kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » История населенных пунктов Курганской области » В.П. Жданов. Страницы истории села Крутихинского Пермской губернии Шадринского уезда » След в истории

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана и его жители
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




След в истории

За свою историю Крутихинская слобода лишь однажды, кратковременно познала административное возвышение, известность в округе. Они пришлись на 1730 – 1740-е годы.

Известность приносят события и люди, в них участвующие. В этот период продолжалось укрепление рубежей Российской империи на южном Урале. Место для построения одной из крепостей, возле озера Чебаркуль, было выбрано крестьянином Кузнецовым и предложено за несколько лет до этих событий.

Степан Ильин Кузнецов родился, предположительно, в 1669г. на Севере, с берегов Северной Двины привез его в Крутихинскую слободу дед Иван Мосеев Кузнецов, в семье которого было два сына: Илья и Иван. В 1710 году Ивана Кузнецова старшего, Ильи и Ивана младшего не было в живых. Уже тогда проявился неудержимый, чересчур деятельный характер, неуемность личности Степана Кузнецова, его стремление к изучению и освоению ближних и дальних окрестностей Крутихинской слободы.

К 1719г. Степан Ильин Кузнецов вместе с Никитой Еремеевым Андреевым и Федором Ивановым Худорошковым основали деревню Таушканову. В именных книгах 1719г. Степан Ильин фиксируется по прозвищу Таушкан, не будет преувеличением именно его считать инициатором и строителем нового поселения. Во всех последующих переписных книгах и списках он и его дети показываются с прозванием Таушканов. Но в историю освоения Зауральского края он вошел с фамилией Кузнецов, сейчас мы это увидим.

Его имя прочно закрепилось рядом с названием города Чебаркуль Челябинской области,  фамилия С. Кузнецова привлекла внимание челябинского краеведа Н.М. Чернявского, который упоминал его имя в статье «Когда возник город Челябинск» в сборнике материалов по изучению Челябинского округа в 1927 году. Екатеринбургский исследователь В.Г. Карелин, в апреле 2010 года на сайте Краеведение Челябинской области поместил статью «Степан Кузнецов в предыстории Чебаркульской крепости».

Объем знаний и интересов, широта мышления, государственный подход к освоению новых территорий привел Степана к выводу, что необходимо построить крепость и слободу для защиты от «башкирцев». И место для крепости подобрал – «при Чебаркуль озере».

В январе 1729 года Кузнецов обратился к императору Петру II с просьбой разрешить ему построить крепость и слободу «близ озера Чебаркуля и Камня Урала», обосновывая свои действия тем, что других крепостей для охраны и обороны края здесь нет. В этом ему было отказано. Правительство в тот период опасалось, что построенная в этом месте крепость может вызвать озлобление иноверцев, с которыми велено поступать ласково, к тому же сюда будут принимать беглых, а за дальностью помещикам ездить сюда и искать своих беглых крестьян будет трудно.

Вернувшись домой, Кузнецов не успокоился. В ноябре 1731г. он подал челобитную о разрешении построить крепость на озере Чебаркуль в Тобольске, в сибирскую губернскую канцелярию, на которую никакого решения не было принято. А на словах ему указали обратиться по месту жительства: в Екатеринбург, в сибирский обербергамт, так как Крутихинская слобода приписана к государственным заводам и находится под ведением начальника сибирских заводов.

Не надеясь получить удовлетворительное решение в Екатеринбурге, Кузнецов 6 января 1732 года снова отправился в столицу. На этот раз шел он "челобитчиком от мира", по выбору от Крутихинской, Красномысской, Красноярской, Барневской, Маслянской, Киргинской, Камышловской и Калиновской слобод, а также от крестьян Верхотурского Николаевского монастыря, Пышминской заимки и Успенского Далматова монастыря. 27 октября 1732г. он подал челобитную, в которой говорилось, что "крестьяне миром бьют челом... построить город или деревянную крепость своим коштом под Уралом Каменем у Чебаркуль озера». При этом челобитчики обязывались «в том Камене Урале... приискивать руды медные и серебреные». К челобитной был приложен рисунок, на котором обозначены реки: Яик (Урал), Тобол, Ук, Увель, Коелга, Мияс, Теча, Синара, Исеть; озера: Чебаркуль, Аргази, Касли, Синарское. Судя по рисунку, автор его достаточно правильно изобразил их реальное взаиморасположение.

Реакцией властей на прошение Кузнецова стал указ правительствующего сената от 22 мая 1733г., направленный сибирскому губернатору. Сенат хотел знать: что представляет собой место, где хотели поселиться крестьяне; далеко ли оно находится от Тобольска; в русском ли оно владении; находятся ли челобитчики при заводских работах и др.

Вернувшись в июле 1733г. на Урал, он сказал крестьянам, что якобы привез сенатский указ с разрешением о строительстве города или крепости на Чебаркуль-озере и звал строить эту крепость. О его речах Крутихинский десятник Григорий Андреев (крестьянин дер. Таушкановой) донес управителю Крутихинской земской конторы шихтмейстеру Василию Ближевскому. Кузнецова доставили и допросили в земской конторе, протокол допроса и копию сенатского указа направили в сибирский обербергамт.

29 ноября 1733г. эти материалы рассматривали в Екатеринбурге асессор Игнатий Рудаковский и оберцегентер Константин Гордеев, которые посчитали, что крестьяне, приписанные к заводам, хотят «от заводских работ отбыть... и в башкирских жилищах поселиться самовольно» и приказали Кузнецова отыскать «и заковав в железа прислать в сибирский обербергамт». А крестьян от побега удерживать и предупредить что, если «кто из них побежит и в том побеге пойман будет, то оные без всякого милосердия наказаны будут кнутом». Одновременно из Екатеринбурга послали запрос сибирскому губернатору, в котором просили сообщить, что делать с «плутом» Кузнецовым, чтобы он «здешних приписных крестьян к побегу не смутил».

Для поиска Кузнецова послали солдата Панаева, который 21 декабря 1733г. вернувшись из поездки, доложил, что Кузнецова в Крутихинской слободе он не нашел. Но доставил в Екатеринбург двух его сыновей – Трофима и Михаила. Да еще привез солдат Панаев жителей Крутихинского и Камышловского дистриктов Тараса Максимовского, Илью Мартынова, Михаила Розинина, Якова Шипицына, которые подписывались «к строению крепости или города под Уралом Каменем». Рассмотрев дело доставленных крестьян, заседатели Рудаковский и Гордеев приказали их «высечь плетми нещадно». Кроме того управителям Крутихинского и Камышловского дистриктов было приказано отыскать всех крестьян, которые «к строению той же крепости у Чебаркуля озера подписывали, ... и учинить наказание, высечь батожьем».

Таким образом, желание крестьян построить новую крепость для защиты от набегов башкир местные власти расценили, как попытку уклониться от заводских повинностей. Такое стремление крестьян было в 1734г. пресечено путем наказания «кнутом и батожьем». О наказании самого Степана Кузнецова пока отыскать архивный документ не удалось.

Однако на этом история дел Степана Кузнецова не кончается.

В сибирском горном правлении сменился руководитель. Вместо генерала Геннина управлять государственными заводами прибыл статский советник Василий Татищев. Начался башкирский бунт. Обострилась необходимость защищать южные рубежи уральских заводов. Только в этих условиях региональные власти приняли решение о строительстве новых крепостей на восточном склоне Уральского хребта. Первой заложили Чебаркульскую крепость, вслед за ней и несколько других, включая и Челябинскую. Новые крепости необходимо было заселить. И вот тут-то вспомнили о крестьянине Степане Кузнецове.

Указом Татищева от 15 апреля 1736г. Степану Кузнецову было велено представить списки крестьян, которые ранее, в 1733г., записывались у него для постройки крепости у озера Чебаркуль. По мнению Татищева требовалось заселить не менее 100 дворов у Чебаркуля, столько же в 30 верстах от Чебаркуля в сторону р. Течи, да еще и в третьем месте в сторону р. Течи.

Кузнецову был выдан пашпорт на проезд в Екатеринбург, и 27 мая 1736г. он вручил в обербергамте «поименные росписи крестьян, кто к тому поселению желает и при которых местах». Рассмотрев списки, Татищев 5 июня 1736г. подписал указ о переселении в новые крепости при озерах Чебаркуле, Аргази, Кизилташе, Иртяше и на речке Карасье «охотников» крестьян, так как они на старом или новом месте подушной налог все равно платить будут, а льгот себе никаких не просят. Однако Татищев разрешил переселяться в новые крепости только тем крестьянам, которые не приписаны к государственным заводам. Крестьян же «заводского ведомства туда до указу не переселять, и о том просителю Кузнецову объявить».

В итоге крестьянин Степан Ильин сын Кузнецов, ранее многих других осознавший необходимость построения новой русской крепости и первым указавший лучшее место для нее, волею местных властей был лишен права поселиться в крепости Чебаркуле.

О дальнейшей судьбе Степана Кузнецова известно следующее. Переписная книга Крутихинской слободы 1735г. регистрирует его с семьей в деревне Таушкановой, но списки 1744г. указывают, что Степан Ильин Тушканов, его дети: Михаил, Петр, Трофим и Григорий из слободы бежали в 1735 году. В 1736 году вместе с семьей бежал его двоюродный брат Иван Иванов Яговитин. В дальнешем никто из них в слободе не встречается. Однако в списке (от марта-апреля 1736г.) вольных крестьян, записанных в набор «для истребления воров-башкирцов» из Крутихинской слободы, упоминается Петр Кузнецов (сын Степана Кузнецова). Энтузиаст-краевед, учитель школы из Чебаркуля Рахимов Э.Х. в документальной повести «Чебаркульская земля» пишет, что Степана Кузнецова, который так стремился поселиться у озера Чебаркуль, отправили в Оренбург, для работы в экспедиции (комиссии).

Как западный аванпост Зауралья Чебаркульская крепость сразу же получила значительный гарнизон из чинов Тобольского и Енисейского полков – 213 человек.

Основанная в 1736г. как военное поселение-крепость на границе русских и башкирских земель Чебаркульская крепость зашищала юго-восточные границы России и была транзитным пунктом при доставке продовольствия казачьим войскам Южного Урала. Позднее стала крупной казачьей станицей. Крепость была основана на земле башкирского тархана Таймаса Шаимова, с его согласия. В награду за это Шаимов получил именную саблю, а местное башкирское население освободили от податного обложения.

Отдавая дань историческим событиям, в честь простого крестьянина, отдавшего много сил для того, чтобы появилась крепость Чебаркульская, в микрорайоне Южный именем Степана Кузнецова названа одна из новых улиц. В краеведческом музее городского округа Чебаркуль гражданскому подвигу С.И. Кузнецова посвящена специальная экспозиция, вызывающая интерес у взрослых и школьников.

Человек несгибаемой воли, стойкий борец, уверенный в правоте своих действий и не боящийся ответственности – Степан Кузнецов прославил Крутихинскую слободу и Крутихинский дистрикт.

Что еще мы знаем о Крутихинском уезде? Какое количество жителей он объединял?

Состав и населенность Крутихинского дистрикта (уезда) на 1735г. показаны в таблице

 

Дворов

Годны в работу

Старые

Скорбные и увечные

Малолетние по переписи

Вновь годные по переписи

В пушкарях

Служащие на заводах

Вновь рожденные после переписи

Всего

Крутихинская слобода

Крестьяне

402

502

75

66

23

8

 

1

619

1295

К слободе приписанные

18

15

3

 

 

3

 

 

20

41

Разночинцы

16

14

8

3

1

 

1

 

16

43

Красномыльская слобода

Крестьяне

385

425

90

52

30

6

 

1

534

1138

Ольховская слобода

Крестьяне

234

295

58

30

13

12

1

 

364

773

Всего

1122

1354

 

 

 

 

 

 

 

3527

Кроме коренных жителей отдельной строкой в таблицу внесены лица, приписанные книгами князя Солнцева-Засекина 1722г., категория приписанных крестьян выделялась в каждом селе и деревне, в таблице она показана только для Крутихинской слободы.

Людей, отпущенных в другие места проживания, или по каким-то причинам не вносящих подати, или которые, будучи переведены в Крутихинскую слободу, подушные деньги какое-то время платили по прежнему месту жительства, называли разночинцами, то есть разных чинов лицами. Сюда попали дети дьячков, дети и покормленники крестьян, отпущенных служить попами и для прокормления в Шадринский дистрикт, пушкарь, просто скитающиеся люди, случайно оказавшиеся в слободе.

Впервые выделяется категория старых, скорбных и увечных: в Крутихинской слободе таких 141 человек м.п. (11%) - не годных к работам на заводах.

Среди других населенных пунктов Крутихинский дистрикт включал в себя: село Утенское (96 дворов), деревни: Дягилева (6 дворов), Загайнова (47 дворов), Еровская (20 дворов), Крековая (4 двора), Камышская (8 дворов), Любимова (58 дворов), Максимова (41 двор), Новоторжанная (43 двора), Панафидина (21 двор), Пещанка (7 дворов), Рябинина (14 дворов), Слободчикова (18 дворов), Татарская, (61 двор),  Таушканова (23 двора).

Всего в уезде 1122 двора, 3527 душ мужского пола, из них годных в работу 1354 (38,3%).

Непосредственно в Крутихинском селе в 1735 году 101 крестьянский двор.

Как выглядело местное управление в этот период? Дистриктом управлял земский комиссар, он назначался Камер-коллегией из Санкт-Петербурга и подчинялся главной конторе Сибирских горных заводов.  Внизу иерархии располагались традиционные сельские полицейские органы, избираемые на сельских сходах: сотские и десятские. По инструкции земские комиссары отвечали за сбор налогов, а кроме того выполняли полицейские функции: вылавливали беглых крестьян и дезертиров, бродяг и преступников, а также должны были следить за состоянием дорог и мостов, постоялых дворов. Первый руководитель Крутихинской земской конторы шихтмейстер Василий Ближевский встречается в июле 1733г. (упоминался выше по делу Степана Кузнецова).

Как мы помним, в этом же году начинают строить первые острожные укрепления в слободе: надолбы и рогатки.

С 1744 года Крутихинская слобода переходит в ведомство Катайского дистрикта, сельскую администрацию в этом году составляли крестьянский староста Козма Обухов (из села Уксянского) и десятники Афонасий Семенов Рязанов, Василий Туганов и Василий Пятунин. К Крутихинской слободе приписаны село Уксянское, деревни Загайнова, Новоторжская, Еровская, Любимова, Татарка и Таушканова.

После выделения из Сибирской губернии Пермского наместничества (1781г.) и образования Шадринского и Далматовского уездов в Крутихе находилась становая квартира. Стан возглавлялся становым приставом, полицейским чиновником, к обязанностям которого относилось наблюдение и полицейский надзор за жизнью крестьян.

На открытие нового органа административного управления – Далматовской приказной избы – 21 ноября 1781г. Далматов посетил губернатор генерал-майор Иван Варфоломеевич Ламбе. На следующий день, 22 ноября, И.В.Ламбе прибыл в г. Шадринск. По случаю его приезда в город приглашались кроме земских властей волостные руководители и зрители.

Сын Екатерины II Павел I, искореняя порядки, заведенные ею, в 1796г. переименовывает все наместничества в губернии. Далматов лишается статуса города и соответствующих уездному центру органов власти, а Крутиха потеряла место пребывания стана.

Церковная летопись сообщает, что в селе издревле существовало волостное правление. Однако, справедливости ради, надо отметить, что с 1843 по 1861г. Крутихинское село было причислено к Уксянской волости, что объяснялось административной реорганизацией. К этому времени государственные крестьяне перешли в ведение палаты государственных имуществ Пермской губернии, при данной передаче крестьян произошло укрупнение волостей, в Шадринском округе образовано 13 новых административных единиц - волостных управлений. Схема местного самоуправления выглядела следующим образом: в Шадринское окружное управление входили волостные, они, в свою очередь, включали в себя сельские управления, которые могли состоять из нескольких населенных пунктов. В Крутихинском создается сельское управление, объединяющее кроме одноименного Макарьевское село, деревни Загайнова, Брюховская и Юровская. В апреле 1861г. происходит очередное административное преобразование, по которому в уезде вместо 13 создается 29 волостей, в том числе большая Першинская. Жители села ждали образования независимой волости, но Крутихинское сельское управление передали в ведение Першинского волостного управления. Тем не менее, по случаю столь заметного события «был в Крутихе молебен и пальба из пушки – в знак радости». Это была одна из пушек, отлитых в 1707г. Первую в свое время утопили в Исети в период пугачевского бунта, другая позднее нашла счастливый приют в каменке поповской бани.

Крутихинскую волость восстановили 1 октября 1867г., одновременно из Першинской выделилась в самостоятельную Макарьевская волость. Таким образом, местное самоуправление Шадринского уезда с 1867г. стало включать 46 волостей: 42 – русские и 4 – башкирские. Такие сведения по Шадринскому, а также другим уездам Пермской губернии поступили в 1869г. в Центральный статистический комитет МВД и были опубликованы в 1875г. в сборнике «Списки населенных мест Пермской губернии».

В декабре 1773 – марте 1774 года на Шадринский край распространилась крестьянская война под руководством Е.И.Пугачева. С 11 февраля по первое марта 1774г. продолжалась осада Далматовского монастыря отрядом пугачевцев во главе с есаулом Пестеревым. Взять его они не смогли. После неудачного приступа мятежники мелкими отрядами рассыпались по окрестным деревням и селам и завладели ими. В феврале на их сторону перешли Катайская слобода, села Талицкое, Крутихинское, Красномыльское. Часть селений: Кабанское, Иванищевское, Канашское, Замараевское, Сухринское, Барневское, Маслянское, Ольховское по свидетельству современников передались на сторону мятежников добровольно. В последних числах февраля в Шадринск с большим и хорошо вооруженным войском прибыл генерал-поручик Иван Александрович Декалонг. Осада Далматовского монастыря была снята.

Летопись  Крутихинской Богородицкой  церкви  сообщает,  что  «бывший  здесь отряд Емельки Пугачева встречен был хлебом и солью, потому обиды от него никому не было». Обычно хлеб-соль подносили известные люди: поп или сам староста, церковная летопись умалчивает имя этого человека, она не могла признать, что служитель Божий или представитель власти не оказал сопротивления и противодействия противникам престола.

В начале марта 1874г. И. Декалонг начал усмирять почувствовавших свободу крестьян. 7 марта после Канашей он прибыл в село Замараевское, на следующий день на пути к Уксянскому  творил суд и расправу в Крутихинском. «Троих из жителей здешней слободы за нахождение их в войске Пугачева И. Декалонг приказал повесить. Один из них, Матвей Сидоров Кунгурцев, действительно, тогда же и умер, а у остальных двух: Федора Волокитина и Василия Тимофеева Комарова, по прозвищу «Барма», исполнителями казни веревки были подрезаны и порвались, повешенные были прощены И. Декалонгом, сказавшим при этом: «Видно так угодно Богу».

9 марта 1774г. под Уксянской  Декалонг И.А. дал бой мятежникам, более 800 человек было убито, много взято в плен, отбито 25 пушек разного калибра и одна мортира с большим количеством снарядов. После сражения в числе других задержанных выявлены крестьяне Крутихинской слободы: Ульян Боровых, Афонасий Лесных, Андрей Ксенофонтов, Иван Еровских.

18 марта 1774г. в Шадринской управительской канцелярии состоялась расправа над пойманными казаками и крестьянами. 27 человек приговорили к повешению. В отношении У. Боровых, А. Лесных, А. Ксенофонтова и И. Еровских было определено, что «когда злодейская под Уксянскою слободою толпа стояла, то они овес и сено возили и были тут с лошадями под свозом разных их злодейских повозок и пушек. Как из допросов их видно, взяты неволею, но, однако, в страхе другим, дабы впредь к таковым злодейским толпам пристанища не имели, а всеми силами того избегали, подлежательны наказанию плетьми и с обязательством подписки отпустить в дома».



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites