kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » История населенных пунктов Курганской области » Сладкокарасинское с. » Воспоминания о селе Сладкокарасинском Мишкинского района Курганской области и его жителях

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Воспоминания о селе Сладкокарасинском Мишкинского района Курганской области и его жителях

1z

Спасская церковь, заложена в 1828 году 28 июля, освящена в 1829 году. На переднем плане сельская начальная школа, 1948 год.

Я, Волшина Екатерина Ивановна, родилась в 1953 году, поэтому мои самые ранние воспоминания о селе Сладкокарасинском и его жителях – со второй половины 1950-х годов.

Село расположилось вокруг озера Сладкие Караси, поэтому так и называлось раньше. Вокруг озера тянулась улица. Западная часть села в народе называлась «Зарека», южная часть улицы получила название «Одина», восточная часть – звалась «Деревня». За Деревней, ближе к краю села, называли улицу «Пигалки».

В озере было очень много рыбы, карася. Из соседних сел приезжали рыбаки, ловили сетями и неводами.  В весеннее половодье с юга озеро соединялось с болотом, тогда на мели, в траве, можно было ловить рыбу руками. Рыба была очень вкусная. Улица, на которой я жила, называлась Зарека. Возможно, когда-то улицу пересекала речушка, поэтому так и назвали. За нашим огородом поперек улицы проходило как будто старое русло реки или лог, даже не знаю, как назвать, шириной метра три. Это место называлось Филатовка.

Весной, когда за деревней, в степи, таял снег, по Филатовке шла вода в озеро. Напор воды такой сильный, что однажды Люба Корниловских чуть не утонула, было ей лет 7. Понесло течением в озеро. Николай Ивин возвращался из школы, увидел это, и выдернул ее из воды. Еще бы метра 3 и она уплыла в озеро. Впоследствии это русло закопали семья Клоповых – Егор Егорович и Анна Павловна. Они приехали из д. Клопово, построили дом, а русло оказалось у них в огороде. Постепенно озеро стало уменьшаться, возможно, из-за того, что по Филатовке весной вода не попадала в озеро.

Дом наш стоял близко к озеру. Недалеко от нашего дома был изгиб озера, и образовался мыс. На этом мысе росла мягкая густая трава, как ковер. Берег и дно озера были песчаные, плотные. На мысе собиралась детвора со всей Зереки купаться. Купались до посинения, а потом ложились в травяной ковер и отогревались на солнышке. Мальчишки постарше сделали вышку, мы до нее доплывали, и ныряли с нее в воду. Однажды я чуть не утонула, когда плыла к вышке. Рядом со мной была Нелля, гостила у Юриных.  Она старше меня на много, а плавала плохо. Нелля опиралась о мою голову, я уходила под воду. Всплываю, а она опять о мою голову опирается. Так несколько раз и я чуть не утонула. Спасла меня вышка. Доплыла до нее, обхватила ее стойки, и отдышалась.

Зимой, через озеро, по льду мы ходили в школу и наблюдали очень красивый восход солнца. Оно всходило огромное, ярко-красное. А снег на солнце искрился, особенно в мороз. Сказка, да и только! Одна из моих одноклассниц, Котова Татьяна,  ходила в школу зимой в новогодней маске, чтоб лицо закрыть от мороза и ветра. Вспомнились выборы зимние. По деревне ездили на лошадях, запряженных в кашовки или сани. Дуги у лошадей украшены разноцветными лентами и колокольчиками. Звон колокольчиков в морозном воздухе разносился далеко, и создавал праздничное настроение, радовал народ. В клубе в этот день продавали разные сладости, сдобную выпечку. Был большой праздник для взрослых и детей. Родители одевали наряды на выход и шли голосовать.

Наша улица состояла из двух рядов домов. Один ряд  располагался вдоль озера, затем шла дорога и следующий ряд домов. За домами в степи, были постройки животноводческих баз. Одна из баз — родильное отделение для коров и телят-малышей. Там была такая чистота! Ясли для телят побелены, все ухожено. Стояла печка – подтопок с плитой. Мы с подругой Катей Ивиной поили телят из сосок. Нам нравилось там бывать, и помогать телятницам. По воспоминаниям сельчан, во время войны, за малышами-телятами ухаживала Наталья Зотова, у нее была такая чистота, как в доме.

С западной стороны села за базами была степь небольшая, и начинался лес. Перед лесом  были летники – так назывались загоны для скота. Летом коров там доили, впоследствии дойку механизировали.

Мне было лет 7, мы с подружками бегали в первый лесок собирать ягоды. Стали старше, нас мама брала в лес за грибами и ягодами. Иногда сходим, наберем полные ведра грибов, придем домой, пообедаем. Мама остается мыть грибы, а мы идем второй раз. Это в  урожайные годы.

За домами была расположена кузница и столярка. В кузнице в разное время работали Сметанин Максим Федорович и Маслаков Владимир. В столярке – Долгошеин Прокопий Иванович. Он мастерил сани, телеги и всю сбрую для лошадей. Прокопий Иванович  во время войны был председателем колхоза. Так же плотником был Тихонов Анатолий, Староверов Иван Семенович,  Ивин Матвей.

С края деревни, к северу, стояли курятники. В них трудилась Ивина Апполинария Федоровна, мать моей подруги Кати. Мы с Катей ходили к ней на работу. Летом помогали собирать в крапиве яйца, т.к. куры не всегда неслись в базе. Весной, когда разливалась вода, мы вставали в кормушки для кур и пытались плавать по большим лужам, так мы играли, и развлекались. Став постарше, вечером ходили ловить кур, и закрывали их в ящики. Кур утром увозили забивать на мясо. Это была наша работа, и нам платили небольшие деньги, а мы ходили все поцарапанные курами. Когда ликвидировали птицеферму, там содержали телят. Однажды летом, когда уже все спали, перед рассветом, загорелась база, а стояла она недалеко от деревни. Хорошо, что телят там было мало, успели их выгнать. Пожар был очень большой,  взрослым и детям, было страшно.

Вдоль озера дома старинные, а второй ряд выстроил совхоз. Совхозные дома были на две семьи. Строили их после 1950 года, бревенчатые и из прессованного камыша. Штукатурили, и белили. Помню, что мы играли в недостроенных домах в прятки, собирали щепу, для топки бани. Летом, каждый вечер, родителей ждала натопленная баня.  Всю работу по дому, мы дети, делали сами, родители весь день на работе. Вечером поливали огород, носили на коромысле воду из озера. Встречали скот с пастбища, доили корову. Мне дойка коровы давалась с трудом, сводило судорогой руки. Следили за гусями, чтобы не ушли на совхозное поле, а оно было рядом с селом, с южной стороны деревни. Если поймают гусей в поле — загонят в загон, нам придется платить штраф. С 14 лет меня брали родители в лес пилить дрова и косить сено. Почти все дети так жили, все время в работе. На скуку времени не оставалось. Вечером хотелось сходить в кино, поэтому старались все делать быстро, чтобы родители нас отпустили.

С северной стороны деревни, в начале шестидесятых годов, у озера бурили, искали нефть. Все лето работали, но ничего не нашли.

 2c

1954 год. Женщины Зареки, верхний ряд слева направо: Варлакова Парасковья Леонтьевна, Струнина Пелагея Ивановна, Притчина-Мокина  Феовдотья Леонтьевна, Долгошеина Татьяна Ивановна, Притчина Анна Афанасьевна, Семенова Нина, Иванова Александра Степановна, Першукова Анна Федоровна, Ивина Анфия Павловна. Нижний ряд слева Белозерова Мария, справа  Волшина Анна Захаровна.

Зарека

В крайнем доме жила семья Притчина Леонтия Назаровича. У него была длинная борода. Жену Леонтия звали Настасья Васильевна. С ними жила дочь Прасковья 1921 года и было у нее двое деток. Леонид и Николай. Прасковья работала на ферме дояркой. Сейчас в деревне проживает Леонид, а Николай погиб. Ехал он на мотоцикле, на заднем сиденье и упал на скорости. У Леонтия еще были сын Александр, 1923 года, дочери Феовдотья, 1912 года и Мария, 1928г. Мария жива и сейчас.

3adf

Коршунов Федор Иосифович октябрь на учебе в г. Чебаркуль, 1941 год. Погиб в Сталинграде в 1942 году.

Напротив Леонтия Назаровича жила Коршунова Мария Васильевна с мамой Прасковьей Кузьминичной. Муж Марии Васильевны, Федор Иосифович, погиб на фронте. Перед войной Федор работал в совхозе 8-е Марта счетоводом. Воспитывала она одна детей: Петра, Руфу и Анатолия. Все ее дети были очень красивые. Петр закончил в Кургане машиностроительный институт, работал начальником цеха на механическом заводе. Руфа закончила педагогический институт, до конца жизни жила в Кургане. После армии Анатолий работал в совхозе, женился на Валентине Федоровне. Она была уроженкой ст. Мишкино, работала у нас фельдшером. В детстве я наблюдала, как Анатолий танцевал у нас в клубе. Очень красиво! Почему-то называл он меня «первоклассницей». Повзрослев, я его спросила: «почему он меня так называет?». Оказывается он смотрел фильм «Первоклассница», и я очень похожа на эту героиню. У Анатолия и Валентины было две дочери Лариса и Рита. Мария Васильевна работала в школе уборщицей. Зимой, рано на работу ходила через озеро в темноте, и чтобы не сбиться с пути, вдоль тропинки, она ставила палочки-вешки. К приходу детей в школе было тепло и уютно.

За Коршуновыми, на берегу озера, стоял пятистенок, в котором  проживали Долгошеин Захар Григорьевич и Зинаида Трофимовна (1886-1972гг.), мои дедушка и бабушка. Было у них трое детей: Иван, Марфа и Анна — моя мама. Марфа рано вышла замуж за Семенова Григория Степановича. Анна долго жила в этом доме. Мои старшие — брат Николай и сестра Валентина родились здесь.

Иван женился на Аксинье Иосифовне (1908-1996гг.), родом была из деревни Редуть. Роста она была небольшого, но работала наравне со всеми. Дома у нее всегда чистота и готовила очень вкусно. Пельмени стряпала быстро, и были они красивые, как наштампованные, нас это всегда удивляло. Шила Аксинья очень хорошо, обшивала платьями всю родню. Мне запомнилось, что летом у них под крышей, у стены дома на солнышке вялилось соленое мясо. Вымачивали его в воде, и готовили суп. Вспоминаю, как однажды летом дом разобрали, подписали каждое бревно и заменили нижние венцы на новые, а потом сложили на мох по новой. Все родственники им помогали. Это называлось – «помочь». Наши предки всегда собирались всем родом, что бы помочь в строительстве дома или другого строения. Мох мы брали за деревней в болоте, а потом сушили там же.  Крыльцо у дома высокое, огорожено узорчатым штакетником, все под крышей. В доме были полати и голбчик возле печки. Голбчик — это надстройка над полом для входа в подвал. Он широкий и высотой около 50 см, на нем можно было сидеть и спать. В кухне, в переднем углу, на божничке стояли иконы. Бабушка Зина была очень верующим человеком, за стол кушать всегда садилась с молитвой. Она ходила в Тобольск пешком в храм молиться, когда была молодая.

Бабушка рассказывала о жизни до революции, говорила, что жили хорошо, было много скота в их семье. Когда их стали раскулачивать, дядя Ваня отвел весь скот добровольно в колхоз. Боялся, что вся семья погибнет, если их сошлют в Сибирь. Родилось у них с Аксиньей четверо деток, но трое умерли в младенчестве. Выжила одна дочь Ксения (1931-2015гг.).

Из воспоминаний Ксении – у нее была подружка Маня Притчина. Было голодно, у Мани был вкусный лук, а у Ксении — хлеб. Маня принесет лук, они наедятся с хлебом и счастливые. Ксения играла клубками шерсти, и находила в них царские деньги. После войны тоже было голодно. Брали у Притчина Леонтия невод напрокат, и мама моя с Ксенией ловили рыбу. В озере было много гальянов, это очень мелкая рыбешка. Одно ведро отдавали за невод Леонтию, а себе – что останется. Баба Зина ставила на ночь рыбу в печь томиться, а утром ее ели. Так и выживали — озеро, лес и огород кормили.  После войны, дядя Ваня жил в селе Хохлы, работал председателем. Он осенью дополнительно, сверх трудодней, выдал колхозникам зерна. Народ пожалел, а кто-то доложил в район.  Его посадили за это, но сидел он недолго. После освобождения они вернулись в родную деревню, в родной дом.

В доме бабушки рос цветок с резными красивыми листьями. Каждый раз, как бабушке заболеть, цветок «плакал» по листьям стекала вода. Однажды она сильно болела, лежала, дома была только маленькая Ксения. Бабушка говорит ей: «Мне кажется, поела бы я сейчас земляники и встала». Недолго думая, Ксения пошла в лес со стаканчиком, набрала ягод, и принесла их бабушке. Съела землянику баба Зина, и ей правда стало лучше. Когда мы маленькие приходили к бабушке в гости, под подушкой у нее для нас всегда  были припасены конфеты. Прожила бабушка долгую жизнь, пережила сына Ивана, который прожил с ней всю жизнь. После его смерти она сильно переживала, и что-то приключилось с ее головушкой. Она нас не узнавала,  не помнила, что было вчера, но зато помнила свое прошлое, и старательно об этом рассказывала.

Моей мамы не стало через три года после смерти дяди Вани. Бабушка не понимала, что это ее дочь, сидела у гроба и по-старинному причитала, как пела. Спросит, кто умер, ей ответят, минут через 10 опять спрашивает. Нам очень жутко было это видеть. Доживала бабушка с дочерью Марфой, ходила с двумя тросточками. Всю жизнь у нее были юбки длинные, как в старину. Ходила всегда в платочке и фартук на юбке обязательно. Очень добрая была и всегда на стороне снохи Аксиньи. Магазин по-старинному, бабушка называла – лавкой. Когда ночью за деревней горел телятник, баба Зина с иконой, в ночной рубахе до земли обходила пожар и читала молитвы. Наверное, ее молитва помогла, т. к. пожар не перекинулся на соседнюю базу и деревню. В огороде у бабы Зины росли «пучки» это высокое растение, ствол дудкой. В трудные времена его ели сырым и пареным в печи. Чужие не рвали в их огороде, хотя это растение дикое.

Ксения подростком с моей мамой во время войны пахали в поле на быках, были голодные, насобирали мерзлой картошки, сварили, поели и отравились. В другой раз они очень устали, легли в борозду отдохнуть и уснули. Быки их чуть не затоптали. Спас их председатель. Приехал проверить, как они работают, и отогнал быков. Лошадей забрали на фронт, поэтому приходилось в поле работать на быках женщинам и детям.

4ff

Долгошеин Иван Захарович с женой Аксиньей Иосифовной.

5zx

Сестры: Анна и Марфа Долгошеины, муж Марфы – Семенов Григорий Степанович. Около 1938 года.

Всю жизнь дети моей бабушки дружили семьями, и помогали друг другу во всем.

6sg

Моя бабушка, Долгошеина Зинаида Трофимовна. 1941 год. На фото ей 54 года.

Напротив Долгошеина И.З. (1906-1968гг.) совхоз выстроил дом на двух хозяев. В одной половине жила Мыльникова Ульяна Михайловна с материю Лукерьей Васильевной. Ульяну в народе звали просто Ляней, работала она телятницей, как и ее мать. Однажды Лукерья не вышла на работу, решила помыться в бане, и постирать одежду. О таком происшествии доложили в контору председателю. Вызвал он Лукерью и начал ругать, договорил до того, что заставил снять с нее плащ, который дали для работы. Лукерья плащ распахнула, а под ним ничего нет. Вот так бедно жили в колхозе, хотя и работали почти без выходных.

Ульяна всю жизнь прожила одна. Росточка была малого, как мать. Помню, Ульяна приходила в гости к Ивиной А. Ф. и рассказывала нам с Катей страшные сказки. Мы любили ее слушать, а сказки она, наверное, сочиняла сама.

Через стенку с Ульяной жила Притчина Мария Леонтьевна. Она всю жизнь работала на ферме дояркой. Одна воспитывала дочь Любу и сына Анатолия. Люба сейчас живет в Кургане. Анатолий в возрасте вернулся в деревню, и разводит скот. К тете Марии внуков привозили в гости. Однажды дети лазили по разрушающейся церкви, сын Анатолия упал и разбился.

7ff

На этом фото в преклонном возрасте слева Притчина Анна Афонасьевна и Притчина Мария Леонтьевна.

В следующем доме жила семья Притчина Александра Леонтьевича и Анны Афанасьевны. Александр был на фронте, вернулся раненый в ногу и сильно хромал. Как фронтовику-инвалиду ему дали машину-инвалидку. У них было много овец и Анна шерсть пряла, красила и ткала ковры на станке для своей семьи. В магазине ковров не было и купить негде. Дети Притчиных: Виктор, Екатерина, Владимир и Иван. В деревне говорили, что Катю в детстве напугали, и она выросла глуповатая. Мать ее научила всему. Катя и на ферму ходила, помогала Анне доить коров. По характеру Катя добрая и  жизнерадостная. Иногда молодежь над ней подшучивали, но никто не обижал, В клуб ходила всегда нарядная и очень любила душиться духами. Сын Виктор служил в армии, и там нашел себе невесту, женился и остался жить в городе. Награжден Александр Леонтьевич орденом Отечественной войны 1 степени, медалью  «За боевые заслуги» и др.

8fhf

Награды Притчина Александра Леонтьевича.

Сестра моя, Валя, вспоминает, они с Притчиным Виктором у его бабушки Настасьи в огороде, срывали подсолнух. Крутят его, а оторвать не получается. Валя говорит «Витя я не можу, а Виктор отвечает, Валя я тоже не можу» Было им в то время лет по пять.

Соседями у Притчина Александра были Ветлугины Константин и Мария. Дом стоял на фундаменте с высоким крыльцом, но очень старый, рассыпался. Мария была женщиной бойкой и шумной. Даже в преклонном возрасте она ходила очень быстро. Ее муж разбился на мотоцикле, ехал на заднем сиденье, на кочке не удержался и упал. Был он уже в пожилом возрасте. После его гибели, Мария сама, своими руками, выстроила себе избушку и жила в ней. Почему-то в народе ее звали хохлушкой. Она ходила в лес за грибами, ягодами и продавала. Так и выживала.

Рядом с Ветлугиными жили Мальцевы, Александр и Лидия. В их семье было пятеро детей: Николай, Антонина, Анатолий, Людмила и Валерий. Лида родила Валеру, заболела и умерла быстро. Трудно было Александру, а детям еще труднее. Женился он много раз, но ни одна женщина не выдержала его трудного характера. Помогала семье сестра Александра, Клавдия. Но и ей было тяжело, она была маленького роста из-за горбика. Больше всего досталось старшей Антонине. Она была за хозяйку и мамку. Александр работал на ферме скотником, а Клавдия на птичнике. Позднее семья переехала в дом поновее, но счастья и там не было. Однажды ночью дом загорелся и в нем сгорел Николай.

Напротив Мальцевых стоял крохотный домик, как банька и жила в нем Потокина Вера Логантьевна с дочерью Галиной 1952 г.р. и сыном Сергеем. Вера совершенно неграмотная женщина работала телятницей на ферме и нищета у них была страшная. Дочь сама распоряжалась деньгами и т.к. была мала, тратила их понапрасну. Однажды я наблюдала, как Галя готовила еду. Замесила тесто на воде и муке, раскатала лепешки и пекла их на голой плите. Мать Вера на работе весь день, дети хотят кушать, вот и готовили сами, как могли. У Веры Логантьены была сестра Галина, работала дояркой на ферме.

Рядом с Мальцевыми стоял очень старинный дом на двух хозяев. В одной половине жила Ивина Апполинария Федоровна. Муж тети Поли, Михаил, погиб на войне и осталась она вдовой с сыном Виктором. Виктора, во время службы в армии, привезли в сопровождении солдата. Его придавило какой-то техникой и сильно пострадал таз. Все обошлось, Виктор выздоровел, женился и уехал с женой Анной в Надым. Апполинария была невысокого роста, худенькая. Чтобы прокормить детей она держала корову. Сама ей косила сено. Помню, что ее копны на покосе были низенькие, т.к. высоко она не могла сено закинуть. Работала в колхозе на курятнике, а когда кур убрали — работала телятницей. После войны у Апполинарии родилось двое деток, Николай и Екатерина. Нам с Катей нравилось ходить в телятник и поить малышей из соски.

У тети Поли в Челябинске жила сестра. Она привозила Кате фабричных кукол и детскую посуду для игры. У меня таких игрушек не было. Кукол мама шила сама из тряпочек. Сын, Николай, был большой выдумщик.  Еще мальчишкой, во дворе построил маленький детский домик из досок. В нем мы играли. Осенью, когда лед на озере застыл,  учил нас кататься на коньках. Привязывали коньки к валенкам и катались. Как то, Коля, которому самому было лет 10, нас с Катей повел по льду через озеро к своему другу Князеву Николаю. Нам и того меньше и было страшно идти по тонкому льду. Это для нас было настоящим путешествием.

Николай увлекался фотографией. Фотографировал сельчан и дарил фотографии. Однажды, в пасху, на поляне мы играли крашеными яйцами. Стукались ими, и чье яйцо останется целым, тот и победил. Николай все наши яйца разбил и забрал себе. Потом он признался, что это было не яйцо, а морской камень.

На Новый год Коля приносил елку из леса. Мы ее наряжали у них. Часто играли в карты в дурака, на желание или на щелбаны. Коля никогда не проигрывал. У него была очень хорошая память, всегда помнил у кого какие карты. Когда я его вспоминаю, сразу хочется улыбнуться. Он мне чем-то напоминал Чарли Чаплина. Возможно, из него получился бы очень хороший клоун.

После школы Николай уехал в Челябинск и работал на заводе. Был женат и имел уже детей, когда его отправили в Чернобыль. Сейчас он очень болеет. Екатерина после школы также уехала в Челябинск, вышла замуж и родила дочь. Затем уехала в Надым, где сейчас и проживает с дочерью.

9fhgj

Курятник на летниках. Птичницы: слева Паша и Ивина Апполинария Федоровна.

За стенкой у Ивиных жила бабушка Надежда. Не знаю ее фамилии и отчества, все звали ее – Надеждой. Женщина старенькая, высокая, полная. Хозяйство было небольшим — огород да куры. К ней собирались старушки, нюхали табак и играли в карты. Играя, много шумели, кто-то мухлевал. В избе у Надежды вдоль всей стены широкая лавка, на ней можно было спать. Летом у дома на лавочке, садились старушки и судачили, вспоминали годы молодые и войну.

Напротив бабушки Надежды жили Долгошеин Василий Степанович с женой Анной Федоровной. Семья была бездетная.  С ними жила мать Василия — Осипатра. Из Челябинска приезжали к ним в гости племянники Осипатры.

На берегу озера варили варенье из лесных ягод на таганке. Подкидывали щепочки, чтобы огонь был маленький. Иногда уходили и оставляли варенье без присмотра. Рядом играли деревенские дети, но никто не подходил и варенье не трогал.

Василий и Анна были ветеранами ВОВ. Он работал трактористом, а Анна – разнорабочей. Василий заболел туберкулезом и Анна ушла от него, не стала ухаживать за больным. Похоронили его родственники, разобрали дом и увезли в Мишкино. У Анны Федоровны в деревне жила сестра Александра и мать Евгения. Но сестры не роднились. В детстве родители развелись и поделили детей. Анна осталась жить с отцом, а Александру забрала мать – Евгения. В деревне говорили, что в молодости Александра отбила у Анны мужчину, и с тех пор они стали врагами. Эту ненависть друг к другу они сохранили до конца своей жизни. В старости за Анной ухаживала женщина из собеса. У нее сильно болели ноги и она не ходила. Соседи слышали, как она выла от боли. Сидела одна взаперти и никто, кроме сотрудника собеса к ней не мог попасть. Она же ее и похоронила.

Рядом с домом Долгошеиных в совхозном доме, в одной половине, жила Клопова Татьяна Андреевна с мамой Натальей и тремя детьми Верой, Леной и Леонидом. Воспитывала она их одна. Было трудно, дети ей во всем помогали, на работе и дома. Работала она телятницей. У Татьяны была сестра Коротовских Аксинья. Она участник ВОВ и была у нее дочь Люба.

Татьяна Андреевна лечила телят травами, летом собирала их и сушила, а зимой делала отвары и поила ,если у теленка понос или другое что то. Была  она коммунисткой, ездила на ВДНХ. Совхоз покупал для нее специально одежду, для поездки в Москву. Там ей вручали награды за труд: «Медаль за успешные достижения в развитии народного хозяйства», «За труд» - две бронзовые медали, медаль «За победу в социалистическом  соревновании» - от имени профсоюза, «За долголетний добросовестный труд» от имени Президиума Верховного совета СССР. Решением исполкома Курганского областного совета народных депутатов – значок «Ударник пятилетки».

Дети Татьяны разъехались, осталась одна. До конца жизни Татьяна Андреевна жила в Сладких Карасях. Данные о наградах и фото представила дочь Татьяны Андреевны – Вера.

10fhj

Награды Клоповой Татьяны Андреевны.

11fhj

Клопова Татьяна Андреевна в  молодости с мамой – Натальей.

В углу, ближе к мысу, жила Шлыкова Ульяна Антоновна в старинном доме. Женщина была высокая, стройная, красивая! Возле дома сохранился старинный  сеновал. К ней приезжали внуки на каникулы. Моя сестра Нина была, почти ровесницей ее внучке, Людмиле. Мы с ними играли на сеновале. Муж Ульяны, Михаил погиб на фронте. Осталась она с пятью дочками. Почти все дочери получили образование. Ульяна работала продавцом в магазине. Летом, когда все дочери приезжали в гости, они во дворе садились за стол ужинать, а потом пели песни. Пели очень хорошо, красиво, им бы певицами быть. Их голоса по озеру разносились на всю деревню. Сельчане слушали и восхищались их пением.  Дочерей звали: Серафима Галина, Валентина, Раиса и Лидия. Серафима вышла замуж за Вяткина Ивана Кирилловича. Как и мама, она родила пять деток. У Ульяны была большая тележка на железных колесах. Она из леса на тележке возила скошенное сено. В огороде Ульяны Антоновны росли яблони, и ягодные кустарники. Доживала она за озером в доме дочери Валентины.

В следующем доме жили Коростин Кузьма Петрович с женой Марией Степановной. Раньше Кузьма Петрович работал счетоводом, а потом учетчиком в нашей деревне. Вспоминаю квас из свеклы, который делала Мария Степеновна. Уж очень он вкусный был, как лимонад с газом. Детей у них было двое: Валентина и Николай. В их семье случилась трагедия. Коле было 7 лет и они с Валей поехали в д. Барановка в гости к племяннице тети Мани, Анне. Пошли купаться на реку и Коля попал в омут, выплыть не смог, утонул. Валя пыталась его спасти и сама чуть не утонула, ей было лет одиннадцать. Валя закончила школу и поступила в Курган, в строительное училище. После училища окончила техникум в Шадринске. Она была общительным, отзывчивым и жизнерадостным  человеком. С ней было всегда весело и интересно. Со школы она встречалась с Ивиным Николаем. Валя поступила в техникум и там вышла замуж, так пути их разошлись. Всю жизнь он Валю помнил, думаю и любил. Несколько лет назад Валя ушла из  жизни.

Через огород от Коростиных, жила наша семья в избе. Отец Волшин Иван Семенович (1922-1986гг.) и мама Анна Захаровна(1921-1971гг.) Дом наш старинный, к избе пристроена  большая кладовка и сени. Кладовку мы называли – казенкой, там были лари для муки и зерна. Под потолком были крюки для мяса. Все, что нужно для хозяйства, хранилось там. Бревна в доме были толстые, пол из широких плах. Стены в доме мылись, а потом их покрасили ярко желтой краской. В избе словно солнышко светило. В переднем углу божничка, на ней иконы. Стояла русская печка, сложена из старинных, больших, широких кирпичей, черного цвета. Печка была большая, спать на ней хорошо. Зимой набегаешься на морозе, накатаешься с горки, вся одежда колом стоит от снега, и на печку. Прогреемся и никакая простуда нас не брала. Рядом с печкой голбчик, на нем можно сидеть, как на лавке. На этом голбчике мама меня и родила, а не в больнице. Однажды мама стирала в корыте, а оно стояло на голбчике. Я играла на печке, подушка лежала на краю, я соскользнула и упала в корыто. Очень напугалась, поэтому мне это запомнилось. По приступкам в стене лазили на печку, а с нее на полати. Потолок был высокий и мы спокойно ходили по печке. Маленькими детьми мы все спали на полатях, другого места для нас не было. По краю полатей лежали рулоны новых половиков, они нас охраняли, чтоб мы не упали. Мама в зимние вечера собирала нас на печке, лампу ставила на приступок и читала нам детские книги, сказки.  Помню, как мне подарили впервые карандаши и книжку раскраску, запах новых карандашей запомнился на всю жизнь. Электричества еще не было в деревне, когда его провели, не помню. Под полатями стояла железная кровать родителей.

Летом, мы дети, спали на полу в избе вповалку. В нашей местности летом, почти до 12 часов светло, мы бегали допоздна на поляне у дома, играли в вышибало. Детей было много, в каждой семье по 3 — 4  ребенка. После игры заходили в баню, мыли ноги и от усталости падали на постель. Двери на засов не закрывались. Родители ложились рано, утром на работу и скот выгонять на пастбище. Уходя на работу, мама писала нам записку, что нужно сделать за день. Вся работа по дому была на детях. Сами в доме мыли полы, посуду и часто стирали. В огороде пололи траву, а вечером поливали овощи. С озера носили воду на коромысле в баню и к вечеру топили ее, к приходу родителей. Еще и ужин надо было приготовить. Варили на примусе, а когда появилось электричество, на плитке.

12fhj

На фото Волшин Иван Семенович с женой Анной Захаровной после загса. 1944 год.

У мамы до войны родился Николай (1940-2007гг.), а муж погиб в армии до войны, так и не увидев сына. Ох и трудно было во время войны воспитывать Николая маме. Хорошо рядом была бабушка Зинаида, она маме помогала во всем.

Папа родился 19.09.1922 в Сладких Карасях. Призван в армию 11.10.1941 на ст. Мишкино. Мл. сержант, автоматчик, 20 воздушно десантная бригада. Ранен 09.12.1943 в Смоленской области. Уволен в запас по ранению 15.01.1944. Награжден орденом Отечественной войны 1-й ст., медалями « За оборону Сталинграда», «За победу над Германией».

Эти данные взяты из Мишкинского музея. А мы ничего не знали о наградах отца, никогда он с нами о них не говорил. Награды в семье не сохранились.

13hf

Волшин Иван Семенович на лечении в Железноводске.

14hgj

На фото семья Волшиных: Анна Захаровна, Иван Семенович, дети: Валя, Нина и Катя, 1960 год.

Родилось у них пятеро деток. Одна из двойняшек, Шура, умерла в младенчестве от болезни, которую в народе называли «собачья старость». Лечили Шуру бабушки заговорами, не помогло. Миша умер от менингита, года в полтора. Осталась Валя с 1945 года, Нина с 1950 года, Катя, т.е. это я – с 1953 года.

Папа окончил в 1947 году, в Шумихе курсы ветврача. Работал на ферме ветврачом, пока не прислали в совхоз специалиста с техникумом.  Последние годы он работал на тракторе «Беларусь». Односельчане обращались к нему за помощью. Он умел выполнять работу печника и стекольщика, отбивал хорошо косы (литовки), вязал сети. Последние годы из-за плохого здоровья, он не мог держать корову. За отбивку кос, соседки ему приносили молоко.  Папа был хорошим охотником, стрелял уток, чирков, тетеревов. В озере он ловил сетями рыбу, раздавал соседям ведрами. Помельче рыбу сушили,  крупную вялили на солнце, а потом мама ее вымачивала и пекла пироги. Зимой на печке лежало два мешка сушеной рыбы, мы ее ели, как семечки. Грибы и ягоды запасали в лесу, сушили на солнышке. В погребе стояла бочка груздей, костянику промывали, заливали водой в банки, так она хранилась свежая всю зиму в погребе. Зимой заливали горячей водой сухие грибы и ягоды, они распаривались и мама пекла пироги и караваи. Стряпала мама много, стряпню выносили в сени на мороз. Потом заносили, согревали и ели с молоком. В то время сладостями нас не баловали, дорого, поэтому нам все казалось вкусным. В каждой семье держали много скота, с колхозных заработков трудно семью прокормить.

В нашем огороде росли яблоньки – ранет, два деревца. Мама из них варила компот, сушила на зиму. Были кусты смородины, из ягод варили варенье.  Еще росли кусты ирги, ее свежую съедали с удовольствием. По вечерам, зимой топили подтопок. На плите варили журку – в чугунок клали мясо, лук, а сверху картошку, заливали водой. Все вместе варилось, и варево было густое и вкусное. Летом, когда в огороде еще ничего не выросло, мы сами готовили себе зеленый супчик. Брали молодые листья свеклы, морковь маленькую, лук зеленый, молодые листья капусты, все томили в сковороде на масле. Затем выкладывали в кастрюлю, в которой уже доваривалась картошка. Заправляли такой суп сметаной и кушали, было очень вкусно.

15hj

На фото семья Волшина И.С., 1966 год.

Помидоры, в нашем краю зреют плохо, мы срывали их зелеными и клали в  валенки. Там в темноте и тепле они вызревали. На зиму солили по бочке огурцов и капусты. Все заготовки хранились в погребе, мы называли ямкой.

В праздники вся родня собиралась в гости. Каждый праздник чередовались, если один праздник у Анны, то следующий – у Марфы и так далее. На зимние праздники лепили мясные пельмени обязательно. Замораживали в сенях и ссыпали в мешок. Всегда пели застольные песни, плясали. Мамина любимая песня «Ох мороз, мороз». А мужики выпьют, и начинают вспоминать войну. Нам, детям, о войне отец никогда не рассказывал. Случайно я его рассказ услышала и то не много. «Стояли они зимой под Сталинградом, в Бекетовке был сильный мороз. Днем бой с немцами, все погибнут, а я остаюсь. За ночь закопаю убитых бойцов, новых присылают солдат. Они опять гибнут, а я остаюсь». Переправлялись они через реку зимой, их разбомбили, все попали в  холодную воду. После такой переправы и холодной тушенки, у солдат образовалась язва желудка. Бойцов отправили в госпиталь, а потом комиссовали. Всю жизнь папа болел язвой желудка. Ох и мучила она его! У папы не было мизинца на левой руке. Закрыл голову рукой при бомбежке, ему осколком палец срезало.

Каждый год папе давали путевку на лечение в Кисловодск или Пятигорск. Однажды он приехал с лечения и привез чемодан яблок. Красные и ароматные яблоки, на всю жизнь запомнился их запах. В то время в деревенский магазин яблоки не привозили и настоящих  яблок мы не видели. Лет в 50 папе сделали операцию, убрали часть желудка, он чудом выжил. Перед пенсией несколько лет работать в совхозе не мог, по состоянию здоровья. 

 

 

16hj

17hj

На фото Волшин Иван Семенович, его сестра Анна Семеновна (1929-1968гг.).

Мама учила нас вышивать и вязать. В избе, на божничке и рамках с  фотографиями, висели вышитые полотенца. На окнах висели выбитые узорами белые занавески. Кровать на день заправлялась покрывалом, по бокам свисали вышитые подзоры. Было очень красиво и светло. Мама сама ткала половики, брала кросна у сестры Марфы. Для половиков нитки сами красили, резали старые вещи и ссыкали в толстые нитки. А мы летом половики стирали на плотике в озере, там же на заборах огородов и сушили. На зиму стелили два слоя половиков, чтоб теплее было. Стирать приходилось каждое лето, пылесосов у нас не было. Зимой выносили половики на улицу, хлопали на снегу. После такой уборки в доме пахло свежестью и чистотой. На лето половики убирали, пол мыли почти каждый день. В жаркую погоду, закрывали на день ставни, чтоб сохранялась прохлада в доме.

18hj

Фото Николая Волшина, примерно 1955 год. Ему ок. 15 лет.

Огород у нас был очень большой, а посреди огорода, в низине, покос. Весной вода шла потоком со степи по низине в озеро. Трава там росла высокая, я любила в ней лежать и смотреть в небо на плывущие облака. Из-за высокой травы, кроме облаков, ничего не видно, мне казалось, что я плыву вместе с ними, красиво так! В этом низком месте за лето мы косили 2 раза.

Вспоминается мне, как по деревне ехала телега и собирала старые тряпки, в обмен на свистульки, гребешки, воздушные шары и разную мелочь. Дети с шумом бежали впереди телеги и собирали дома тряпье, меняли на игрушки.

Из воспоминаний бабушки - Зинаиды Трофимовны. В нашей избе пол был очень холодный. Мне было около года, я только начинала ходить. Родители уехали в соседнюю деревню и оставили меня с бабушкой Еленой. Когда вернулись, я ходила по избе с синими от холода ногами. После этого случая я  перестала ходить, жаловалась на боли в ногах. Бабушка Зина меня лечила. Садила на печь в распаренный овес и грела. После долгого лечения, пошла я только в три года.

Мы подрастали, нас брали на покос. Косили, сушили и гребли сено. Всем работы хватало, малым и старым.

Зимой носили воду в дом, в бочку, а когда согреется, несли скоту. Поили скот, чистили конюшни и давали сено. Однажды зимой я вот так управлялась  по хозяйству, а Нина ушла в баню, к соседям Князевым. Зимой баню топили по очереди, одну субботу мы и две семьи моются. Другую субботу Князевы топят, все моемся. Так экономили дрова. Приходят родители и спрашивают Нину, а я  совсем про нее забыла. Времени много прошло, как она ушла в баню. Побежали они в баню, а она лежит на полу и храпит. Чудом спасли, еще бы чуть там побыла, и насмерть угорела. В бане печь была железная, Нина падая, о нее сильно обожгла руку ниже плеча.  Шрам остался на всю жизнь. Ох и досталось мне от родителей, проглядела сестру. В то время Нине было 17 лет, жила в Кургане училась в строительном училище.

Мама рассказывала, что Валя сбегала из детского сада, ей там не нравилось. Воспитатели отказались ее принимать. Мама сказала ей: «Оставляю тебя Валя на божью волю, пусть господь тебя хранит». Оставляли Валю дома одну, а сами на работу шли. Выжила, бог сберег. Летом ходила по деревне, где захочет спать, там и ложится. Вспоминает, что спала на берегу озера, на траве, на лавочке у Корниловских, их дед Петр Иванович, сидел ее охранял. И она это помнит, лет пяти, шести была. В моей памяти этот возраст почти не сохранился. Ох и бойкая Валя была. Дралась с мальчишками, даже после четвертого класса. Маму в школу вызывали. Валю дома накажут за поведение, она к бабушке Елене убежит и домой ночевать не идет. Коля у нас тоже был драчун. Мама его очень любила, но хлопот от его поведения было много.

С нами через стенку жила Ивина Анфия Павловна. Она уехала жить в Курган, и продала нам свою половину дома. Отец сделал из ее избы нам кухню. Позднее к избе пристроили еще маленькую комнату. Дом наш стал большой: кухня, горница и маленькая горенка. Сейчас такую комнату называют спальней, а у нас горенка была. В горенке поместилось две кровати и стол. Из детей к тому времени дома осталась я одна. На выходной приезжали в гости Коля с женой Валей и детьми. Валя с мужем Василием часто приезжали, помогали родителям по хозяйству. Нина редко была, она вышла замуж и родила двух близнецов, а потом еще дочь. Жила далеко, ближе к Тюмени.

Мама работала дояркой, потом в родильном отделении, немного в детском саду, последние годы разнорабочей. Умерла, не дожив до пятидесяти лет. Я к тому времени закончила школу и уехала жить в Курган, было мне семнадцать лет. Николай последние годы жил в городе Новая Ладога, Ленинградской области. Ушел из жизни в 67 лет, там его и похоронили.

Наискосок от нашего дома жила Семенова Евдокия, работала на ферме дояркой. Евдокия сильно болела. У ней был большой зоб и еще какая то страшная болезнь. Все лицо сплошная болячка или короста, даже не знаю, как назвать. Лечению не поддавалась и врачи не могли определить точно болезнь. Ходила она всегда замотанная в платок. В доме Евдокии, была страшная вонь и грязь. Управляющий посылал к ней женщин.  Они все белили, мыли и так до следующего раза. Потом к коровам ее не стали допускать. Было у Евдокии четверо детей: Валентина, Любовь, Александр и Валерий.

Напротив нас жила семья Князевых Виктора Михайловича и Александры Федоровны. Они приехали из деревни Клопово в 1960 году.   В семье было трое детей: Людмила, Екатерина и Михаил. Виктор работал на тракторе «Беларусь». Однажды зимой он вез детей из школы из села Восход и ему стало плохо. До деревни было уже недалеко и дети пешком пошли, а он остался у трактора и умер. Сын – Михаил отслужил в армии, пришел домой и сильно заболел. Потом признался матери, что его сильно били в армии, хотя парень был высокий, здоровый. Вылечить его не смогли, умер. Прошлым летом умерла и Екатерина в Мишкино. Сейчас Александра живет одна, Людмила навещает ее.

Через стенку с нами жила Ивина Анфия Павловна, мы звали ее тетя Фина. Женщина очень добрая и отзывчивая. В колхозе она ухаживала за овцами, летом их пасла. Муж у Фины – Андрей, погиб на фронте. Осталась она с тремя детьми: Валентиной, Ниной и Владимиром.    Валентина вышла замуж за Ивина Матвея. Человек был тихий, спокойный, добрый. Был у Матвея один недостаток, он заикался. Работал в совхозе плотником и его сын Сергей пошел по стопам отца, стал хорошим плотником. Дочь Нина вышла замуж за Темирязева Михаила.  Нина рассказывала, что работали в поле. Ночевали в вагончиках, чтоб не тратить время на дорогу домой. Родилось у Темирязевых два сына: Валерий и Сергей. Сын Владимир уехал в Курган, работал в милиции. Анфия  Павловна продала свою избу и уехала к Володе, помогала нянчиться с внуками.

Влево наискосок от нас  в проулке, стоял старинный дом. Жила в нем Мамаева Екатерина с детьми: Ниной, Галей и Александром. Старшая дочь жила в Челябинске, имя ее не знаю. Дом стоял в низине, к нему летом в дождь трудно было подойти. Сын Екатерины, Александр разбился молодым на мотоцикле. Дочь – Нина вышла замуж за Тихонова Анатолия. Он был сирота и воспитывался в детском доме. В совхозе, Анатолий работал плотником. Для сельчан на заказ делал скромную мебель. У Анатолия и Нины родилось три дочери: Света, Наташа и Ирина.

Дочь, Галина вышла замуж за Князева Михаила Ивановича, с 1936 года, у них родилась дочь. Князевы уехали в Надым. Михаил всю жизнь работал строителем, имеет ордена за труд. Дочери у Екатерины все из жизни ушли рано. Позднее она купила дом у Мальцева Александра и доживала там.

Жила в «Зареке» и семья Корниловских Владимира Петровича и Нины, была у них дочь – Люба. В семье был дед, отец Владимира – Петр Иванович. Дед был очень старенький, Часто летом, сидел у дома на лавочке в белой рубахе и кальсонах.  Жили они рядом с Филатовкой  и однажды Люба чуть не утонула в озере, попав в сильное течение Филатовки. Спас ее Николай Ивин, выдернул из воды. Вскоре они переехали из деревни в Мишкино.

19hj

На фото жители д. Сладкие Караси слева на право:  Князева Федора Ивановна (мать Князева Виктора Михайловича).  Варлакова Анна Андриановна,  Клопова Татьяна Андреевна, Притчина Екатерина Александровна, Темирязева Нина Андреевна, Загребина Лидия Емельяновна.

Далее на повороте в Одину, жила семья Староверовых Ивана Семеновича и Александры Федоровны. Возле их дома был деревенский колодец, со всей Зареки народ брал воду для питья. Вода отстаивалась, и на дне оставался коричневый налет, как ржавчин. Несмотря на осадок, отстоявшаяся вода была вкусной. Озерную воду мы не пили.

Староверов Иван был плотником. Для своей семьи построил  крестовой дом, а рядом во дворе, маленький домик для тещи, Евгении. Помню, под кроватью и  лавками у Евгении, гуси высиживали цыплят. Приходили подружки к внучкам в гости, сидели у бабушки в домике. Она была добрая, детей пускала к себе в домик. Когда бабушка не могла уже жить одна, ее переселили в прихожую, в дом.  Иван Семенович сам делал мебель для семьи, шил одежду детям.   Не помню,  чтоб Александра работала в совхозе.  Всю жизнь она жаловалась на  головные боли. Дети Староверовых: Лабутин Виктор, Людмила, Любовь и Александр. Виктор был высокий, красивый. Женился на Вяткиной Людмиле и уехали они в Надым. Очень красивая была пара, прожили всю жизнь вместе. Прошлой весной Людмила овдовела, ушел из жизни Виктор. Староверовых Людмилы и Александра тоже уже нет. Осталась из всей семьи Люба, живет в Кургане.

Одина

С юга улица огибала озеро и дома шли в один ряд. Вдоль озера дорога, а за ней дома. Это место в деревне называлось «Одина». Откуда это название пришло, никто не  помнит. В центре Одины, на берегу озера, росла огромная старая ветла, очень толстый ствол у ней был. Впоследствии в дерево попала молния и дерево погибло. Дома стояли старинные, еще дореволюционной постройки кирпичная мельница. Во время моего детства, там была пилорама. Жителей этой улицы плохо помню. Начиналась «Одина» с нового детского сада, совхоз построил. Когда детей в деревне убавилось, там был фельдшерский пункт. Фельдшером работала  Коршунова Валентина Федоровна, уроженка  Мишкино.

Следующий дом – Семенова Григория Степановича и Марфы Захаровны, моей тети. Дядя Гриша последние годы работал учетчиком, а Марфа – дояркой. Было у Семеновых пятеро детей: Александр, Нина, Геннадий, Валентина и Зоя. Дядя Гриша был коммунистом, ветеран ВОВ. Дом в котором они жили, построили сами. Возле дома сараи, баня и сад. За садом ухаживал Григорий Степанович сам. Выписывал журналы по садоводству, читал и применял советы в саду. Григорий Степанович умел играть на гармошке. Был он высокого роста, под два метра, крепкого телосложения. Для семьи ловил рыбу сетями. Марфа хорошо вышивала, вязала филейные скатерти, шила сама одеяла. Были у них кросна, на этом станке ткали половики. Для своей семьи все делалось своими руками. В семье жила мать Григория Степановича, Любовь Ивановна, помогала воспитывать детей.

20hj

На фото Семенов Григорий Степанович  с сыном Александром и дочерью Ниной.

21dgh

Семья Семенова Григория Степановича и Марфы Захаровны с детьми: Александр, Нина, Геннадий, Валентина, Зоя и бабушка Любава. Примерно 1955 год. На фото бабушке 94 года.

22sfg

Долгошеина Зинаида Трофимовна с дочерью Марфой Захаровной Семеновой и внучкой – Семеновой Зоей Григорьевной.

23sdgh

На фото слева на право: Семенов Григорий Степанович с внучкой Юлей на руках, Семенова Марфа Захаровна,Кудрина Настасья Матвеевна ( жена Ивана Кузьмича), Семеновы Надежда и Александр. Семенов Григорий Степанович, род. в 1910 году в д. Сладкие Караси. Призван в армию в 1941 году. Сержант, 62 отдельный батальон связи. Награжден орденом Отечественной войны 1-й ст., медалями «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией» (данные взяты из Мишкинского музея).

Далее стоял двухквартирный дом. В нем жила семья Варлакова Михаила Петровича и Анны Андриановны. Михаил всю жизнь работал скотником, Анна дояркой на ферме. Было у них трое детей: Татьяна, Надежда и Николай. У Анны умерла сестра, осталось две девочки. Семья Варлаковых взяла и воспитала одну девочку, звали ее – Кривоногова Татьяна.

Следующий старинный дом – Мешковой Парасковьи Павловны, работала она дояркой. Муж у Парасковьи погиб на войне, звали Михаилом. Говорили, что очень хороший человек был.

Недалеко от Парасковьи, жила ее сестра Семенова Пелагея, была она одинокая всю жизнь.

В старом доме с высоким крыльцом, жила Мокина Екатерина с детьми: Валентиной и Галиной. Валя маленького росточка из-за горбика.

В Одиной жила семья Струнина Алексея Киприяновича 1887 г.р. с женой Анисьей Сергеевной. Жили они зажиточно, родилось у них четверо деток: Евстафий, Анна, Ираида и Наталья. Заболела Анисья и умерла, остался Алексей вдовцом. Трудно одному мужику с малыми детьми и женился он на Мавре Ивановне. Мавра ему еще родила Михаила и Татьяну. Дети росли, были хорошими работниками, и хозяйство крепчало. В годы коллективизации Алексея Киприяновича признали кулаком, и сослали на Соловки в 1930 году, в дороге он и умер. Спустя годы, в 1991 году его реабилитировали. Младшая дочь Алексея, Татьяна вышла замуж за Волшина Александра Семеновича.

24sdfg

На фото Струнин Евстафий Алексеевич – с Финской вернулся.

Сын Алексея, Евстафий воевал в Финскую и вернулся живой. Жена его Пелагея Алексеевна была беременна, когда началась ВОВ. Евстафий второй раз ушел на войну в августе 1941 года, а Пелагея осталась ждать ребеночка. В декабре 1941 года у ней родилась дочь, назвали Ритой. Не суждено было Евстафию увидеть свою доченьку. Из рассказа Семенова Григория Степановича: они ушли на фронт и воевали с Евстафием вместе. Шли они колонной, Григорий Степанович с бойцами зашли в лесок, а Евстафий остались на открытой местности в низине. Налетели немцы, и всех положили в низине, а в лесу все сохранились. Так погиб Евстафий. Пелагее пришло письмо с фронта, что муж пропал без вести. Григорий Степанович вернулся с фронта, и часто брал на руки дочь Евстафия, садил на колени. На одной ноге Рита, на другой гармошка. Играл на гармошке, а Рита сидела на коленях. Все это мне рассказала сама Рита, она живет в Кургане.

25

Проводы на войну Струнина Евстафия Алексеевич, август 1941 года. Стоят: Струнина- Волшина Татьяна Алексеевна, Клопова Анна Васильевна, Клопова Татьяна, сидят: Клопова Пелагея Ивановна – жена, Струнин Евстафий Алексеевич, Струнина Наталья Алексеевна, Струнина Ефимия Киприяновна – тетя, Клопова Мавра Ивановна – теща.

Возле старой мельницы жила семья Князева Якова и Паши. Яков был на фронте, жена его не дождалась и после войны он женился на Паше. У них был сын, умер в молодости. Была еще дочь Галина, она закончила медицинское училище и работала в Сладких фельдшером,  когда жила там с мужем и детьми.

За мельницей жил Семенов Федор Агафеич с женой Ниной. Детей у них не было. До войны у Федора была жена Домна Антоновна и дочь Рая. Но Домна не дождалась его с войны и вышла замуж за Григорьева, родила еще двух сыновей: Василия и Анатолия. Уже в возрасте Нина взяла и воспитала мальчика, Владимира. Доживала она одна, было очень трудно.

26hg

На фото слева Долгошеин Иван Захарович, в центре Семенов Федор Агафеич. Фото довоенное.    Семенов Федор Агафеич род. в 1913 г. в д Сладкие Караси. Призван в армию 22.10.1942, рядовой, шофер, 106 строительно-путевой ж. д. батальон. Награжден медалями: «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией», демобилизован в 1946 году. Комбайнер совхоза им 8-е Марта (данные из архива Мишкинского музея).

Рядом с Семеновыми стоял дом Мокиной Анны, работала на ферме дояркой. Вспоминаю, что Анна жила с мужчиной, он был китайцем, работал дояром. У Анны сын Виктор и дочери; Сима и Рая.

Заканчивалась «Одина» возле клуба. Клуб был очень старый, в нем библиотека. Я очень любила ходить в библиотеку и выбирать для чтения книги. В то время взять книги, можно было только там. В кино ходили за 5 копеек, а взрослый билет стоил 20 копеек. Рядом построили из бруса новый большой клуб, старый убрали. Вокруг нового клуба огородили территорию и высадили деревья акации, а летом даже цветы высаживали. В клуб привезли бильярдный стол. По вечерам молодежь играла в бильярд. В зале на сцене установили телевизор, тогда это было еще редкостью в деревне.  Кино привозили не каждый день, поэтому включали телевизор, особенно радовались этому дети. Сейчас от клуба ничего не осталось, все разобрали и вывезли.

За клубом стоял большой, старый дом Семенова Ивана Кузьмича и Любови Артемьевны. С ними жила дочь Анна с сыном Виктором. После войны вернулся Парфенович Владимир Андреевич и женился на Анне. Был он весь больной, израненный. Работал парторгом, председателем колхоза. Помню, как его хоронили, было очень много народа и играла музыка.

Деревня

Далее улица называлась «деревня».  Напротив клуба у озера  стоял дом Долгошеина Аркадия и Маланьи Семеновны. Аркадий воевал в гражданскую войну, вернулся без руки. Работал сельским почтальоном. В зимнее время мы возвращались из клуба через озеро. Дорога проходила мимо дома Аркадия.

Рядом стоял большой, старинный дом, в нем жили Мокин Иван и Людмила. Было у них трое детей. Иван всю жизнь работал трактористом, Людмила дояркой. Иван принимал участие в разрушении храма. Потом они переехали в дом поновее.

От клуба через дорогу стоит церковь, только то что от нее осталось трудно назвать храмом. При советах к церкви пристроили склады для зерна. Там сушили и сортировали зерно. В склад зерна насыпали под самый потолок.

При советской власти храм пытались разрушить. Обмотали макушки тросами, а тракторами тянули их. Ничего не получилось, трос лопнул. Недавно у церкви обрушился купол. Со слов сельчан, был сильный грохот, им даже страшно было! Позднее, при выезде из деревни, в сторону Мишкино, был построен ток и склады для зерна с весовой. Между храмом и клубом проходила дорога из с. Караси и далее выходила из деревни в сторону Мишкино. Это была старая дорога – Сибирский тракт. В царское время по тракту гнали в ссылку каторжан в Сибирь. Сейчас эта дорога почти заросла, даже столбов не осталось, спилили.

27xc

На фотографии видно, что к храму пристроены склады и огорожены забором. За машиной видна школа. Храм еще в хорошем состоянии был, я его таким помню. Раньше храм был огорожен изгородью из кованных решеток со столбиками из белого мрамора. После закрытия церкви, часть решеток была использована при строительстве школьного забора.

28nxc

Школа в наше время. 2014 год, июль месяц.

Дома в деревне были старинные. Напротив церкви стоял дом Вяткина Ивана Кирилловича  и Серафимы Михайловны. Они вернулись из Копейска на  родину. Иван Кириллович был очень высокого роста, худощавый. Было у них пятеро детей: Владимир, Людмила, Сергей, Виктор и Александр.

Помню, что Виктор в школьные годы писал стихи. Серафима Михайловна недолго работала учителем в начальной сельской школе.  Однажды мы с Галей Князевой были у ней дома, расчерчивали табели, чтоб выставили в них оценки за четверть. Видимо фабричных бланков не было, вот мы и делали их сами.  Далее Серафима Михайловна работала на почте, в деревне. Иван Кириллович работал управляющим на нашей ферме. До конца своих дней они прожили в Сладких Карасях.

Сельсовет был тоже напротив храма. Дом высокий, старинный с высоким крыльцом.  В конторе в разное время работали председатели: Долгошеин Прокопий Иванович, Парфинович Владимир Андреевич, Обухов Григорий Фирсович был агрономом и парторгом, Волшин Александр Семенович.

29xcn

На фото октябрь 1963 года. Нижний первый ряд слева на право: Маслакова Татьяна Михайловна, Сафронов Александр Павлович, Гапонов Анатолий Александрович, Мальцев Александр Михайлович, Дуплева Татьяна Владимировна, Варлакова Надежда Михайловна, Клопова Вера Владимировна, Потокина Галина. Второй ряд: Семенова Любовь Владимировна, Кривоногова Татьяна, Мальцева Антонина Александровна, Сафронов Павел Тимофеевич, Князев Сергей Петрович, Притчин Владимир Александрович, Юртина Людмила Александровна, Федорова Галина. Третий ряд: …?, Маслаков Владимир Михайлович, Варлаков Николай, Волшина Екатерина Ивановна, Князева Галина Яковлевна, Андреевских Людмила Анатольевна, Корниловских Любовь Владимировна.

30xv

Май 1957 года. Верхний ряд слева на право: Сметанин Василий Максимович, Семенов Виктор, Лутошкин Владимир Васильевич, Коротовских Любовь. Волшина Валентина Ивановна, Сафронова Лариса Павловна, Притчин Виктор Александрович, Смирнова Александра. Второй ряд слева на право: Лутошкина Екатерина Васильевна, Семенова Валентина, Максимова Татьяна Даниловна, Волшин Павел Александрович, Максимова Ирина Степановна, Сафронов Павел Тимофеевич, Сафронов Валерий Павлович, …?, Семенов Анатолий Александрович, Потокин Александр Михайлович. Третий ряд: Черпаков Анатолий Викторович, Потокина Любовь Михайловна, Григорьев Анатолий, Князев Анатолий Петрович, Белозерова Галина.

Рядом с храмом – начальная школа. Было в школе два класса. В одном классе ряд парт первоклассников и ряд третьеклассников. Учитель был один, одновременно учил два класса. В другом – сидели второклассники и четвертый класс, так же учитель был один на эти два класса. Сейчас вспоминаю и удивляюсь, как у них получалось одновременно учить разные классы! Зимой, на уроках физкультуры, мы ходили на крутой склон берега и катались на лыжах. В конце учебного года нас водили в поход на «факел» с ночевкой. В школе на обед нам давали стакан чая и бутерброд с повидлом. Школа работала до 2016 года, потом закрыли. Сейчас в школе частный дом. Деревня умирает, живут одни старики. Долгие годы в школе работал Сафронов Павел Тимофеевич с 1951 года до 1986 года, отличник народного просвещения РСФСР. Прожил он долгую жизнь (1922-2012гг.). Как и его жена Полина Ефимовна, были ветеранами ВОВ. Полина работала в детском саду. Было у них трое детей: Лариса, Валерий и Александр. Валерий закончил ЮУГУ, аэрокосмический факультет, живет в Челябинске.

31xn

Лето 1954 года, школа и ее заведующий с 1951 года, Сафронов Павел Тимофеевич. Окончил Мишкинское педучилище. Призван в армию в августе 1941 года. Старшина, курсант Военного института иностранных языков (Москва). Участник парада победы 24.06.1945. Награжден медалью «За победу над  Германией», орденом  Отечественной войны 2 ст.  Демобилизован 09.01.1946. Переехал на жительство в Челябинск в 1986 году. Жена – Полина Ефимовна призвана в армию 14.05.1942. Мл. сержант, мастер авиавооружения, 979 истребительный авиационный полк, 2 Белорусский фронт. Награждена орденом Отечественной войны 2 ст., медалями «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией». Работала заведующей детским садом в Сладких Карасях.

32xn

Последний мирный год перед войной. Учитель – Кудрин Иван Кузьмич. В первом ряду справа третья – Долгошеина Ксения Ивановна, Второй ряд  справа крайняя – Притчина Мария Леонтьевна.

33cbn

Встреча нового 1941 года на елке в школе д. Сладкие Караси. Второй ряд, слева крайняя в белом платье стоит Долгошеина Ксения Ивановна.

Напротив школы, в одном доме, располагались почта и фельдшерский пункт. В медпункте работали Мария Александровна из Челябинска и Ирина Федоровна из села Караси.

На берегу озера сохранились кирпичные складские помещения. Рядом был старый кирпичный магазин, впоследствии напротив выстроили новый. Магазин большой, светлый с несколькими отделами. Прослужил он не долго, сгорел. Торговлю вернули в старый магазин.

На фундаменте сгоревшего магазина семья Балмасовых выстроила дом. Счастье в новом доме не прижилось. Галина ушла от мужа Николая к другому мужчине. Их сыну Анатолию не было еще и восемнадцати лет, на праздник седьмого ноября, он сдернул флаг с клуба. За это ему дали срок, сидел.

Рядом были расположены: церковь, клуб, контора, магазин, школа, фельдшерский пункт, почта, недалеко детский сад, видимо это был центр деревни.

Детский сад располагался в высоком, старом, бревенчатом доме. Сейчас в этом доме живет Тебенева Антонина. За огородами Тебеневых совхоз делал силосную яму, для заготовки на зиму кукурузы для скота. Случилось несчастье в семье Тебеневых. Летом в яме была вода, и их девочка утонула в ней. Свете было лет пять. Сейчас в деревне живет дочь Тебеневых, Ирина. С мужем они воспитали двух сыновей и взяли из детского дома брата с сестренкой. У дома на улице выстроили детскую площадку, для развития детей там все есть. Очень красиво все раскрашено.

Рядом с почтой, напротив школы стоял дом  Долгошеина Прокопия Ивановича и Татьяны Ивановны. Прокопий был двоюродным братом моей маме. Было у них трое детей: Александр, Нина и Анатолий. Я уже упоминала, что Прокопий Иванович, во время войны был председателем колхоза, а потом плотником в совхозе. Моя сестра Валентина вспоминает. Когда она училась в школе, на перемене по улице бегала, Татьяна Ивановна выходила из дома и кормила Валю хлебом. Пока она хлеб не скушает, Татьяна ее от себя не отпускает.

Было это в 1952 году. В последние годы в доме Долгошеиных жил Тигачев Александр. Вечером он доил корову и развел дымокур, чтоб комары не мешали. Из-за дымокура возник пожар, Саша спасал корову и сам погиб.  Сильно пострадал и дом.

Наискосок от магазина стоял маленький домик, мы его называли избушкой. Жила в домике моя бабушка, Волшина Елена Андреевна (1899-1983гг.). Бабушка вышла замуж за вдовца Волшина Семена Игнатьевича, а было у него четверо детей. В их семье родилось еще пятеро: Иван, Анна, Александр, Анна и Алексей. Почему-то было две Анны в семье. Бабушка рано овдовела, жилось трудно. У ней в деревне Островное жили сестры, она пешком к ним ходила за 15 км. В один день уходила и возвращалась. Сестры собирали по деревне старые вещи, а бабушка из этого старья кроила и шила детям одежду. Была она очень чистоплотная. Однажды бабушка колола дрова, и щепа отлетела ей в глаз. Глаз вытек и осталась она на всю жизнь без глаза. С одним глазом в старости она спокойно вдергивала нитку в иголку. Двенадцать рублей ее колхозная пенсия, трудно прожить на такие деньги. Все дети, кроме Анны, платили ежемесячно по пять рублей. Анна, работала в городе Сатка заведующей рестораном, и имела возможность платить больше других детей. Папа к бабушке плавал через озеро на лодке, привозил рыбу, яйца, молоко, муку. Бабушка умела из бересты топить жвачку, была она темно коричневая, приятная на вкус и нам нравилось ее жевать. Анна Андреевских (1929-1968гг.) младшая дочь бабушки, умерла рано. Осталось у нее двое детей: Люда и Юрий и бабушке пришлось пожить с ними. Приходили на посиделки к Елене Андреевне соседки: Саунина Анна, Кудрина Мария, сестра ее Арина и Маненька, так звали ее в народе. Умерла бабушка у сына Алексея, похоронили рядом с дочерью Анной.

34m

Сладкокарасинские бабушки пережившие все тяготы войны, слева на право: Максимова Настасья (Бабушка Татьяны Максимовой), Сметанина Липа, Сметанина Юля (дочь Липы), Долгошеина Маланья Семеновна, Волшина Елена Андреевна, Кудрина Мария (мать Руфы Кудриной), Дуплева Ульяна Григорьевна, Домна Григорьева (мать Раи Тигачевой).

Далее стоял дом Звонаревой Марии Зиновьевны. У нее был сын Василий, жених Руфы Коршуновой, они собирались пожениться. Однажды Василий сидел с друзьями на берегу озера, выпивали, пошел купаться и утонул.

В проулке жил мой дядя Волшин Алексей Семенович с женой Анной Степановной. Бабушка Елена помогала им, нянчилась с первыми детьми. Деток у них родилось пятеро: Александр, Галина, Андрей, Юрий и Наталья. Позднее они переехали жить в «Зареку» в новый дом. Тетя Нюра всю жизнь работала дояркой. Дети всегда были ухожены, в доме чистота. Как она все успевала, удивляюсь! Дядя Алеша работал скотником. Ферма начала разваливаться, они переехали жить в с. Введенка. Их сын, Андрей работал в Мишкино следователем, ушел в отставку майором. Несколько лет назад он ушел из жизни.

На углу проулка жила семья Волшина Александра Семеновича и Татьяны Алексеевны. Александр был братом моему отцу. Татьяна Алексеевна работала бухгалтером в конторе, Александр Семенович управляющим на ферме. У них было трое детей: Павел, Николай и Люба. Младшую Любу задавила на дороге машина, прямо у дома, ей было лет пять. Из Сладких они переехали в село Восход. Дядя Саша работал в совхозе имени 8 Марта, заместителем директора совхоза, а потом переехали в Введенку. Сын Павел закончил в Кургане ВУЗ и работал агрономом в селе Караси. Сейчас Павел и Николай живут в Введенке.

Рядом с детским садом жил Кудрин Иван Кузьмич с женой Настасьей Матвеевной. Иван Кузьмич работал в школе учителем. Умел хорошо вышивать, ткал сам ковры на станке. У дома был хороший сад, дети лазили по ночам за яблоками. Сейчас в этом доме проживает Тигачева Раиса Федоровна.

35vcnm

Кудрин Иван Кузьмич с учениками. 4 класс, 1952 год, д. Сладкие Караси. Первый ряд, слева на право: Шлыкова Лидия Михайловна, Долгошеина Нина Прокопьевна, Кудрин Иван Кузьмич, Притчина Лидия Даниловна, Зотова Валентина Николаевна. Второй ряд, слева на право: Горбунов Владимир, Сычев Геннадий Васильевич, Волшин Николай Иванович, Захаров Николай Павлович, Трапезникова Любовь.

Жил в деревне Зотов Николай Платонович, мать его Екатерина Тимофеевна с 1895 года. Первая жена Николая, Матрена Ефимовна с 1920 года, умерла в 24 года, и осталось у него две девочки: Вера и Валя. Вера вышла замуж за Иванова Анатолия. Вторую жену Николая звали Миля Матвеевна. У Николая Платоновича было две сестры: Наталья с 1912 года и Анна с 1924 года. Анна с рождения не ходила, зарабатывала на жизнь шитьем, хорошо выбивала на машинке. Наталья работала в войну телятницей в родильном отделении. Там была такая чистота, что в доме не у каждого так.

Пигалки

В конце деревня называлась – «Пигалки». Почему так, не знаю, не при нас назвали. Там проживал наш учитель Сафронов Павел Тимофеевич, их дом сохранился до сегодняшнего дня. Раньше напротив их дома, при колхозе, был расположен конный двор. Позднее конный двор выстроили в «Зареке», рядом с животноводческими базами.

36nm

Дом Учителя – Сафронова Павла Тимофеевича, сохранился до наших дней.

В «Пигалках» был молокозавод, народ называл его – молоканкой. Молоко с фермы перерабатывалось и отправляли масло в Мишкино. В то время был налог на молоко, яйца, шерсть. Сельчане все сдавали государству, а себе что останется то и ели. Вечером по деревне ехала телега и собирала молоко, так платили налог на молоко. Максимова Стюра заведовала молоканкой, у ней образовалась недостача. Стюру посадили в тюрьму. Дома у ней осталась  дочь Галя, подросток и престарелая мать.

37nm

Фото Волшина Петра Николаевича.

В « Пигалках» жил двоюродный брат папы, Волшин Николай Игнатьевич с женой Елизаветой Парамоновной. У них была дочь Александра, жила в селе Караси. Их сын Петр закончил педучилище, работал учителем. Участник ВОВ, вышел в отставку подполковником, проживал в городе Чебаркуль. После его смерти папа привез его военную форму в Мишкинский музей. Был он зам. командира дивизии по политчасти.

38cvnm

Жители д. Сладкие Караси, осень 1940 года. Балмасова Матрена Абрамовна с детьми. Слева крайний Василий, сзади стоит Анна, крайний справа Михаил. В белом платье Долгошеина Ксения Ивановна и Долгошеина Анна Захаровна с сыном Колей на руках.

39vnm

1 ряд слева на право: Ивин Владимир Андреевич, Юрин Василий Федорович, Мокин Валентин Андреевич. 2 ряд: Волшина Валентина Ивановна, Притчин Виктор Александрович, Сафронов Павел Тимофеевич, Смирнова Александра, Коротовских Люба, Семенова Валя. 3 ряд: Лидия Трапезникова – Тигачева по мужу, Раиса Федоровна, Трапезникова Любовь, Мокина Лидия, Мокина Валентина. Январь 1954 год, д. Сладкие Караси.

Заканчивалась улица домом Потокина Михаила Дмитриевича и Настасьи Филипповны. С другой стороны улицы, у озера стоял дом Ситникова Александра Агафоновича и Натальи. Семья была бездетная, Александр работал  плотником.

За деревней вправо, был колхозный сад, даже яблони и арбузы росли. Во времена совхоза там было поле, сажали пшеницу, овес, горох. Заброшенное поле сейчас заросло молодым лесом.

40vn

На фото сестра моей бабушки, Зинаиды Трофимовны, Варвара с внуком Володей.

В воспоминаниях мне помогала Зотова Вера Николаевна, она меня старше и помнила имена и отчества.  В сборе старых фотографий помогала сестра моя Валентина Ивановна. Много фотографий взяла у Сафронова Валерия Павловича. Спасибо им за помощь! О нашей семье написала более подробно, чтобы люди имели представление о том времени и знали, как мы жили.

41nm

Жители д. Сладкие Караси, 1945 год. Справа крайний пяти лет Волшин Коля, за ним стоит крайняя Долгошеина Ксенья Ивановна. Остальных не знаю. Может кто-то прочитает и узнает своих родных.

42vn

На субботнике. Слева на право: Маслаков Михаил Филиппович, в белой рубашке Сафронов Павел Тимофеевич, Долгошеин Иван Захарович и Тихонов Анатолий. Может кто-то узнает сзади мужчину и мальчика. Пятидесятые годы.

Жители села, воевавшие в Великую Отечественную Войну:

- Волшин Иван Семенович;

- Волщин Петр Николаевич;

- Долгошеин Иван Захарович;

- Долгошеин Василий Степанович;

- Ивин Михаил Павлович, погиб;

- Ивин Владимир;

- Ивин Андрей, погиб;

- Князев Яков;

- Князев Петр Иванович;

- Коршунов Федор, погиб;

- Кудрин Илья Михайлович, погиб;

- Кудрин Михаил, пришел с одной ногой;

- Коршунов Федор, погиб;

- Коротовских Аксинья Андреевна;

- Маслаков Владимир;

- Мальцев Михаил;

- Мешков Михаил, погиб;

- Притчин Александр Леонтьевич;

- Першукова Анна Федоровна;

- Семенов Федор Агафеевич;

- Сафронов Павел Тимофеевич;

- Сафронова Полина Ефимовна;

- Семенов Григорий Степанович;

- Струнин Евстафий Алексеевич,  погиб.

 



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites