kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » История населенных пунктов Курганской области » Верхнеглубокое, деревня » ГЛУБОЧАНЕ ИЗ ВОРОНЕЖА

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




ГЛУБОЧАНЕ ИЗ ВОРОНЕЖА

Я – потомок переселенцев трёх губерний: Смоленской губернии Бородинской волости, Воронежской губернии Ясеневской волости, Новгородской губернии Старорусского уезда.

Смоленцы приехали в 1853 году и образовали деревню Прудо-Островное, воронежцы в 1848 г. поселились в Верхне Глубоком, оттуда родом моя бабушка Мария Акимовна Груздева, поэтому этот материал посвящается ей, её роду. Про каждого представителя своего рода она коротко, но душевно говорила "наш" или "наши". Мария Акимовна родилась 22.07.1890 г., когда в нашем Курганском уезде Тобольской губернии Лебяжьевской и Кривинской волостях была проложена железная дорога. Замуж вышла в 1912 г., когда все крестьяне трудились на своей земле и имели собственный лес. Пережила гражданскую войну. В Курганском уезде была белая армия Колчака, и он срочно мобилизовал на военную службу мужчин – старых и молодых со всех населённых пунктов. И островинцы, и глубочане уходили с Колчаком далеко от родных мест и не вернулись домой. Согласно годовому отчёту Кривинской волости за 1917 год крестьяне нашей местности были спокойные, работящие, законопослушные, жили хоть с небольшим, но достатком. Один только недостаток указан в отчёте: начали выписывать газеты "большевистского толка", о революции и свержении царя не мечтали. Видела Мария Акимовна страдания раскулаченных, от страха, что могут сослать, сдали с мужем в коммуну своих коней, и плуги, и веялку. Много и других событий своего времени пережила Мария Акимовна, воспринимала всё болезненно, близко к сердцу, и не один раз пересказывала увиденное нам, своим внукам.

В Курганском областном архиве, что по ул.Свердлова 11, в 245 фонде имеется "Полевой журнал о наделении землёй крестьян-переселенцев из Воронежской, Смоленской губерний в дачах Мостовской, Лебяжьевской, Сычевской волостей Курганского округа 1849 г." Тобольского губернского управления земледелия и государственных имуществ.

Рукой младшего землемера Девятова на четырех листах написано, как создавалось новое поселение Верхнее Глубокое 2. Вот эти строчки (стиль документа сохраняется): "1849 года июня 1 дня по указу Тобольской казённой палаты от 13 мая 1849 года за № 2791 землемер Апполон Девятов выехал на межу по полуночи в 7 часов в обществе нижеподписавшихся и волостным начальником для снятия на план части селения Верхне Глубокого с выгонной землёй; для распланирования местов поселения переселенцев Нижнедевицкого округа, Ясеневской волости, Воронежской губернии 45 семейств, состоящих в 173 душах.

На берегу озера Глубокого в одной сажени от оного ставлена астролябия и продолжена линия прямо через селение и указаны линии направо и налево: степь выгонной земли, огороды и гумени, и прочему строению, и улицу, и к концу линии выгонная земля старожилов-крестьян деревни Верхне Глубокой. И длина этой линии 180 сажень…".

Дальше указаны градусы от березового леса по имени Мочище, качество земли, болота и т.д.

В конце документа есть подписи всех присутствующих. Неразборчивая подпись исполняющего должность землемера по части переселений. Лебяжьевской волости волостной голова Степан Леонтев по безграмотству приложил печать. И третья подпись такова: "за неимением грамоте по их личному прошению тоже переселенец Иван Подкопаев руку приложил". Дальше Иван Подкопаев перечисляет всех присутствующих воронежских государственных крестьян.

Староста Степа Конев (Комлев) и его доверители Максим Бабенков, Алексей Сидоров, Евдоким Груздев, Никифор Дураков, Игнат Груздев, Фёдор Сапунов, Кузьма Визолов, Ликсей и Хром Сторыгины, Иван Колюпанов, Арсентий и Андриан Скоковы, Егор Скоков, Лирион Муратов, Максим Лезников, Иван Шиков, Дмитрий и Антон Сапуновы, Дементий Шатохин, Гаврил Розинкин, Данила Бурцев, Алексей Сапунов, Евсей Татаринов, Кирилл Батищев, Андрей Батищев, Семён Батищев, Иван Котенев, Петр Дураков, Петр Таратухин, Андрей Дураков, Иван Попов, Михаил Подкопаев, Степан Конов, Вариан Скоков, Андрей Галащиков, Григорий, Демен, Радион Козловы, Радион Гусев.

Летом 1849 года землемер Девятов приехал и официально закрепил в собственность землю, взял расписку с крестьян, что они согласны взять эту землю в свою собственность. Фактически же воронежцы приехали осенью 1848 года. По указу крестьян-старожилов они выбрали себе земельные участки, вырыли землянки, напилили лес для строительства изб. К весне 1849 года были построены небольшие избенки, крытые соломой, и крестьяне были готовы распахивать целину. Тяжело пришлось переселенцам. Многие не перенесли дальнюю дорогу. Сохранились списки умерших в дороге. Некоторым поселенцам не понравилась сибирская природа. В архиве лежат их ходатайства о возвращении назад. Получив разрешение, крестьяне уезжали. Большинство же воронежцев радовались, что получили в собственность землю кормилицу и лес. Но отношения со старожилами у приезжих не сложилось.

Старожилы-крестьяне деревни Верхне Глубокой 1 приехали на 70 лет раньше воронежцев и не очень доброжелательно отнеслись к переселенцам второй волны, выделили им землю, непригодную для земледелия. Через несколько лет началась тяжба. С августа 1853года по январь 1856 года доверенному лицу от переселенцев Якову Скокову пришлось судиться со старожилами и делить землю по новому. Ныне Верхне Глубокое 1 разрослось, слилось с рабочим посёлком Лебяжье и стало районным центром. Деревня Верхне Глубокое 2 осталась с прежним названием, построились новые красивые дома, фамилии глубочан не изменились. Люди помнят, что их предки с Дона, из Воронежской губернии.

Переселенцы были между собой в родстве, в Сибири они сроднились ещё больше.

Листая метрические книги Тобольской духовной консистории, можно видеть, как породнились между собой все семейства. Переженились, не раз бывали поручителями при венчании, воспреемниками на крестинах.

Маленькая деревянная Александровская церковь Лебяжьей слободы (ныне Первое Лебяжье) сохранила свои метрические книги с 1783г. По этим книгам можно проследить любой род. Возьмём, к примеру, род воронежского поселенца Евдокима Груздева (иногда написано в метриках Груздов). Евдоким Груздев приехал с женой Екатериной Юдиной, сыном Степаном и женой сына Акулиной Ларионовой. У Степана и Акулины уже в Сибири родились дети Апросинья, Меланья, Аким, Василий, Роман, Гавриил и Ефросинья, которые в свою очередь тоже переженились и имели детей.

Поселенец Евдоким Груздев прожил в Сибири недолго, в 1855году умер от старости. Ещё меньше повезло его жене. Екатерина умерла сразу же по приезду, т. е. осенью 1848 года. Не вынесла длительного переезда, тяжёлых первых дней обустройства на новом месте. Ей было 60 лет.

Их первый внук Аким Степанович Груздов женился на Агриппине (в миру Агрофёна) из рода Логина Никифоровича Дуракова и Натальи Косминой Мазаловой. Семьи в ту пору большие, по 10-12 детей рождалось, выживали 6-8 младенцев. У Акима с Агриппиной выжили Павел, Максим, Данил, Федора, Мария, Ирина, Марья, Клавдия, Февронья, Марфа. Род Груздевых породнился с Розинкиными, Старыгиными, Подкопаевыми, Муратовыми, Скоковыми и т. д. Семьи разрастались, крестьяне крепко вставали на ноги. Переселение в Сибирь было государственной политикой. Все приехавшие государственные крестьяне получали землю и лес, пособие на путевое довольствие. Эти деньги в дальнейшем с них взыскивались в течение 10 лет, после четырёх льготных лет. Кроме земледелия крестьяне занимались скотоводством и другими ремёслами.

Аким Груздов кормил свою большую семью "извозом". На своих подводах перевозил товары купцов в разные города: Тюмень, Тобольск, Омск. Оплату чаще всего получал товарами: конфетами, пряниками, ситцем. Его жена Агрофёна продавала товары в деревне. Жили не богато, но и не в нищете. К 1895 году семья Акима имела большой сосновый дом, крытый тёсом.

ХХ век оставил на семействе свои характерные отпечатки. Максима и Данилу Груздевых забрали в солдаты на войну с Японией. Данил служил в Порт-Артуре. После японского плена у обоих было сильно подорвано здоровье.

У Марии Груздевой муж Петров Фёдор вернулся с германской глухой и контуженный. Всю жизнь Мария Акимовна будет горевать об отобранной после революции собственной земле и лесе; жалеть раскулаченных, и до самой смерти не сможет согласиться с законами советской власти.

Марфа Груздева смирится со своей трудной судьбой. Ни одного слова проклятия никто не услышит из её уст. Мудрый, ласковый взгляд как будто с небес – за что ей такие испытания?

А испытания на её долю выпали самые суровые. Через год после свадьбы в гражданскую войну убит её первый муж Муратов. В 1938 году был расстрелян как шпион иностранной разведки её второй муж Тимофей Михнюк. Не вернулся с Великой Отечественной войны её старший сын от первого брака Муратов Дмитрий Прокопьевич. Одна осталась она с тремя маленькими детьми. Горька была судьба вдовы и детей "американского шпиона" из Верхне Глубокого. Внучка Марфы долго будет удивляться, почему её отца в деревне дразнят "американец". Но бабушка никогда не осмелится рассказать ей о деде. Только после смерти Марфы и в начале перестройки её дети и внуки смогут получить в прокуратуре протокол допроса расстрелянного и посмертно реабилитированного "американского шпиона" из Лебяжьевского района Тимофея Степановича Михнюка, искусного плотника и столяра, умелого жестянщика. Расстрелян 22 апреля – в день рождения Ленина в Челябинской тюрьме.

Дети Максима и Данилы будут честно служить советской власти. Иван Данилович Груздев будет работать председателем колхоза, уйдёт на фронт во время Великой Отечественной войны и не вернётся.

Мария Даниловна Груздева с мужем Андреем Сапуновым перевезут своих пятерых дочерей в Свердловск, чтобы те получили хорошее образование, и там продолжится их большой род.

У Воронежского переселенца Евдокима Груздева нынче более 250 прапраправнуков. Разъехались по всей стране от Сибири до городов Урала, Москвы, Ульяновска, Крыма и т.д.

Не зря церковь обращается ко всем людям "братья и сестры". Мы действительно все родственники.

Очень интересно изучать историю своей семьи, своей фамилии. Эта история тесно связана с событиями в стране.

Неплохо знать и значение фамилии. Если заглянуть в "Энциклопедию русских фамилий" под редакцией Грушко Е.А. и Медведева Ю.М., то можно прочесть, что фамилия Груздев имеет два значения: 1) груздь – гриб, 2) Груздь – прозвище еврейского происхождения – "долговязый".

В роду Груздевых все мужчины и женщины были очень высокого роста, от 177 см и выше, статные и крепкие мужчины, женщины – длинноногие, худощавые, улыбчивые красавицы с мягким нежным говором.

Фамилия Дураков по словарю отнюдь не обидная. Мирское имя Дурак было распространено в ХV – ХVII вв., означало – оберег. Давали это имя, чтобы отбить у нечистой силы желание подступиться к человеку. Поэтому в русских народных сказках Иван-Дурак (т.е. Иван, обережённый от всякой нечисти) легко побеждал и Змея Горыныча, и Бабу Ягу, и Кощея Бессмертного.

История деревни Верхне Глубокой и её жителей продолжается и никогда не закончится. Рождается новый человек и начинается его история. Записывайте её для потомков.

Маловичко В.М., (Курган, Зауральское генеалогическое общество).

Опубликовано на сайте: http://kurgan-shulgin.narod.ru/pj/glubochane.html



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites