kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » История населенных пунктов Курганской области » Звериноголовское село » Звериноголовское село (из мемуарных зарисовок Н.А. Воденникова)

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Звериноголовское село (из мемуарных зарисовок Н.А. Воденникова)

Звериноголовская станица Троицкого уезда Оренбургской губернии в конце XIX и начале XX в. представляла собой большое благоустроенное село, расположенное на значительном участке высокого увала, на правом берегу реки Тобола в Среднем Притоболье. Окружающая местность относится к лесостепи Зауралья, а южнее, через 15 – 20 км, начинается Казахстан, где на просторах степной целины, покрытой ковылями, кочевали казахи. К северу от села встречались редкие деревни крестьян, которые в своем большинстве были выходцами из России, Украины, Белоруссии, и их часто называли челдонами…[1]

Зверинка имела вид небольшого города. Улицы села широкие, прямые, длиной около 1-1,5 км, тянулись параллельно реке, а поперечные улицы, такие же размером, строго параллельно поднимались от реки через все село на юг, разрезая его на большие квадратные, местами на прямоугольные кварталы. По стороне квартала, обращенного к улице, как правило, размещалось три дома, реже два, а на поперечной улице квартала чаще было по два дома. Большинство домов были одноэтажные деревянные, пятистенного типа с рубленными из бревен сенями, реже – с плетеными из речного тальника. Крыши часто были железные и с фигурными украшениями сточных труб по углам дома.  Хозяева не скупились, а плотники и кровельщики отличались изумительной изобретательностью в вопросах красоты и изящества, особенно в художественном оформлении наличников окон и дверей, и даже ворот.

Не менее 30 домов было двухэтажных. Некоторые из них низ имели кирпичной кладки, а второй этаж – рубленный из сосновых бревен.  Эти дома более солидные, на 4-6-8 комнат, являлись украшением села. Встречались и одноэтажные каменные дома. Кладка кирпича отличалась особой прочностью, выразительностью. Форма стен – особенно много было массивных и красивых каменных кладовых для хозяйственных целей. Они строились в стиле барокко и отличались декоративной пышностью, вычурностью и пластичностью своих форм. В центре села сохранилось несколько домов, построенных из массивных толстых бревен, в которых полы и потолки были вырублены из толстых досок. Вероятно, это следы строительства XVIII в.

Дворы были большие. Задняя часть служила кардой для скота, а в летнее время использовалась как огород для посадки необходимых овощей.  Богатые жители строили карды за селом у Тобола и нанимали пастухов для ухода за скотом, а для жилья им строили на карде хибарки. В летнее время эти пастухи уходили со скотом на пастбища в Северный Казахстан.  Многие купцы, особенно татары, жившие в центре села, в противопожарных целях строили в своих дворах каменные хранилища в стиле барокко. Их декоративная пышность нередко превосходила красоту самих домов. После революции многие разобраны, другие сами развалились. До нашего времени сохранилось не более десяти, которые привлекают своей красотой.

При формировании села нашими предками были предусмотрены большие торговые площади для повседневной торговли и проведения ярмарок, а также религиозных и праздничных торжеств. В самом центре села находится старая площадь, пересеченная улицей Красноармейской (все названия улиц села даны в их современном звучании). Здесь стояла деревянная церковь с одним приходом и звонницей с пятью колоколами.  По преданию, во время закладки фундамента в яме была обнаружена голова зверя, череп мамонта. Отсюда и возникло название местности – Звериноголовское Урочище, а потом и название самого населенного пункта. Площадь здесь сравнительно небольшая, с понижением уровня поверхности в центре, где на искусственном возвышении стояла церковь. Сюда стекались ручьи, и избыток воды проложил себе путь в виде глубокой канавы к Тоболу вдоль поперечной улицы Красноармейской, которая стала требовать ежегодного ремонта, особенно ближе к реке, где возник овраг у Ермолаевского дома.

На северной стороне площади были ряды лотков, на которых в любое время года шла бойкая торговля свежим мясом и рыбой, даже в жаркие Петровки. Продукты сохранялись в емкостях на льду. Так продолжалось до революции. В 1950-х гг. церковь разобрали, бревна оказались на редкость смолистыми, прочными, и их использовали в строительстве Пионерского дома, но этот двухэтажный большой дворец вскоре стоял с выбитыми стеклами окон и болтающимися дверями. Закончилось тем, что пионерский дом разобрали и куда-то увезли. Возможно, что кто-то и знает авторов этого строительства.

Шли годы. С увеличением политического значения крепости и роста экономики края старая площадь с деревянной церквушкой постепенно обрастала двухэтажными домами. В правом восточном углу площади стоял красивый большой дом статейщика Белослудцева. Он владел большим земельным наделом – статьей, около деревни Черкасовой, с огромным двухэтажным домом и многими постройками, где после революции организовалась коммуна, а в Звериноголовском доме разместилась сберкасса.

Направо от дома Белослудцева стоял большой двухэтажный дом богатого казака Кандалова, имевшего животноводческую карду за Тоболом справа от моста. В этом доме разместились мастерские бытового обслуживания – сапожная, швейная, ремонта часов и др. Все закончилось тем, что оба дома – Белослудцева и Кандалова – снесли, и теперь здесь красуется кинотеатр, построенный из деревянных брусьев.

Через улицу, напротив, в двухэтажном доме жил богатый казак, бывший депутат Государственной Думы от Оренбургского казачества. Он проявил интерес к местному курорту «Горькое Озеро», организовал в Петербурге химическое исследование состава воды и грязи. Как принято говорить, положил начало научного исследования лечебных свойств озера. После революции дом многие годы использовался под детский сад.

Следующие два двухэтажных дома принадлежали татарским купцам, боровшимся против царизма, казачества, за Советскую власть. В одном доме сразу после революции был организован дом для престарелых. Собрали в районе несколько десятков бедных старушек и старичков, окружили их заботой, обеспечили культурой и питанием. Много писалось в газетах, говорилось на собраниях и митингах о переустройстве жизни и заботе о человеке. Все были довольны. Через открытые окна ежедневно звучала музыка и хоровое пение, даже слышен был ритмический глухой звук танцев. Ребятишки целыми днями сидели на изгороди садика и любовались переменой жизни стариков. Останавливались и взрослые. Но вот пришла дождливая, холодная осень. Оказалось, дров нет, печи не работают и санитарное состояние двора и самого дома отвратительное. Начались поносы, дизентерия, а квалифицированной медицинской помощи нет. В течение двух месяцев дом прекратил свое существование. Дом и склады перешли потом райпотребкооперации.

Во втором татарском доме многие годы работала контора заготовки сырья. Следующий двухэтажный дом принадлежал русским. Он был весь из бревен и опалублен тесом. В этом доме, вероятно, жил Поспелов А.Е., затем Кукаретин. В этом доме останавливался в 1891г. наследник русского престола, ставший потом царем Русского государства – Николай II. В 30-х годах XX в. дом снесли, как отслуживший честно человечеству.

Через улицу напротив в двухэтажном каменном доме размещалась станичная управа казачества и архив станицы, а во дворе в одноэтажном доме помещалась охрана и арестантское помещение.

На северной стороне площади стоял одноэтажный деревянный дом из очень толстых бревен, часть которых в нижних двух венцах вросла в землю. Вероятно, этот дом был из числа первых, построенных при закладке крепости. Жил в нем какой-то торговец свежим мясом.

По мере роста населения территория крепости стала расширяться на восток, и здесь на пересечении улиц Октябрьской и Школьной с улицами Луначарского и К.Маркса сформировалась большая центральная площадь с каменной церковью с тремя служебными приходами и двумя высокими звонницами. На одной из них было пять колоколов, отлитых в Тюмени. Самый большой колокол весом 200-300 пудов имел около1,8 метровв нижнем диаметре. Звон его разносился на 15-20 верст. По его звону в ближайших деревнях начинали служить в церквях. Второй колокол был в два раза меньше, но большой, даже значительно крупнее большого колокола деревянной церкви. Третий колокол в три раза меньше второго, а два последних колокола небольшие, одинакового размера. Звон колоколов двух церквей в праздничные дни, особенно в пасху, так врезался в уши, что ночью во время сна продолжал звенеть.

Церковь занимала северо-восточный угол площади, а ворота ее ограды выходили на запад. Здесь у ворот лежали большие четыре безоткатные пушки, из которых в большие праздники палили холостыми зарядами, да так, что иногда вылетали стекла в окнах татарских домов, расположенных на западной стороне площади. На всей северной площадке на запад от церкви проходили учения казаков, конные состязания, борьба и т.д. Здесь же, но несколько южнее, находился длинный деревянный манеж для зимних конных учений, а в период ярмарок служил театром развлекательных зрелищ.

По линии Октябрьской улицы и южнее шли торговые каменные и деревянные магазины с промышленными товарами. Торговля бойко велась ежедневно зимой и летом. Большинство магазинов являлись профильными, были и универсальные, как, например, магазин купца Углинского и др. Часто ребятишки – зазывалы хватали проходящих за руку и тащили в магазин, хотя бы только посмотреть и полюбоваться новинками, заморскими товарами и т.д.

В магазине Тетюнова, жившего в доме, где сейчас аптека, в любое время можно было купить или заказать торты, разные пряники, сдобу и т.д. Еще южнее шли ряды ларей с продуктами сельского хозяйства – пшеница, рожь, овес, просо, разные сорта круп и муки, чудесные растительные масла: льняное, подсолнечное, конопляное и маковое. Здесь продавалось все и на выбор. Каждый крестьянин стремился продать все излишки, а иногда и последнее, чтобы выручить денег и купить необходимое для своего хозяйства. Здесь можно было купить и продать любое домашнее животное, дрова, сено, сбрую и транспортные средства. Базар всегда был переполнен народом. Люди приезжали из деревень, Казахстана и городов.

На юго-западе села была третья базарная площадь, занимавшая территорию в восемь кварталов между улицами Первомайской и Володарского, пересеченными улицами Красноармейской и Уральской. На этой базарной площади проводились только осенние ярмарки. Постоянных торговых магазинов здесь не было. Приезжие купцы открывали палаточные магазины с промышленными товарами, местные крестьяне привозили продукты сельского хозяйства: арбузы, дыни, тыквы лежали горами на земле. Открывались закусочные, рестораны, пивные и кумысные палатки.  Здесь же ставились балаганы для игр, развлечений, карусели, выступали канатоходцы. Всюду слышалась музыка, царило веселье, бойкая торговля, все было в движении на фоне ярких цветов товаров и развлечений. И в то же время был порядок, все получали заранее отведенные места на площади, и отсутствовала суетливость, путаница и неразбериха. Существовал специальный штат организаторов и распорядителей, сборщиков налогов и охранников порядка.

На ярмарку приезжали не только борцы, акробаты и клоуны, но и любители конного спорта, которые устраивали соревнования в силе, бегах и ловкости. Такие соревнования привлекали множество народа. Особенно привлекало мужчин соревнование на скорость бега лошадей. Кони готовились неделями, и бега устраивались по Атабасарской дороге. Народ  туда  толпами  шел,  ставили   большие ставки на выигрыш.

Во время ярмарки осуществлялась большая торговля скотом. За селом западнее Атбасарской дороги существовал большой полигон для торговли скотом.  Он состоял из двух сообщающихся узким коридором загонов. Гурт загоняли в один загон, затем прогоняли его по узкому коридору во второй и проводили подсчет голов скота. При разногласии продавца и покупателя прогон скота повторялся в обратном направлении. На этих осенних ярмарках продавалось и покупалось огромное количество скота.

Село Звериноголовское находилось на самом выгодном торговом пути, связывающем Сибирь с центральной Россией. Этот торговый путь назывался сакмой – прямой дорогой от Омска через Звериноголовское на Челябинск и Урал, а отсюда дороги шли к городам центральной России и в Петербург. Кроме того, что скот, поступая из глубинных районов Казахстана и Средней Азии, мог отдохнуть в степях Северного Казахстана и подготовиться к более выгодной продаже, покупателям тоже удобно было после приобретения своим ходом отправлять его до Челябинска и до Урала по сакме, где редкое население и богатые пастбища с водопоем.

Промышленные товары из центральной России по сакме шли в Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию. Поэтому ярмарки были многолюдны. Купцы приезжали из больших городов России, Урала и Сибири. Осуществлялись большие закупки скота, кож, шерсти. Сюда наведывались купцы из Англии и Германии.

Из других архитектурных памятников необходимо остановиться на Магометанской мечети, находившейся в квартале около Тобола между улицами Нижней Набережной и 25-ти расстрелянных большевиков и пересекающихся улиц Гагарина и Красноармейской. Когда она была построена, и кто является ее зодчим, мне установить не удалось.

Мечеть представляла собой длинное и высокое прямоугольное кирпичное здание с высокими и широкими окнами, а с крыши поднималась ввысь четырехугольная колонна со сглаженными углами в виде усеченной пирамиды, по верху которой шло расширение, заканчивалось оно зонтообразной крышей минарета. В летнее время вечерами зычный голос муллы был слышен по воде Тобола на расстоянии до двух километров. Высота минарета равнялась высоте звонниц каменной церкви. В 30-х годах минаретную колонну снесли, а само здание надстроили и сделали вальцовую мельницу. Архитектурный памятник зодчества исчез навсегда.

Другие достопримечательности Звериноголовской крепости – две березовые рощи. Одна роща находилась в юго-восточной части села между улицами Орджоникидзе и Борьбы, пересеченными улицами Луначарского и Крестьянской. Эта роща называлась Старой рощей. Здесь березы были редкие, но очень толстые и с богатой развесистой кроной. В роще рос высокий репейник, и когда в него заходила лошадь, то полностью в нем исчезала. За рощей был организован уход, рубка деревьев строго запрещалась.  Вокруг рощи была выкопана глубокая канава, которая препятствовала домашним животным попадать на территорию рощи.

Восточнее Старой рощи была другая большая березовая роща, она окаймлялась улицами Советской и Октябрьской с пересечением улиц Комсомольской и Крестьянской. Лес здесь был густой и более тонкий, чем в Старой роще, и через Октябрьскую улицу переходил по низине к русскому кладбищу. От южной стороны этой рощи отходили на юг два Долгих березника, которые через 1-1,5 километразаканчивались возле крутого лога. Лес был густой, мелкий, и росло много полевой клубники. В зимнее время в лесу задерживалась масса снега, и весной при таянии его вода скатывалась к восточному краю рощи, где от обилия воды образовался глубокий лог, отделивший потом всю северо-восточную часть села от центра. Вся восточная часть села за логом называется Форштадтом.

Рощи и долгие березники давно уже исчезли. Началось со Старой рощи. В период гражданской войны местная власть разрешила красноармейским семьям вести заготовку дров в Старой роще. Через год роща исчезла, а произвести посадку новых деревьев обещали, но потом руки не дошли. Канава заровнялась, и площадь заселилась новоселами.

Со второй рощей было больше забот. Местная власть, закончив все дела со Старой рощей, приступила к благоустройству второй рощи. Вначале прорубили три продольных аллеи с запада на восток, потом две широких аллеи с севера на юг. В юго-западном углу после вырубки леса построили спортивную площадку с оборудованием. Здесь разместили на столбах трапеции, кольца, шесты, веревки, турник, бревно и карусель. Не забыли и возвышенную танцевальную площадку с полом.

В северной части рощи выстроили летний театр с большим партером, обнесенным тесовым забором. В период нэпа весь молодой народ устремился в сад. Для всех нашлось занятие и развлечение.

В1941 г. началась Отечественная война, рощу вырубили на дрова, а после войны всю площадь бывшей рощи застроили домами. Также вырубали и долгие березники. Овраг, отделяющий Форштадт от села, за последние годы увеличился и подступил к бывшей средней школе, ныне Дому Пионеров.

Все Звериноголовское село издавна условно делилось на пять районов, а улицы до революции названий не имели. Однако жители села хорошо ориентировались. Я уже указывал, что часть села, отделенная логом, на северо-востоке носила немецкое название – Форштадт, что в переводе на русский язык обозначает «предместье города (крепости)».

Вся часть села на юго-востоке с обеими рощами, ограниченная Октябрьской улицей и поперечным сечением ее улицей К.Маркса, названа Репеевкой, получившей свое название от росшего репейника в Старой роще.

Северо-восточная часть села вплоть до Тобола от улицы Октябрьской до пересечения с улицей К.Маркса называется Наземкой. Такое название произошло от того, что каждый день два раза скот гоняли к Тоболу на водопой и улицы, чем ближе к реке, постоянно загрязнялись навозом, даже несмотря на то, что жителей заставляли каждую субботу наводить метлой и лопатой порядок, чистоту с непременным вывозом мусора и навоза из села, а нерадивых строго наказывали. Но название края продолжает оставаться и до наших дней. Правда, в наши дни скота очень мало и почти нет загрязнения улиц, а народные названия живучи.

Северо-западнее Мостовой улицы (50 лет ВЛКСМ) часть села называют Пески. Вероятно, здесь когда-то были наносные холмы. Их разровняли при строительстве крепости и вследствие деятельности людей, почва превратилась в песок, улицы местами покрылись глубоким слоем песка, и машины нередко буксуют.

Всю юго-западную часть села, расположенную возле лога, окрестили Сладким Краем.

Многие годы напоминал былые времена бывшей военной Звериноголовской крепости Красный магазин, стоявший на западной стороне третьей базарной площади. Это был срубленный из толстых сосновых бревен амбар – хлебохранилище около 80-100 метровв длину, около 10-15 метровшириной и высотой 5-7 метров. Он стоял на столбах, поднятый от земли на 40-60 сантиметрови снизу доверху обшитый кровельным листовым железом, покрашенным в красный цвет. В нем казаки хранили десятки тысяч пудов семенного и продовольственного зерна пшеницы и других сельскохозяйственных культур.

Старики были умные, служа отечеству  и царю, не забывали и о себе. Они постоянно заботились о наращивании общественных резервов продовольствия на случай неурожая, пожара и других невзгод, создавали запасы для помощи многодетным и бедным казакам, казачьим семьям, оставшимся без кормильца, старикам. Запасы продовольствия использовались для стабильного поддержания финансового баланса станицы. Запасы продовольствия ежегодно обновлялись и пополнялись. С этой целью недалеко от села проводились посевы на общественном клине земли. Труд казаков был предусмотрен в зависимости от мощности индивидуальных хозяйств. Одни сеяли, другие убирали, третьи следили за организацией труда и качеством охраны зерна. В таком же порядке ежегодно на специально отведенных общественных лугах проводились заготовки сена в больших количествах, и хранилось оно за селом у Заречного бора в скирдах. Цель – оказание помощи нуждающимся казакам.

В Звериноголовской  крепости существовало два кладбища – христианское и магометанское. В первые годы становления крепости христианское кладбище находилось на западной окраине села, примерно на улице Ленина. Там у лога сохранилось до наших дней небольшое возвышение местности, где иногда выступают и обнажаются отдельные кости человеческих скелетов.

По мере того, как увеличивалось количество населения, требовалось расширение кладбища, а подходящего места не оказалось. Далее на запад идет низина, затопленная логом и Тоболом. Пришлось перебазировать кладбище на восток от села на возвышенное место. Но и здесь выбранное место со временем стали расширять в южную сторону и на восток. Остались следы прежних оградительных канав. Первоначальный вход на кладбище был со стороны северо-западного угла, потом в центре западной стороны, а последнее время сделаны дополнительно два новых входа, один из них с южной стороны, другой с восточной.

Автор – Воденников Н.А., профессор, доктор медицинских наук, г.Санкт-Петербург.

Текст из краеведческого сборника «Станица на Тоболе» (2002 год).

 


[1] Челдонами в Сибири называли старожильческое население, а более поздних переселенцев (с середины IXX века) называли россиянами – поправка Владимира Шевцова.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites