kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » История населенных пунктов Курганской области » Обутковское, село » Талантлив русский человек

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана и его жители
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Талантлив русский человек

Уроженец села Обутковского, Михаил Дрязгов, заработал к своему 90-летию ещё и международную золотую медаль.

Михаила Павловича можно назвать одним из ближайших друзей великого русского писателя Леонида Максимовича Леонова. Он работал также несколько лет (в 1930-е годы) вместе с великим пролагателем космических путей – Сергеем Павловичем Королевым: разрабатывал и испытывал первые многофункциональные советские пороховые ракеты. Им сделано более восьмидесяти изобретений, среди которых есть не просто замечательные, но выдающиеся.

И надо же, такое удивительное, но вместе с тем, совершенно закономерное совпадение! Как раз накануне его 90-летия приходит весть о том, что в Брюсселе, на международной выставке “Эврика-97”, за очередное изобретение ему присуждена золотая медаль.

3

2

Я сказал: за очередное изобретение. И это действительно так. Но глубинную закономерность и высокую символичность произошедшего я вижу не только в том, что человек до таких преклонных лет остаётся верен себе, доказывая, что годы эти вовсе не преклонили. Важно ещё и знать, в чем суть данной работы, за которую отмечен международной наградой 90-летний русский инженер Михаил Павлович Дрязгов.

А суть эта выражает как бы существо всей его жизни за долгие последние годы – смысл самых масштабных тревог и наиболее страстных переживаний.

Чтобы понять, о чём речь, я предложу вам мысленно перенестись почти на четыре года  назад. Итак, 29 апреля 1994-го, пятница, конец Страстной недели. Мы пройдём с вами в маленькую больничную палату на первом этаже Института онкологии имени Герцена, где оказался за месяц до своего 95-летнего юбилея и за три месяца до кончины Леонид Максимович Леонов – патриарх нашей литературы и мудрейший мыслитель. Он тогда согласился дать интервью для газеты “Правда”.

Сильно похудевший, ослабший, с огромным трудом и еле слышно выговаривающий слова – у него был рак горла, - о чем же стал говорить он, абсолютно четко понимая, что, наверное, это последнее его интервью, последняя возможность обратиться к людям?

Он стал говорить о катастрофе, угрожающей человечеству. О той катастрофе, чье приближение тревожит его давно и острым предчувствием которой продиктован последний его роман-наваждение «Пирамида».

- Наша нынешняя ситуация, - говорил он о междоусобице, вызванной «претензиями бессмысленной нацгордыни» и разгоревшейся на шестой части суши, которая буквально вчера была единой страной, - должна стать поучительной для еще благоденствующих пока отдельных народов, ибо целостная, мнимо блистательная, но в действительности бесконечно хрупкая сегодняшняя духовно-материальная цивилизация чересчур напоминает валтасаров пир. И три зловещих непонятных слова, которые предсказали в свое время гибель: мене, текел, упарсин! Уже пламенеет это роковое предупреждение в нашем обжитом сообществе, остерегая от грядущей, надвигающейся катастрофы.

Он стал называть ее признаки. Научный прогноз обещает к 20-м годам ХХI века рост населения Земли до 9,3 миллиарда человек, к 40-м годам до 13 с половиной миллиардов. А в 2200 году, если демографический процесс будет продолжаться так, как он идет сейчас, на планете нашей ожидается уже … 260 миллиардов человек.

- Это примерно плотность населения сегодняшней Москвы по всей земной поверхности! Что может быть опаснее, нежели взаимная озлобленность и взрывчатая вражда между ними?...

Помню, я был поражен, сколько цифр он держит в голове: все таки возраст, да и болезнь тяжелая. А Леонид Максимович, словно угадав мои мысли, заметил:

- Цифры вы уточните на всякий случай у Дрязгова.

И по памяти же назвал номера телефонов.

Так впервые услышал я эту фамилию – Дрязгов (ударение делайте на первом слоге). Незнаменитая фамилия. Мало того, не очень то и благозвучная. Впрочем, разве благозвучность имени или внешняя красота человека определяет подлинное значение его? В русском народе говорится: «не все золото, что блестит».

1

Потом я думал на эту тему, вспоминая, что вот у Леонова в «Русском лесе» фамилия любимого героя – всего-навсего Вихров, а красиво, даже изысканно – Грацианский! – зовется человек совсем не прекрасный. А воистину прекрасный русский поэт, один из лучших во второй половине ХХ века, - Николай Тряпкин. И есть еще Прасолов, Кочетков. Есть Рубцов…

Может, потому на русскоязычном телевидении не звучат их стихи, что фамилии у поэтов «не грацианские»?

Но это так, к слову. А тогда я спросил у Леонова:

- Кто он, Дрязгов?

- О, восхитительный человек! В общем-то, инженер, только это всего его далеко не передает…

Леонов был прав, человек, с которым он, таким образом, свел меня, оказался куда шире и глубже, нежели только инженер, в чем я убедился очень скоро.

Философ и социолог, математик и физик, эколог и футуролог – все это вполне подходит к нему, но опять всего не исчерпывает. Потому, что скажем, он и литературный имеет дар: безусловный интерес для общества, будь оно нынче в нормальном состоянии, должны бы представить самобытные его записи «О сибирских мужиках».

А в 56 толстых тетрадях дневников, которые вел изо дня в день более полувека, содержится, думаю, немало наблюдений зорких и мыслей самородных. Вот прочитал же мне однажды, как завет, откуда черпать доброту и радость:

«Чаще смотрите на звезды, цветы и в детские глаза».

Много страниц в дневниках – о Леонове. И целый чемодан литературных черновиков Леонова сохранился. Бывало, расставаясь после очередной встречи, писатель говорил: «Возьмите вот кое-какие стружки мои на память». Так чемодан этих драгоценных «стружек» и накопился.

Они сошлись и сдружились, конечно же, не случайно. На том, о чем с таким невероятным внутренним напряжением писатель говорил с читателями за три месяца до своего ухода, что мучило его все последние годы, много лет, и мучило, как выяснилось, с соответствующей силой безвестного конструктора одного из московских заводов авиационной промышленности.

На роковом вопросе сошлись: быть или не быть концу света?

Обсуждение этого вопроса с разных сторон и с разной мерой пессимизма, переходящего в оптимизм либо наоборот – переходя из надежды в отчаяние, продолжалось у них все тридцать лет, что дружили. С 1964 по 1994 год, когда не стало Леонова.

Но и оставшись один, Дрязгов от рокового вопроса не ушел. Более того, событие, о котором я сказал вначале, то есть присуждение ему золотой медали в Брюсселе за изобретение, которое может помочь человечеству быть, свидетельствует: старик не только по-прежнему мучается этой проблемой, но и старается, несмотря на возраст, внести свой практический вклад в решение ее.

Да, проблема ни больше, ни меньше – как выживание человечества.

Тогда, в начале 60-х, впервые так остро проникшись тревогой в связи с надвигающимся перенаселением Земли, Михаил Павлович разработал очень интересный и оригинальный архитектурный проект городов будущего «Город-дом», который представлял из себя единую усеченную многоступенчатую пирамиду высотой до 1,5 километров, с множеством индивидуальных зеленых террас с комфортными квартирами, со всеми необходимыми коммуникациями, занимающий относительно небольшую площадь на земле, в котором смогут жить до 50 миллионов человек. Таким образом в будущем может успешно решаться мировая экологическая и демографическая проблемы «пленочных» (низко этажных) современных городов, требующих огромных площадей плодородных земель. Свой тщательно продуманный и разработанный проект «Город-дом» он послал как бы на совет Леонову.

С этого, собственно, и началось их знакомство, переросшее затем в тесную дружбу.

Теперь же беспокойный человек – Дрязгов подошел к глобальной проблеме выживания человечества с другой стороны. Известно: наряду с перенаселением планеты и отравлением окружающей среды человечеству угрожает и истощение энергетических запасов – при постоянно повышающейся потребности в энергии. Леонид Максимович во время последних наших встреч не раз говорил мне и об этом.

Судите сами. По мере роста производства и повышении комфортабельности быта используемая энергомощность возрастает многократно. Между тем  нынешние энергетические источники скоро будут исчерпаны. Оценки специалистов показывают, что запасов топлива в земных недрах хватит на 100-150 лет, а нефти – даже еще меньше.

Беспощадно истребляются леса, на защиту которых в России встали Леонов и Дрязгов. Они неоднократно обращались в ЦК КПСС и в правительство с просьбами прекратить варварское  истребление наших богатых лесов, писали об этом и в средствах массовой информации. В течение ХХ столетия вырублена половина лесов, покрывавших землю в начале века. Сейчас даже «легкие» планеты – тропические заросли в бассейне Амазонки – уничтожаются с головокружительной скоростью.

Сжигая древесину и уголь, нефть и торф, люди превращают атмосферу  в смесь азота и окислов углерода, удушающих все живое. Но и такая «счастливая» возможность сменяется опасностью остаться вовсе без энергии. Ибо одновременно с исчезающей органикой довольно скоро израсходуются также все запасы ядерного топлива. Впрочем, отходами ядерной энергетики суша, вода и атмосфера ограбленной планеты могут быть загажены до такой степени, что жизнь уничтожится даже раньше, чем будут израсходованы все запасы энергоносителей, доступных человеку. Замкнутый круг!

И как же быть?

Обратим взгляды к солнцу. Подсчитано: мощность излучаемой им энергии, падающей на поверхность земного шара, более чем в 17 000 раз превышает всю вырабатываемую ныне человечеством энергию. В 17 тысяч раз! Стало быть, превращение даже ничтожной доли – 1/17 000 солнечной энергии падающей на землю в электрическую, сделало бы ненужной всю современную энергетику!

Идея Дрязгова из этого и исходит. Учитывая, что тепловая энергия Солнца накапливается больше всего в океанах и морях, он стал искать способ ее практического использования. В конце концов, у него родилась мысль о роторном двигателе, в основе работы которого должны быть – закон гравитации и разность температур двух сред, когда среда большей плотности имеет большую температуру, а меньшей плотности – меньшую температуру. Роторный двигатель работает без внешнего воздействия (почти вечный двигатель)!

Короче, это двигатель, работающий в средах «вода-воздух», причем температура воды должна быть выше температуры воздуха. Например, в Арктике и Антарктике температура воды +4 градуса при температуре воздуха -30, а то и -40 или даже -50.

Дрязгов нашел замечательного сотрудника и сотоварища в своем деле – Дмитрия Евгеньевича Копьева. Кандидат технических наук, начальник отдела «ГипроНИИавиапрома», которого Михаил Павлович хорошо знал еще по совместной работе на заводе «Универсал», он тоже горячо увлекся этой идеей и помог сделать все необходимые расчеты, изготовил действующую модель.

И вот на международной выставке в Брюсселе в 1997 году их детище, их гравитационно-тепловой роторный двигатель, сопряженный с электрогенератором, и, работающий на выставочном стенде, удостоен высшей награды!

Я поставил здесь восклицательный знак не потому, что, видите ли, «заграница нас отметила». Я его поставил, поскольку получено первое конкретное подтверждение колоссальной значимости той работы, за которую взялись русские умельцы. Работы, имеющей перспективу стать поистине революционной, а может быть, даже спасительной для человечества. Ведь важна не только неисчерпаемость этого вида энергии в обозримом будущем – очень важно, что вырабатывается она экологически абсолютно чистым способом!

Часто, слишком часто оказывается, что нет пророка в отечестве своем. А при нынешнем-то нашем бардаке, как выразился Дмитрий Евгеньевич, и вовсе понятно, почему так много времени и сил пришлось тратить, чтобы реализовать замысел старого изобретателя, возникший еще где-то в середине 80-х годов – как раз в начале разрушительной «перестройки».

И все-таки они выдюжили, справились, все одолели. Принципиально новый двигатель без внешнего воздействия есть. Слава им!

Пусть двигатель Дрязгова-Копьева говорит теперь миру сам за себя, и пусть мир возьмет из него все рациональное для своего самоспасения в будущем. Я же добавлю к сказанному лишь кое-что.

Мне представляется во многом весьма характерным жизненный подвиг русского человека Михаила Дрязгова. Высокое слово «подвиг» употребляю вполне сознательно, хотя и знаю, как поморщится он, прочитав его применительно к себе. И эта невероятно щепетильная скромность, это нежелание «высовываться», свойственные истинно русскому человеку, признаюсь, тоже побуждают сказать все же общественное слово о нем. Не для него – для других. Ну, а если мы не будем говорить о таких наших людях, кто же еще о них скажет?

Боже, сколько вокруг ничтожеств, буквально вылезающих из кожи, дабы показать, что они что-то значат! Какая шумная купленная реклама денно и нощно раздувает их! И надо поверить, что великий человек – это укравший и ловко сумевший приумножить заработанные не им миллиарды банкир; либо какая то дергающаяся и кривляющаяся особь неопределенного пола, именуемая артистом или артисткой; либо эстрадный хохмач, которого почему-то называют писателем,.. Вот таких, а не по-настоящему великого писателя Леонида Леонова, сегодня знают все.

У Михаила Павловича Дрязгова, которого почти никто не знает, есть работы, сыгравшие, без всякого преувеличения, огромную роль при защите Родины в годы Великой Отечественной войны. Тогда, это больше всего нужно было Родине, и он во имя этого трудился, щедро отдавая свой талант. И в освоении космоса, где Родина стала первой, вклад его очень ощутим.

А жизнь-то была ох, какая нелегкая! Как-то Леонид Максимович написал про жизнь своего задушевного друга такой фразой: «Солому ел, в тюрьме сидел, сына хоронил». Действительно, и сына молодого старому отцу пришлось хоронить. А уж тюрьму 37-го года и 21-го голод, с лихвой выпавшие на его долю, иной сделал бы (как многие и делают) содержанием пожизненного счета к Родине своей – «этой стране».

- Скажите, Михаил Павлович, - спросил я его, - а у вас есть обида на Родину?

- Что вы! Как можно?

Он выше обид, сын Родины, вместе с ней переживший все. Он выше и славы. Лишь случайно я узнал, что еще в 1936 году, Дрязгов, будучи совсем молодым, разработал под руководством легендарного Королева и испытал первую крылатую ракету с пороховым двигателем, что в 1952 году за создание новых образцов техники ему была присуждена Сталинская премия. Среди бывших его однокашников по учебе и друзей – несколько академиков, а вот сам он не собрался даже кандидатскую защитить. Хотя давно и не раз мог стать доктором. Вполне, я бы сказал, русский характер…

В заветной коробочке, которую внукам намерен передать, вместе с синим знаком-ромбом выпускника  Московского университета 1935 года (чем крестьянский сын из сибирского села Обутково особо гордится) – маленький значок с ленинским профилем «50 лет в КПСС». Коммунистом он стал в 1929-м и остается до сего дня. Говорит так:

- Есть единственный путь, на котором человечество только и сможет спастись от нависших угроз мировой катастрофы. Это путь социалистический или коммунистический, дело не в названии. Разумная общественная организация должна поставить ограничительный предел эгоистичному, безумному и алчному хищничеству по отношению к природе!...

Радетель за Родину. Радетель за человечество, Так Леонов его называл.

Оба они – радетели. И, может быть, человечество в конце концов образумится, услышав голос таких, как они. Может, сумеют все-таки люди отказаться от самоуничтожающего: «После нас – хоть потоп»…

Виктор Кожемяко.

Газета «ПРАВДА» за 28-30 января 1998 года.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites