kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » История населенных пунктов Курганской области » Об основании города Кургана, его основателе и первопоселенцах » Друзья и враги Тимофея Невежина

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Друзья и враги Тимофея Невежина

Как ни странно, наше знание об основателе слободы Царево городище, ставшей в 1782 году городом Курганом, весьма скудны. Среднестатистический горожанин скажет лишь, что был это Тимофей Невежин. Лет тридцать назад в серьезных научных статьях можно было прочесть о том, что основатель слободы – это энергичный крестьянин, и не более. Между тем, недавние находки в Российском государственном архиве древних актов, Шадринском филиале Государственного архива Курганской области дали нам много новых фактов из бурной и противоречивой жизни Тимофея Невежина.

Остаться в живых

Начнем с фамилии. В современных словарях слово "невежа" толкуется как грубый, невоспитанный человек. Русские фамилии формировались в XV – XVI веках. Вероятно, кто-то из ближайших предков Тимофея носил именно это прозвище. Мы не можем судить, насколько эти качества передались будущему первопроходцу. Но, как следует из дальнейших событий, был он человеком решительным, умел постоять и за себя, и за других.

Заселение Сибири начиналось по дороге, проложенной в 1595 — 1597 годах крестьянином Артемием Сафоновичем Бабиновым. Она берет свое начало у соборной площади Сольвычегодска, пересекает Урал в самом удобном для пешего перехода месте. По эту сторону хребта первопоселенцы основали город Верхотурье. Эти пункты и стали главными вехами на пути из Европы в Азию.

Тимофей Невежин родился в Невьянской слободе Верхотурского уезда. Перед тем, кто пожелал бы отправиться вперед в поисках новых земель, были открыты все пути. И, как богатыря из русской сказки, первопроходца поджидал край, полный опасностей: направо пойдешь – богатство найдешь, прямо пойдешь – голову потеряешь.

К какому слою русского общества относились Тимофей и его предки, определить сейчас не представляется возможным. Однако известно, что дворянские роды Невежиных были значительны, в позапрошлом веке они занесены в родословные книги Московской и Калужской губерний. Но ту же фамилию могли носить и крепостные крестьяне принадлежащих помещикам деревень. А дворянский род Мокринских, к которому относился отец Далмата, основателя Успенского монастыря на реке Исети, ведет свое происхождение из Рязани.

Точная дата рождения Тимофея Невежина неизвестна. Однако с максимальной долей вероятности можно предположить, что произошло это в сороковых годах XVII века. Отца его звали Анисим. Вероятно, он умер довольно рано, иначе зачем бы мать привезла сына в Далматов Успенский монастырь. С 1649 года Тимошка, еще мальчишкой, выполнял всякую монастырскую работу, без денежного и хлебного жалования, за вклад. Ежедневно общаясь с монахами, присутствуя на церковных службах, он не мог не научиться грамоте, хотя документальных свидетельств на сей счет не сохранилось.

Под вкладом подразумевают пожертвование в пользу богоугодных, училищных и других заведений, в особенности в пользу церквей и монастырей. В Древней Руси практиковалась в широких размерах система вкладов или вкупов, состоявшая в том, что поступавший в монастырь вносил свой вклад, как бы пай, в общее предприятие или в общий капитал и затем рассуждал так, что, живя в монастыре, он ест и пьет свое собственное и не имеет надобности подчиняться требованиям монастырской дисциплины. Такой ненормальный порядок вещей устранен был духовным регламентом 1721 года, который от постригающегося в монашество требует желания поступать в монастырь для провождения истинно монашеской жизни, а не в качестве вкладчика, который бы, «одолжая монастырь своим вкладом, входил в него как бы в свою вотчину и за свой вклад, аки бы за долг некий, угодие в монастыре искал».

Однако у Тимофея Невежина был, скорее, не денежный, а трудовой вклад. Он обязан был трудиться, и мог рассчитывать лишь на трапезу. Но при этом Тимофей получал некие гарантии безопасности – он находился под охраной монастыря. Впрочем, на первых порах эта охрана была весьма условной.

История Успенского монастыря начинается незадолго до появления здесь отрока Тимофея. В 1644 году на левом берегу реки Исети при впадении в нее речки Течи появляется инок Далмат, пришедший из Невьянского Богоявленского монастыря. Здесь он выкапывает себе пещеру и начинает иноческий подвиг. Постепенно к нему стекаются сподвижники. Создается Исетская пустынь. Поначалу сподвижники Далмата также обитали в пещере. С годами в этом жилище стало тесно, и монахи строят часовню с деревянными сенями. В этих сенях они и жили, проводя большую часть времени в молитвах.

В 1651 году калмыки совершают внезапное нападение на жилище Далмата с братиею. Сжигают и разграбляют часовню, убивают трех монахов и семнадцать монастырских служителей, а «двадцать человек обоего пола» уводят в плен. Лишь немногим удается спастись бегством, в том числе основателю обители и послужимцу Тимофею. Вернувшись на пепелище, Далмат и братия нашли на пепелище икону Успения Богоматери, чудесным образом уцелевшую в огне. Вскоре монахи заново возобновили обитель.

В 1662 году монастырь вновь подвергается нападению, вызванному бунтом, произведенным князьками Давлет-Гиреем и Кучуком, являющимися потомками последнего сибирского хана Кучума. 6 августа 1662 года Туринский воевода Василий Матвеевич Троегубов писал приказчику Выходцеву в Чубаровскую слободу: «На Исете реке у Далмата старца приехали калмытские воинские люди и воюют де на Исете... и те воинские люди и изменники башкирцы, черемисы и выезжие татары, которые выехали на Исеть и стояли под Далматовым монастырем и зимовали... На Утке  реке слободу и Катайский острог и Далматов монастырь и на Пышме новую Ощепкову слободу и Невьянского монастыря слободу вдоволь людей побили и скот отогнали и дворы выжгли».

Но и в этот раз Тимофею Невежину, как и старцу Далмату, удалось уцелеть. В переписных книгах К. Дохтурова 1662 года Тимофей  Анисимов записан в числе монастырских детенышей. Надо полагать,  преподобный Далмат и набирающий силу отрок были в хороших отношениях, старец ценил трудолюбие и преданность Тимофея. Вероятно, единодушен с Далматом был и его сын Исаак.

В 1665 году Тимофей Анисимов сын Невежин женится на Настасье Родионовой дочери. Они остаются здесь же, при монастыре, где Настасья «работала дворцовую и всякую работу». В 1671 году по указу митрополита Сибирского и  Тобольского Корнилия за их труды им была дана вкладная запись, и Митрополит отметил безупречный труд Тимофея на протяжении 22 лет и его жены Настасьи в течение шести лет. В указе далее говорится: «Быть им и впредь в обители. И поить, и кормить, и одевать, и обувать монастырским казенным платьем, а захотят – и пострищись и их, Тимофея с женою ево, пострищи безденежно за те их прежние труды».

Игумен обратил внимание на добросовестную работу молодого человека, и записью во вкладной книге отдал должное его трудолюбию. Причем в этом списке имя Тимофея Анисимова стоит одним из первых, многие другие вкладчики появились в монастыре позднее.

Тимофей против Никона

В 1671 году в Далматовском Успенском монастыре построена и освящена Богоявленская церковь. Вскоре игумену Иосифу даны были записи, или кабалы, 1673 года людьми на житье при монастыре. В 1665 году Иосиф получает новое назначение – в Тобольск.

Его сменил игумен Афанасий, в миру – боярский сын Алексей Артемьев Любимов-Творогов. До 1666 года он служил в монастыре, затем был взят в тобольский архиерейский дом, а теперь снова возвращен в монастырь – с повышением по службе. И вот в 1674 году неожиданно большой вес в управлении монастырем приобретает строитель Никон. Пользуясь своей властью, он вдруг объявил все составленные ранее вкладные записи подложными. Тем самым Никон бросил тень не только на Иосифа, но и на самого Далмата. Причем, если престарелого основателя монастыря можно укорить в недосмотре, то прежнего игумена – в прямых злоупотреблениях.

В 1674 году к строителю Никону от митрополита Корнилия приходит грамота с указанием не обижать вкладчиков. Но конфликт разрастается. Тогда в 1675 году игумен Афанасий получает память от митрополита Корнилия из Тобольска выслать старца Никона на очную ставку с Тимошкой Анисимовым – именно он вызвался представлять интересы вкладчиков.

Историк XIX века Г.С.Плотников сообщает: «В самом начале управления игумена Афанасия в Далматовском монастыре ознаменовалось приключением довольно прискорбным... Оно показывало, до какой крайности озлобил, ожесточил против себя строитель Никон и вкладчиков, и крестьян пашенных. Челобития тех и других на него рассматривались еще в светском судном приказе поверенного тех и других (вкладчики Тимошка Анисимов, Федотка Ларионов, крестьянин Васка Софронов). Старца Никона ждали для очной ставки в Тобольске уже и бывший игумен Исаак с игуменом Афанасием... А Никон еще все медлил здесь, еще не отправлялся к лицу первосвятителя ни для разделки, ни для очной ставки.

Неизвестно, стала ли медленность, сочтенная, быть может, челобитчиками поблажкой строителю со стороны правительства, или новое оскорбление, новая досада без ведома настоятеля строителем была причинена кому-либо из челобитчиков, только двое из числа пашенных крестьян – Митка да Спирка покусились было (не по заговору ли?) даже на жизнь старца Никона и так бесчеловечно его истязали, что более года препятствовали ему отлучиться из монастыря раны и изнеможения. Преступление само собой обнаруживало преступников. Они не заперлись, и игумном Афанасием были в Тобольске в приказную избу пересланы. Вызывали для очной ставки с ними туда и увечного строителя Никона. Игумен Исаак, как невинного, отпустил сюда в монастырь. Ссора со старцем Никоном прекратилась. Прошел год, и раны его закрылись. В феврале 1676 года он был здоров телом и спокоен духом. По наказной памяти 24 февраля 1676 года ко дню Алексия Человека Божия в Тобольске игуменом Афанасием высланный, он, конечно, в Софийском судном приказе «держал очную ставку с поверенным крестьян пашенных Ваской Софроновым и вкладчиком Тимошкой Анисимовым и челобитные их никак не мог опровергнуть».

Суд встал на сторону челобитчиков и постановил в наказной памяти: «Никону впредь строителем быть не велят, потому, будучи он в строителях, в монастырской казне учинил хитрость большую, и всякие дела делал без братского ведома и вкладчикам и крестьянам и бобылям налога и обиды чинил». Довольно либерально отнесся суд и к напавшим на Никона братьям Никитиным. Спирке, который ножом резал старца Никона, в Тобольске учинено градское наказание: бит кнутом. Суд учел, что братья содержались в тюремном заключении до очной ставки со старцем Никоном, и отпустил их из г Тобольска, оставив их по-прежнему за монастырем. При этом особо оговаривалось: «и чтобы наветом их здесь не изгонять и натуги и обиды не чинить и зла им никакого места прежней грубости не помнить».

Беспокойные соседи

Итак, супротивник наказан. Надо полагать, конфликт со строителем Никоном принес Тимофею немало огорчений. Быть может, именно тогда и зародился у него новый план. В 1678/1679 году Тимофей Анисимов Невежин едет в поисках удачи в неосвоенные края, на реку Тобол. Двойное наименование связано с тем, что до Петра календарный год начинался 1 сентября. Едва ли Тимофей отправился в путь осенью. Вероятнее всего, он двинулся вперед весной, чтобы иметь запас времени для постройки жилищ и укреплений. Следовательно, с большой долей вероятности мы можем считать датой основания слободы Царево городище 1679 год.

После подачи челобитной тобольскому воеводе, в которой испрашивалось разрешение на строительство слободы, Невежин был наделен правом привлекать «охочих людей», желающих здесь поселиться. Расположили форпост вблизи двух больших курганов и назвали Царево городище. Кроме Тимофея строить новую слободу приехали семь беломестных казаков и кузнец-бронник Ивашка Леонтьев сын Половников. Беломестные казаки были свободны от податей. За службу вместо денежного жалования получали право бесплатно пользоваться пашней. Вслед за казаками начинают прибывать первые крестьяне, которых привлекало то, что новопоселенцам давались льготные годы, после за право пользоваться своей «собинной пашней» необходимо было обрабатывать казенную государственную пашню.

Слободчик по сути был государственным чиновником. Он брал поручные записи (обязательства) «избою поселиться, землю под пашню распахать» и после льготных лет не сбежать и платить подати. Все основывалось на договорных свободных отношениях.

В обязанности слободчика входило также отводить землю под дворы, огороды, пашни и сенокосы. Крестьяне не только пахали землю, но обзаводились кузницами, мельницами, занимались разного рода промыслами. Сам Тимофей Невежин землю не обрабатывал.  В переписи Льва Поскочина за 1683 год указано: «...пашни и сенных покосов у него нет».

Тимофей Анисимов продемонстрировал, что годы, проведенные в Успенском монастыре, не прошли для него даром. Борьбу со старообрядцами он, вероятно, считал своей обязанностью. В 1681/1682 году Тобольский воевода князь А. А. Голицын послал отписку тюменскому воеводе Т.Г.Ртищеву «о появившихся в Утяцкой слободе Тобольского уезда раскольниках»: «Написал мне Тобольской слободы Царева городища слободчик Тимошка Невежин: в нынешнем де году Утяцкие слободы от Фетки Иноземцева обвели объезжие дороги мимо Царева городища и объезжают всякие люди. А сбираются к нему старцы и белцы с женами и с детми с Тюмени, с Кецкого остогу, из Мехонской слободы раскольщики и раздорщики, и ко святой божьей церкви и ко отцам духовным не ходят и всякие богохульные речи испущают и в дома свои духовных отцов не пущают...». Тут же всесильный воевода отдал приказ: «Послать с Тюмени в те слободы сына боярского и подьячего сыскать из каких слобод, какого чину в тое заимку собрались».

Для старообрядцев Утятской слободы письмо Тимофея Невежина имело самые роковые последствия. Голицын потребовал от слободчика Федора Иноземцева объяснений, на что раскольники отвечают, что «и впредь они великим государям креста целовать не хотят». Налицо бунт! Для вразумления раскольников в слободу Утяцкую выехал игумен Успенского монастыря Исаакий, сын Далмата, но с ним отказались разговаривать. Тогда воевода велел поставить заставы по всем дорогам, ведущим в мятежную слободу. Вероятно, наряду с другими охрану несли казаки и драгуны из Царева Городища. В декабре 1682 года отряд «тюменских служивых людей, литвы и конных казаков» во главе с Петром Титовым сыном Текутьевым окружил Утяцкую слободу со всех сторон. Когда отряд пошел на штурм, старообрядцы подвергли себя массовому самосожжению. Семь старцев были схвачены живыми, увезены в Тобольск. На несколько лет слобода прекратила свое существование.

Исчезнувший след

В Российском государственном архиве древних актов хранится переписная книга 1689 года, датированная по времени пребывания в Тобольске письменного головы Ивана Денисовича Спешнева. В ней говорится, что в Царевом городище, расположенном «на реке Тоболе, на мысу меж озером и рекою Тоболом» ведется строительство церкви «Во имя Великого мученика Дмитрея Солунского». Историк XIX века Николай Абрамов в своих публикациях сообщал, что церковь в слободе была деревянная.

В 1689 году в храме уже проходила церковная служба. Церковнослужители крестили, венчали и отпевали людей, взамен получали «ругу», которую прихожане назначали духовенству вместо жалования, хлебом или деньгами. При церкви, как и было заведено в те времена, расположено кладбище.

В 1689 году священником в церкви значится Михаил Васильев. Вместе с ним служил дьячок Андрей Иванов сын Попов (пономарский сын), приехавший в слободу в 1684 году с Чусовой.

Канцелярскими делами в слободе занимался писчий дьячок Федор Максимов сын Зуев, сын кунгурского казака. В слободе проживали драгуны и беломестные казаки. Среди них следует отметить татарского толмача Клима Михайлова, пушкаря Иевку Яковлева сына Сапожникова и братьев Половниковых, бронного мастера Ивана и затинщика Иевля, Леонтьевых детей.

К тому времени к Цареву городищу относились деревня Курганская (возникшая в 1681/1682 году) и появившиеся после 1683 года деревни Черемухина, Верхняя Утяцкая, Нижняя Утяцкая и Волосникова.

На новом месте семья Тимофея Невежина выросла. Примерно в 1679 году родился сын Осип, а в 1682 году Евдоким.

В последнее десятилетие семнадцатого века из-за обвала берега слободу перенесли на семь верст ниже, в район современного универмага. В новой слободе была построена новая церковь. К 1700 году в Царевом городище постоянно расположена рота драгун численностью 100 человек. В их обязанности входила защита слободы от участившихся нападений «воровских воинских людей». Кроме того, 40 драгун постоянно посылались в Иковскую слободу и расположенные вокруг деревни.

К сожалению, дальнейшая судьба Тимофея Анисимова сына Невежина окутана тайной. Да и фамилия Невежин в этих краях в XVIII веке встречается только один раз. В переписных книгах 1708 года отмечено, что в деревне Кондиной, относящейся к Мехонской слободе, расположен двор, в котором проживал крестьянин Иван Тимофеев сын Невежин с сыном Герасимом. Имел ли он какое-то отношение к Тимофею Невежину, сказать трудно. Если верить телефонному справочнику, и в современном Кургане нет ни одного носителя этой замечательной фамилии.

Последнее упоминание о слободчике Невежине сохранилось на страницах полевого межевого журнала 1838-1840 годов. При описании земель почетного гражданина и купца первой гильдии Н. Ф. Мясникова при речке Черный Ик есть интересная запись: «...статья сия состояла как видно из заключенного мною контракта по межам от мельницы слободчика, коя стоит в пустее (на пустыре) Тимофея Неведина, расстояние на пять верст по грани в зарешную сторону от Сухой Согры до истоку...».

Место в народной памяти

В 70-е и 80-е годы прошлого века достопримечательностью нашего города был памятник первопоселенцам работы Анатолия Козырева. Он был установлен в сквере напротив центрального вокзала. Но с годами бетон разрушился, и памятник убрали. Многие горожане сожалеют, что у нас нет своего монумента, обращенного к первоистокам.

Но, может быть, что-нибудь изменится и, как говорится, час настал?

В этом году Российскую академию живописи, ваяния и зодчества окончила Ольга Красношеина. Она родилась и выросла в Кургане, где важными этапами ее жизни были художественная школа № 1 и училище культуры. Только талант и крайняя целеустремленность позволили Ольге поступить в академию – ведь в этом престижном учебном заведении по классу скульптуры ежегодно выпускается 6-7 человек. Своей дипломной работой Ольга Красношеина избрала скульптуру основателя слободы Царево городище Тимофея Невежина. Она говорит:

- Взявшись за столь сложную тему, когда нет фотоматериалов, нет исторического описания Тимофея Невежина, а только факты, я старалась выразить мощь русской натуры, чтобы жители города гордились своим основателем, чтобы каждый житель выпрямился и поверил в себя, в родной город…

Диплом был защищен на "отлично".

Ректор академии народный художник СССР Илья Глазунов счел нужным прислать письмо на имя губернатора Курганской области: «На современном историческом этапе, когда идут поиски русской нацинальной идеи, имеет огромное значение возвращение к историческим корням, просвещение российского общества, укрепление его национального самосознания, патриотизма, любви к Отечеству. Во многих городах Российской Федерации эти идеи претворяются в памятниках и монументах, посвященных выдающимся деятелям Российского государства и героям Отечества, имена которых подчас полузабыты или неизвестны совсем. Жизнь основателя г. Кургана Тимофея Невежина неразрывно связана с жизнью нашей страны. В XVII веке, когда Российское государство активно развивалось и осваивались новые земли в восточном направлении, необходимы были города-форпосты, которые играли оборонительную культурно-политическую и торговую роли. Таким важным стратегическим центром и стал Курган.

Нам немного известно о биографии Тимофея Невежина, но безусловно то, что в этих суровых, сложнейших условиях он был волевой, выдающейся личностью. Тимофей Невежин заслуживает своего исторического места в народной памяти, что может выразиться в установлении на одной из площадей города памятника этому замечательному человеку. Это событие явится возрождением национального самосознания, гражданской ответственности в воспитании молодежи города, поднимет престиж власти, олицетворяющей патриотические и творческие начала, которые созвучны с духовными потребностями и чаяниями курганцев.

Ректорат академии живописи, ваяния и зодчества и государственная аттестационная комиссия высоко оценили дипломную работу Красношеиной Ольги Юрьевны «Проект памятника Тимофею Невежину, основателю города Кургана». Мы считаем, что установление памятника основателю города выражает, подобно гимну и гербу, неповторимую символическую и духовную суть Кургана. Руководство академии считает важным и своевременным рассмотрение вопроса об установке памятника Тимофею Невежину – основателю г. Кургана».

Вопрос поставлен. Существуют оговоренные законом процедуры. В таких случаях принято объявлять творческий конкурс, где на основе состязательности побеждает лучший проект. Каков же будет ответ властей?

Написано Павлом Варлаковым в соавторстве с Анатолием Кузьминым.

Опубликовано: Курган и курганцы. – 2007. – 23 августа.

Сборник «Зауральская генеалогия 6. Откуда есть пошла земля курганская».

 

Послесловие

24 августа 2017 года «в Кургане состоялось знаменательное событие – на площади имени Слосмана открыт памятник основателю города Тимофею Невежину...

...Главная героиня дня, конечно, Ольга Красношеина – создатель памятника Тимофею Невежину. В своем выступлении она сказала, что замысел возник еще 17 лет назад. «Тогда я не верила, что это будет реально. Но – свершилось! В образе Тимофея Невежина я хотела передать мощь и силу, лучшие черты русского народа».

Из статьи Д. Литвиненко. От благодарных потомков // Курган и курганцы. – 2017. – 26 авг. – С.1.

 nevejin

Памятник Тимофею Невежину в Кургане. Фото Александра Алпаткина, 2017 год.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites