kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » История населенных пунктов Курганской области » Куртамыш г. » ВЫРОС ГОРОД НА ИЗВИЛИСТОЙ РЕЧКЕ

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




ВЫРОС ГОРОД НА ИЗВИЛИСТОЙ РЕЧКЕ

(из книги А.М. Васильевой: Курган. Времена минувшие. Куртамыш: ГУП «Куртамышская типография», 2013г. – 221 с.)

Одной из самых крупных и процветающих слобод в Южном Зауралье была слобода Куртамыш. Названа она по речке, левому притоку Тобола. «Куртамыш» – слово тюркского происхождения и означает «извилистая река» (курт – червяк, извилистый; мыша – речка). Когда-то река была чистой и светлой, но в XIX веке от множества мельниц, построенных на ее берегах, вода стала непроточной, застаивалась и летом сильно отдавала затхлостью. Для питья стали брать воду из колодцев и речки Хмелевки, впадающей в Куртамыш. На берегах речек были когда-то густые леса, в которых водилось множество дичи.

В1745 г. пришел в эти края крестьянин Антон Лоскутников из Окуневского острога, который по указу Исецкой провинциальной канцелярии заложил новую слободу на реке Куртамыш в устье речки Хмелевки, и поселились здесь крестьяне из старых слобод, довольно быстро освоив обширную территорию. В1756 г. Куртамыш становится центром вновь учрежденного дистрикта (уезда), который стал называться по имени слободы Куртамышским. В этот же дистрикт вошли еще две слободы – Таловская и Каминская. Все три слободы были заселены государственными крестьянами из соседних дистриктов – Исетского, Шадринского и Окуневского. Выпахав старые земли, крестьяне искали новые плодородные пашни и заселяли новые слободы и основывали новые деревни. Но переход крестьян на новые земли не был самовольным, переселение дозволялось при условии, что крестьяне вновь заселенных слобод обязывались поставлять муку, крупу, овес и другой провиант на пограничную линию, в крепости Звериноголовскую, Усть-Уйскую и Крутоярскую. Возить должны были на своих подводах и столько, «сколько по нарядам понадобится».

Хотя пограничная линия и сдерживала набеги степняков, Куртамыш для большей безопасности был обнесен палисадом и укреплен рогатками, а в1760 г. там расквартировали Азовский драгунский полк. Сделано это было в связи с тем, что начались волнения крестьян, приписанных к Уральским заводам. Азовский полк должен был обеспечить безопасность Далматовского монастыря, и на покупку овса для полковых лошадей деньги выдавались из монастырской казны. Когда в1763 г. монастырь был окружен восставшими, туда пошел отряд Азовского полка во главе с поручиком Телепневым. Драгуны сурово расправились с крестьянами, «у Алексея Петрова в доме жену били, причем серьги из ушей выбили и волосы выдергали, а крестьянину Степану Рудных в двух местах голову проломили, а сверх того и плетьми стегали. Крестьянина Пимена Волосникова били, Тимофея Хохорина стегали плетьми так, что и жить едва ли будет. В домах крестьянских чинили немалые обиды и разорение и выбивали в дверях крепи и двери рубили». Жили драгуны в Куртамыше постоем, то есть не в казармах, а в частных домах, которых в 1762 году было около ста. Вся слобода тогда имела в длину 300 сажен и в ширину 150 сажен, и было к ней приписано одно село и семь деревень, в коих по переписи было 1253 души.

Все эти деревни составляли приход куртамышской Петропавловской церкви. В XVIII веке она была деревянная и небольшая. Строить ее начали сразу после основания слободы и освятили 29 апреля 1753 года. Храм был виден со всех сторон потому, что стоял на высоком месте, да и дома, окружавшие его, были невысоки. И храм, и дома были срублены из толстых сосновых бревен, закрыты тесовыми крышами, и лишь редкие дома имели кровлю, покрытую дранью, т.е. колотыми, а не пилеными сосновыми досками. Окна домов были небольшими, не более аршина, вставлялась в них скотская брюшина, поддерживаемая лучинами. Чаще окна смотрели во двор, из опасения набегов. Двор же обносился заплотом и крепкими воротами. Много было изб, но были и дома на два сруба. Рубили рядом избу и горницу, узкое пространство между ними забирали двумя стенами, и получались сени. В избе жили круглый год, в горнице только летом, потому что она не отапливалась. В избе же стояла большая печь, которую мы сейчас называем «русская». Была она не из кирпича, а битая из глины, при ней голбчики, т.е. деревянные лавки-лежанки. Обстановку дополняли две длинные лавки вдоль передних стен и массивный стол в углу под образами. В ту пору в домах ничего не красили, а пол, лавки, полати и стены мыли с песком, до желтизны.

Впрочем, были избы, которые топились по-черному, а крыши их были засыпаны назьмом. Назьмом называли перепревший навоз и использовали его для утепления пригонов и стен для скота – насыпали его и утрамбовывали между двумя рядами жердей и для тепла насыпали на крышу.

Жители Куртамыша – государственные крестьяне – никогда не знали барщины. Их предки пришли в эти края с Устюга Великого. Не зря в Зауралье весьма почитаем был Святой Прокопий Устюжский. Крестьяне долго сохраняли медленность движений и плавность речи, со множеством древних великорусских слов. Но, несмотря на свою медлительность, местные жители приняли самое активное участие во время пугачевского бунта. Азовского полка в Куртамыше уже не было, и 10 февраля 1774 года слобода восстала. Были арестованы приказные служители и управитель Куртамышского уезда поручик Никита Губин. Послали гонцов в Окуневскую слободу к пугачевскому есаулу Ивану Алферову, призывая его вместе с куртамышанами идти в Звериноголовскую крепость и там переловить полковых офицеров и расправиться с ними: так надоели им постои, доставка продовольствия, перевозка воинских команд. Алферов откликнулся сразу же и уже 12 февраля подошел к Куртамышу. Но путь его лежал не в крепость, а в Утяцкую и Курганскую слободу. К нему присоединилось 100 человек, и это из полутора тысяч мужчин, которые были во всем приходе.

После подавления восстания многие куртамышане были наказаны. Жизнь постепенно вернулась в обычное русло. Основная часть жителей слободы и всего прихода были крестьяне и в основном занимались земледелием и частью скотоводством. Почва здесь песчаная, покрытая слоем чернозема, не очень мощным. Крестьяне быстро выпахивали свои участки и начинали получать мизерные урожаи, иногда не более 60-80 пудов на десятину, но удобрения не производили, хотя назем горами лежал возле стай и пригонов. Сеяли главным образом пшеницу, затем овес, рожь, просо, горох, лен и коноплю, часто сеяли мак. Огородничество, особенно к концу XIX века, существовало не только для домашних потребностей, но и как промысел. Садили огурцы, морковь, свеклу, капусту и редьку. Садоводство существовало в малых размерах, и разводили малину, калину, смородину.

Куртамышане прилежно ходили в церковь.  Петропавловский храм был первой церковью слободы, освященной 29 апреля 1753г. Был он деревянным и спустя полвека Великим постом1801 г. храм сгорел со всеми церковными документами. Считается, что причиной пожара была неосторожность одного из служителей, который лазил в подполье за церковным вином и нечаянно заронил искру от лучины, и сухое дерево храма быстро занялось огнем. Самолюбие прихожан, как жителей большого торгового села, заставило их начать хлопоты о постройке уже каменного большого храма, и 12 марта 1802 года разрешение от епархиального начальства было получено. В 1808 году строительство было окончено. Главный престол освящен 28 июня1808 г. во имя Св. Апостолов Петра и Павла, как и было прежде, а придельный святили 21 сентября в ознаменование Богоявления Господня. Этот храм сохранился доныне. Святыней храма была и остается Абалацкая икона Божьей Матери, украшенная массивной серебряной ризой, или окладом. Один чиновник, католик по вере, в минуту горя молился перед иконой Абалацкой Богоматери, и беда прошла стороной. Чиновник приобрел для иконы красивую чугунную решетку и серебряную лампаду.

 normal_IMG_4049

Петропавловский храм в Куртамыше, фото 2012 года

В связи с наплывом жителей для Куртамыша потребовался еще один храм. Строить его стали с размахом, на три престола, строили пять лет и 20 сентября 1873 года освятили главный престол во имя Воскресения Господня, и, значит, весь храм стал называться Воскресенским. Правый придел во имя Абалацкой иконы Божьей Матери святили 27 июня1875 г., левый во имя благоверного князя Александра Невского святили 22 ноября1875 г. Предполагалось посвятить этот придел великомученику Георгию, но как раз в это время произошло неудачное покушение на жизнь Александра II и в ознаменование благополучного избавления государя от опасности решили посвятить престол святому, соименному с ним. Новый храм затмил собою Петропавловскую церковь и стал лучшим украшением слободы. Он был почти копией курганского Богородице-Рождественского собора: те же башенки по углам квадрата, составлявшего основу здания, между ними мощный купол, те же порталы со всех сторон, образуемые двумя парами высоких круглых колонн, увенчанных фронтоном. Внутри собор был расписан. И в этой церкви тоже была икона Абалацкой Божьей Матери.

 1900-е__Куртамыш

Воскресенский храм в Куртамыше, фото 1900-х годов

Кроме того, в Куртамыше была выстроена большая каменная часовня, обращенная в1903 г. в церковь Абалацкой иконы Божьей Матери. Все это говорит о том, что культ этой иконы в Куртамыше был очень велик. У стен церквей кипели базары и ярмарки. Сами храмы владели большим количеством лавок. У Петропавловской церкви в 1829г. было38 лавок и 65 балаганов,  в 1837г. – 42 лавки и 100 балаганов. В иные годы эти лавки приносили церкви до трех тысяч рублей дохода. Когда балаганы и лавки обветшали, церковь не стала строить новые, а отдавала все обществу в аренду и со временем совсем утратила эту статью дохода. А общество все свои лавки, как базарные, так и ярмарочные, в 1886г. сдало в аренду на 12 лет курганскому купцу Марку Дунаеву за 40 тыс. руб.

Каждую субботу в слободе бывал большой базар, на котором было такое обилие продуктов, что в иные дни скупалось до 50 тыс. пудов зерна и тотчас отправлялось на железную дорогу. Кроме того, в Куртамыше было 5 значительных многодневных ярмарок. Крещенская проходила с 2 по 6 января. Накануне всегда состоялся большой конный торг, куда пригонялось  несколько сот лошадей со всей округи, а покупатели приезжали даже с Волги и из Средней Азии. Семидневная  Мясновская ярмарка была перед мясопустной неделей,  Благовещенская – с 18 по 25 марта, Петровская – с 15 по 28 июня, Ростовская – с 14 по 21 сентября. И во время Великого поста проходил торжок в четверг, пятницу, субботу и воскресенье.  Во время ярмарок торговля велась весь световой день, во время базарных дней она была строго регламентирована. Никто не открывал лавки по праздникам, в остальные дни они закрывались не позже 7 часов вечера. Правило это было введено с согласия всех торговцев в 1890г. К этому времени всех торговых лавок было в Куртамыше: каменных – 26, деревянных – 208, палаток из тесу – 65.

Состоятельные торговцы выстроили при домах своих «затейливой архитектуры несгораемые кирпичные кладовые для хранения в них товаров и имущества».  Такие кладовые были особенно нужны тем торговцам, которые занимались преимущественно оптовой торговлей, как П.А.Воинов, М.М.Дунаев, снабжая своим товаром деревенских торговцев. Выбор товаров в Куртамыше был очень хороший:  мануфактурный, москательный, кожевенный, галантерейный товар, изделия из железа и меди, посуда и пр. Здешние купцы закупали товар на ярмарках в Ирбите и Крестцах Пермской губернии, с проведением железной дороги стали стремиться вступать в непосредственные сношения с московскими и нижегородскими фирмами. Среди торговых заведений нельзя не упомянуть о двух казенных винных лавках, открытых в 1895г. и одной пивной. В пику этим лавкам Попечительство народной трезвости в ноябре 1896г. открыло чайную, организованную на средства, собранные по подписке у жителей слободы. За три копейки любой посетитель чайной, чаще всего это были приезжие на базар или ярмарку, получали горячий чай и два куска сахара.

Кроме торговли Куртамыш славился своими ремеслами и промышленными заведениями, пусть небольшими, но предоставляющими все необходимые услуги населению. Ремесленники звались в Куртамыше разночинцами. Ремесленники и торговцы способствовали процветанию слободы. На их средства выстроили часовню-храм, для их промышленного развития было открыто почтовое, а потом почтово-телеграфное отделения и местный торговый банк.

К концу XIX века в слободе было только мельниц 22, из них 19 ветряных и 3 водяных  и множество мелких заводиков: 23 кирпичных, 15 овчинных, 23 пимокатных, 6 маслобойных, 2 салотопенных, 2 дегтярных, 1 мыловаренный, 1 шорный, 5 гончарных, 1столярная мастерская, 2 слесарни, 4 кожевенных, 15 овчинных, 2 клееваренных, 1 свечной,  21 кузница. Всегда в слободе можно было найти портных, стекольщиков, часовщиков и др. А всех жителей в Куртамыше было 3,5 тысячи. В летнее время слобода охранялась караулом, нанятым на деньги общества. С ноября ночной обход караульных прекращался на все зимнее время и только немногие нанимали для себя особых караульных сторожей. В 1896г. посреди Куртамыша выстроили пожарное депо с каланчою. Пожарная команда работала только в летнее время, а зимой борьба с пожарами предоставлялась самим домохозяевам.

К началу ХХ в. в Куртамыше было 585 домов. И стоит подчеркнуть, что из них 35 были каменными и 51 – полукаменными. Не каждый город мог этим похвастать. Только один дом был глинобитным и 498 – деревянными. Куртамыш уже был волостным центром, где жили земский начальник, становой пристав, судебный следователь и судебный пристав, податный инспектор, лесничий и его помощник, доктор и ветеринарный врач. Здесь была сельская участковая лечебница, а в 1896г. приступили к постройке больницы, при которой были квартиры для доктора, фельдшера и акушерки. В июне 1895г. открыли почтовое отделение, через год провели телеграф. Современники отмечали, что в умственном и культурном отношении жители Куртамыша сильно отличались от населения окружающих сел и деревень. Значительное число детей школьного возраста, преимущественно дети разночиннцев, отдавались родителями в местные училища. Первым было открыто мужское училище в 1843году. Сначала оно было одноклассным, и принимали в него от 20 до 40 учеников. В 1877г. училище преобразовали в двухклассное, там преподавали законоучитель, два учителя, один помощник учителя. В 1896году при училище открыли класс ручного труда, в котором в вечернее время желающие обучались столярному мастерству. Ежегодно в училище обучалось около 150 человек.

С конца 1860-х гг. в Куртамыше появилось женское одноклассное училище Министерства народного просвещения, которое могло принять на учебу 50 девочек. Желающих учиться было гораздо больше и приходилось многим девочкам отказывать в приеме.

 1907г. Женское одноклассное уч. В центре-Худобородова-жена мецената.

Женское одноклассное училище в Куртамыше, фото 1907 года

На Рождество в обоих училищах устраивались елки на средства благотворителей с подарками, играми, с детским спектаклем. Для просвещения населения при мужском училище с 1892г. по праздникам стали устраивать народные чтения с показом картин при помощи волшебного фонаря. С 1896г. начала работать бесплатная народная библиотека. Деньги на библиотеку были собраны по подписке – 200 рублей, по тем временам большая сумма. Для пополнения этой суммы в училище устраивались платные концерты силами учащихся, выручка составляла до 25 рублей.  Челябинское Попечительство народной трезвости выслало для этой цели еще 85 рублей. Куртамыш являлся волостным селом Челябинского уезда Оренбургской губернии.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites