kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » История населенных пунктов Курганской области » Деревня Загайново. История в лицах » Глава I. У истока

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана и его жители
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Глава I. У истока

На основании личных записей Булавина И. М., Королева А. И., Коростелева А. Д. и рассказов Порядиной Г. И., Стариковой А. И., Королева М. А.

Для современного жителя деревни Загайново постижение истории своего населенного пункта с первых же шагов сопряжено с множеством трудностей, которые обусловлены практически полным отсутствием сохранившихся исторических документов. Причина этого, главным образом, в том, что в деревне не было церкви, а значит, не велись метрические книги, летопись и многие другие записи. Вследствие этого, о событиях, происходивших в деревне, можно узнать из исторических документов только располагавшихся неподалеку населенных пунктов.

В частности, происхождение деревни Загайново не имеет определенной истории или конкретной даты, поскольку на этот счет существует несколько версий. Самым распространенным среди населения является мнение, что такое название поселению дали в близлежащих селениях, поскольку первые дома были построены за гаем, то есть за лесом. Однако сохранившиеся документы Крутихинской Владимиро-Богородицкой церкви свидетельствуют о том, что название деревни произошло от фамилии ее основателя, которым был Григорий Загайнов, приехавший вместе с семьей на место будущей деревни в 1684 году.

Возможно, Григорий Загайнов прибыл из Крутихинской слободы, ведь в этот период там также проживали Загайновы.  Именные книги 1710 года фиксируют вдову Настасью Фотиевну Загайнову 80 лет отроду, живущую на дворе снохи Елизаветы Андреевны, вдовы.  У Елизаветы Андреевны отмечены сыновья Герасим Федотович и Демид Федотович.[1]

В ревизских сказках Загайновых записывали с прозвищем «Пермяковы».[2]  Постепенно прозвище вытеснило фамилию, поэтому на настоящий момент в Загайново эта фамилия утратила свое существование.

Необходимо отметить, что фамилия Пермяков происходит от слова «пермяк», которое означает «житель города Пермь». Возможно, что предки Григория Загайнова были именно из Перми или ее окрестностей (в частности, в Пермском крае имеется поселок Гайны, образование которого относится к XVI веку, а в пермском говоре встречается слово «гай», которое значит «кричать»). Этот факт оправдывает происхождение прозвища Пермяковы.

В целом, первое столетие существования деревни покрыто мраком тайны. О том, что жизнь в деревне все же была, свидетельствуют переписные данные за этот период, в которых встречается название деревни и фамилии первых ее жителей. Так, из именных книг Крутихинской слободы известно, что в 1710 году в Загайново насчитывалось 17 дворов и 89 человек мужского пола, среди которых и 40-летний сын Григория Загайнова Илья. Также из данных межевания 1823-1824 годов известно, что в Загайново проживало 152 человека.

Более определенная информация о деревне встречается, начиная со второй половины XIX века. Основным источником информации за этот период является архивный фонд Крутихинской Владимиро-Богородицкой церкви, образованной в 1782 году.

Поскольку в Загайново не было своей церкви, на церковные службы ходили в церковь села Крутихинского, где проводились также крещения, венчания и отпевания. Не было в Загайново и своего кладбища вплоть до советских времен.[3] Погребения проходили на кладбище села Крутиха. Из Крутихинской летописи известно, что в 1886 году в Крутихе было открыто новое кладбище «от церкви на юг в 300 сажень». Материал для часовни этого кладбища пожертвовал солдат деревни Загайново Максим Филиппович Максимовских.

По вышеуказанным причинам, метрические книги Крутихинской церкви, охватывающие 1884-1902 годы, содержат ценный исторический материал по истории деревни Загайново.[4]

Метрическими книгами называется совокупность хронологических записей о рождении, браке, смерти, которые велись священниками и причетниками. Метрическая книга состояла из трех частей. Первая часть предназначалась для регистрации родившихся и, как правило, была наиболее объемной, занимая две трети книги. Здесь указывали месяц, число рождения и крещения, пол, имя младенца. До 1898 года рядом с именем обязательно указывали, в честь какого святого назван ребенок. У родителей фиксировалась сословная принадлежность, место проживания, фамилия, имя, отчество, брачное состояние. В следующей графе записывали информацию о восприемниках, то есть о крестных. Обязательно отмечалось, если рождались близнецы. В этом случае для каждого ребенка отдельно записывались восприемники.

Особо в метрических книгах выделяются записи о незаконнорожденных: возле имени ребенка значится «незаконнорожденный», а также отсутствуют данные отца, но более подробно обозначена информация о матери. Таким образом, у незаконнорожденного не было отчества. Вообще, даже у женщин, состоящих в браке, ребенок мог быть записан «прижитым блудно». В случае рождения ребенка, свадьба матери которого состоялась менее чем за девять месяцев до его рождения, вносилась запись, что он незаконнорожденный, поскольку мать «венчалась, будучи беременною девицей». Таким образом, венец не покрывал грех.

Так, согласно метрическим записям, основными жителями деревни Загайново были крестьяне, также встречаются упоминания и о семьях военнослужащих. Какой-либо закономерности в сословной принадлежности той или иной фамилии нет.

В этот период в Загайново проживали семьи Белешевых, Булавиных, Ветошкиных, Дозморовых, Зайковых, Зыряновых, Калачниковых, Королевых, Коростелевых, Максимовских, Окладновых, Пермяковых, Плешковых, Порядиных, Рухловых, Усольцевых, Шиховых. Самые многочисленные семьи – Коростелевы и Максимовских. Также какое-то время проживали Прибыловы и Кузнецовы.[5]

Вторая часть метрической книги предназначалась для регистрации браков. В специальных графах были занесены месяц и число венчания, для жениха и невесты – сословная принадлежность, имя, отчество, фамилия, возраст каждого, имена родителей, место жительства, каким по счету является данный брак. У поручителей указывали сословную принадлежность, место жительства, имя, отчество, фамилию.

По метрическим записям, в Загайново средний возраст для первого брака был 22-24 года для мужчин и 17-22 года для женщин. Регистрация вторых и третьих браков встречалась крайне редко. Чаще всего повторно сочетались браком солдатские вдовы. Браков в этот период заключалось очень мало. Например, в 1891 году было заключено лишь два брака, а в 1892 году – четыре.

Выбор спутника жизни был ограничен географически: чаще всего оба супруга были из Загайново, хотя браки заключались и с жителями близлежащих деревень, таких как Крутиха, Ячменево и Замараево. Самые отважные находили свое счастье в более отдаленных селениях: Притыке,[6] Затече, Ольховке, Понькино.

Свадьбы в деревне проходили по особым традициям. Свадьбе предшествовали смотрины и сватовство, которые перетекали в посиделки, собиравшие всю деревенскую молодежь. Также, непосредственно перед свадьбой, в доме невесты собирался так называемый «глухой воз»: на кошеву или сани (в зависимости от времени года) укладывалось приданое и сверху наглухо закрывалось пологом. «Глухой воз» отправляли в дом жениха, где его и открывали. Приданое развешивали по дому, чтобы гости видели, насколько состоятельна будущая хозяйка. Только после этого приезжала невеста. Гуляния продолжались два дня в доме жениха. На второй день было заведено «мести сор»: гости бросали на пол деньги и одежду, а молодожены «заметали». Через месяц родители девушки организовывали «отгул» – приглашали к себе в дом родственников зятя. Как правило, к концу первого года совместной жизни у молодой семьи появлялся первенец.

Третья часть метрической книги предназначалась для регистрации умерших. Указывались месяц и число смерти, сословная принадлежность, место жительства, имя, отчество, фамилия, возраст умершего, а также сословная принадлежность, имя, отчество, фамилия и место жительства супруга или отца. Обязательно отмечалась причина смерти.

Для жителей Загайново наиболее распространенными причинами смерти были такие заболевания как скарлатина, коклюш, оспа, чахотка, желтуха, холера, которые преимущественно встречались среди взрослого населения.  Также имеются записи о том, что человек умер «от старости», что допустимо было, если умерший был старше 60 лет. В Загайново средний возраст умерших «от старости» – 68-74 года. Наиболее часто встречаются подобные метрические записи о вдовах.

Нельзя не заметить, что наиболее высокой была младенческая смертность. Суровые особенности быта и труда, отсутствие медицинской помощи и антисанитарные условия не способствовали здоровью будущей мамы, а также становились серьезным препятствием для рождения здоровых детей. Об этом свидетельствует тот факт, что частой причиной смерти в метрических книгах значится «слабое рождение», а также «от родов».

Одна из наиболее распространенных причин смерти младенцев была записана как «от родимца». В словаре Даля данное явление названо «родимчик» и означает судороги, судорожный припадок, возникающие при повышении температуры, при прорезывании зубов, от испуга и по многим другим причинам. Независимо от природы возникновения судорог, ребенку требуется срочная медицинская помощь, что в рассматриваемый период было невозможно, поэтому смерть «от родимца» так часто встречалась у детей.

Не менее распространенной причиной детской смертности была дизентерия. Как правило, пик заболеваемости приходился на летние месяцы. В метрических книгах встречаются записи, что «от поноса» в течение одной-двух недель умирало сразу несколько детей в семье. Обычно беда не обходила стороной ни один дом, от болезни страдали не только дети, но и взрослые. Так, в 1892 году в семье Семена Петровича Зайкова с промежутком в несколько дней умерли малолетний сын Елизар и жена Анна Федоровна.

Однако, несмотря на все трудности, рождались и здоровые дети. Так, 27 августа 1899 года недалеко от Загайново Прасковья Афанасьевна Булавина под талевым кустом у болота родила сына Ивана. В тот день она вместе с супругом Михаилом Савельевичем жала пшеницу в поле урочища «Гладкие», но работу пришлось прервать по объективным причинам. Домой возвращались поздно вечером, уже втроем.

Таким образом, метрические книги Крутихинской церкви дают обширную  информацию о составе населения и социальных явлениях деревни Загайново, а также приоткрывают завесу тайны над моралью и традициями.[7]

Помимо метрических книг, из документов Крутихинской церкви в отношении деревни Загайново сохранилось прошение причта и церковного старосты  от 6 июля 1874 года. Прошение касалось справки, свидетельствующей о причислении жителей Загайново от Замараевского прихода к Крутихинскому, которая нужна была для приложения к ходатайству о несогласии причислить Загайново к Ячменевскому приходу. Без прихожан деревни Загайново жители Крутихи не могли содержать церковь и причт по своему бедственному положению, поскольку в 1873 году село Крутихинское выгорело. С отчислением деревни Загайновой не смогла бы содержаться и церковно-приходская школа, которая получала средства к содержанию от приходской церкви.

Кроме того, сохранилось письмо Крутихинского волостного правления настоятелю Крутихинской Богородицкой церкви, датированное 30 июня 1886 года, в котором сказано, что «приговором сельского схода Загайновского общества, постановленным сего числа, избран церковным старостой с 1 июля сего года по 1 июля 1887 года крестьянин деревни Загайновой, Степан Михайлов Каргаполев».[8]

Деревня Загайново тесно взаимодействовала не только с Крутихинским селом, но и с еще одним своим соседом – селом Замараевским. Обширные сведения представлены в статье Шадринского вестника за январь 1861 года «Статистика села Замараевского», которая позволяет взглянуть на деревню Загайново из-за реки Исеть – глазами жителей села Замараево.

Из данного исторического источника известно, что деревня Загайново располагается на возвышенном правом берегу реки Исеть. На западе деревни протекает ручей Загайновка, «по вырытому ею руслу».

Также, известно, что озеро в центре деревни ранее занимало гораздо большую площадь, пересекая Загайново по всей ее длине, сливаясь с так называемым Глухим болотом, находящимся на востоке деревни и сохранившимся до настоящего времени. Впоследствии, на берегах озера до его обмеления располагались плотики и бани.

Кроме того, в статье сказано, что вокруг села Замараевского и деревни Загайново заметны небольшие возвышенности, а на них – маленькие курганы. По мнению старожилов, в этих курганах «похоронила себя чудь, чугланы или чучканы – народ некрещеный, живший прежде в этих местах и скрывшийся от нашествия русских».

Также имеется описание состава почвы близ села Замараевского в сравнении с землями деревни Загайново: «Верхний слой земли состоит из чернозема, толщиною около полу-аршина[9] и менее. Под черноземом лежит слой песку в аршин, затем слой глины в ¼ аршина и опять песок. На заисетской стороне, близ самой деревни Загайновой, под черноземом и песком находится довольно толстый слой глины с небольшим количеством камня – опоки».

Много внимания в статье уделяется и реке Исеть, описанной как несудоходная, загроможденная плотинами, собирающими воду для мельниц. Также указано, что между деревней Загайновой и селом Замараевским река Исеть течет двумя или даже тремя рукавами, которые «соединены между собой протоками так, что (например, по протоку Палоускому) свободно можно плыть на боту или лодке, из села в деревню и обратно, - всякий раз половину пути (около 14 верст) по течению реки, и другую (1 1/3 версты) против ее течения».

В статье содержится описание и самой Загайново. Так, автор упоминает, что в восточной части деревни имеется «крест под кровлей». Известно, что во второй половине XVIII века в центре села у озера была построена часовня во имя Святого Пророка Ильи. Возможно, именно об этом строении идет речь.

 1

Загайновская часовня, 1924 год.

Кроме того, сказано, что Загайново «разделяется на два десятка без особых названий, кроме двух гор (восточной и южной) и подгорью (к реке Исеть)». Очевидно, десятками автор называет районы деревни. Однако названия у районов деревни все же были и определялись названиями улиц и особенностями местности: Большая улица, Гора, Прямая, Подгорье, Заречка, За логом, Отношна улица, Поскотина и Край. Особое значение деление Загайново на районы имело для молодежи: из поколения в поколение Большая улица, Край, Подгора, Заречка были «союзниками», а Гора всегда была с остальными в натянутых отношениях. Многие из перечисленных наименований сохранились в деревне и в настоящее время, однако территориальное деление перестало носить столь принципиальный характер. Также необходимо отметить традицию называть жителей деревни в зависимости от районов и улиц проживания. Так, в Загайново проживали «заричена», «подгорена», «горена», «большеулина», «краяна». Также жителей деревни называли по имени старшего в семье мужчины: Кузьмины, Саввины, Спиридоновы, Олексины, Родионовы, Гавриловы, Маркеловы, Семеновы, Петровичевы. Эта традиция сохранилась в деревне до настоящего времени.

Между деревней Загайново и селом Замараевским были и две мельницы, сгоревшие в 1858 году. Пока мельницы были входу, в летнее время Замараево и Загайново сообщались тряской дорогой, пролегавшей по длинным плотинам мельничных прудов. После пожара за дорогами перестали следить, и вскоре они были размыты. Сообщение восстановилось лишь в 1861 году, когда была построена новая мельница. Через 20 лет мельница перешла во владение крестьянина села Замараевского Ефима Ивановича Рязанова. Доход крестьянина от размола хлеба в 1881 году составил 350 рублей.[10]

31 марта 1872 года на 24 года был подписан контракт по договору Загайновского сельского схода, согласно которому Загайновское общество для постройки водяной мукомольной мельницы отдает землю шадринским мещанам Н. М. Хохлову и И. П. Петрову. Хохлов и Петров обязались платить за землю 5 рублей серебром в год и выстроить на отведенном месте трехпоставную мукомольную мельницу со всеми принадлежностями и оброчную сумму за эту  мельницу вносить в Крутихинское волостное правление, а также «содержать мельницу в самом крепком состоянии».[11]

В центре деревни, на месте, где в дальнейшем было построено здание клуба, располагалась изба-сборня,[12] где всей деревней разрешались спорные и конфликтные ситуации, а также туда приносили найденные вещи, чтобы найти хозяина. К слову, тем, кто присваивал себе найденное или занимался кражами, приходилось несладко: на таких людей надевали украденную вещь, водили по деревне, привязав к длинной палке, и заставляли громко кричать о своем поступке.

Важнейшим событием, имевшим в дальнейшем глобальные последствия, стала для Загайново Крестьянская реформа 1861 года. В сведениях о сельских обществах и селениях по Крутихинской волости за 1875 год значится, что в Загайново проживали бывшие государственные крестьяне. Опираясь на эту информацию, можно проследить судьбу деревни в период после отмены крепостного права.

Государственные крестьяне или, как их еще называли, казенные представляли собой особое сословие XVIII—XIX века. В отличие от помещичьих крестьян они считались лично свободными, хотя и прикреплёнными к земле. Государственные крестьяне жили на государственных землях и платили подати в казну.

В 1830-х годах правительство приступило к реформе управления государственной деревни. В 1837-1841 годах была проведена реформа, разработанная П. Д. Киселёвым, в результате которой государственные крестьяне получили самоуправление и возможность решать свои дела в рамках сельской общины. Однако крестьяне остались прикреплены к земле. Радикальное реформирование государственной деревни стало возможным только после отмены крепостного права.

В результате Крестьянской реформы 1861 года была проведена выкупная операция, способствовавшая переходу надельной земли в собственность крестьян. Суть операции состояла в том, что правительство ссужало под приобретаемые крестьянами земли определенную сумму, с рассрочкою уплаты ее на продолжительный срок.[13] В отношении государственных крестьян 24 ноября 1866 года принят закон «О поземельном устройстве государственных крестьян», по которому за сельскими обществами сохранялись земли, находившиеся в их пользовании на правах владения. Выкуп наделов в собственность был регламентирован законом от 12 июня 1886. Платежи были рассчитаны на 49½ лет и в некоторых случаях должны были вноситься до 1931 года.

Одним из важнейших документов о выкупе земли государственными крестьянами была владенная запись – акт, выдаваемый каждому обществу государственных крестьян на владение отведенными ему землями и угодьями. Владенной записью определялись как пространство и границы земель и угодий, предоставляемых во владение данного общества, так и количество причитающейся с него оброчной подати.

Именно владенная запись, выданная Загайновскому сельскому обществу 21 июня 1890 года, сохранилась до наших дней, благодаря чему известно, сколько и какой земли было во владении деревни, с какими землями граничили земли Загайново, а также по какой цене предлагалось крестьянам выкупить эти земли в собственное пользование.

 2

Владенная запись деревни Загайновой.

Согласно владенной записи, всего во владении крестьян деревни Загайновой находится 3495,6 десятины[14] различного качества земли. Крестьянский надел составляют 3095,3 десятины удобной земли и 144,8 десятины неудобной земли. Неудобными в дореволюционное время назывались земли, которые крестьянин-единоличник со своими примитивными средствами производства не мог освоить (например, сюда относилась затвердевшая целина), а также сыпучие пески, овраги, солончаки, каменистые места, болота.[15]

Угодья, составляющие крестьянский надел деревни Загайново, согласно владенной записи, находятся в северной части дачи[16] и расположены в пяти местностях. Первое место пространством 3027,9 десятины удобной и 144,8 десятины неудобной земли на севере граничит с Замараевской дачей, с востока – с Белоярской дачей и владениями крестьян деревни Брюхово, на юге – с владениями крестьян деревни Юровской, на западе – с землями крестьян села Крутихинского. Второе место площадью 5,3 десятины удобной земли находится в урочище «Дуброва» в пяти верстах[17] от деревни. Эти земли с северо-востока и юго-востока граничат с Белоярской дачей, а с других сторон – с владениями крестьян деревни Брюховской. Третье место в количестве 1 десятина угодной земли лежит в урочище «Средний бор» в 11 верстах от деревни внутри владения крестьян деревни Брюхово. Четвертое место количеством 8,3 десятины лежит в урочище «У оврага Самчиха» в 12 верстах от деревни и граничит с севера и запада с владениями крестьян деревни Брюховской, с востока – с землями деревни Юровка, с юго-запада – владениями деревень Брюхово, Юровка и села Крутихинского. Пятое место площадью 52,8 десятин лежит в урочище «У Фомичевых» в 12 верстах от деревни и граничит с севера с землями села Крутихинского, деревень Юровской и Брюховской, с востока и юга – с владениями крестьян деревни Брюхово, на юго-западе – с владениями села Уксянского и деревни Любимовой.

Лес, назначенный для продовольствия крестьян деревни Загайново, состоит из девяти ограниченных и одного неограниченного участков.

В черте земель крестьянского владения имеется мирская неземельная оброчная статья – мукомольная мельница на реке Исеть, находящаяся в общинном владении селения.

Ежегодная сумма выкупных платежей за предоставленный деревне Загайново по владенной записи надел составляет 2262 рубля 23 копейки, в том числе за земельный надел 2177 рублей 24 копейки и за лесной надел 84 рубля 99 копеек. Обозначенную сумму крестьяне обязуются вносить в указанные сроки по 1 января 1931 года, после чего взимание выкупных платежей окончательно прекращается.[18]

Документ подписан Крутихинским волостным старостой Дозморовым и Загайновским волостным старостой Пермяковым, а также следующими представителями от крестьян деревни Загайново: Егором Ефимовичем Королевым, Иваном Ивановичем Коростелевым, Ефимом Прохоровичем Шиховым, Семеном Семеновичем Рухловым и Маркелом Дмитриевичем Королевым. Поскольку все указанные крестьяне были неграмотными, за них «по доверию и личной просьбе» расписался Василий Филиппович Максимовских.

Выкупная операция не решила всех проблем деревенских крестьян. При осуществлении этих реформ выкупные платежи в сравнении с оброчной податью возросли на 45%. Кроме того, раз в 15 лет вплоть до начала коллективизации проводились разделы земли, в результате которых на каждого мужчину в семье выделялось три десятины пашни и по полдесятины покоса и леса. Такая система не была совершенной, поскольку в некоторых семьях рождались только девочки или по количеству мужчин земли давалось много, но семья была настолько бедной, что нечего было сеять и нечем было обрабатывать землю. Также было и такое, что за 15 лет семья увеличивалась в несколько раз, а земельный надел оставался прежним. Кроме того, по качеству земля была «годна», «средня» и «утла», что определяющим образом влияло на объем урожая. Урожай в 100-120 пудов с десятины (один пуд – чуть более16 кг) считался рекордным. Такая система распределения земли сохранилась в Загайново вплоть до 1919 года.

По этим причинам жизнь крестьян Загайново была крайне тяжелой. Прокормить себя удавалось лишь трудолюбивым семьям, которые арендовали землю у тех, кто имел ее в избытке или не мог обрабатывать, а также работали поднаем у более обеспеченных жителей деревни. Несмотря на это, население Загайново стремительно увеличивалось, в чем можно убедиться, обобщив данные из всех указанных исторических источников.

Согласно данным статьи «Статистика Замараевского прихода», в 1867 году в Загайново насчитывалось 414 дворов. Архивные документы Крутихинского волостного правления свидетельствуют о том, что в сведениях о сельских обществах и селениях по деревне Загайново на 1 июля 1875 года значится: число душ – 280, количество земли в собственном наделе – 3361 десятина 1333 сажени. Через восемь лет был составлен посемейный список Загайновского общества, в котором на 1 ноября 1883 года числится 368 семей.

С того дня, когда Григорий Загайнов решил обосноваться на месте будущей деревни, до момента, когда был составлен указанный посемейный список, минуло двести лет и совершенно очевидно, что эти два века не прошли для Загайново даром. Молодая деревня, численность населения которой постоянно росла, стояла на пороге неспокойного XX века, таящего в себе множество противоречивых событий, потерь и достижений. На землях деревни уже трудились предки тех людей, которым суждено было принять испытания грядущих лет и написать продолжение истории деревни Загайново.



[1] М. З. Теляков «История Далматовских фамилий».

[2] Там же.

[3] Загайновское кладбище было открыто в 1930 году. Первым был похоронен некий Михаил Николих, проживавший в землянке за огородом Дозморова Василия Ивановича. Следующей была похоронена Коростелева Наталья Михайловна.

[4] Электронные копии метрических книг Крутихинской Владимиро-Богородицкой церкви имеются в фонде Крутихинской сельской библиотеки.

[5] Более подробная информация об указанных фамилиях содержится в книге М. З. Теплякова «История Далматовских фамилий».

[6] В 1924 году село Притыка было переименовано в Красноисетское.

[7] Необходимо заметить, что метрические книги церкви села Ячменево также содержат сведения о жителях деревни. Однако основная информация сохранилась именно в метрических книгах Крутихинской церкви по причине того, что до конца 19 века сельчане были привязаны к приходу по месту жительства, поскольку существовал запрет на обращение в какие-либо другие приходы.

[8] Оба указанных документа содержатся в справочной книжке Екатеринбургской епархии, 1902 год.

[9] Один аршин – примерно71 сантиметр.

[10] Из книги М. З. Телякова «История Далматовских фамилий».

[11] Из документов архивного фонда Крутихинского волостного правления.

[12] В дореволюционной деревне: помещение, где устраивались мирские сходки.

[13] Из «Положения о выкупе крестьянами, вышедшими из крепостной зависимости, их усадебной оседлости», 19 февраля 1861 год.

[14] Одна десятина – чуть больше гектара.

[15] Согласно сведениям сельскохозяйственного словаря-справочника.

[16] Историческое значение слова – нечто данное. Первоначальное значение слова – дарованная князем земля (из «Нового словаря русского языка» Ефремовой Т. Ф.).

[17] Одна верста равняется1,07 километра.

[18] Платежи были прекращены с 1 января 1907 года в рамках Столыпинской аграрной реформы под влиянием революции 1905 года.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites