и прочие члены церковного совета как более зажиточные, деятельность их выразилась в ремонте храма. Таковой подбор существовал до 1929 года, таковой состав церковного совета быстро распылился, из коих многие ликвидированы с мест жительства. В новый состав церковного совета, избираемый на 1929 год по инициативе о. Анкундинова вошли, как можно выразиться бедняки и женщины. Из проповеди церкви со стороны о. Анкундинова антисоветских выступлений не было, я не слышал. Но при организации колхозов в 1930 году перед Рождеством Христовым в Воскресные службы, много было у исповеди и причастия верующих от которых можно было слышать, что о. Андрей приказывает молиться и говеть, и причащаться, а как бы церковь не заперли и тогда останетесь не исправленными».

Анкундинов Андрей Кириллович Челябинским Окротделом ОГПУ обвинен в систематической антисоветской агитации, призыве верующих встать на защиту православной церкви, т.е. по ст.58-10УК РСФСР. Заседанием тройки ППОГПУ по Уралу от 28.05.1930г. заключен в концлагерь на три года. Под действием ст.1 Указа Президиума Верховного Совета СССР реабилитирован 18 апреля 1989 года.

Вероятно, Анкундинов, - это был последний священник Введенской православной церкви села Введенского Мишкинского района.

 ankudinov

На фото из следственного дела: Андрей Кириллович Анкундинов.

Автор статьи – Михаил Суханов (г. Курган).



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites