kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » История населенных пунктов Курганской области » Песьяное деревня » СКАЗ О ФЕДОРЕ

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




СКАЗ О ФЕДОРЕ

Потомок смолян

Деревня Песьяная Марайской, а затем Арлагульской волости до середины 19 века была населена только старожилами-сибиряками, издавна жившими в нашем крае. В 1850-ые годы в Песьяную приселили несколько переселенческих крестьянских семей. Они преодолели огромный и трудный путь из Поречского (Порецкого) уезда Смоленской губернии, ища спасения от скудного житья и малоземелья в неведомой им Сибири. С появлением переселенцев среди жителей Песьяной обозначилось разделение на крестьян-сибиряков и крестьян-«российцев». И разделение это держалось достаточно долго. Уже в начале 20 века прежняя Песьяная превратилась в село Песьянское. А вскоре единое поселение распалось на две части – село Старопесьянское и деревню Новопесьянскую. Последнюю населяли как раз потомки смоленских переселенцев.

В числе переселившихся была и семья крестьянина Ивана Парфеновича Васильева (в духовных росписях его отец звался Парфеном Парфеновым). Он сам, скорее всего, еще только из подростков вступал в юношеский возраст, когда вместе с родителями и земляками ему пришлось обустраиваться на новой и пока что совершенно чужой земле. Здесь и собственной семьей обзавелся. Иван Парфенович был женат дважды. В первом браке с женой Марфой Корниловной имел сына Василия. Во втором браке с женой Агафьей Сидоровной к исходу 19 века имел, кроме дочерей, еще двух сыновей – Федора и Ивана.

Наш сказ будет про Федора. Он родился 7 февраля 1881 года. Собственное начальное училище в с. Песьянском открылось только в1903 г. В него принимались дети из обоих селений – старожильческого и переселенческого. Но все-таки мало-мальски грамотные жители в них водились и до появления Песьянского училища. Так, по данным1895 г. из всего населения численностью 911 человек грамотных было 83, или 9%, но все они не окончили полного курса начального обучения. В это число входил и Федор Васильев. Возможно, он какое-то время постигал грамоту в Арлагульском училище, но весь трехлетний курс обучения не закончил. Крестьянские дети в подростковом возрасте уже вынуждены были активно включаться в хозяйственную жизнь семьи и помогать родителям в их земледельческом труде.

А то, что Федор Васильев действительно был грамотным, подтверждением служат его собственноручные подписи в таких документах досоветской поры, как брачные обыски. Их составляли в церковных приходах во время бракосочетаний. В одном таком брачном обыске в январе1900 г. молодой Федор расписался как поручитель со стороны невесты, а еще годом ранее, в другом, поставил подпись как жених. Венчание произошло сразу по исполнении ему 18 лет – 8 февраля1899 г. Его невестой и супругой стала крестьянская дочь Минодора (в просторечии Миладора) Александровна Емельянова из родной их деревни. Она также происходила из крестьянского переселенческого рода и была старше Федора на пять лет. В апреле1900 г. появился первенец – дочь Мария, а в марте1902 г. родилась вторая дочь, названная Евдокией (Авдотьей). Но вскоре отцу семейства пришлось надолго расстаться со своими близкими. И путь его ожидал далекий.

На сопках Манчжурии

В то время на военную службу призывались молодые люди в возрасте 21 года. В Сибири призыв осуществлялся в срок от 15 октября до 31 декабря каждого года. Очевидно, Федор Васильев оказался на военной службе в конце1902 г. Правда, в исповедных ведомостях за этот год он еще значился проживавшим в деревне Песьяной, но, скорее всего, составлялись данные ведомости еще до начала призывной кампании. Тогда новобранцев-сибиряков, в том числе из Курганского уезда Тобольской губернии, в большинстве своем отправляли служить в Туркестанский и Приамурский военные округа. Меньшинство же новобранцев попадало в воинские части Сибирского военного округа.

Вероятно, Федор Васильев сразу был определен в 17-й Восточносибирский стрелковый полк, который еще носил почетное наименование в честь своего шефа – великого князя Алексея Александровича. Этот полк относился к Приамурскому военному округу и в 1903г квартировал в г. Благовещенске. Тремя годами ранее он находился в г. Харбине (на территории Китая) и в составе отряда генерал-майора Сахарова участвовал в1900 г. Сунгарийском походе. Но, понятно, лично Федор в нем участия не принимал. А напоминанием о том походе стал специальный знак с надписью «За Сунгарийский поход 1900 года», который крепился на папаху.

Переживания близких родственников из-за долгой разлуки с Федором переросли в опасения и обернулись сильной тревогой за него в связи с разразившейся русско-японской войной 1904-1905 гг. Ведь воинские части, расположенные на Дальнем Востоке и в Манчжурии, в первую очередь направлялись на фронт. Им первым предстояло вступить в боевое столкновение с противником.

Видимо, как грамотный Федор Васильев не только писал письма своим родным, но и помогал еще слать весточки от своих неграмотных сослуживцев их близким. А среди сослуживцев и однополчан наверняка было немало земляков – уроженцев Курганского уезда Тобольской губернии. В деревнях и селах уезда с замиранием сердца ждали этих вестей из далекого Китая, где развернулось вооруженное противоборство русских и японских войск. В столичных и провинциальных газетах стали публиковаться списки убитых и раненых. Печатались они и в «Тобольских губернских ведомостях». В ее номерах помещалась информация об убитых и раненных военнослужащих, призванных из Тобольской губернии. А таковые в основном служили в сибирских полках.

Нет точных сведений, сколько всего уроженцев обеих Песьяных попало на войну с японцами. Кроме Федора Васильева, по крайней мере, известно имя еще одного участника. Это солдат Карп Егорович Меньщиков. Ему не суждено было вернуться домой. Он погиб. Его овдовевшая супруга с маленькой дочкой прожила несколько лет и скончалась. В1911 г. над оставшейся полной сиротой 9-летней «солдатской дочерью» Прасковьей была учреждена опека. Вплоть до 18 лет ей полагалось выплачивать из казны пособие в сумме 48 рублей в год.

С началом войны 17-й Восточносибирский стрелковый полк подвергся переформированию: вместо двух батальонов было образовано уже три батальона. Полк вместе с 18-м полком составил 1-ю бригаду 5-й Восточносибирской стрелковой дивизии.

Каких-либо воспоминаний, устных или письменных, относящихся к военной поре и исходивших непосредственно от самого Федора Васильева, не сохранилось. У его потомков имеются только фотографии, запечатлевшие Федора Ивановича в период военной службы и в том числе в пору русско-японской войны. В памяти у него на долгие годы сохранился устный счет до десяти по-китайски, которому он даже обучал своего внука Александра.

Ф.И.Васильев (справа) с сослуживцем  

Ф.И. Васильев  (справа) с сослуживцем.

Безусловным подтверждением участия в боевых действиях против японцев стала медаль «В память русско-японской войны». Федор Васильев был обладателем ее светло-бронзового варианта. Им награждались все военные и моряки, принявшие участие хотя бы в одном сражении на суше и на море. А между тем известно, что 5-я Восточносибирская дивизия в составе 2-го Сибирского корпуса участвовала в сражении при Кангуалине 17-18 июля1904 г. Начинавший  военную службу как рядовой, Васильев за ее срок продвинулся до высшего унтер-офицерского чина – фельдфебеля.

Ф.И.Васильев (слева) с сослуживцем  

Ф.И. Васильев (слева) с сослуживцем.

К сожалению, многочисленные проявления военной отваги и жертвы, понесенные в сухопутных и морских боях русскими солдатами и моряками, не могли отменить общую военную отсталость России и бездарность высшего командования.

После окончания 23 августа (5 сентября)1905 г. злополучной войны началась демобилизация. Она происходила в условиях полыхавшей внутри России революции. Возвращавшиеся из Манчжурии войска переправлялись по железной дороге, чьи рабочие и служащие участвовали в общероссийской забастовке. Вину за задержку в пути воинских эшелонов военное и гражданское начальство возлагало на бастующих, пытаясь настроить против них рвущихся домой солдат. Стачечные же комитеты, напротив, задерживая товарные и пассажирские поезда, стремились обеспечить свободный проход воинским эшелонам.

Ряд воинских частей использовались для подавления революционного движения в Сибири. Есть сведения, что и 17-й Восточносибирский полк принимал в этом участие. В начале января1906 г. этот полк в составе своей 5-й Восточносибирской дивизии был двинут в Забайкалье. Общее командование всех сил карательной экспедиции осуществлял генерал-майор П.К.Ренненкампф. 24 января восставшая забайкальская столица, Чита, была захвачена. Как отмечал в своем дневнике командующий 1-й армией А.Н.Куропаткин, «Чита покорилась», с помощью войск удалось «привести население и гарнизон к покорности». Ренненкампф остался весьма доволен действиями тогдашнего начальника 5-й Восточносибирской дивизии генерал-майора П.В.Полковникова. Однако из опасения, что от неизбежных контактов с рабочими произойдут колебания в рядах и умах солдат, командование вынуждено было поспешить с их демобилизацией.

В трудах, заботах, испытаньях

Очевидно, уволенный в запас фельдфебель Федор Васильев уже весной1906 г. возвратился домой к своим близким. Радостным было воссоединение с семьей - женой  и двумя дочками, которых  он смог наконец-то заключить в объятия. Уволенный в запас, он уже мог и не знать о том, что 17-му полку в декабре1906 г. было пожаловано Георгиевское знамя с надписью «За отличие в войну с Японией 1904 и 1905 годов».

Потекли годы мирного житья-бытья в родной деревне Новопесьянской. Федор Васильев включился в привычный крестьянский труд, которым занимались его родители и семейные братья – старший Василий и младший Иван. Будучи главами семейств, все три брата считались «полноправными домохозяевами», которые имели право голоса на общинных сходах. На таких сходах-собраниях решались вопросы местной жизни. Так, например, в1911 г. неоднократно проводились сходы для избрания караульных к приходской церкви, находившейся в селе Старопесьянском. В сохранившихся на сей счет приговорах Новопесьянского общества среди десятка лично подписавшихся грамотных крестьян непременно значатся подписи трех братьев Васильевых.

Не обошлось без утрат. Родившаяся еще в июне1907 г. третья дочь Федора Ольга прожила недолго и умерла в младенчестве. Другая утрата была связана с кончиной отца Ивана Парфеновича Васильева.

Мирную жизнь прервала разразившаяся в летом1914 г. первая мировая война. Если поначалу на нее старались брать больше взрослых неженатых мужчин и семейных, но еще бездетных, то вскоре очередь дошла и до молодых отцов семейств. Из братьев Васильевых первым на военной службе оказался младший Иван, а в1916 г. пришлось вновь надеть шинель и Федору. Старшего брата, 43-летнего Василия, эта участь миновала, зато оба его сына – сначала Емельян, потом Георгий – были взяты на военную службу. Этому также способствовало то, что еще в1912 г. возраст призыва был снижен с 21 до 20 лет.

Впрочем, надо отметить: все военнослужащие из рода Васильевых остались живы и вернулись домой. Благополучный исход, как можно предположить, объясняется тем, что не все они оказались на фронте и участвовали в боевых действиях. Кто-то (возможно, и Федор) нес службу в тыловых и резервных частях.

В 1920-е годы братья Васильевы совместно занимались крестьянским хозяйством, им помогал также тесть Федора – отец его жена Минодоры Александровны. Эти объединенные трудовые усилия сполна вознаградились. Васильевым удалось создать достаточно крепкое и зажиточное хозяйство. В нем помимо коров и лошадей водились овцы, из сельскохозяйственных машин использовались сенокосилка, молотилка и самосброска. В период коллективизации, при отсутствии четких, твердых критериев, такое хозяйство быстро зачислили в кулацкие с вполне определенными последствиями. Оно подверглось раскулачиванию. Правда, Федора Ивановича с супругой не выслали, а только выселили из своего дома. По семейным воспоминаниям, они поселились в маленькой избушке близ озера. Тем не менее, в чужие руки их бывший дом не отошел. Там  оставили проживать их старшую дочь Марию и ее мужа Данилу Ивановича Коренева с детьми. Украдкой, уже под покровом ночи, дочь с мужем навещала родителей и приносила еду.

Бывшему участнику русско-японской войны Федору Ивановичу Васильеву шел уже 61-й год, когда началась Великая Отечественная война. Ему суждено было не только дождаться победной вести в мае1945 г., но и после победы прожить без малого десятилетие. Скончался он 16 ноября1954 г.

Николай Толстых.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites