kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » История населенных пунктов Курганской области » Марково село » Комогоровы из деревни Марковой

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Комогоровы из деревни Марковой

(Из сборника «Зауральская генеалогия III». Курган, 2009).

Экскурс исторический

За несколько веков до Рождества Христова, как сообщает своим читателям «Российский календарь» за 1915 год, древние греки уже имели сведения о южной части Западной Сибири, где «на восемь месяцев в году замерзает почва». Первыми на нашей территории из древних народностей упоминаются финские племена. Их сменили тюрки, а затем настала очередь гуннов. С 18 века в Западной Сибири появились киргизы.

Сношения Руси с Сибирью начались давно: в XI веке новгородцы ходили за «каменное поле» (Урал) собирать дань. При Иване Грозном некоторые сибирские князья просили русского царя взять их земли под его «высокую руку». Однако предприимчивый татарский князь Кучум к тому времени успел объединить ряд разрозненных сибирских ханств и прогнал русских из Сибири.

В 1581 году по просьбе влиятельных купцов Строгановых и царскому разрешению «воровской казак» Ермак Тимофеевич со своей дружиной, набранной из бывалых буйных головушек, покорил Кучума.

После этих событий Иван Грозный ласково принял посольство Ермака, и с этого времени русские поселенцы стали постепенно проникать все дальше и дальше на восток.

Защищаясь от набегов опасных соседей, по югу Западной Сибири русские строили форпосты, укрепляя свои южные границы. Петр Великий стал направлять сюда ссыльных, а с 1723 года посланный им Демидов, родоначальник русской горнодобывающей промышленности, основывал здесь заводы. Среди плановых переселенцев за Каменный пояс были и выходцы из поморских уездов. В 1750-60 гг., согласно «новой» Пресногорьковской линии» (южной границы России) возникали и стали заселяться форпосты Марковский и Моревский (территория будущего Варгашинского района).

Во второй половине XIX века царское правительство еще активнее организует плановую деятельность по переселению в Сибирь крестьянства, которому «стало тесно внутри России». За двадцать лет (с 1895 по 1915 гг.) в западные районы Сибири прибыло свыше одного миллиона переселенцев. Заселяемая территория состояла из двух губерний – Тобольской и Томской.

Уральские горы были привлекательны не только для россиян, но и, как сейчас говорят, для дальнего зарубежья. К примеру, греки получали с Урала драгоценные камни, золото, дорогие меха. Уральские недра «таили» медь, железо, платину, хромовые и марганцевые руды, каменный уголь, соль, каменные строительные материалы, торф, а также серебряно-свинцовые, цинковые и никелевые руды.

Первые  упоминания

Мои предки прибыли в зауральские края из разных мест России и в разные времена: в первой половине XVIII века из Поморья – Комогоровы (по материнской линии); в 1834 году из Владимиро-Суздальской губернии – Флоринские (по линии отца); в середине XIX века из Смоленщины –  Федотовы, предки моего мужа.

Мне хочется раскрыть родословие моей бабушки – Анны Николаевны Комогоровой (1888-1965 гг.), в замужестве Москвиной (моя мама по девичьей фамилии Зинаида Филимоновна Москвина).

Среди избранных страниц истории Зауралья нахожу: «1741 год – в Курганскую слободу переводится штаб-квартира крупнейшего в Зауралье гарнизона (Сибирского драгунского полка) под командованием Я.С. Повлуцкого» (1).

Драгуны гарнизона Павлуцкого были призваны защищать от набегов опасных соседей так называемую «новой линию» - южную государственную границу России, о которой уже упоминалось выше, для чего здесь строились форпосты.

В архивных документах Комогоровы, выходцы из Поморья, значатся драгунами – военными. Иван Комогоров упоминается в документах 1700 года; его сыновья Алексей, Степан и Иван с 1720 года – драгуны из д. Чапочкиной. Их дети записаны в д. Галкиной, а их внуки служат верой и правдой на новом форпосту в д. Марковой.

Комогоровы из деревни Марковой

Фамилию Комогоровых можно встретить в церковных документах по Курганскому округу в селах Дубровном, Сычевой, Варгашевой, Тайболиной. Но чаще всего эта фамилия упоминается в деревне Марковой-2, которая впервые значится на географической карте Курганского округа в 1749 году как форпост от набега кочевников.

Деревня Марково и участок Марковский (первоначально так обозначалось Марково-2) представляли юридически одну составляющую общину. Со временем они разделились на две деревни: одна для сибиряков – «старожилов», другая для новых переселенцев.

Марково-1, «старожилов», находилась при озере Марковом, стояла на проселочной дороге в 25 верстах от Кургана. В деревне было 3 бакалейных лавки и одна пивная. Марково-2, переселенческая, располагалась при колодцах, на проселочной дороге в 27 верстах от Кургана. В деревне этой имелись министерская школа, две бакалейных лавки (2).

Рассказ моей бабушки

Бабушка мне рассказывала: «Мы с севера сюда пришли и прозвание наше отХолмогорского...».

Надо бы расспросить ее дальше, глубже?! Да мы порой бываем нелюбопытны! А помню, как Анна Николаевна любила петь и при этом мелкими шажками притоптывала и прихлопывала в такт мелодии. Позднее в танцах и песнях Северного русского народного хора я усмотрела давний бабушкин хореографический рисунок, принесенный в Зауралье из Архангельской губернии.

18  

Москвина (Комогорова) Анна Николаевна.

На страницах четвертого тема «Истории Курганской области» в исследованиях Л.Ю. Зайцевой читаю: «Поморское согласие в XIX веке – самое многочисленное в Тобольской губернии. Это объясняется тем, что на изучаемой территории осели многие пришельцы с севера России – Поморья...». И далее любопытная деталь, которая заставляет меня еще раз утвердиться в мысли, что мои предки Комогоровы – поморцы. Л.Ю. Зайцева сообщает, что у этих переселенцев семейные браки почти всегда заключались по согласию жениха и невесты, а не «насилом»: «...в основном брак заключался добровольно...» (3).

И в памяти моей снова звучат воспоминания  бабушки, рассказанные в пятидесятые годы прошлого века.

 - У моей мамы бесперечь мальчики рождались. Она принесла восьмерых ребятишек. Выросло нас шестеро: четверо братьевФирс, Василий, Иван, Гаврила и нас с сестрой двое – я и младшая Фекла. Меня мама родила после шестерых парнишек и очень любила, думала, что у нее не будет девочек, даже имя мне свое далаАнна. Мою маму Анной Александровной звали-величали, а отцаНиколаем Максимовичем. Меня в Тайболиной, где жили мои родители, все с детства звали Анютой или Аннушкой. Да и по сей день все родственникитак и зовут...

Вспоминаю мою бабушку в пятьдесят лет. Она выглядела очень моложаво. Лицо без морщинок, чистое, русское, глаза серые, добрые, волосы слегка волнистые, уложенные сзади русским узлом, нрава тихого, приветливого. Всегда чистенькая, аккуратная и вся в домашних заботах-хлопотах.

-  Да и я сама двенадцать ребятишек принесла, – продолжала свои воспоминаниямоя бабушка, - только они не жильцы на этом свете были, их младенцами Господь прибирал. В живых остались две дочериЗинаида, твоя мама, и Клавдия, твоя тетя.

- Бабушка, а правда, что раньше замуж выдавали силой, без согласия? — любопытствовала я.

-  Всякое бывало, но в нашем роду Комогоровых по согласию взамуж выходили.

- А как вы с дедом поженились?

- С Филимошей? Ох, не терпится тебе, Валентина, про то знать! Ну, слушай. Мы с Филимошей в одной деревне Тайболиной по соседству жили. Он был по деревне самый баской: высокий, статный, волосы и глаза темные. А как пел! Стекла в избе дребезжали, когда он песню запевал! А я маленькая росточком, беленькая,  скромная  была девушка... Раньше молодежь игрища устраивала за деревней. Весело было, вольно. Один раз Филимоша во время игры отвел меня в сторонку и тихо спросил: «Анюта, пойдешь за меня взамуж?» От этих слов у меня сердце зашлось. Нравился мне этот парень, я и согласилась... А в женихах у меня недостатка не было. Но я всем отказывала, хоть и богатые среди них были, но все какие-то нескульдимые [несуразные, нескладные]. Мама моя, бывало спросит: мол, Аннушка, а жениха-то когда себе приглядишь? Мой ответ был один: не хочу взамуж! Только однажды заходят к нам в дом очередные дружки-сватушки; мол, пришли купцы за товаром, давайте потолкуем, поторгуемся... Я от их разговора укрылась в горенке. Лицо горело: мой любезный Филимоша с вечера предупредил меня, что от него меня придут сватать. Моя мама ничего про наш уговор не знала и ответила сватам: торговля за невесту не предстоит, наша Анюта не хочет взамуж. А тут внезапно я объявилась на порожке, стыдно мне было, скраснела вся, но твердо так сказала: «Нет, мама и тетя, я хочу взамуж за Филимошу». Вот так и просватали меня по обоюдному нашему согласию и свадьбу веселую сыграли. Прожили мы с Филимошей около сорока годков душа в душу, а дальше война помешала. Ему было 57 лет, когда она началась, треклятая. Всех мужчин в 41-м на войну забрали, а его по старости оставили. А он еще был мужик паровой, на все руки мастер. Однажды позвали его на мельницу жернов наладить, он в одиночку приподнял его плечом... Мельницу пустил, но домой дошел еле-еле. Переступил порожек и сказал мне: «Анюта, видно, я больше не жилец. Приподнял жернов, а внутри что-то хрястнуло, и силы мои куда-то ушли...». Вскоре похоронили моего любезного Филимошу, твоего деда и работника для всех безотказного. Он все умел делать и всем угождал... Всей деревней его хоронили

Брачный  обыск

Хочу обратить внимание на один любопытный церковно-исторический документ, который называется «Брачный обыск», составленный 17 января 1907 года по Указу его Императорского Величества. Священно- и церковнослужители Дмитриевской церкви села Сычевское Курганского уезда Тобольской епархии «производили обыск от желающих вступить в брак», и оказалось следующее:

1. Жених д. Тайболиной крестьянин Филимон Антонович Москвин, православный, жительствует в д. Тайболиной в приходе сей церкви.

2. Невеста д. Тайболиной крестьянская дочка Анна Николаевна Комогорова, православная, жительствовала в д. Тайболиной в приходе сей церкви.

3. Возраст к супружеству имеют совершенный, а именно: жених 20 лет, а невеста 18 лет. Оба находятся в здравом уме.

4. Между ними духовного или плотского родства и свойства, возбраняющего по установлению святой церковью брак, никакого нет.

5. Жених холост, невеста девица.

6. К бракосочетанию приступают они по своему взаимному согласию и желанию, а не по принуждению, на то имеют от родителей своих благословение: жених – от отца Антония Тимофеевича Москвина и матери Агафьи Никитиной. Невеста – от отца Николая Максимовича Комогорова и матери Анны Александровой.

7. По троекратному соглашению, сделанному в означенной церкви 6, 7 и 14 января сего года, препятствий к сему браку никакого никем не объявлено.

8. Для удостоверения беспрепятственности сего брака представляются письменные документы: жених в Метрической книге за 1886 год. Одзаписан 12-14 декабря под № 70; по невесте Метрическая книга за 1888 год записана 7-11 декабря под № 75.

9. Жених, крестьянин Филимон Антонович Москвин – неграмотный, невеста, крестьянская дочь Анна Николаевна Комогорова – неграмотная.

10. Что все, указанное здесь о женихе и невесте, справедливо, в том удостоверяют подписью как они сами, так и по каждом поручатели с тем, что если окажется ложным, то подписавшиеся повинны за то по суду по правилам церковным и по законам гражданским.

Поручитель по жениху: Назарий Спиридонович Федотов.

Поручитель по невесте: Иван Николаевич Комогоров.

11. Производили обыск и брак, венчали…

Москвины-Комогоровы на участке Смолиных

Коренными жителями д. Тайболиной были Тайболины, Труфановы, Москвины. Каким образом отец моей бабушки Николай Максимович Комогоров, выходец из драгун д. Марковой-2, оказался в д. Тайболиной?

Приставленные в форпосту драгуны Комогоровы жили в Марково-2,  служили России, охраняя «новую линию», и одновременно крестьянствовали на земле. Это были честные, трудолюбивые люди, имели большие семьи и скромное богатство.

В вышеупомянутой д. Тайболиной жила семья среднего достатка по фамилии Труфановы. У них была единственная дочь Анна. Надо ли говорить, что она была обожаема своими родителями! Николай и Анна встретились и полюбили друг друга. Родители не стали чинить препятствий, и благополучная Анна вышла замуж за безлошадного Николая. Николай Максимович Комогоров стал примаком в семействе Труфановых. В любви и согласии Комогоровы-Труфановы прожили не один десяток лет в д. Тайболиной, где родилась моя бабушка Анна Николаевна Комогорова, впоследствии Москвина.

Фамилия купцов и меценатов Смолиных (конец XIX — начало XX века) известна в Кургане. Что же объединило богатых людей из Кургана и безлошадных крестьян из Тайболиной Москвиных? Прежде чем ответить на этот вопрос, напомню семейную историю Смолиных (по воспоминаниям И.А. Ленского, М.С. Парфеновой и «Курганских хроник»). Начну издалека.

20 июня 1840 года Федор Васильевич Шишкин, житель Кургана, с семейством зачислен в курганские купцы третьей гильдии. У него было две дочери – Елизавета и Надежда. Ф.В. Шишкин рано овдовел. В приказчиках у него служил Дмитрий Иванович Смолин, человек умный, расторопный и честный.

В 1852 году Шишкину было продано в потомственное владение в городском выгоне три десятины, земли под строительство заводов, а через год «основан салотопенный завод уже двух фамилий Ф.В. Шишкина и Д.И. Смолина.

Смолин, получив благословение от отца невесты, женился на одной из дочерей Шишкина – Елизавете. У них родились четыре сына: Петр, Александр, Федор, Лев.

В 1865 году усилиями тестя и зятя (купцами уже первой гильдии) открыт винокуренный завод, через два года – пивоваренный – «не столько для изготовления пива, сколько для получения дрожжей».

Ф.В. Шишкин 29 января 1877 года в газете «Тобольские губернские ведомости» опубликовал статью «Исследования и разведки россыпей по северному хребту Урала». Стало быть, Федор Васильевич побывал там не раз, чем-то интересовался, присматривался.

Эти два богатых человека оставили заметный след в г. Кургане. Оба были щедрыми и не скупились на пожертвования. Например, для приобретения двухэтажного каменного дома для женской гимназии Д.И. Смолин выделил 3000 рублей.

14 января 1881 года «состоялись похороны Ф.В. Шишкина, первого городского головы, создателя первых промышленных заведений города, общественного деятеля и благотворителя».

Эстафету добрых дел тестя подхватил Д.И. Смолин и пронес ее через всю свою жизнь, за что неоднократно был отмечен орденами и медалями. 3 октября 1898 года Д.И. Смолина не стало; через 6 лет ушла из жизни и его супруга Елизавета Федоровна. Благотворительность продолжили их сыновья. (5).

В Сычевской волости один из сыновей, Федор Смолин, получивший высшее сельскохозяйственное образование, «приобрел у казны земельный участок в полторы тысячи десятин и основал в нем имение, сеял для мельницы пшеницу, садил картофель, разводил породистых лошадей и коров... занимался посевом многолетних трав». Данное имение находилось в семи километрах от д. Тайболиной. И в этом имении, как говорила моя бабушка, «на даче» у Смолиных, довелось потрудиться молодым супругам Москвиным. Филимон (мой дед) был конюхом, Анна пекла хлеб. Проработали молодые у Смолина 3 года. О своих хозяевах бабушка вспоминала по-доброму:

- Хорошие были люди, заботливые и все в работе, на отдых реденько приезжали, а Федор Митрич все больше в поле хозяйствовал и за скотиной строго наблюдал. А с нами были приветливые, славные... Платили они нам за работу так: Филимоше по шести, а мне по три рубля в год. Столовались мы бесплатно. Помню, реденько, но наезжали к ним гости: два брата Федора с семьями. Гуляли по аллеям. А усадьба на Розе была баская, ухоженная. В конце аллеи – пруд. Мы издали наблюдали за господами. А однажды моя старшая дочь Клавдия – ей было 3-4 годика – подбежала к гостям. Они весело окружили девочку, а одна из барынь вплела в косички Клаве красную ленточку. Вот радости-то девчонке было!

На этом рассказ о Смолиных прерву, для того чтобы перейти к вопросу экономического свойства.

Семья Москвиных в Тайболиной была большая: в пятистеннике жили родители, семеро взрослых детей да еще бабушки с дедами. Филимон женился и привел в семью молодую жену Анну. Москвины-старшие готовились еще к одной свадьбе.

Трудолюбивый, желающий быть независимым, гордый крестьянин Филимон Антонович Москвин уговорил свою молодую жену Анну «уйти в заработки», чтобы со временем «сколотить» денег и начать самостоятельную семейную жизнь. Вот так молодые супруги и оказались в работниках у Федора Смолина. За три года работы скопили «капиталец» в тридцать рублей, поблагодарили хозяев за гостеприимство, и ушли в Варгаши. На заработанные деньги купили избу, лошадку и коровушку-кормилицу (по нынешним понятиям, это жилье, машина и дача. За три года безграмотные крестьяне, конюх и стряпуха, обеспечили себе и своим детям дальнейшую жизнь).

Родословное древо растет

Года идут своим чередом. Один за другим приходят и уходят поколения, но святую память о них берегут наследники. Важнейшие документы для изучения родословий хранятся в архивах. Удивительные впечатления от знакомства с судьбами людей, живших в XVII, XVIII, XIX веках! Наши прародители – честные, гордые, свободолюбивые, добрые, бескорыстные – достойны изучения и поклонения!

Позволю себе вспомнить еще одну веточку из этого рода: Николая Ивановича Комогорова (1784-1874 гг.). Ему было 90 лет, и, как извещает документ, он скончался от старости, будучи и военным, и землепашцем. У Николая и Ульяны Комогоровых было три сына и три дочери, двенадцать внуков и  того больше правнуков.

В родословном древе Комогоровых мне удалось разыскать более ста имен: крестьян, воинов, учителей, врачей, служащих.  Все они люди талантливые, творческие, любящие и принимающие судьбу в свои руки. «А еще, - как говорила моя бабушка Анна Николаевна Комогорова, - все Комогоровы – добрые душой люди, сметливые и никакой работой не брезговали». Мою милую бабушку до последних ее дней односельчане называли Аннушкой – Анютой. Спасибо тебе, мудрая русская женщина, за помощь, незатейливые и необходимые советы, за светлый твой образ, который останется в моем сердца навсегда!

Поиск продолжается. Родословное древо растет.

Федотова Валентина Петровна, член Зауральского генеалогического общества им. П.А.Свищева с 2001года.

Примечание

  1. ГАКО. Ф. 2260. Оп. 1, д. 136.
  2. Адрес-календарь 1909, 1915 гг.
  3. История Курганской области,  т. 4.
  4. ГАКО. Ф. 34, оп. 1, д. 78.
  5. ГАКО. Ф. 2345, оп. 1, д. 31.


Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites