kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » История населенных пунктов Курганской области » В.П. Жданов. Страницы истории села Крутихинского Пермской губернии Шадринского уезда » Крестьянская жизнь

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Крестьянская жизнь

14

Крестьянский общинный сход. Гравюра В.П. Рыбинского, 1859 г.

Мы плавно подошли к освещению жизни крутишинцев в XIX столетии. Но перед этим скажем еще несколько слов о Екатерининском времени.

Крутихинская была крестьянской слободой, и основным занятием ее насельников являлось землепашество, выращивание хлеба, чему способствовали плодородные земли, все счастье и несчастье ее населения зависело от урожая или неурожая хлеба. Волость относилась к зоне рискованного земледелия, в здешних местах засуха, нашествие саранчи, град, а с ними неурожай и болезнь скота были частым явлением. Заразная болезнь на лошадях отмечалась в 1776-1777 годах, неурожайными, тягостными для населения запомнились 1783-1785 годы, приведшие к голоду. В 1788г. крестьяне не собрали даже семена, причина неурожая типичная: весенние заморозки, отсутствие дождей в июне и появление во время роста «пешеходной кобылки».

Что делали в этих условиях власти, есть ли свидетельства того, как они откликались на народные бедствия? Есть. Нельзя сказать, что они бездействовали. Власти предпринимали определенные шаги для смягчения тяжелого положения нуждающихся селян.

В частности, в мае 1785г. Далматовской уездной администрацией было сделано распоряжение о заведении общественной запашки на пустошах по 7 и 9 десятин для удовлетворения семенным хлебом нуждающихся крестьян, не имеющих ни лошадей, ни орудий для земледелия. Для этого указывалось натурой по очереди справным мужикам вспахать, заборонить, засеять выделенные участки. Назначался за жалованье (из этого же урожая) смотритель из крестьян добрых или из отставных солдат, и два караульных для охраны хлеба от людей, скота и птицы. Одновременно велено было запашки эти огородить жердями.

В Крутихинском селе отвели 16 десятин и пахали в день до 128 человек.

Позднее для этих целей сельское общество открыло запасный хлебный магазин, который наполнялся за счет хлебных сборов всех крестьян. Хлебные запасы расходовались в основном на семенные нужды, об этом мы еще будем говорить. Надзор за состоянием хлебного магазина, правильностью употребления ссыпного в него хлеба осуществлял Крутихинский сельский староста.

В 1786г. на запрос губернских властей исправник капитан Кузнецов объяснял в официальном донесении, что в Шадринском округе хлеб на полях поел гнус, мыши, а потому принимались меры к скорейшему измолоту. В этом году рожь по Уксянской волости сеялась, но дождей осенью не было, а зимой снега выпало мало.

Администрация Шадринского округа пыталась влиять на масштабы потерь при народных поветриях. На случай заразных (инфекционных) болезней среди сельских обывателей окружные власти предписали учредить госпитали или больницы, но Крутихинское волостное правление уклонилось от этой рекомендации, сказавшись на недостаток людей.

Зажиточные мужички (Долгих, Межины, Пятунины, Меденниковы, Кунгурцев), имеющие влияние на право раздела старшинами, были жадны на землю, в то время как многие бедные ее почти не имели, и те же богатые отдавали землю беднякам в наем, аренду за соответствующую плату. О власти немногочисленной прослойки сельских богатеев говорит и то, что они за малейшее несогласие с их желаниями сменяли с должностей волостных писарей. Подобные действия поощрялись уездными властями. За маловажные проступки волостных начальников земский суд держал их на сухарях и воде, но писарей, большей частью, увольняли от службы.

С течением времени изменяется структура пахотного поля. К концу XVIII века озимая рожь постепенно вытесняется яровой рожью (ярицей) и, особенно, пшеницей. Основными орудиями землепашца становится соха-рогалюха, борона с железными зубьями, серп, основные орудия косьбы: коса-горбуша, позднее, коса-литовка.

Яровые хлеба, в зависимости от погодных условий, высевались с 10 апреля по 10 мая. Уборка хлебов начиналась с первых чисел августа и пролжалась до глубокой осени. Обычно хлеб косили косой, сопряженной с граблями, но, если хлеб был густой и полновесный, то жали серпами, после чего вязали в снопы. Молотили в течение зимы. Сушили и молотили зерно в овинах – специальных амбарах. В крестьянских хозяйствах широко использовался наемный труд работников.

Производство зерна потребовало развития мукомольного производства. В каждом селении были ветряные и водяные мельницы. К концу XVIII в. в Шадринском округе насчитывалось 684 мельницы. Производительность их была невелика: в среднем на один камень смалывали до 30 пудов в сутки при благоприятной погоде. В 60-х годах XVIII столетия количество мельниц в Крутихинской слободе составляло: водяных 15, ветряных 22. Доходность водяных мельниц определяли от 5 до 15 рублей в год, ветряных 2 рубля в год.

Село Крутихинское, раскинувшись на 4 км на правом берегу реки Исеть, находится на высокой, открытой со всех сторон ветрам местности и от этого часто подвергалось опустошительным пожарам. Первый большой пожар фиксируется 25 апреля 1811 года, когда сгорело и деревянное ветхое здание храма в честь Владимирской Божией Матери с архивом и библиотекой. С этого времени сохранилась систематическая демографическая статистика в приходе. Для примера. В 1811г. на 585 жителей мужского пола и 614 – женского родилось 25 мальчиков и 25 девочек, 6 пар сочетались браком.

В 1847г. Крутихинская слобода вторично подверглась бедствиям от пожара, истребившего в несколько часов до 80 домов. Буранной и метельной выдалась большая (ударение на первом слоге) часть 1867г., снега выпало чрезвычайно много, отчего половодье Исети оказалось таким широким, как не случалось, по словам стариков, уже сорок лет. Ужасные испытания пришлось пережить селянам 15 июля 1873г. Первый пожар в этот день занялся во дворе псаломщика Василия Геркулесова, выгорело много домов за церковью, на горке и за логом. Были поджоги, из 12 пожаров и поджогов четыре, к счастью, не удались, люди в панике покидали подворья и жили за рекой в шалашах (Н.Чупин ошибочно относит это бедствие на 1874г.).

Как примечание, скажем, что поджоги были нередким явлением и отмечались в разных местах уезда. 21 мая 1861г. виновником пожара в Далматове, когда сгорело 5 домов, явился пьяница, от трубки которого вспыхнуло задворье. После учиненной трагедии он грозился сжечь весь Далматов, земская полиция оказалась бессильна поймать его и предать суду. Та же история случилась в селе Петропавловском: мужика-пьяницу поймали с углями и берестом, жена его показала, что он решился поджечь все село Петропавловское. Сильный пожар, уничтоживший половину города Шадринска, когда сгорело 560 домов, обрушился на несчастных жителей 21 августа 1870г. Поэтому когда через несколько дней, а именно, 26 августа, город вновь охватил сильный пожар, распространились слухи о поджигателях. Разъяренная толпа схватила несколько заподозренных лиц и хотела бросить их в огонь. Несчастных спасло вмешательство прибывшего в город губернатора. После пожара 4 июля 1873г., уничтожившего в Шадринске 240 домов, зверства толпы в отношении подозреваемых, трудно было сдержать. 74 человека задержали по подозрению в поджогах.

Лес для строительства и хозяйственных потребностей как прежде, так и позднее доставляли из Камышловского уезда, покупая его около Пышминского з-да и речек Ричелга, Глубокая и Черная.

Крестьянский труд никогда не был легким. Именно на крестьянах, как основном тягловом сословии, со времен Петра I лежало бремя содержания Армии, они кормили всю страну. Налог, который вносился ими в казну, состоял из подушной и оброчной подати, а также земских и мирских сборов.

Подушный оклад крутихинских крестьян до 1794г. составлял 70 копеек, с этого года – один рубль. Пуд ржаной муки стоил 10-15 копеек, пшеничной – не более 33 копеек.

Оброчная подать росла еще стремительней. Это вызывалось финансовыми потребностями государства, а также падением курса рубля, вследствие непрерывных войн и колонизационной политики правительства. Со второй половины 1783г. оброчный сбор поднялся с двух до трех рублей с души мужского пола, в то время как до 1740г. оброчная подать собиралась по 40 копеек, с 1760 – по одному рублю, с 1768г – по два рубля с окладной души.

Пермский педагог и историк Никита Саввич Попов, описывая хозяйственное состояние Пермской губернии, остановился и на базарных ценах в Шадринском уезде в 1805г. В этом году бык стоил от 6 до 12 рублей, корова 5-8 руб, лошадь рабочая от 8 до 25 руб, овца и баран 1-2 рубля, столько же давали за козу и свинью, овчину продавали за 50 коп, шерсть (фунт) 12 коп, сукно (аршин) 30 копеек.

По указу Шадринского земского суда от 10 апреля 1787г. в уезде устанавливались цены: за четверть (3л) водки сладкой 1 рубль 25 копеек, французской 1 рубль 50 копеек, за ведро (12л) пива 28 копеек, меду 60 копеек. Пуд сала стоил один рубль.

К этому времени пшеница становится основной продовольственной культурой в крае.

Стариками давно было замечено, что в 10 лет бывает два года лучших, три средних и пять скудных. С одной десятины получали, при благоприятных условиях, от 112 до 135 пудов чистого зерна пшеницы, яровой ржи до 126 пудов, овса до 225 пудов. Но после длительного, без применения удобрений, однообразного использования пашни истощались, устаревшие методы обработки земельных наделов привели к тому, что в начале XX в. урожайность зерновых значительно упала. В то же время урожай хлебов в Крутихинской волости был заметно выше средних по Шадринскому уезду.

Наименование культуры

Крутихинская волость. 1904г.

Шадринский уезд. 1908г.

Засеяно,

десятин

От общего поля,

процентов

Собрано, пудов

Собрано с 1 десятины,

пудов

с 1 дес.

Всего

Озимые

Рожь

245

5,5

65

15925

57

Яровые

Рожь

65

1,4

65

4225

53

Пшеница

2610

58,5

90

234945

60

Овес

1355,5

30,4

110

149105

72

Ячмень

3

0,06

80

240

66

Всего яровых

4034

90,36

 

388515

 

Горох

18

0,4

40

720

32

Всего зерновых

4297

96,26

 

405160

 

Лен

150,5

3,4

10

2

1505- семян

301- волокно

 

Конопля

14,5

0,3

15

1

217- семян

15- волокно

 

Всего под посевами

4462

 

 

406882

316- волокно

 

 

Цены на пшеницу устанавливались различными, в зависимости от качества. Лучшая пшеница, снятая около Исети, продавалась среднею ценою 25-35 копеек серебром за пуд, тогда как пуд пшеницы, собираемой с полей северной части округа, оценивалась в 15 копеек серебром за пуд. Стоимость другой сельскохозяйственной продукции была такая: овес - 30 коп/пуд, горох - 17 коп., мак - 70 коп., льняное семя - 40 коп., конопляное семя - 35 копеек за пуд.

Продавать хлеб с осени крестьяне не торопились до зимней поры, пока не установятся выгодные цены.

Благоприятными, урожайными для земледельцев были 1824-1828 годы. В 1828г. цена ярицы и пшеницы понижалась до 5 копеек серебра за пуд. Небывалые урожаи отмечались в 1855-1856 годах. В частности, в 1856г. пуд ржи стоил в Шадринске 7 копеек. Крестьяне, имевшие у себя запасы хлеба, спешили, ввиду постоянного снижения цен, сбыть свои запасы. Одновременно с дешевизною хлеба возрастала стоимость сала и откармливать свиней на сало стало выгодным. По мнению местных жителей огромное количество ржи пошло в 1856 и 1857 годах на откорм свиней. Высокими урожаями запомнились 1870-е годы.

Для домашнего обеспечения семьи с двумя или тремя детьми на год требовалось до 70 пудов хлеба, немногие хозяева заявляли, что после посева у них оставалось столько ярицы и пшеницы.

Возникает естественный вопрос: сколько земли было у крутихинских крестьян, и как она распределялась? Земля, как известно, находилась в общинном владении, непосредственно тяглецам сельское общество (мир), нарезало ее, исходя из числа ревизских душ (душ мужского пола), по результатам народной переписи (ревизской сказки). Ведомость, представленная в мае 1843г. Крутихинским сельским управлением в Уксянскую волостную контору, показывает 1756 жителей мужского пола, они имели 9512 десятин пахотных и огородных угодий, под посевами было занято  5176 дес. Почти третью часть посевной площади (32%) составляла рожь, примерно на равных участках: 31,7 и 30,1% пашни возделывались пшеница и овес, ничтожными были посевы ячменя – 2,1%. Лен, конопля и горох высевались для личных нужд.

Межевые работы для наделения крестьян землей по числу душ 8-й ревизской сказки (1834г.) проводились в Шадринском уезде в 1844-1847гг. По их итогам в Крутихинском селе (вместе с д. Загайновой) за обществом закрепили 4545 десятин пахотной, 1013 дес. сенокосной земли, 1576,5 дес. под лесами и кустарниками, с учетом земель под выгоном и неудобной (всего 10448 дес) – на душу приходилось 9 десятин. Но плана указанного описания угодий ни в уезде, ни в волостном правлении почему-то не оказалось, поэтому уездное казначейство для сбора в оброчную подать числило за обществом 11875 десятин земли (10 дес. на душу мужского пола), а по измерению самих сельчан у них, за исключением выгонной и неудобной, причитается на душу 8 десятин. Такая вот странная получилась арифметика.

Последний передел земли в Крутихинской волости провели в конце XIX в. Земельный надел на одну ревизскую душу определили 4 десятины. Имелась в виду пахотная земля. В таком размере земельный надел оставался до 1917г. В зависимости от своего состояния люди могли арендовать любое количество земли.

С имеющихся у крестьян земельных наделов в 1867г. следовало взыскать налога и податей, с учетом недоимки предыдущих лет, - 8393 рубля 22 ½ копейки. А вместе с мирскими сборами положено было собрать с Крутихинского села и д.Загайнова (в которых проживало 1154 души муж. пола, из них 29 человек пользовались землей, но налоги не платили:  отставные солдаты и солдатские дети) - 10дес\ю 11875 дес. 9605 рублей 37 ½ копейки. Недоимка по оброчной подати составила 399 руб. 36 коп. Волостной старшина Меденников в донесении в уезд объяснял, что задолженность накопилась от предыдущих неурожайных лет, которые привели крестьян к бедности.

Какую сумму составляли окладные сборы за определенное число ревизских душ? За одну душу мужского пола в 1850г. требовалось внести 4 рубля 79 1/4 копейки и 7 рублей 41 ¾ копейки в 1867г. За три д.м.п. 14 руб. 3 ¾ коп. и 21 руб. 87 ½ коп., соответственно, за пять д.м.п. 23 руб. 96 ¼ коп. в 1850г. и 43 руб. 75½ коп. в 1867г.  В эти суммы не вошли сборы на мирские, общественные нужды, которые тоже не стояли на месте.

Можно посмотреть из чего складывались денежные сборы с крестьян. В 1870г. подушная подать составляла 1 рубль 89 копеек с ревизской души, оброчная подать – 3 рубля, дополнительная оброчная подать – 29 ¾ копейки с души. Были еще земские сборы на мирские повинности: обслуживание здания волостного правления и арестантской комнаты при нём, наём волостного писаря, содержание земской квартиры и на сдачу рекрут. Земельный налог равнялся 9 копеек с десятины,  лесной налог – 157 рублей 80 копеек со всего общества.

Расслоение Крутихинского села происходило с первых лет его становления и продолжалось постоянно. Кто-то в засушливые годы голодал, кто-то был более удачливым, появлялись новые бедные и новые богатые. У одного после посевной оставалось столько хлеба, сколько требовалось для домашнего продовольствия на год, другой вынужден был наниматься в работники. Кстати, на пахоте и сенокосе платилось до 1855г.  за день работнику 15 копеек, при жатве 30 копеек серебром, за все лето – 12 рублей, а за год – 18 рублей серебром. В средней полосе России, в частности, в Нижегородской губернии труд мужика на тех же работах ценился в полтора-два раза выше.

Беспристрастный посевной срез, картину распределения посевных площадей среди крутишинских крестьян дает уже упоминавшийся реестр посеянным яровым хлебам весной 1843г., поданный в Уксянское волостное управление. Читаем. В ведомость включены 240 дворохозяев села Крутихинского, 8 из них совсем ничего не сеяли, каждый четвертый дворовладелец (25%) посеяли хлеба меньше 3-х десятин, в том числе 18 человек - меньше одной десятины. Еще 59 крестьян (или 25%) имели под яровыми полосы от 3 до 7 дес. Зерновой клин остальных 115 крестьян составлял от 7 до 30 и более десятин.  Теперь посмотрим на этот именной список с другой стороны. 19 самых богатых крестьян (8% численности дворовладельцев) имели посевных земель (474 десятины), столько же, сколько их было у 130 бедняков (54% всех дворохозяев). Понятно, да? Вот так выглядит расслоение сельских обывателей на конкретном примере. Ситуация к началу XX в. изменилась не намного, поменялись только некоторые фамилии. Надо еще не забывать, что крепкие крестьяне (позднее их будут называть середняками и кулаками) имели возможность арендовать немалые площади земли. И потом, как мы помним, засевалось немногим более половины имеющихся у крестьян пахотных земель. После этих замечаний распределение земельных наделов будет выглядеть не так как в указанном списке, а по-другому.

О крестьянской жизни, хозяйственном, семейном и бытовом положении селян говорит и анализ демографической статистики Крутихинского общества. Посмотрите сами. Первый значительный рост смертности за 55 лет демографических наблюдений приходится на 1866г.: население прихода уменьшилось настолько, что потребовалось три года, чтобы восстановить число жителей. Исследователи обращают внимание на беспрерывный с 1860г. неурожай во всем Шадринском уезде. И на следующий, 1867г., урожай хлеба в Крутихинском приходе, вопреки приметам и ожиданиям, был настолько плох, что земледельцы не получили своих семян; на некоторых полосах совсем ничего не родилось от засухи и истребления насекомыми.

Состояние продовольственного обеспечения крестьян с учреждением земства в 1870г. Урожай хлебов и его влияние на положение сельских жителей, меры для улучшения их жизни.

Новообразованная земская управа для начала справедливо решила оценить общее экономическое состояние уезда и с этой целью потребовала от волостных правлений статистические данные о всех сторонах жизни сельского населения, что местными властями и было исполнено. Из представленной правлением Крутихинской волости ведомости рисуется такая картина. Для раскладки податей и повинностей в расчет, по-прежнему,  брали 1154 ревизских души, выявленных последней народной переписью 1858 года: 875 д.м.п. в Крутихинском селе и 279 – в Загайновой. Дворов в Крутихинском селе считалось 325, в Загайновой – 109.

Волостной старшина доносил, что в 1870г. по волости посеяно 5906 пудов озимого хлеба и 40117 пудов ярового. Из-за погодных условий урожай в этом году оказался неудовлетворительный: по озимым сам-3 (на одно посеянное зернышко собрали три), по яровым хлебам: пшеница сам-3, овес сам-1 (что посеяли, то и собрали, то есть, никакого урожая не получили), ячмень сам-2 (на одно посеянное зернышко собрали два). Крестьяне собрали 17718 пудов озимого и 68690 пудов ярового хлеба. На душу обоего пола пришлось 34 ¼ пуда зерновых. Из этого валового сбора крестьянам нужно было оплатить подати, внести недоимки и ссуды в запасный магазин, задолженность в капитал продовольствия и самим не остаться на зиму без хлеба. Труднорешаемая задача, которая для выхода из ситуации заставила многих сельских труженников весной прибегнуть к новым ссудам и кредитам.

О том, как в Крутихинской волости менялись цены на хлеб в течение 1870 года, говорит таблица.

Вид хлеба

Цены, копеек за пуд

зимой

весной

летом

осенью

Пшеница

46,6

44,4

47,7

40

Ярица

33

40

40

37,7

Овес

13,3

14,4

15

13,3

Ячмень

30

31

31,6

28,8

 

Скажем о ценах на фураж. При том, что сена в 1870г. сняли 75975 пудов или 75 пудов с десятины, оно продавалось по 82 копейки за пуд, солома – 32 коп. за пуд. Цены на продовольствие установились в размере, за пуд: говядина - 1 рубль 60 копеек, баранина – 80 коп., свинина – 1 руб. 60 коп., сало – 2 рубля. Как оценивался домашний скот? Баран, овца стоили 1 руб. 20 коп. – 1 руб. 50 коп., корова 8-9 рублей, рабочая лошадь до 25 рублей.

Торговых цен в волости не существовало, поскольку не проводились ярмарки и торжки, они появятся позже.

В 1872 году гласные (депутаты) III-го очередного Шадринского уездного земского собрания, рассматривая состояние продовольственного дела в уезде, отмечали, что в 1860-е годы вследствие всеобщих неурожаев, продолжавшихся более 10 лет, цена хлеба доходила до 90 копеек за пуд и несколько лет держалась в 60-70 копеек. Эту цену в здешнем крае они рассматривали равной почти голоду для большинства крестьян. Ситуация вызвала общее обеднение, породив ежедневную заботу о насущных потребностях пропитания, болезни. Одновременно отмечались значительные потери лошадей и крупного рогатого скота.

Урожай 1871г. удался во многих местностях, но породил другую проблему: недостаточность рабочих рук. Уборочные работы поднялись в цене, состоятельные и имеющие большие посевы крестьяне платили наемному работнику за жатву от 60 копеек до одного рубля в день, и от 5 до 7 рублей за десятину. В последней трети августа начались сильные дожди, остановившие уборку и пролившие насквозь сложенные клади хлеба. До сентября уборку окончить не удалось. Продолжительное ненастье не могло не сказаться на умолоте и качестве зерна.

Для обеспечения населения продовольствием существовал по закону сбор хлеба с крестьян в устроенные за счет сельских обществ магазины. В уезде на 46 волостей в 1870г. таких магазинов числилось 134, в Крутихинской волости – один. По положению запасы в них должны были пополняться ежегодным взносом всех крестьян и составлять 277 кг ржаного хлеба и 105 кг овса на человека. Реально такого количества хлеба в магазинах никогда не было и близко. В 1870г. по сообщению Крутихинского волостного правления наличный запас ржаного хлеба равнялся 422,5 пуда, или 6 кг на душу, то есть в случае несчастья населению кормиться было нечем.

Депутаты первой (1870) и всех последующих сессий уездного земского собрания при рассмотрении вопроса продовольственного обеспечения сельского населения отмечали ничтожность хлебных запасов и признавали необходимость принятия решительных мер к их пополнению. С появлением запасных  магазинов за хлебными ссудами в первую очередь обращались несостоятельные, слабые хозяева, чтобы прокормиться и произвести посев. Преимущественно за ними накапливалась задолженность в магазины, причем земская управа докладывала земскому собранию в 1870г., что недоимки и ссуды за беднейшими крестьянами числятся уже давно, с начала 1840-х годов, а положенные взносы хлеба не производились из-за продолжительных неудовлетворительных урожаев. Зерновая задолженность крутихинских крестьян по состоянию на 25 сентября 1870 года составила 7879,5 пудов ярового и 23038 пудов озимого хлеба, всего 30917,5 пудов, или 26,8 кг на душу мужского пола.

Что делало в этих условиях Шадринское земство? Уездная земская управа неоднократно подчеркивала, что забота о полном обеспечении народа на случай нужды есть первейшая земская забота. Крестьянин, справедливо говорили они, тогда только способен соображать, отдавать детей своих в школу, более сознательно и с сочувствием относиться ко всем полезным мероприятиям, - когда он сыт, когда у него не стоит безотлучно нужда за плечами, не гнетет его, не вырывает из рук насущного хлеба.

С момента своего учреждения (в 1870г.) Шадринское земство стремилось использовать все средства для предупреждения народных бедствий от неурожаев и голода. Уездная управа ответственно утверждала, что помимо сбора запасов хлеба в магазины и продовольственных капиталов заботы земства должны распространяться шире, оно (земство) может и должно заботиться о предупреждении самих неурожаев через улучшение культуры земледелия, изменение севооборотов, улучшение самого хозяйства, через поиск новых промыслов, не препятствующих занятию земледелием. Задолго до реформ Столыпина уездные власти указывали на необходимость наделения крестьян землей в собственность. Пока их наделы несоразмерны, часто меняются, постоянно уменьшаясь, пока они разбросаны на огромном расстоянии от селений, пока нет частных рациональных хозяйств и форм для примера, уездным властям трудно что-нибудь придумать и предпринять решительное, положительное к улучшению в этом отношении.

Но что можно, предлагалось сделать немедленно. Шире внедрять в севооборот озимую рожь, поскольку последние десятилетние неурожаи и истребление яровых хлебов кобылкой (саранчой) опровергли окончательно убеждение крестьян против возможности посева озимой ржи. Напоминалось, что в последние пять лет площади под этой культурой значительно увеличились, и по урожаю она давала замечательный результат: на нее не действовали ни весенние засухи с ветром, ни кобылка, от которых яровые хлеба гибли. Но дальнейшее распространение озимой ржи сдерживало то, что при удовлетворительном урожае яровых цена ее не выше яровой ржи и при 16-18 коп. за пуд озимая рожь не покрывает труда на ее обработку, тогда как пшеница покупается по 40 копеек серебром. В виду таких результатов управа считала полезным закупить за счет земства 450 пудов озимой пшеницы и раздавать на семена лучшим земледельцам в ссуду, с возвратом из первого урожая в том же количестве. Администрация уезда была убеждена, что со временем при урожаях ржи и озимой пшеницы это побудит крестьян к изменениям в хозяйстве и структуре посева.

Земская управа через волостные правления убеждала сельских труженников в необходимости удобрения земли, поскольку она истощается постоянными пашнями по сто лет все более и более, делается, по местному выражению, утлою, малопроизводительной.

Члены управы разъясняли крестьянам пользу замены хлебных запасов денежными, но не достигли желанной цели, убедившись, что крестьяне крепко держатся старых порядков, усвоенных ими за века, и недоверчиво смотрят на нововведения. Они во всем видят новый налог, новую тяготу и не верят, что кто-нибудь может хлопотать об их пользе. Как и ожидалось, благое дело не прижилось.

Признавшись, наконец, в полном отсутствии мер к улучшению сельского хозяйства, земство образовало запасный капитал на усиление зерновых средств уезда, для чего ежегодно перечисляло туда все остатки от бюджетных назначений. Запасный капитал создавался для обеспечения населения хлебом в случае неурожаев.

Одновременно проводилась реструктуризация ссудных недоимок в запасные магазины. Печальное состояние дел с зерном в уезде было очевидно. Хлебные запасы с каждым годом истощались, а ссудные недоимки росли. Для властей становилось сомнительно, чтобы когда-нибудь эти недоимки будут внесены в полном объеме, потому что едва ли и сами волостные правления могли определить, за кем именно числятся недоимки, накопившиеся в течение нескольких десятков лет. Земская управа периодически часть ссудных недоимок, безнадежных к поступлению по неспособности плательщиков, исключала из списков по приговорам сельских обществ и зачисляла недоимкою на все общество, равномерно на каждую душу, что было законно, так как ссуды выдавались за круговую поруку друг за друга. С состоятельных хозяев немедленно взыскивали по мере урожая и возможности и не частями, а годовую ссуду или две в одну зиму.

В неблагоприятные годы положенный сбор хлеба в запасные магазины не производили, а собирали согласно приговоров обществ ссуды и недоимки прежних лет, они с избытком восполняли положенные запасы хлеба в магазинах. Разрешали вносить пшеницу, так как ее сеяли все крестьяне и родилась она лучше, чем ярица или рожь. Как того требовала справедливость, освобождали от обложения земским сбором те земли, на которых хлеба были истреблены градом или съедены насекомыми.

Продовольственное обеспечение населения в 1876-1878 годах по материалам уездного земского собрания.

Урожай хлебов в 1876г. по оценке уездной администрации был неудовлетворительный. По некоторым волостям крестьяне едва получили посеянное зерно, в 29 волостях (из 46) урожай был такой, что намолотили не намного больше посеянного и только в немногих местностях он был удовлетворителен. К тому же градобития и истребление хлеба насекомыми причинили убытков на 188 тысяч рублей. Вследствие этого 1877 год оказался одним из самых тяжелых для Шадринского крестьянства, - особенно если принять во внимание нескончаемые падежи скота, пожары и отвлечение рабочих сил призывом нижних чинов запаса и ратников ополчения на Балканскую войну. Хлеб от урожая 1876г. ушел почти весь на подати по окладу и к весне 1877г. крестьяне остались без хлеба на посевные и продовольственные нужды.

В этих обстоятельствах с ранней весны и до конца июля в управу не переставали поступать из разных концов уезда ходатайства о выдаче хлебных ссуд сначала на посев, потом на продовольствие. Крутихинская волость получила в ссуду 7030 пудов яровой ржи на проведение посевных работ, что составило 6,5% всей произведенной ссуды по 27 волостям. В большем размере хлебную ссуду выдали лишь Белоярской, Теченской-русской и Маслянской волостям, что показывает степень бедствия, поразившего эти местности. Надо понимать, что хлебные запасы, истощенные предыдущими зерновыми кредитами не могли удовлетворить даже одной десятой нужды населения, что очень хорошо сознавали и сами крестьяне, а потому вынуждены были прибегать к частным займам у зажиточных крестьян, обязываясь платить вдвое и втрое дороже против существующих цен.

К 1 сентября 1877г. наличного хлеба в уезде оставалось по 40,6 кг на человека.

Урожай 1877г. не в полной мере оправдал ожидания земледельцев. В 14 волостях по сведениям сельских администраций было выбито градом и съедено насекомыми озимых и яровых хлебов на площади 5351 десятина. Крестьяне только 6 волостей при урожае сам-6 намолотили яровых хлебов в 4-5 раз больше того, что посеяли, в 23 волостях, в том числе Крутихинской, урожай яровых показывался вдвое хуже (сам-3), а в 16-ти собрали лишь посеянное зерно (сам-2).

Отсюда видно, что для крестьянского населения результаты сельскохозяйственного года не предствляли ничего утешительного. Управа резонно полагала, что весной 1878г. снова потребуются весьма значительные хлебные ссуды на посев и на питание, а так как по некоторым волостям хлебные запасы на исходе, необходимо будет обращаться за денежными кредитами из общего по губернии продовольственного капитала. Не имея точных размеров ходатайств из волостей, уездная администрация предварительно определила величину денежной ссуды в 20 тысяч рублей, которую и просила у губернского земства на 1878г.

Весной 1878г., чтобы провести посев и обеспечить население продовольствием, Крутихинское волостное правление вновь вынуждено было обращаться за ссудой, на этот раз в количестве 7179 пудов зерна. За хлебными ссудами обращались 25 (из 46) волостей.

В Крутихинской волости хлебные запасы в этом году составляли меньше половины установленного законом размера. В то же время во всех сельских обществах Замараевской волости вовсе не было наличного запаса хлеба. В более благоприятных условиях находились только 7 волостей, где урожай в последние годы был более удовлетворительным.

Сельская администрация отмечала, что хотя местные жители занимались преимущественно земледелием и скотоводством, которое давало им средства к жизни и содержанию себя, хозяйство их находится в посредственном состоянии, мер по улучшению способов хозяйствования, поиску и открытию промышленных производств не замечалось.

На экономическое положение крестьян самым негативным образом влияла периодически появляющаяся чума рогатого скота. С 1 сентября 1877 по 1 сентября 1878 года от этой болезни, которая охватила 19 волостей, пало 5578 голов. Эпидемия не обошла стороной и Крутихинскую волость, где потери составили 344 головы крупного рогатого скота. 

Уездная управа вынуждена была признать, что по прекращению падежа скота не сделано ничего, потому что весь наличный ветеринарный персонал состоял из одного ветеринарного врача и трех фельдшеров. Уменьшить упадок они физически не могли, так как единственная мера против чумы – выполнение жителями полицейско-ветеринарных мер: введение карантина и жесткое его исполнение. Уездные чиновники лишь констатировали, что пока общество не доросло до понимания пользы в подобных мерах, ни советы медицинских специалистов, ни усилия земства не принесут видимых результатов.

Распространению чумы в Шадринском уезде активно способствовал прогон гуртового скота во всех направлениях, особенно из южных районов страны. Земское собрание поручило управе обратиться с ходатайством в Правительство о выделении одной или двух скотопрогонных дорог через Шадринский уезд и запрещении прогона скота по другим направлениям. Губернатор Пермской губернии, к сожалению, таких полномочий не имел. Разрешение проблемы с ограничением скотопрогонных дорог затянулось на несколько десятков лет, до начала XX столетия.

Кроме чумы крупного рогатого скота много урона сельским хозяевам приносили эпидемии сибирской язвы на лошадях.

По сравнению с предыдущими годами упал сбор зерновых в 1880г. Старожилы в этом году (1880) вспоминали, что за последние 30 лет было неурожайных от истощения земли, засухи, холодов, истребления хлебов градом, насекомыми и саранчой в Шадринском уезде – 15 лет. Голодовка пришла в Крутихинское село в 1884г.: на семена покупали пшеницу по 1 рублю 20 копеек за пуд, овес по 75 копеек, мука взлетела в цене до 1 рубля 40 копеек за пуд.

В уезде, вследствие неурожая, от бескормицы погибло 5277 лошадей, 6139 коров, 7833 овцы, 946 свиней и 145 коз. Кроме того, было продано, преимущественно на убой, 21378 лошадей и 29761 корова.

Бедствия 80-х годов привели к катастрофическому сокращению населения Крутихинской волости. Из демографической ямы приход выбирался очень медленно и тяжело: потребовались долгие 15 лет, чтобы от 3179 человек в 1884 прийти к 3182 – в 1899г.  В 1886г. волостное правление вынуждено было принять решение об открытии нового кладбища, старое закрыли из-за отсутствия мест для захоронения.

Невзирая на столь жестокие испытания, непредсказуемые погодные условия и нестабильные доходы, подати и налоги не снижали, их требовалось вносить сполна, неурожайные годы только умножали недоимки и задолженность. Шадринское уездное казначейство облагало денежными и прочими сборами в целом сельское общество, круговая порука плательщиков налога была важнейшей особенностью податной системы царской России, заимствованной из Византии.

Непосредственно с крестьян налог собирал сборщик податей, в 1867г. – Евгений Куфтин, человек испытанной честности, избранный выборными крестьянами на три года. Выборными же избирались: волостной старшина, сельский староста, заседатели волостного правления, смотритель сельского запасного хлебного магазина, полесовщики (для охраны лесов) и др. Самих выборных на три года избирал сельский сход (мир), избираемые были уважаемые, авторитетные на селе люди, крепкие домохозяева, не подвергавшиеся телесным наказаниям. Как правило, выборные крестьяне служили три трехлетия (девять лет), освобождаясь по достижении 60 лет или по болезни, передавая свое место сыну или младшему брату.

В частности, три срока избирались выборными известные в обществе крестьяне: Филимон Иванов Куфтин (род.1821), Ефим Петров Жданов (род.1810), Петр Егоров Пятунин (р.1811), Иван Иванов Пятунин (р.1811), Андрей Ефимов Корозников (р.1800), Семен Алексеев Жданов (р.1799), Григорей Андреев Рязанов (р.1800), Петр Иванов Меденников (р.1809), Захар Григорьев Долгих (р.1830). После Савелея Осипова Жданова выборным избирался его сын Корнилий, Григория Андреева Рязанова заместил сын Никон (р.1829), Семена Алексеева Жданова - сын Севастьян, Фотея Дорофеева Перфильева (р.1822) – брат Дмитрий (р.1831) и т.д. Через выборных сельский сход решал важнейшие хозяйственные дела, вопросы народного здоровья и просвещения, раскладки денежных и натуральных сборов на крестьян, определения размера наградных денег рекрутам, внутреннего благоустройства и поведения и др. Выборные утверждали отчет сборщика податей.

В 1870г. из 325 домохозяев Крутихинского сельского общества 9 не имели право голоса на сельском сходе, число выборных равнялось 32. В Загайново не имеющих право голоса было 4 из 109 дворовладельцев, выборных – 11 человек. То есть, 1 выборный от 10 дворов.

За три года, с 1886 по 1888, по приговору Крутихинского волостного суда 16 человек были подвергнуты телесному наказанию розгами за пьянство, клевету, кражи и разбой. (В дальнейшем поведение 9-ти из них отмечалось как одобрительное, 2 попали в тюрьму).

С 1 января 1887г. постановлением Правительства государственные крестьяне были переведены с оброчной подати на выкупные платежи. Они поглотили оброчную подать и заменяющие ее сборы, а также лесной налог. Срок выкупа наделов установлен - 44 года.

Сумма выкупных платежей оставалась неизменной на весь период выкупа. При этом выкупные платежи по каждому отдельному селению не превышали суммы окладов оброчной и подушной податей. Ежегодная сумма выкупных платежей за предоставленный надел составляла в Крутихинской волости 8549 рублей, в том числе за земельный надел 8392 рубля и 157 рублей лесного налога. Эту сумму крестьяне обязаны были вносить ежегодно, чтобы освободиться от платежей за землю к 1 января 1931 года.

Последняя, десятая ревизия (перепись) населения Крутихинской волости была проведена в марте 1858г., но даже в 1870г. раскладку денежных сборов с крестьян выполняли по данным десятой ревизской сказки. При этом нельзя говорить, будто уездные власти не знали реального числа жителей Крутихинской и других волостей, полные сведения о населении находились рядом: у священников приходских храмов. Они аккуратно и последовательно, из года в год вели метрические книги, куда заносили полную информацию о родившихся и умерших лицах с подведением итогов численности мужского и женского населения за текущий год. Ведь будучи, по сути, органичной частью государственного механизма, священники ежегодно в установленные сроки представляли метрические выписки о родившихся в определенный год крестьянах для составления призывных списков. Им также не стоило бы большого труда направить в уездную управу или казначейство донесение о том, сколько душ мужского пола проживает в конкретной волости.

По данным волостного правления в 1872г. у крестьян (на 1154 человека м.п.) насчитывалось 1689 лошадей, 1015 коров, овец - 1710 и свиней - 340 голов. Для домашнего пользования держали кур, уток и гусей.

С такой же целью, жители в свободное от работы время занимались охотой, вручную на домашних ткацких станках производилась выделка холста из конопляной и льняной пряжи и сукна из овечьей шерсти. Холст использовался для рубашек, штанов и сарафанов, из сукна шили зипуны.

Представляют интерес натуральные повинности, отправляемые крестьянами Крутихинской волости. В 1890 в денежном выражении они обходились сельскому обществу (миру):

1

По ремонту:

- дорожно-трактовых дорог

- проселочных дорог

 

105 р 52 к.

84 р.

2

Квартирная повинность:

- для приезда господ чиновников по делам службы

- квартир для воинских чинов

 

25 р.

не отводилось

3

Пикетовая:  караульных наряжено не было

 

4

Полицейских сотских:  4 чел. по 25 рублей

отправлялись натурою и обошлось

100 р.

100 р.

5

Полицейских десятских:  18 чел. по 20 рублей

360 р.

6

Рассыльных при волостном правлении: 2 или 3 человека, в том числе на отопление волостного правления

105 р.

7

Полесовщиков

не было

8

Сторожей церковных лавок:   2 по 15 рублей 

30 р.

9

Сторожей при церкви:  2 по 30 рублей

60 р.

10

Сторожей при земском училище

Нет

12

Деревенских десятников:  10 чел. по 16 рублей

160 р.

13

Поправка общественных зданий

не было

14

Отправление ночных караулов  (по числу дворов, коих 468), стоимость

120 р.

15

Тушение лесных пожаров

не было

16

Наряжено людей для работ по нивелированию селений

не было

17

Окарауливание мертвых тел

не было

18

Наряд людей на переправы во время половодья

не было

19

Наряд людей для усиления сопровождения арестантов

не было

20

Наряд людей для усиления сопровождения почты

не было

21

Отправление ямской земской и обывательской гоньбы натурою

не было

22

Исправление мостов через р. Исеть и проселочных дорог

100 р.

 

За крутихинскими крестьянами для исправления был закреплен дорожный участок на Екатеринбургском Исетском тракте протяженностью 5 верст. Ежегодно для ремонта дорожного полотна и водоотводных канав выделялось определенное количество людей с подводами. В частности, в 1872г. поставлено 180 работников и 90 подвод. В денежном выражении ремонтные работы стоили 63 рубля. В среднем, в зависимости от объема ремонтных дорожных работ, исправление каждой версты тракта стоило в этот период от 50 до 60 рублей.

Квартирная повинность по размещению чинов полиции, других чиновников по делам службы в 1872г. стоила сельскому обществу 48 рублей 68 копеек.

При следовании полков маршем личный состав располагался только в крестьянских избах. Число казарм в то время было крайне ничтожно. Расходы по воинскому постою не входили в бюджет военного ведомства, а относились на земские сборы и составляли «постойную повинность».

Лес находился между крестьянскими пашнями, в 1870-е годы эти поля охранялись двумя сторожами и тремя полесовщиками (смотрителями общественных лесных угодий). Жалованья они не получали, но освобождались от исправления дорог и отправления ямской гоньбы. Льготы эти стоили 1 руб. 20 коп. одному сторожу, а всем – 6 рублей.

В начале 1870-х годов волость содержала трех десятских и сотских из крестьян. Сотские, как и сельские старосты, вместо жалованья получали льготы: не привлекались к исправлению дорог и отправлению ямской гоньбы. Льгота эта стоила одному 1 рубль 20 копеек. Десятские ни от чего не освобождались и отбывали все повинности наравне с крестьянами. Как видим, к 1890г. ситуация изменилась. Сельских старост в волости было 2: в селе Крутихинском и Загайновой, волостной старшина - один. Денежного содержания он тоже не получал, а пользовался теми же льготами от натуральных повинностей: исправления дорог, ямской и обывательской гоньбы, что составляло в год 1 рубль 20 копеек. От указанных натуральных повинностей освобождался и церковный староста, избираемый прихожанами на три года.

Общественное здание в волости было одно – дом, где размещалось волостное правление и при нем арестантская комната. До отправления к становому приставу здесь содержали пойманных бродяг, в 1872г. задержали 3-х бродяг, беглых не было.

Обывательская гоньба в 1872г. заключалась в выставлении крестьянами лошадей для разъезда десятских и сотских:  20 подвод в год, каждая стоила 40 копеек, а всего 8 рублей в год. В течение года кроме того общество выставляло до 6 одноконных подвод бесплатно для разъезда штатных чинов жандармских команд. Для перемещения чинов полиции выделялось 190 подвод от крестьян и 168 – от волостного правления, всего 358, что оценивалось в 211 руб. 80 коп.

Земская и обывательская гоньба в денежном выражении стоила в 1872г. 60 коп. с каждой души.

Что мы знаем о других сторонах крестьянской жизни?

Как развивалось промышленное производство в Крутихинском селе? Какими кустарными промыслами занимались жители?

Ветряных мельниц в селе Крутихинском в 1872г. было три: Севастьяна Григорьевича Поспелова, Никона Петровича Межина и Льва Павловича Рязанова. Каждая из них размалывала в год до 750 пудов зерна. Обслуживали мельницы сами хозяева. Годовой доход от каждой достигал скромной суммы в 7 рублей 50 копеек серебром.

Засушливые и неурожайные 80-е годы губительно сказались на мукомольном промысле, к  1885г. ветряные мельницы прекратили работу, как малодоходные.

Выстояли водяные мельницы. Кроме водяной мукомольной мельницы, находившейся на истоке реки Исеть при деревне Загайнова и принадлежавшей крестьянину села Замараевского Ефиму Ивановичу Рязанову, в Загайновой держала мельницу шадринская мещанка Татьяна Никитична Сотникова. Если доход от размола хлеба первой мельницы составлял 350 рублей в 1881 и 400 руб. в 1885г., то мельница Т.Сотниковой в 1885г. молола на 600 рублей. С 1886г. водяная мельница Ефима Рязанова не работала, не выдержав конкуренции более удачливой шадринской предпринимательницы.

Два кожевенных заведения в 1872г. принадлежали Евстифею Никитичу Жданову и Павлу Кондратьевичу Пушкареву, лично занимавшихся выделкой овчин. Доход от первого предприятия составлял 22 рубля 50 копеек, от второго - 50 рублей в год. К началу 80-х годов оба утратили свои мастерские.

По сведениям Крутихинского волостного правления в 1885г. овчинным промыслом занимались Федор Никандрович Яглов и Козма Яковлевич Ушаков, каждый с оборотом 100 рублей в год. Но уже в 1886г. земская оценочная комиссия исключила фабрику Ф.Яглова из списка заведений, облагаемых земскими сборами, как малодоходную, а мастерскую К.Ушакова числило за Далматовским отставным фельдшером Иваном Федоровичем Надеждиным.

В начале 1870-х годов в селе учтены две красильные мастерские, которые обслуживали нужды местных жителей: одна шадринского мещанина Егора Ивановича Шахматова, годовой доход этого промысла составлял 51 рубль. Другое предприятие   принадлежало   Семену   Поликарповичу Меденникову, в помощь он нанимал мастера, крестьянина Крестовской волости Камышловского уезда Анику Яковлевича Калинина. Фабрика вырабатывала продукции на 130 рублей в год. Зарплата работника составляла 25 рублей в год.

Синильное заведение Е.Шахматова в 1881г. отошло к вдове дьячка Василия Геркулесова Марье Ивановне Геркулесовой, которая владела им недолго. По раскладке волостного правления в 1885г. указанный промысел записан за крестьянкой Александрой Ивановной Кузнецовой, с оборотом в 100 руб., но уже в апреле 1886г. мастерскую закрыли по причине прекращения работы.

В 1885г. красильное производство попытался открыть Прокопий Федорович Меденников. Однако, спад сборов зерна, вследствие многих неурожайных лет, и резкое сокращение количества лошадей и поголовья крупного рогатого скота вскоре заставили его передать свой промысел мещанину Терентию Васильевичу Проусову.

Кузницы в этот период (1872г) в Крутихинском селе держали Артемий Егорович Ушаков, Павел Николаевич Долгих, Севастьян Григорьевич Поспелов, Павел Ефимович Жданов, Роман Андреевич Межин, Ефим Сергеевич Усольцев и Севастьян Семенович Жданов. Работали сами хозяева, изготовляя конские подковы, ножи, серпы, косы, топоры, гвозди для местных потребителей. На сумму от 5 рублей 87 ½  копейки до 22 рублей 50 копеек.  Позднее подход к кузницам, как и к другим промышленным заведениям изменился. Те из них, которые оценивались менее 100 рублей, не включались в список подлежащих обложению земскими сборами. При таком варианте к 1885г. кузниц с оборотом 100 руб. считалось шесть (кузницы с доходом менее 100 рублей не учитывались). Их хозяевами были Севастьян Григорьевич Поспелов, Севастьян Семенович Жданов, Павел Ефимович Жданов, Василий Семенович Туганов, Прокопий Федорович Меденников и Павел Никонович Долгих. Искусственно завышая оценку местных промышленных заведений, уездные власти душили их налогами, что не  могло не сказаться отрицательным образом на развитии этих промыслов. В результате непродуманных экономических действий уездной земской управы Крутихинское волостное правление 30 сентября 1885г. исключило все кузницы из списка подлежащих обложению земскими сборами, как ветхие и малодоходные. Поскольку реальная стоимость каждой составляла от 10 до 20 рублей.

Таким образом, из 8 промышленных производств (кузниц, синильных и кожевенных мастерских), существовавших в 1885г., через год учтено только одно красильное и одно овчинное. Причем оба жителям Крутихинского села не принадлежали.

Для сравнения скажем, что в Уксянской волости в 1885г. числилось 13 промышленных предприятий (кузниц, синильных и овчинных фабрик), 13 лавок и два питейных заведения. Бедствий от неурожая и его последствий Уксянка не испытала, земская оценочная комиссия зафиксировала даже рост недвижимых имуществ, подлежащих обложению в 1886г.

Как изменилось состояние промыслов к началу XX в.? Посмотрим на таблицу.

Наименование промысла

Число лиц, занимающихся данным промыслом

Годовой заработок на 1 чел.,

рублей

Заработок всех рабочих,

рублей

1. Пимокатный

-

 

 

2. Чеботарный (сапожный)

6

15

90

3. Кожевенный

-

 

 

4. Овчинный

2

25

50

5. Ткачество

-

 

 

6. Плетение коробьёв

-

 

 

7. Выделка кирпича

13

20

260

8. Гончарный

-

 

 

9. Кузнецов

8

10

80

10. Коновалов

3

 

 

11. Каменщиков

2

 

 

12. Печников

7

 

 

13. Портных

7

 

 

14. Столяров

2

 

 

15. Шорников

1

 

 

Итого

51

 

480

Отхожие

 

 

 

1. Извоз

46

15

690

2. Работа на заводах

-

 

 

3. На золотых приисках

18

20

360

4. На железной дороге

22

20

440

5. По сельскому хозяйству

13

10

130

6. По торговым делам

-

 

 

7. Прочие

92

5

460

Итого

191

 

2080

Всего

242

 

2560

 

К промыслам следует отнести и маслобойный завод Осипа Прокопьевича Меденникова, в 1905 г. там работало два мастера, зарплата которых составляла 20 рублей. За год вырабатывалось до 100 тонн масла.

Для жительства в других уездах выдано 54 паспорта, эти люди вошли в число – прочие.

На 191 человека, занимающегося отхожими промыслами, волостным правлением выданы паспорта и билеты.

Кстати, Церковная летопись Крутихинской церкви среди не бывших на исповеди в 1904 г. отмечает 90 чел., находящихся в отлучке и 70 – отпущенных. Такой учет церковь вела с 1895 года.

Отсутствие в таблице лиц, занимающихся пимокатным, кожевенным, гончарным промыслом, ткачеством и плетением коробьев, свидетельствует не о том, что в селе не было таких мастеров. Для своего хозяйства, двора крестьяне, конечно, плели коробья, катали пимы, ткали холсты и половики, умели шить кожевенные изделия. Наличие хозяев-кустарей устанавливалось уездными властями опросом сельской администрации, разных сведущих лиц и кустарей друг о друге. Они не занимались этими промыслами в промышленных целях, ради получения доходов, что влекло бы обложение их земскими сборами.

На каждый промысел в Шадринском уездном казначействе необходимо было получить, предварительно оплатив, промысловое свидетельство. Срок его действия составлял один год. 

Число овчинных предприятий не меняется с 1872 г., меняются владельцы.

В таблице не показаны синильные заведения, существовавшие исстари. В апреле 1886 г. прекратила красить мастерская Александры Ивановны Кузнецовой, ранее принадлежавшая Марье Ивановне Геркулесовой. В этом году открыл красильню отец Осипа Прокопьевича Меденникова Прокопий Федорович, вскоре передавший ее мещанину Терентию Васильевичу Проусову.

Не указана водяная мукомольная мельница при деревне Загайнова, принадлежавшая с 1886г. шадринской мещанке Татьяне Никитичне Сотниковой.

Почти на одном уровне оставалось число кузниц: в 1872 г. - 7, в 1885 их 6, в 1904 – 8 (не считая малодоходных).

В целом динамики в развитии промыслов не наблюдалось, но не было и падения.

Золотые прииски в Березовском (возле Екатеринбурга) известны давно. Пуск Березовского золотопромывального завода состоялся в 1753 г. С этого времени берет начало золотодобывающая промышленность в России. Туда уезжали в поисках удачи и счастья в основном молодые крутишинцы.

Немало крестьян трудилось на Екатеринбургских заводах, в том числе на фабрике братьев Злоказовых. Среди рабочих этой фабрики в 1918г. ненужную известность приобрела двадцатилетняя крутихинская крестьянка Евдокия Семеновна Межина.

Притягивала людей работа на железной дороге в Екатеринбурге. Движение на линии железной дороги Екатеринбург – Тюмень открыто в 1889г., в 1896г. вступила в эксплуатацию линия Екатеринбург – Челябинск. Осенью 1913г. в Шадринск прибывает первый пассажирский поезд от станции Синарской (железная дорога прошла, минуя Крутихинское село).

Как оценивались подсобные промыслы накануне Первой мировой войны?

Наиболее полное исследование состояния кустарных промыслов Шадринского уезда было проведено в 1913г. оценочно-статистическим отделением Пермской губернской земской управы. При общем числе 62559 крестьянских хозяйств в уезде перепись зарегистрировала 5635 кустарных заведений, что составляло 9% от всех дворов. По уезду промыслы были распространены крайне неравномерно: от 0,1% (Тюляковская башкирская волость) до 54,2% (Ольховская волость).

В Крутихинской волости на 683 хозяйства показано 18 кустарных производств (2,6%), в Уксянской на 1609 хозяйств – 37 промыслов, или 2,3%.  Основная масса кустарей была сосредоточена ближе к Шадринску, где более 20% хозяйств занималась подсобными работами. Западная часть уезда характеризовалась слабым их развитием, причем с удалением от Шадринска падал процент кустарных хозяйств. Губернские чиновники объясняли это тем, что уездный город являлся главным рынком сбыта произведенной продукции, особенно местная Крестовская ярмарка, проводимая с 25 июля по 1 сентября. Она привлекала торговцев не только своего уезда и губернии, но и соседних регионов, ее обороты достигали 5 миллионов рублей. По этому показателю местная ярмарка соперничала с Нижегородской. 

Распределение кустарных хозяйств по основным группам сбыта обобщенно, в процентах от их общего числа выглядело так:

п/п

Вид сбыта изделий

Шадринский уезд

Крутихинская волость

1.

Работа на заказчика-потребителя

19,6

50

2.

Работа на рынок

25,4

44,4

3

Работа на скупщика

55

5,5

 

По сбыту изделий мелкий кустарь находился в сильной зависимости от скупщика. Особенно это касалось промыслов пимокатного, сапожного, колесного и всех женских промыслов (ткацкого, кружевного). Местные скупщики собирали, заготавливали солидные партии для более крупных приезжих оптовых покупателей.

В уезде эволюция кустарной промышленности шла от работы на заказчика-потребителя через сбыт произведенной продукции на рынке к работе на скупщика. В этом отношении промышленность Шадринского уезда стояла на высшей ступени развития. Совершенно другую картину видим в Крутихинской волости.  Объяснялось такое положение тем, что в отличие от Крутихи в уезде отмечалось громадное развитие пимокатного (валяльного) промысла, которым занималось 35,6% всех кустарных хозяйств уезда. За ним следовали кирпичеделательный промысел, тканье скатертей, сапожный, кружевной, кузнечный, овчинный и др. В Крутихинской волости приоритет промыслов был обратный: большее развитие получили заведения с продукцией, ориентированной на заказчика-потребителя и свободный рынок.   

Главнейшие данные по промыслам Крутихинской волости показаны в следующей таблице:

Название промысла

Кому сбывает изделия

Чьи материалы

Число
работающих лиц

Число заведений

Число
рабочих

Рабочий период,

дней

Засевают, десятин

Сво-их

Наемн-ых

Кирпичеделательный

Вольная продажа

Свои

1

1

1

-

-

15-20

2-3

6

13

-

-

8-15

4

1

4

-

-

15-20

Маслобойный

Заказчику потребителю

Заказчика потребителя

2

1

2

-

100

больше 20

Овчинный

Заказчику потребителю

Заказчика потребителя

1

1

1

-

-

1-5

2

1

-

2

90

5-10

Сапожный

Заказчику потребителю

Заказчика потребителя

1

2

2

-

160

5-10

Пимокатный

Скупщику

Свои

11

1

1

10

200

больше 20

Кузнечный

Заказчику потребителю

Заказчика потребителя

1

3

3

-

140

3-10

2

1

2

-

200

10-15

 

Все промыслы носили подсобный характер, большинство кустарей вело и земледельческое хозяйство, засевая до 10-15 и более десятин. То есть, пока пашня давала ему некоторые оборотные средства для покупки материалов за свой счет, он стремился это делать. В случае снижения дохода от надела, при неурожае кустарь постепенно переходил к работе на заказчика, на его материалах.

Почти половина всех предприятий имела одного работающего человека, 3-х и более рабочих имело 3 заведения. Из отдельных промыслов наибольшим количеством рабочим выделяется пимокатный – 11 человек на одну мастерскую, затем кирпичеделательный – 2-3 мастера на одно заведение.

Наемные работники составляли 29% всего числа мастеров. В пимокатной мастерской применялась сдельная форма найма и оплаты, в овчинной – месячная. Подмастерьев и учеников никто не держал, никто также не пользовался трудом женщин и детей.

Возраст кустарей был, в основном, 21-45 лет, 5 наемных работников-пимокатов имели возраст от 14 лет до 21 года и 7 человек  двадцати одного-сорока пяти лет. Наверно, трудно считать подростка 14-ти лет настоящим мастером, но официальная губернская статистика в своем отчете не относила их к подмастерьям или ученикам, что странно.

С 1891-1908г. в волости заведены две пасеки, насчитывающие 16 семей пчел, они продолжали работать и в 1916г. Сведений о том, сколько меда давали пасеки, не сохранилось.

Рынки и другие места продажи и купли. Неотъемлемой приметой сельской жизни являлись периодически проводимые ярмарки, торжки и базары. Старинные шадринские ярмарки («Петровская», проходившая ежегодно в июле, и «Михайловская» - в ноябре) вели свою историю с 1792г. Покупателям предлагали холст, яйца, масло, пух и перо, кожи и валеную обувь, меха и овчины, шерсть и щетину, мясо и сало, домашнюю битую птицу и дичь, свинину и рыбу, предметы одежды и экипажи, и многое другое. Ярмарки обслуживали Шадринский и соседние уезды Пермской и Оренбургской губерний, их оборот достигал 1 миллиона 400 тысяч рублей. Но еще большей популярностью пользовалась «Ивановская» ярмарка, проводимая в селе Крестовском с 1877г. Она была известна далеко за пределами уезда. Сюда съезжались торговцы из Шадринска, Екатеринбурга, Челябинска, Кургана, Петропавловска, Ялуторовска и других мест. Ее обороты доходили до 5 млн. руб.

Три раза в год в Крутихинском селе проходили трехдневные торжки местного значения: 27-30 января, 19-22 июня, 18-20 ноября, со скромным оборотом 500 рублей каждый. Торжок обслуживал нужды своей волости и, по незначительности оборота, считался неудачно открытым. (Удачными считались торжки с оборотом от 3 тысяч рублей). Заведены они были после 1872г. Торговали мануфактурой, бакалейными и кожевенными товарами, обувью, кузнечными изделиями, предметами крестьянского обихода. Повседневные местные нужды населения волости обслуживал еженедельный базар, проводимый по пятницам, базарная площадь имела оборот в 100 рублей.

В соседних более населенных волостях (Уксянская и Ново-Петропавловская) также 3 раза в год проходили сезонные ярмарки. В Уксянском селе пяти-десятидневные ярмарки существовали с 1858г. и имели оборот от 4 до 7 тысяч рублей. В Ново-Петропавловском селе семидневные ярмарки по разрешению Министерства внутренних дел  открыли в 1909г., их оборот достигал 2-3 тысячи рублей.

Накануне Первой мировой войны в Шадринском уезде ежегодно проводилось 38 ярмарок и 57 торжков в городе Шадринске и 32 волостях. Из 53 волостных единиц уезда 21 не имела собственных базарных дней и свою покупную нужду удовлетворяла на ярмарках и базарах соседних сел.

С 1885г. в Шадринском уезде активно внедряются сельскохозяйственные орудия и машины, к 1899г. в Крутихинской волости инвентарь крепких хозяев дополняли два плуга конструкции Кунгурцева, 4 фабричных молотилки и одна веялка.

В начале нового века в селе Крутихинском насчитывалось 439 дворов, в 1904г. сельский староста Виктор Егорович Плешков пофамильно выделяет из них 45 домохозяев, не имеющих право голоса на сельских сходах. От общего числа дворовладельцев он показывает 65 однолошадных, 48 – безлошадных.

Население Крутихинского села составляло 3434 человека мужского и женского пола. Только через 10 лет восстановлена численность жителей 1890г. - 3420 человек. Пик спада пришелся на 1896г. -3026 человек.

Не можем не отметить положительного влияния на крестьянскую жизнь столыпинских реформ.

15

Начало XX в. Зауральские крестьяне проводят посевные работы.

Картину хозяйственного состояния крутихинских крестьян, сложившуюся к этому времени, дают посемейные списки Крутихинского сельского общества. Проведенная в 1904г. волостным правлением опись домашнего скота выявила в Крутихе и Загайново (на 461 дворе): лошадей – 1935 голов, рогатого скота – 1997, овец – 2612, свиней – 295, коз -3. Распределение лошадей, крупного рогатого и другого скота по дворам было далеко не равномерным: при том, что 38% домохозяев имели не более двух лошадей, 51%  - от 3 до 5, посемейный список показывает дворы, в которых содержалось до 20 лошадей, 15 быков и 15 же коров, не считая жеребят и телят. В то же время каждое десятое хозяйство было безлошадным, на каждом двадцатом дворе не имели скота.  

Население волости составляло 3665 человек: жителей мужского пола – 1699, женского – 1966.

Преобразования начались с издания 9 ноября 1906г. указа о выходе из крестьянской общины. С этого времени любой крестьянин мог подать через сельского старосту заявление о выходе из общины, а принадлежащий ему пай земли переходил в его личную собственность. После обсуждения и одобрения в Государственной Думе указ был 14 июня 1910г. утвержден царем и стал Законом. Закон разрешал мужику оставить за собой и излишки, сверх нормы, если он за них заплатит по выкупной цене.

Что явилось причиной реформы? Прежде всего, низкий уровень эффективности сельского хозяйства в России, существование общины, препятствующей развитию рыночной экономики. В крестьянских хозяйствах преобладала отсталая трехпольная система земледелия, современные сельскохозяйственные орудия применялись редко. Решать проблему нужно было не предоставлением дополнительных наделов земли, а повышением производительности крестьянского труда. Поэтому по своему экономическому содержанию Закон от 14.06.1910г. способствовал развитию капитализма в деревне, был прогрессивным.

Какие изменения принес он в жизнь крутихинских крестьян? На 1 июля 1913г. 4 домохозяина перешли из общинного пользования на подворно-наследственное владение землей, за ними закреплено 83 десятины надельной земли. В уезде выделены отрубные участки 441-му дворовладельцу, их земельный надел составил 6167 десятин.

№ п/п

Фамилия, имя, отчество домохозяина

Количество закрепленной земли, десятин

1

Долгих Иван Степанович

15

2

Межин Иван Никандрович

25

3

Лисьих Емельян Нифонтович

24

4

Межин Василий Ефимович

19

 

В Крутихинском сельском обществе земельный надел на одну душу по последнему переделу составлял 4 десятины, на полторы души 6 десятин, на две души 8 дес. и т.д. Количество показанной в таблице закрепленной земли зависело от того, сколько земли домохозяин выкупал сверх нормативного надела. У И.Межина и Е.Лисьих было 2 взрослых сына, то есть, по 3 ревизских души, на которые полагалось по 12 дес. надельной земли, у В.Межина один малолетний сын, земельного пая он не имел. Необходимо сказать, что земля  закреплялась не за семьей, а лично за домохозяином, в его личную собственность на вечное пользование. По требованию выделявшихся община нарезала им взамен черезполосных земель отдельный компактный участок.

На волне общего подъема активности сельских жителей и стремления нестандартно мыслящих крестьян уйти от дедовских форм ведения хозяйства в уезде возникают общества потребителей, кредитные товарищества и сельскохозяйственные общества, сначала Бродокалматское (1909г), затем другие.

В каком направлении шло коллективное производственное, торговое и кредитное объединение людей на рубеже веков? Как прививались новые формы общежития в Крутихинской волости?

В начале XX столетия широкое распространение в уезде получила кооперация: потребительская, кредитная и производительная, разделявшаяся на ремесленную и маслодельную.

Первое общество потребителей было открыто в 1903г. в селе Широковском к явному неудовольствию местных торговцев.

Началом развития кредитных кооперативов в Шадринском уезде считается 1906г., когда открылось первое кредитное товарищество в селе Балинском. Оно появилось не на пустом месте. Укрепление кредитной кооперации в Шадринском уезде началось в 1840г., когда возникло несколько волостных вспомогательных касс. К началу 80-х годов число волостей, где они работали, достигло 40 единиц, затем дальнейший размах вспомогательных касс прекратился, на их базе стали открываться ссудно-сберегательные кассы, с более широким охватом крестьянского населения. Но это были сословные учреждения, что сдерживало их распространение и ограничивало поле деятельности. В 900-е годы началась постепенная их ликвидация, накопленные ими денежные средства стали передавать в новые организации - кредитные кооперативы. Толчком для массового открытия новых кредитных обществ послужило утвержденное Правительством «Положение об учреждении мелкого кредита» от 7 июня 1904г. и Устав для них, разработанный и согласованный в 1905г. «Положение …» и Устав значительно расширяли права сельских обществ в вопросах коренного улучшения экономического положения крестьянского местного хозяйства. Разрешалась выдача долгосрочных ссуд по пониженному проценту на покупку земли, лошадей и скота, устройство маслодельных заводов, на приобретение лучших орудий для обработки земли и на развитие травосеяния.

Губернские и уездные земские власти всячески поддерживали и поощряли развитие кооперативного движения на селе, поскольку кооперация изначала ставила задачей не только улучшение благосостояния, но и воспитывала в сельском человеке общественные навыки, привычки и этим подготавливала почву для переустройства жизни на новых началах товарищеского единения. Кооперативы выступали как свободное соединение трудовых усилий неограниченного числа людей для выполнения общих хозяйственных задач, причем целью организованного ими союза являлось не извлечение возможно большей прибыли, а улучшение условий труда и подъем благосостояния всех его участников. В кооперативах были заинтересованы, прежде всего, средние слои крестьян, у богатых односельчан хватало собственных средств для успешного ведения своего хозяйства, а бедняки, не имеющие земли и не желающие на ней работать, не имели возможности внести вступительный пай. Новые общества, не уничтожали индивидуального характера мелкого хозяйства, а давали ему возможность пользоваться всеми преимуществами крупного хозяйства.

В 1909г. возникло Замараевское кредитное товарищество. Для открытия подобного учреждения требовалось обращение инициативной группы грамотных людей: духовных лиц, народных учителей, волостных руководителей или писаря. В Крутихинском селе все волостные старшины и сельские старосты были неграмотными, заступивший священником  вместо умершего в апреле 1907г. отца, Павла Константиновича, Владимир Матвеев еще не проникся решимостью и готовностью поддержать новое движение. Учитель земского училища Иван Филиппович Меденников стал организатором и основателем другой нарождающейся коллективной структуры – Крутихинского сельскохозяйственного общества.

Когда в 1911г. под давлением активной части домохозяев волостное правление обратилось в уездные органы с вопросом открытия кредитного кооператива, Крутихинскую волость включили в район Замараевского кредитного товарищества. Уездные власти решили, что разделять товарищество на две части не имеет смысла, потому как одна Крутихинская волость по числу дворов для района кредитного товарищества, якобы, мала. Хотя Замараевская волость уступала Крутихинской по населенности, к тому же Шадринские кооперативные съезды (проводимые ежегодно с 1911г.)  и Совещание представителей уездных земств и земских касс мелкого кредита, состоявшееся в Екатеринбурге в марте 1914г., признали необходимым для проектирования кредитных товариществ иметь их состав минимум 500 и максимум – 1000 дворов. Для приближения кредитных обществ к населению. Причина нежелания уездных органов открывать самостоятельное Крутихинское кредитное товарищество видится в том, что в Крутихе не нашли умелых, грамотных и заинтересованных руководителей. В 1912г. в Замараевском кредитном товариществе состояло 1004 члена, что составляло 80% дворохозяев Замараевской и Крутихинской волостей.

Громадный неурожай поразил уезд в 1911г., сборы хлеба и сена в этом году рухнули в 10 раз. Перед губернскими и уездными земскими властями остро встали задачи: обеспечения населения семенным хлебом, чтобы не допустить резкого сокращения посевной площади, обеспечить содержание скота и сохранить его от продажи, не дать развития появившемуся голоду в уезде. Энергичными и своевременными действиями кредитных кооперативов в значительной степени были смягчены последствия неурожая и голода в 1911-1912гг., посевная и прокорм скота в 1913г. произведены исключительно за счет товариществ. По характеристике ссуд за 1912г. в уезде предпочтение отдавалось тем, которые направлялись на аренду земли и семян для посева, на покупку лошадей и скота. Из-за угрозы голода, чтобы прокормиться, народ бросился торговать, чем придется: кто скотом, кто кормом, кто по дешевке покупал куделю, холст и изделия из него.

Из-за бескормицы 1911г. население потеряло около 35% скота, из них рабочего скота - лошадей – 26%. Между тем посевная площадь в 1912г. почти не уменьшилась.

Замараевско-Крутихинское кредитное товарищество в 1912г. выдало своим членам ссуды на 32 тысячи 754 рубля 36 копеек. На первое место вышли ссуды на покупку разного рода товаров для продажи и на покупку семян для посева. Затем шли расходы на аренду земли под посев, на покупку лошадей и крупного рогатого скота. Третью группу составили исспрашиваемые суммы под залог продукции сельского хозяйства и промыслов, на строительство или ремонт жилья, на покупку корма для скота. Ссуды выдавались под 12% годовых, ставка зависела от высокой платы за пользование кредитами, предоставляемыми Государственным банком и земской кассой мелкого кредита.

Неурожай 1911г. не в одинаковой степени затронул волости. Крутихинских мужиков не удовлетворяла ссудно-кредитная политика, проводимая правлением Замараевского кредитного товарищества. Опять возник вопрос о разделении, но на этот раз пошли другим путем.

Крутихинское волостное правление в 1913г. возбудило ходатайство перед уездной земской управой  о преобразовании существующей у них волостной вспомогательной кассы в общественную ссудно-сберегательную кассу по Уставу 1905г. С ходатайством Крутихинской волости на этот раз согласились при условии передачи из сумм сельского общества в основной капитал новой организации 2407 рублей 95 копеек с тем, чтобы предельный кредит на одного человека не превышал 300 рублей. Это было не полноценное кредитное товарищество с его широкими правами, но все-таки свое кредитное учреждение. О финансовых возможностях Крутихинской вспомогательной кассы говорит тот факт, что на 25 сентября 1870г. она выдала 116-ти заёмщикам в ссуду 1928 рублей 50 копеек. 

Всего до 1917г. в Шадринском уезде было открыто 41 (по другим сведениям 44) кредитное и 11 ссудно-сберегательных обществ. Логика жизни привела к тому, что в феврале 1916г. был учрежден Шадринский Союз кредитных и ссудно-сберегательных товариществ, для общего решения возникающих задач. В Далматове и Бродокалмакском селе были открыты отделения Союза. Союз производил закупки для своих товариществ сельскохозяйственных машин и орудий, предметов первой необходимости; организовывал сбыт продуктов сельского хозяйства, хлеба, скота, продуктов молочного хозяйства, кустарных изделий и т.п. С целью пропаганды сельскохозяйственных знаний устраивал курсы, лекции, чтения, издавал газету «Народная мысль» и другую литературу; оказывал товариществам помощь по бухгалтерскому учету, делопроизводству и всем операциям через своих инструкторов.

С началом Первой мировой войны и, особенно, после организации Союза была поставлена задача, чтобы по возможности весь крестьянский хлеб проходил через кредитные товарищества и через Союз во избежание спекуляций частных торговцев. Для чего от КТ требовалось расширить строительство зернохранилищ с сортировальными машинами для очистки зерна от сора и хорошими сараями для его сушки, а на железнодорожных станциях в Шадринске и Далматове силами Союза поставить элеваторы.

В июне 1911г. по инициативе уездной земской управы прошел первый Кооперативный съезд Шадринского уезда, в последующем их собирали ежегодно. Прикладной характер имели съезды сельских хозяев Шадринского уезда, также созываемые уездным земством ежегодно, начиная с 1911г. Вызывает интерес перечень вопросов, обсуждаемых на этих съездах. О борьбе с засухой, мероприятия по развитию травосеяния, способы обработки почвы, борьба с сорной растительностью, опыты с минеральными удобрениями. А также мероприятия по улучшению продуктивности скота, развитие промышленного маслоделия, пчеловодства, о семенах хлебов. В период работы съезда сельских хозяев испытывались плуги разных конструкций, одно- и двухлемешные, бороны обычные и дисковые, культиваторы, лущильники и другие орудия.

По числу открытых кредитных товариществ (83% от числа волостных единиц) Шадринский уезд уступал только Камышловскому, где на 38 волостей работало 35 кредитных обществ, или 92%, опережая Екатеринбургский (82%) и Ирбитский уезды (66%). В то же время Шадринск являлся пионером в проведении Кооперативных съездов. Екатеринбург и Камышлов первые уездные съезды созвали только в 1913г., следующие в 1915г.

В феврале 1917г. в Москве состоялся первый очередной Всероссийский кооперативный съезд. Съезд избрал исполнительный орган – Совет Всероссийских кооперативных съездов. Временное правительство в августе 1917г. постановило организовать кроме Всероссийского общего еще и областные окружные съезды. Во исполнение данного распоряжения в Екатеринбурге был сформирован Окружной совет кооперативных съездов. К сожалению, в полной мере новые структуры не успели развернуть свою работу. После октябрьского переворота работа кооперативных органов проходила в сложных условиях, а затем и вовсе прекратилась.

Учитывая косность большинства неграмотных крестьян, консерватизм их мышления и ведения хозяйства, требовались большие усилия, чтобы переломить ситуацию, заставить людей поверить в необходимость изменения способов хозяйствования. Положительный опыт работы кредитных товариществ и ссудно-сберегательных касс, потребительских обществ и лавок, сельско-хозяйственных обществ и маслодельных артелей постепенно менял мировозрение крестьян, показывал полезность того или другого улучшения в сельском хозяйстве, открывал новые возможности для изменения их жизни.

Последний раз руководители Крутихинской волости апеллируют с предложением открыть самостоятельное кредитное товарищество к Собранию уполномоченных Шадринского Союза кредитных и ссудно-сберегательных товариществ в августе 1918г. Собрание рассмотрело просьбу Крутихинской и других волостей и наметило к открытию еще 16 товариществ (в том числе Крутихинского). Пришедшие к власти большевики сохранили успешно развивающиеся кооперативные организации, поскольку декретом Совета Народных Комиссаров кооперативные учреждения, как не капиталистические, освобождались от контроля со стороны  советских органов. Крутихинское кредитное общество продолжало свою полезную деятельность вплоть до создания первых коллективных хозяйств и сельскохозяйственной артели.

А что наблюдалось с развитием потребительской кооперации?

Потребительские общества после 1903г., когда возникло первое из них в селе Широковском, также имели массовое распространение в уезде. Прямой задачей ПО ставилось предоставление своим членам товаров лучшего качества по возможно меньшей цене, чем у частных торговцев, установление более тесной связи с другими видами сельских кооперативов, помощь им в сбыте своей продукции. По сравнению с кредитными товариществами потребительские общества были более независимы, что являлось одним из главных их преимуществ. Кроме существенной материальной помощи потребительские общества воспитывали людей, подготавливая к укладу жизни на более справедливых началах самопомощи и взаимопомощи. У кредитных товариществ был слишком большой район действия, его члены мало участвовали в работе сельского общества. На потребительские кооперативы возлагали надежды ближе слиться с населением, привлечь его к работе, подготовить работников на кооперативном поприще. Совместными усилиями добиться поднятия хозяйства. На потребительские общества смотрели не как на простую лавку, а как на зародыш новой общественной жизни.

Практика расширялась и к 1909г. в Шадринском уезде создано 28 потребительских обществ. В 1910г. учительница местного училища Анна Николаевна Петропавловская открывает потребительский кооператив в деревне Загайнова Крутихинской волости. Из 170 дворов членами кооператива стали 20 человек, к 1915 – 28 хозяев. За 1914г. потребительское общество продало товаров на 3 тысячи 925 рублей 12 копеек, валовая прибыль выразилась суммой 551 рубль 26 копеек. Через год сумма проданных товаров составила 6907 рублей, прибыль 715 рублей.

Крутихинское власти своего потребительского кооператива не учреждали.

Число потребительских обществ в 1915г. в Шадринском уезде составляло 50 единиц и 10 артельных лавок (на 53 волости). В 1916г. они объединяются в Союз потребительских обществ, что способствовало активизации их работы на благо всего населения.

Одновременно с кооперативами, о которых сказано выше, в уезде получили распространение сельскохозяйственные общества. Чем они занимались? Их деятельность в большинстве сводилась к следующему:

- распространение знаний о способах лучшей обработки земли и выгодного ведения хозяйства;

- содействие крестьянам в покупке необходимых для улучшения хозяйства сельскохозяйственных орудий и машин, семян, удобрений по низкой цене;

- выгодная продажа сообща, большими партиями продукции сельского хозяйства;

- внедрение с помощью СХО орудий и машин, приобретение которых не по силе отдельному хозяину: дорогие сортировки, рядовые сеялки, жатки и др.

Перед кредитными товариществами СХО имеют то преимущество, что они не занимаются коммерческой деятельностью, их занятие носит, прежде всего, показательно-просветительский характер, все внимание обществ направляется на обсуждение разных вопросов местного хозяйства.

Ввиду специфики своей работы СХО требовали постоянной поддержки и материальной помощи со стороны губернских и уездных властей, земских органов, поскольку членские взносы представляли ничтожную сумму. Для поднятия значения сельскохозяйственных обществ в экономической жизни населения необходимо было повысить просветительскую работу: больше проводить общих собраний, чтений и бесед, открывать библиотеки, сельскохозяйственные курсы, зерноочистительные и прокатные пункты, показательные поля и показательное кормление скота. На все эти мероприятия Шадринское земство выдавало безвозвратные пособия. Средства на опытные поля, наборы сельскохозяйственных машин выделялись департаментом землеустройства и земледелия Пермской губернии.

Крутихинское сельскохозяйственное общество открыто 3 июня 1911г. Общество возникло по местной инициативе. Председателем СХО был избран Иван Филиппович Меденников, учитель земского училища, со стажем службы в губернии - 25 лет.

С 28 декабря 1912г. секретарем общества выбран Кирилл Ефимович Меденников, сменивший на этом посту Георгия Семеновича Ксенофонтова.

Исполнительным органом общества являлся Совет. Избиралась ревизионная комиссия из 3 человек, учреждался сельскохозяйственный музей. Вступительный взнос составлял 9 рублей 55 копеек. При регистрации в обществе состояло 18 человек, к 1914г. их число увеличилось до 26.

Так же как и Першинское Крутихинское общество вначале существовало только на членские взносы. Было устроено небольшое опытное поле, а затем общество еще приобрело участок земли под многолетние травы. Работа СХО значительно расширилась после удовлетворения его просьбы о финансовой поддержке на усиление общества и на развитие его деятельности. От департамента земледелия Пермской губернии в 1912г. получено пособие 100 рублей на опытное поле; от губернского земского общества – 50 рублей на устройство музея и библиотеки;  от уездного земства – 40 рублей на приобретение земли. При материальной помощи департамента земледелия в 1913г. оборудован прокатный пункт, куда поступили машины: сеялка Мельхара, 2 веялки, сортировка «крестьянка», куклеотборник Мара для очищения зерновых культур от сора, культиватор, 3 двухлемешных плуга Липгарта, молотилка, одноконный плуг, бороны Зигзаг. Всего инвентаря на сумму 830 рублей.

Доходы общества в 1911г. составили 22 рубля 55 копеек, расходы: на опытные поля – 14 рублей 50 копеек, канцелярские – 7 рублей 32 копейки.

На средства департамента земледелия создан случный пункт с бычком ангельмской породы, за счет бюджета уездного земства содержался при обществе жеребец-производитель. За случку быком устанавливалась плата по 50 копеек, за случку жеребцом – 2 рубля 50 копеек.

Сельскохозяйственные газеты и журналы общество не выписывало, покупало у агронома.

Таким образом, в Крутихинском сельскохозяйственном обществе имелось: опытное поле в 3 десятины, участок земли в 1 1/4 дес. под многолетними травами, прокатный пункт, 2 случных пункта, библиотека. Для хранения семян построили саманный амбар стоимостью 100 рублей.

При финансовой поддержке земской администрации устраивались сельскохозяйственные курсы, их проведение началось с 1912г., первые – в селе Бродокалмакском, потом на ферме уездного земства. В 1913г. прошли курсы в Далматовском и в селе Каргапольском, пятые в селе Крутихинском с 1 по 20 декабря 1913г. и здесь же в феврале-марте 1914г. На последнюю встречу собралось 15 человек, беседа продолжалась 3,5 часа. Присутствующие заявили о желании приобрести 2 плуга, 7 хозяев решили получить 13 пудов вики для посева на корма.

Расскажем подробнее о первых Крутихинских сельскохозяйственных курсах и его слушателях. Курсы в декабре 1913г. организовало местное сельскохозяйственное общество, земство приняло в них участие через своих специалистов – агронома, ветеринарного врача, техника маслоделия и других лиц, выступивших в качестве лекторов. Слушателями курсов записалось 18 человек, 16 из Крутихи, по одному курсисту из Далматовской и Замараевской волости. Проезд приезжих на курсы и обратно осуществлялся за счет организаторов, они же выплачивали суточные (на питание) в размере 25 копеек в день, что привлекало людей из других сел и отпугивало местных, которым ничего не платили. 

Возраст участников был от 19 до 60 лет.

Общее число слушателей

Число слушателей по возрастным группам

 

19-24 лет

25-30 лет

31-45 лет

46-50 лет

51-60 лет

 

18

4

2

8

2

2

 

               

 

Все слушатели были грамотными людьми, что видно из следующей таблицы:

Общее число

слушателей

Окончили

Самоучек

 

4-х классное гор. училище

2-х классное начал. училище

Земское начальное училище

Церковно-приходскую школу

Школу грамоты

 

18

2

1

8

2

1

4

                 

 

Есть основание утверждать, что образование в объеме 4-х классного городского училища имел отец-основатель и учредитель Крутихинского сельскохозяйственного общества, учитель местного начального училища Иван Филиппович Меденников (иначе он не имел бы права быть преподавателем). Вторым выпускником этого училища, предположительно, был первый секретарь СХО Георгий Семенович Ксенофонтов, вообще, все члены сельскохозяйственного общества, по меркам того времени, являлись образованными людьми.

Большинство участников сборов принадлежали к довольно состоятельной части населения с наделом 8 и более десятин. Только один слушатель имел надел в 4 десятины, 7 человек указали в анкете, что у них 8-10 дес., еще у семи крестьян было от 11 до 15 дес. пашенной земли, у двух 16-20 десятин и один показал у себя свыше 25 десятин надельной земли. Без сомнения, эта группа, при желании, могла найти и средства для сельскохозяйственных нововведений.

О той же зажиточности слушателей дает представление количество имеющегося у них скота. Лишь один сказал, что не имеет лошади, десять человек держали в хозяйстве одну-две лошади и одну-две коровы, на дворе пяти участников курсов было от 3 до 5 лошадей и у двух 6-8 рабочих лошадей. 8 членов сельскохозяйственного общества заявили о наличии у них трех – семи коров.     

Занятия проводили в форме лекций по программе курсов: двух до обеда и двух после обеда. Утренние лекции начинались в 9 часов, вечерние в 16 часов. Послеобеденное время было занято работами по сборке и разборке машин, молочному хозяйству, на скотном дворе; после вечерних занятий с 19 часов устраивались беседы с демонстрацией световых картин с помощью волшебного фонаря.

Теоретическая часть сборов была рассчитана на 84 часа, 42 лекции. Изучалось скотоводство, молочное хозяйство, ветеринария и коневодство, строение и жизнь растений, почвоведение и удобрения, обработка почвы, семена и способы посева, травосеяние, льноводство и болезни хлебов, кооперативное дело. На практические занятия по машиноведению отводилось 60 часов. Объяснялось назначение каждой сельскохозяйственной машины и орудия, способы обращения с ними при работе, особенности эксплуатации, различия в конструкции. На курсах производили сортирование хлеба на зерноотборнике и сортировках; слушателей знакомили с новинками инвентаря: плугами различных типов и производителей, культиваторами и полольниками, боронами и запашниками, зерноотборниками и сортировками, а также жаткой «Мак-Кормик» и сноповязалкой «Диринг».

Лекторами и руководителями практических семинаров на Крутихинских сборах выступали:

  • ветеринарный врач В.П. Попов – ветеринария, коневодство;
  • агроном А.С. Пономарев – почвоведение, удобрения, семена и посев, льноводство и болезни хлебов;
  • агроном К.К. Никитин – строение и жизнь растений, обработка почвы, травосеяние и кооперация;
  • техник маслоделия Р.Я. Земул – скотоводство и молочное хозяйство;
  • помощник агронома Д.Ф. Булычев – машиноведение.

Расходы на проведение курсов составили 40 рублей. Результаты анкетирования по итогам сборов показали, что курсы востребованы и их нужно созывать чаще, некоторые слушатели написали: «Курсы являются для нас лучом света, осветившего темноту нашей жизни». В процессе занятий выдано 120 книг по специальным предметам и большое количество брошюр по сельскому хозяйству.

Участковый агроном А. Пономарев приглашался также на общие собрания и на заседания Совета Крутихинского сельскохозяйственного общества.

На опытных полях члены СХО искали решения вопросов:

- выработки приемов обработки почвы, посева и удобрений, снижающие действие засух на урожай хлебов;

- действия удобрений при 4-х польном севообороте;

- сравнения 4-х польного севооборота с 3-х польным;

- сравнительной урожайности кормовых растений и влияние их на урожай следующего за ними хлеба.

В 1912г. на опытном участке проводили опыты с овсом и кормовыми растениями и получили следующие результаты: урожай овса составил 62 пуда с десятины при рядовом посеве и 57 пудов при ручном посеве под пласт.

Укос однолетних трав (вика) по осенней вспашке дал 205 пудов сена с десятины, в 1913 – 235 п/д.

При весенней вспашке получено сена 350 пудов с десятины.

Из многолетних трав высевался клевер красный и белый, люцерна туркестанская и костер безостый. В 1913г. урожай сена составил: 360 пуд/дес. клевера красного и 240 пуд/дес. клевера белого. Люцерна на опытном участке дала 220 пудов с десятины, костер безостый 380 пуд/дес. 

Одновременно проводились опыты по способам посева и улучшению сортов хлеба: по норме посева, с рядовым, широкорядным одно- и двустрочным способами посева; с сортами пшеницы: красноколосой, улька, озимой – тейской и овса: золотой дождь, шведский и доллар.

Потребительская лавка обществом не создавалась.

В отчете о деятельности СХО за первые два года работы его руководители отмечали интерес к обществу, как к учреждению нового типа. В то же время указывали, что для укрепления его деятельности необходимо продолжение финансирования со стороны земства и департамента земледелия в виде безвозвратных ссуд на проведение публичных лекций и бесед в массовом масштабе. Более широкому развитию начинаний общества препятствовала крайняя скудость средств, неактивность населения и недостаток лиц, знающих дело.

Представители от Крутихинского сельскохозяйственного общества принимали участие в работе Кооперативных съездов и съездов сельских хозяев Шадринского уезда. В разные годы делегатами этих форумов избирались Иван Григорьевич Кузнецов, Филипп Емельянович Кузнецов, Иван Филиппович Меденников и другие крестьяне.

Новое время требовало новых форм ведения хозяйства, изменения мышления и взглядов на традиционные способы землепользования, применения научных методов возделывания земли. Крутихинское сельскохозяйственное общество пыталось решить эти задачи, опираясь на помощь уездного земства.

Ликвидация последствий неурожая 1911г.  Мы кратко упоминали об этом бедствии, в той или иной степени коснувшемся всех волостей. Более полную картину рисует  подготовленный Шадринским земством Отчет по постановке благотворительной помощи населению Шадринского уезда в 1911-1912 году по случаю неурожая хлебов летом 1911г. В уезде едва собрали 1050 пудов хлеба и 1469 пудов сена, в то время, как в среднем за последние 10 лет собирали в год 14231 пуд хлеба и 12477 пудов сена. Шадринская уездная земская управа уже в октябре 1911г. создала Объединенный Благотворительный комитет для организвции благотворительной помощи на местах. Комитет обратился за содействием к духовенству, учителям, другим жителям уезда, от которых можно было ожидать отклика на призыв о помощи делу благотворительности. Отвечая на обращение, в волостях создавали волостные, приходские и сельские комитеты, а всего по уезду открыли 78 комитетов, в которых работало 914 человек.

Приходской благотворительный комитет в Крутихинском селе возглавил священник, отец Владимир Матвеев, в него вошли сельский староста (или волостной старшина?) Максим Ананьевич Пятунин и Сергей Григорьевич Поспелов. Они проводили обследование экономического положения нуждающегося населения, организовали открытие питательного пункта, где выдавался печеный хлеб (1 ¼ фунта на человека) или мука. Паек мукой был определен в размере 1 пуд в месяц на человека, без различия по возрасту; разрешалось отпускать муку 2 раза в месяц, 1 и 15 числа.

После получения дополнительных средств уездный Комитет вместо этих видов помощи стал открывать столовые. В Крутихинском селе столовая обслуживала 28 человек, с 1 февраля по 1 августа 1912г. было выдано 3935 обедов. Там бесплатно отпускалось первое блюдо (щи, суп или уха) и каша (горох, просо) и предоставлялось право прикупать картофель, муку и др. Дневной рацион стоил 5,8 копейки. Больным и тем, кто не мог прийти в столовую обед отпускался домой. За продовольствием обращались, в основном, одиноко провоживающие или малосемейные старики, почти все безлошадные и бескоровные.

В этот период были открыты школьные столовые для учащихся. В Крутихе столовая работала с 13 января по 20 апреля 1912г., столовалось 63 ученика (из 140 обучавшихся детей). Израсходовано продуктов на 189 рублей 32 копейки, на наем квартиры под столовую заплатили 13 руб. 20 коп. Стоимость питания на один день составляла 4,82 коп.

Учителя Крутихинского училища Иван Филиппович Меденников, Александра Ивановна Меденникова (его жена) и Александра Николаевна Кузнецова отдали часть своего жалованья в пользу школьных столовых для нуждающихся учеников.

Благотворительный комитет открыли и в деревне Загайновой. В нем работало 8 человек: дьякон приходской церкви Леонтий Конев, сельский староста Коростелев, крестьяне И.М. Коростелев, Т.Ф. Плешков, М.С. Булавин, А.А. Коростелев, И.Т. Зайков и М.С. Зайков. В Загайновой на питание выдавали печеный хлеб, вес пайка составлял 500 грамм. Питалось 18 человек, в период с 1 февраля по 1 августа 1912г. они получили 2868 пайков хлеба на сумму 167 рублей 9 копеек.

В Загайновской школьной столовой с 13 января по 18 апреля 1912г. питалось 37 учеников (из 44 учащихся), обслуживание каждого обходилось  в день в 4,2 копейки.

Учителя Загайновского училища Мария Григорьевна Минина и Анна Николаевна Петропавловская, как и их Крутихинские коллеги, перечислили из своего жалованья на школьную столовую определенное количество денег.

Необходимо заметить, что помимо губернских властей в лице Пермского губернского присутствия и Пермского губернского земства помощь Шадринскому уезду оказали Главное управление Российского общества Красного Креста, Императорское Вольное экономическое общество, Русское техническое общество, Общество охранения народного здравия, Киевский отдел того же общества, Московское и Кишиневское городские управления Общества охранения народного здравия, другие учреждения и частные лица. Общая сумма пожертвований составила 99237 рублей, не считая пожертвований в виде съестных припасов в пользу Шадринских столовых.

Что представляла собой Крутихинская волость в сельскохозяйственном отношении к 1914г.?

В Крутихинском селе и деревне Загайновой считалось 685 дворов, население – 3943 человека: 1932 мужского и 2012 женского пола. По учету Шадринского уездного земства за сельским обществом находилось земельных владений, десятин: под усадьбами 217,5; под выгоном 845,2; пахотной земли 8816,3; покосной 2276; под лесами 877,7; кустарника 106,1; неудобной (заболоченной) 654,2. Всего 13883,5 десятины. Для сравнения, в выделившихся в свое время из Крутихинской слободы селениях, ставших волостями, считалось всей земли: в Макарьевской – 15832 десятины, Ново-Петропавловской – 23968, Уксянской 33594 десятины. По сравнению с прошлыми годами резко сократилось количество заболоченной земли и под лесами, их ввели в сельскохозяйственный оборот, в результате значительно возрос пахотный надел.   

На 685 домохозяев приходилось:

Лошадей

Крупного рогатого скота

Мелкого скота

 

Рабочих

От 1 до 3-х лет

Быков и коров

От 1 до 2-х лет

1412

295

1033, в т.ч. коров – 925

581

1844

 

Таблица убедительно показывает, что даже при увеличении  посевной площади поголовье животных значительно уменьшилось по отношению к 1904-1905 годам. Из видимых причин только вступление России в войну и начавшаяся вслед за этим мобилизация ратников ополчения и солдат, сокращение рабочих рук могут отчасти объяснить резкое снижние количества лошадей у населения (на 27%). Сократилось поголовье крупного рогатого скота (на 36%), овец и свиней (на 16,5%) по сравнению с 1905, тем более, с 1904 годом. 

По учету земства 98 дворов (каждое 7-е) не имели лошадей и коров, 81 двор (каждый 8-й) был безлошадный, имел одну лошадь каждый 5-й домохозяин. Примерно такое же положение было в уезде.

Одновременно с каждым годом увеличивалась насыщенность хозяйств сельскохозяйственными орудиями и машинами. Через 15 лет такие хозяйства будут называть мелкобуржуазными. В 1914г. крестьяне волости имели 4 сноповязалки, 23 жатки, 15 сеялок, 8 веялок. Труд земледельца облегчали 37 конных молотилок, 16 одно- и 3 двухлемешных плуга, одна фабричная борона, 3 культиватора и 2 конных сенокосилки. В то же время робко внедрялись грабли конные и зерносушилки, сортировки и различные конные приводы. В крестьянских хозяйствах не доставало маслобоек, сепараторов, шерсточесалок и кирпичных прессов. Однако, несмотря на войну и возросшие цены, спрос на машины сохранялся в 1915 и 1916 годах. По технической оснащенности Крутихинская волость превосходила Замараевскую, но уступала Ново-Петропавловской и особенно Уксянской.

19

Конные грабли и жатка.

20

Различные типы плугов и другие сельскохозяйственные орудия.

Для выяснения влияния случного пункта на улучшение местной породы рабочей лошади врач Далматовского ветеринарного участка В.П.Попов при финансовой поддержке губернского земства в 1908г. провел в Далматове выставку крестьянских лошадей. Среди 23 представленных экспонатов Игнатий Жданов из Крутихинского села показал однолетнего жеребчика гнедой масти. От жеребца-производителя «Желанного» шведской породы. 7 лошадей были отмечены медалями, похвальными листами и денежными премиями, жеребчик Игнатия Жданова награды не удостоен.

С 1910г. выставка переведена в Шадринск и проводилась ежегодно.

Об обеспечении жителей уезда медицинскими услугами поговорим позже, а пока скажем, что делалось по ветеринарному и агрономическому обслуживанию сельского населения.

Для удобства уезд был разделен на участки, нужды Крутихинской волости удовлетворял Далматовский ветеринарный участок.   Он был создан в 1883г., позднее для него построили специальное капитальное здание и амбулаторию, участок обслуживал 13 волостей. На 14509 дворов, десятки тысяч лошадей и скота приходился один ветеринарный врач, с 1883 по 1917г. бессменно эти обязанности выполнял Владимир Петрович Попов, и ветеринарный фельдшер при враче, с 1907г. - А.И.Шестаков.

В 1913г. в уезде работало 4 ветеринарных врача, в 1916 – 5 (еще одна должность врача оставалась вакантной), 4 ветеринарных фельдшеров, в 1916г. – 9 (еще 2 должности были вакантными). Персонал ветеринарной лечебницы постепенно переходил к лечению скота при незаразных болезнях с бесплатной выдачей лекарств. Борьбу с чумой и сибирской язвой на животных организовывали, проводили и финансировали губернские власти. То есть, санитарную сторону ветеринарного дела обеспечивало губернское земство, а лечение животных уездное. За 1904г. в Далматовской лечебнице приняли 2078 лошадей и крупного рогатого скота, приготовили лекарств по 3697 рецептам, произвели операции 66 животным. После постройки в 1908г. стационарной амбулатории и дополнительной конюшни в практику входит лечение труднобольных животных, с оставлением их в амбулатории и пребыванием владельцев при больных животных. Проводимый способ лечения при ежедневном наблюдении врача способствовал быстрому и верному лечению. В 1913г. в Далматовской амбулаторной лечебнице находилось на лечении 99 лошадей и 3 головы рогатого скота. В результате лечения у 98 животных произошло полное излечение, у 3 – было улучшение состояния и одно животное пало.

Для настоящего приближения ветеринарной помощи к населению требовалось расширять сеть ветеринарных пунктов, обеспеченных грамотными специалистами, необходимым оборудованием и инструментами, строить новые ветеринарные лечебницы и амбулатории, готовить для них профессиональные кадры, увеличивать финансирование этой отрасли сельского хозяйства. Уездному земству еще много предстояло работы в этом деле.

Далматовский агрономический участок образован в 1909г. Он включал в себя 11 волостей, 51 селение, 12386 дворов и 64 тысячи 611 десятин посевных площадей. На участке по штату трудился один агроном и помощник агронома. С октября 1913г. агрономом служил Александр Сергеевич Пономарев, окончивший курс Красноуфимского промышленного училища, помощником агронома в ноябре 1913г. поступил Дмитрий Федорович Булычев, выпускник Шадринской низшей сельскохозяйственной школы.

Должности земских агрономов учреждены в 1883г. Дело улучшения крестьянского хозяйства казалось настолько простым и легким, что было введено всего по одной должности агронома на уезд, да и то его обязанности первое время возложили на страховых агентов, которые определяли и убытки от пожаров. Предполагалось, что достаточно ограничиться одними советами хозяевам, чтобы дело улучшения хозяйства двинулось вперед. Только с течением времени, путем опыта, сформировались соответствующие приемы работы агрономов. Результаты этой работы стали заметны только тогда, когда земство начало отпускать на деятельность агрономов значительные средства, чтобы можно было не только советовать, но и показать на деле те или иные улучшенные приемы земледелия.

В 1913г. Шадринское земство содержало 6 агрономов, по числу агрономических участков, и 6 помощников при них. Кроме бесед в селениях, агрономы показывали в работе различные машины и орудия, проводили показательные опыты по травосеянию, удобрениям, обработке почвы, составляли для обращающихся к ним хозяевам расчеты и планы по переустройству хозяйств на новых началах с введением многополья, новым порядком содержания скота и т.д.

Было решено постепенно, но в ближайшее же время, увеличить число агрономов с тем, чтобы на каждого приходилось не более 6000 дворов и 40 тысяч десятин посевной площади. При таком расчете Шадринскому уезду требовалось не 6, а 9 агрономов.

К сожалению, из-за начавшейся войны агрономические мероприятия были свернуты, ассигнования земства и правительства значительно урезаны, специалисты мобилизованы на фронт. Из 6 участковых агрономов к 1916г. мобилизовали четырех, две должности были вакантными. В Армию призвали четырех помощников агрономов, еще одна должность оставалась вакантной.

В условиях отката от начавшихся преобразований общее собрание уполномоченных Шадринского Союза кредитных и ссудно-сберегательных касс в августе 1918г. признавало, что, по-прежнему, не наблюдается рационального использования земли. Само хозяйство ведется по старинке, по трехпольной системе, вследствие чего значительная часть пригодной под хлебные культуры земли не используется. Из 600 с лишним тысяч десятин ежегодного посева (47% посевных площадей в уезде) лишь 230 тысяч приходится на пшеницу, 150 тысяч десятин на овес, остальное на рожь, ячмень и другие второстепенные хлеба. Многолетними травами засевается только 20 дес., однолетними – 100 десятин. Это меньше чем во всех других уездах губернии. Посадки корнеплодов не наблюдались совсем, а это как раз то, что больше всего было необходимо для скота.

Как решалась задача сохранения народного здоровья, и в каком направлении шло развитие земской медицины?

Развернутую панораму становления земской медицины в Шадринском уезде с 1870 по 1910 год представила современник тех событий Егоровская Р.А. в монографии, опубликованной в 1912г.

До учреждения земства в мае 1870г. на весь уезд приходился один врач в городе Шадринске, а в уезде забота о народном здоровье была сосредоточено в руках 13 фельдшеров и 29 оспопрививателей. Фельдшерские пункты были открыты в 9 русских и 4 башкирских волостях, 33 волости государственных крестьян не имели фельдшерского обслуживания. Крутихинскую волость обслуживал Далматовский фельдшерский и собственный оспопрививательный пункт. Народ при заболевании вполне доверялся только знахарям и бабушкам.

Из больничных учреждений была лишь одна больница на 10 коек в Шадринске. Помещалась она в ветхом здании, состояла из 3 палат для мужчин и женщин. Ни бани, ни прачечной больница не имела. Она была всегда переполнена, среднее число стационарных больных превышало 20 человек в день. На содержание больницы городская дума отпускала 65 рублей в год. Для лечения сюда принимались за плату по 4 руб. 50 коп. в месяц, бедные – бесплатно. Фельдшер оплачивался городским самоуправлением сверх средств, ассигнуемых на содержание больницы. Лекарства для больных покупались врачом «из сожаления» за свой личный счет.

По организации участковой медицины препятствий было еще больше. В 1871г. в уезде удалось найти только одного врача (И.Е. Бороздич), двух повивальных бабок, из которых одна скоро выбыла, и 13 фельдшеров, из них троих Управа вскоре вынуждена была уволить «за нерадение к службе». А между тем к сентябрю в уезде заболело холерой 1000 человек.

Не имея своих земских врачей, Управа просила Губернатора разрешить выехать в уезд практикующему в Шадринске врачу И. Михальскому и фельдшеру Каминскому для лечения холерных (с жалованьем по 100 рублей каждому). Снабдив их лекарствами, Управа одновременно выделила лекарства во все волостные правления «для лечения больных духовенством и всеми грамотными людьми, по наставлению, составленному доктором Бороздичем».

Городская Управа отмечала «некультурность и дикость населения, незнание им гигиены в употреблении пищи, питья и одежды, безжалостное загрязнение им всех водоемов».

Чтобы иметь врачей хотя бы в будущем, земское собрание в 1872г. постановило «учредить стипендию от Шадринского земства при медицинском факультете Казанского университета, с условием для стипендиантов – отслужить затем 5 лет в уезде».

Сметным расписанием на 1872г. жалованье фельдшеру утверждено в размере 300 рублей в год, как и повивальной бабке, оклад оспопрививателя составлял 72 рубля в год. Бюджетом было заложено 300 рублей на поощрение оказывающим помощь роженицам крестьянским повитухам.

В 1875г. уезд разделили на 6 врачебных участков. В западный участок с больницей в Далматове входили 10 волостей: Белоярская, Далматовская, Замараевская, Крутихинская, Макарьевская, Першинская, Песковская, Петропавловская, Уксянская и Широковская. Участковым врачом определен В.Х. Хохряков. За 2 года в уезде открыли 4 лечебницы: в Тече, Далматове, Ольховке и Каргапольском. Найденное в Далматове помещение для больницы позволило первоначально открыть покой на 6 кроватей, в Тече – на 12 кроватей. Сразу же был поставлен вопрос о выделении средств для строительства собственных зданий для лечебниц.

По свидетельству попечителя земских больниц К.Шорнинга, Далматовская больница находилась в худшем помещении по сравнению с другими. Оно представляло собой три маленькие низкие комнаты, не имевшие никакой вентиляции, воздух в них отвратительный, маленькая тесная прихожая. Одно отхожее место, неудобное и опасное для здоровья. Ветер насквозь продувал его из-за страшной тяги воздуха снизу. Бани, погреба и амбара не было. Мука хранилась в другом помещении у фельдшера М.Сергеева. По состоянию на день проверки попечителем, 15 октября 1877г., в больнице из имевшихся 10 кроватей, 5 были заняты больными сифилисом: 3 мужчинами и 2 женщинами. Процент смертности достигал 5,37. Земский   врач   В.Хохряков,   проживавший   в   Шадринске,   приезжал   в больницу 1-2 раза в месяц.

За два года, 1873-1874, в уезде было привито от оспы 2478 человек, в 1875г. – 3381, в 1876г. – 4017 человек, за 6 месяцев 1877г. прививку от оспы получили 3409 человек. При массовой детской рождаемости в Крутихинском селе за 6 месяцев 1877г. от оспы привит 31 ребенок, в дер. Загайнова – 6.

К 1881г. в уезде работало 5 врачей при пяти больницах на 150, а в случае необходимости, на 200 коек. На одного врача приходилось теперь 50 тысяч населения и 1 кровать на 1250-1660 человек. Было открыто 4 фельдшерских и 3 акушерских участков. Оклад врача с 1500 доведен до 1800 рублей в год, установлена прибавка в 300 рублей через 3 года службы.

В 1885г. на должность врача Далматовского участка поступил А.А. Тимофеев, успешно проработвший в Далматовской лечебнице до 1895г., в этом году перешел вторым врачом в Шадринскую больницу, вскоре стал ее заведующим. В 1904г. ушел на японскую войну.

Постоянно перед земством ставился вопрос улучшения санитарного дела и практического осуществления оздоровительных мероприятий в уезде. Ввиду того, что не решалась проблема с очисткой реки Исеть, улучшения водоснабжения, в 1890г. число тифозных и дизентерийных заболеваний дошло до нескольких тысяч.

Церковная летопись отмечает, что в 1890 году первый дождь прошел 11 июня и то местами, с 11 июня по 17 сентября дождей не было, от засухи хлеба и травы стали худые. Появилась скарлатина. В 1891 году разразился голод, уже весной в село ворвалась оспа и лихорадка, летом надежд на урожай не оставила саранча, ели хлеб, смешивая муку с корой.

Как следствие, заметно возросла смертность: 292 умерших в 1892г, против 125 в 1891г, сократилось число браков: с 33 в 1891г. до 13 в 1892г; резко увеличилось число крестьян, покинувших село в поисках работы: 292 - в текущем году, против 40 человек в 1891г.

При неудовлетворительном противоэпидемическом состоянии, отсутствии профилактических мер к сохранению здоровья, пренебрежении гигиеническими правилами холера и другие повальные болезни порой принимали массовый характер. Вспышка холеры фиксировалась в Шадринском уезде в 1848г. и августе 1870г. В последнем случае заболело 2935 человек, 682 из них умерло, в том числе 8 в Крутихинском селе.

Инфекционные болезни принимали размах эпидемий. С 10 июля по 18 октября 1892г. азиатской холерой в Шадринском уезде заболело 972 человека, число умерших достигло 473 человек.

Начиная с этого года, стало увеличиваться число людей заболевших сифилисом, что напрямую связывали с усилившимся уходом жителей на заработки, особенно на Березовские золотые прииски.

Строительство земской больницы в Далматове затянулось до 1887г. Новая больница была рассчитана на 30 коек, с 1 августа 1892г. по 1 августа 1893г. там лечилось 12 больных из Крутихинского села. Все лечение одного больного обходилось в 16 рублей 14,6 копейки.

В 1895г. из села в поисках работы выехали 375 жителей, из них наибольшее за период с 1892 по 1896 годы число душ женского пола - 219.

Чтобы переломить негативную ситуацию с инфекционными заболеваниями, в 1895г. при Шадринской больнице построили заразное отделение и дезинфекционную камеру. Заложили отдельное здание для аптеки и амбулаторию для приема больных, вырыли артезианский колодец, провели электрическое освещение по всей больнице, установили телефонную связь в квартиры врачей. Начато строительство барака для заразных больных на 8 человек при Далматовской больнице.

Расширялась сеть врачебных участков, в 1905г. земскую больницу открыли в селе Ново-Петропавловском, обязанности земского врача успешно исполнял Федор Алексеевич Фрейер.

В 1908г. в Шадринском уезде начал работу первый врач-эпидемиолог Ч.Г. Рожицкий, служивший до этого участковым врачом в Чердынском земстве.

К 1910г. организационное устройство медицины на местах было закончено в своей основе как стационарно-больничной. Уезд разделили на 7 врачебных участков: Шадринский, Далматовский, Каргапольский, Нижне-Петропавловский, Ново-Петропавловский, Ольховский и Смолинский. В 12 населенных пунктах открыли фельдшерские участки: Батуринское, Басмановское, Бродокалмакское, Верхне-Теченское, Крестовское, Кривское, Мехонское, Осиновское, Песчанское, Петропавловское, Усть-Багарякское и Яутлинское.  В 1911г. в уезде (без г. Шадринска) на земской службе состояло 6 участковых врачей (в Шадринске – 3). В Шадринской больнице кроме врачей медицинскую помощь оказывали 7 фельдшеров (позднее их будут называть медицинскими сестрами), еще 7 - в участковых лечебницах, 12 специалистов выполняли обязанности пунктовых фельдшеров и 3 – акушеров. Штаты Далматовской, Каргапольской, Нижне-Петропавловской и Ольховской больниц предусматривали по 39 кроватей, Ново-Петропавловская – 25. В Шадринской больнице было развернуто 140 коек.

В 1913г. открыли приемный покой в Канашах с инфекционным (заразным, как говорили в то время) отделением на 12 кроватей, без станционара для обычных больных. Поскольку земство содержало здесь врача, Канаши считалась врачебным участком, без больницы, но с приемным покоем.

Земскими врачами Далматовской лечебницы самоотверженно и бескорыстно трудились профессиональные специалисты: М.И Кокосов (1904-1908гг.), Сергей Александрович Чемоданов (1908-1911гг., умер в 1912, заразившись сыпным тифом при лечении больных), Сергей Григорьевич Моносов (с 1911 по 1917гг.)

Вроде, что-то предпринималось, но если разделить медицину на лечебную и предупредительную, то за последние 40 лет (с 1870г.) в уезде было сделано до обидного мало. Заразные, инфекционные заболевания, несмотря на увеличение числа участков, нисколько не уменьшались. По-прежнему, возникали и поражали тысячи людей в год вспышки малярии, брюшного тифа, дизентерии и чесотки.

Требовалось организовать врачебные участки с  радиусом хотя бы в 25 верст, рациональную акушерскую помощь, а главное, нужно было дать населению возможность жить в здоровых условиях: дать деревне пригодную для употребления воду, научить крестьянина гигиеническим правилам.

С 1913г. быстро поднялась кривая заболеваемости сыпным тифом в Крутихинском селе, а в 1914г. наблюдалась уже эпидемия. На борьбу с эпидемией губернское земство командировало врача Н.И.Белоусову, открывшую в селе заразный барак. С 12 января по 2 апреля 1915г. эпидемическим отрядом было зарегистрировано 142 человека, заболевшего сыпным и 2 брюшным тифом, из них стационарных больных 60 человек. В этом году в январе в заразном бараке уже лежало 46 человек. В последующие месяцы стационарным лечением пользовались 133 человека. Больные находились на попечении участкового фельдшера, участковый врач в то время находился в действующей армии. На всех больных мест в заразном бараке не хватало, и потому лечение производилось обходом по домам. Процент смертности от сыпного тифа равнялся 5,6.

В 1916г. бюджетом уезда на содержание Далматовской больницы выделили 8988 рублей 49 копеек и 500 рублей на ее ремонт. Несмотря на сложности военного времени, земство отпустило 10 тысяч рублей на строительство приемного покоя в селе Мехонском со ставкой земского врача, из Далматовского врачебного участка предполагалось выделить Макарьевский с тем, чтобы в каждом участке оставалось 4 волости. Но времени на реализацию намеченных планов оставалось очень мало.

К сожалению, в Крутихинском приходе ни больницы, ни богадельни не существовало.

Какие торговые предприятия обслуживали Крутихинских жителей? Что предлагали им? 

К 1905 году они были представлены следующим образом.

Мануфактурно-бакалейная лавка Далматовского мещанина Ивана Федотовича Колчина.

В ней продавались: сукна, ситцы, чай, сахар, табак, орехи, конфеты, пряники, спички и разная мелочь. Торговал сам владелец, ему помогала жена Александра Васильевна. Приказчика не держали.

Лавка каменная с одной комнатой. Годовой оборот за прошедший год составил 3500 рублей.

Наёмная плата за помещение – 90 рублей.

Мануфактурно-бакалейная лавка крестьянина Михаила Петровича Кулакова. Торговал он сам, ему помогал сын Иван Михайлович.

Набор товаров тот же: сукна, ситцы, чай, сахар, табак, орехи, конфеты, пряники, спички и разная мелочь. Лавка деревянная. Годовой оборот достигал 3700 рублей.

Бакалейную лавку держал крестьянин Киприян Викулович Вихляев. Торговал сам, услугами приказчика не пользовался. Лавка располагалась в собственном деревянном доме.

Покупателям предлагались: чай, сахар, орехи, конфеты, пряники, табак, спички и разная мелочь.

Оборот за 1904 год выразился суммой в 200 рублей.

Бакалейную лавку в собственном каменном доме в этом году открыл крестьянин Степан Макарович Поспелов. Кроме уже привычных товаров: чай, сахар, орехи, пряники, табак, у него можно было купить керосин.

Еще одну бакалейную лавку в каменном же доме открыла крестьянка Макарьевской волости Прасковья Федоровна Товкунова. Торговала сама хозяйка.

Ассортимент типичный: чай, сахар, орехи, пряники, табак, керосин, а также мелочный галантерейный и москательный товар.

Наконец, торговому дому братьев Злоказовых, принадлежала в селе пивная лавка, где на вынос желающие могли взять пиво, мед, фруктовую воду.

Наемная плата приказчика 1-го класса крестьянина Крутихинского села Василия Ананьевича Пятунина составляла 12 рублей. Оборот заведения был скромный: 150 рублей в год.

Крестьянин Рязанской губернии Зарайского уезда села Ловец Михаил Петрович Кулаков открыл в Крутихинском мануфактурно-бакалейную лавку в 1885 году. После его смерти семейное дело продолжил сын, Иван Михайлович.

М. П. Кулаков держал и питейное заведение, оцениваемое в 1885г. в 200 руб.

До кризиса 1885г. в селе было три лавки (исключая лавки церковные): крестьянина Белоярской волости Киприана Егоровича Плотникова (принадлежавшая ранее Макару Кузмичу Поспелову), Севастьяна Семеновича Жданова и Ивана Дмитриевича Кузнецова. Имущество каждой оценивалось земской оценочной комиссией в 1885г. в 100 рублей. Предприятия К.Плотникова и И.Кузнецова из-за финансовых трудностей с 1886г. прекратили торговлю. Через некоторое время С.Жданов тоже вынужден был закрыть свое торговое помещение.

На их место пришли более удачливые дельцы.

Что делали Шадринское земство и волостное правление по просвещению Крутихинских жителей? Когда появилась первая школа в приходе?

Сразу надо сказать, что до открытия земских учреждений крестьяне не только Крутихинской волости с предубеждением относились к школьному делу, поскольку обстановка в училищах и состав преподавателей далеко не соответствовали своему назначению. Следствием такого положения являлось то, что грамотность на селе распространялась туго, образованность считалась понятием относительным. Крестьяне заменяли ее опытностью, развитием практического ума.

Вопрос об открытии училища в приходе неоднократно поднимался на сельских сходах. В 1843г. сельчане уклонились от выполнения рекомендации палаты Государственных имуществ (в ведение которой перешли государственные крестьяне Пермской губернии) об открытии штатного училища, отказались от мирских сборов на школу. Не нашлось и яркой, авторитетной личности в лице богатого крестьянина или неравнодушного отца церкви с сознанием необходимости образования, которые могли бы предложить свой дом для размещения учеников. Не забудем, что до апреля 1861г. село Крутихинское находилось под началом Уксянского волостного управления, затем, до 1 октября 1867г.,  Першинского. Кстати, Уксянское училище открыто хлопотами и настойчивостью священника Саввы Шеина в 1849г., как церковно-приходское. Им же построен дом для училища. Но уже в 1850г., как хорошо организованное, учебное заведение переходит в ведение Министерства Государственных имуществ, на его финансирование.  

Активное влияние Шадринской Земской управы на успех школьного строительства и улучшение состава учителей начинается с 1 января 1876г. До этого времени среди преподавателей в уезде преобладали священники, но они, будучи обремены исполнением прямых обязанностей в приходе, сами в школе не занимались, а поручали воспитание и обучение детей разным недоучкам, нисколько не подготовленным к воспитательно-педагогической деятельности: пономарям, студентам семинарий, мальчикам, исключенным из духовного училища. Инспектор народных училищ Пермской губернии по результатам обследования училищ Шадринского уезда в 1875г. отмечал, что «в педагогическом отношении нельзя совмещать должность законоучителя с учителем сельских народных училищ в лице местных священников. Они по прямым своим обязанностям часто отвлекаются от преподавательской работы, оставляя своих учеников или вовсе без занятий, или допускают к преподаванию лиц, не имеющих не только права на занятие места учителя, но и никакого понятия в педагогических приемах».

При таких условиях по итогам 1875/76 учебного года в училище Замараевского села вместо 20 учеников, числившихся по списку, при проверке оказалось всего только 8. В училище Смолинском в 1875г. было лишь 7 человек, из которых двое не знали ни одной буквы и были приглашены наставником только для количества учеников, трое только начинали учиться и двое читали неудовлетворительно, а по арифметике из числа всех только один знал два первых действия арифметики.

К 1875г. в уезде считалось 32 земских сельских училища. Земство не отказалось бы открыть и большее число школ, если бы были ходатайства сельских обществ. Хотя число учащихся в 32 школах достигло 1540 человек, но кончивших курс трехлетнего обучения не было ни одного.

В 1875г. циркуляром Министра народного просвещения обязанности по поиску и утверждению преподавателей начальных народных училищ возложили на земства, как учредителей училищ. С этого времени Шадринская Земская управа предпочтение при выборе учителей стала отдавать лицам, не обремененным посторонними делами, для которых школьные занятия – постоянный и основной способ изыскания средств для пропитания. В первую очередь принимали женщин, которые считались гораздо способнее мужчин быть первой наставницей детей уже по своей более мягкой и терпеливой натуре. При таком подходе земство преследовало и другую цель – привлечение в земскую школу крестьянских девочек, тем самым распространить грамотность за пределы села, где открыто училище, так как девушки чаще выходят замуж в другие деревни, меняя прежнее место жительства.

В результате деятельности земства по переоценке учительского состава у крестьян исчезает прежнее предубеждение против школ, больше поступает от крестьянских обществ ходатайств об открытии новых училищ. 1876г. стал первым, в котором был выпуск 114 мальчиков со свидетельством об окончании курса начального народного училища.

Одновременно Земская управа обнаружила полнейшее равнодушие большинства законоучителей не только вообще к школьному делу, но даже к преподаванию Закона Божия. За 1879/80 учебный год по отчету училищного совета: в Замараевском училище единственный ученик, допущенный к выпускному экзамену, не знал даже Символа веры. В Верх-Теченском училище священник с младшим отделением по Закону Божию не занимался вовсе, ученики понятия не имели о Боге и не знали повседневных молитв, чем особенно были недовольны родители.

Обеспокоенное подобным отношением законоучителей Земство обратилось к Епархиальному начальству, чтобы отцов, отказывающихся от преподавания Закона Божия, переводили в приходы, где нет школ, а на их место назначались бы лица, сочувствующие школьному делу вообще и религиозному воспитанию в особенности. Затем, чтобы учащиеся и по выходе из школы не забывали высоких истин христианской религии, Земская управа выдавала каждому кончившему курс, в виде подарка Святое Евангелие. В-третьих, Земство стало вводить поурочную плату священникам по Закону Божию: за каждые 2 урока в неделю по одному рублю 50 копеек.

Что мы наблюдаем в Крутихинском селе? В семейном списке Крутихинской волости 1865г. подлежащих рекрутской повинности, против всех, сданных в рекруты, (за 30 лет) отмечено, что они неграмотные. Даже в 1904г. из 425 домохозяев, имеющих право голоса на сельском сходе, грамотных оказалось 68 человек (староста Виктор Егорович Плешков русской грамоты и счета не знал).

До открытия в селе школы основным очагом распространения знаний среди безграмотных крестьян являлась Армия. Во второй половине XIX в., особенно с введением положений Устава о воинской повинности 1874г. и сокращением сроков военной службы, поток отставных грамотных солдат стал особенно заметным. Многие из них возвращались грамотными, передавая свои знания братьям и детям. К примеру, грамоту на службе приобрели: Михаил Федорович Ксенофонтов (рекрут 1851г.), Панфил Кузмич Попов (рекрут 1854г.), Протас Михайлович Белов (призывался в 1863г.), Егор Анисимович Лисьих (призыв 1865г.), Никита Саватьевич Лисьих (призыв 1867г.), Абрам Кудинович Казанцов и Емельян Романович Межин (оба призывались в 1872г) и другие. В целом из числа всех домохозяев с правом голоса на сельских сходах почти половина грамотных крестьян читать и писать научились во время прохождения действительной военной службы.   

Но грамотные люди на селе были и кроме них. 14 августа 1860г. список выборных Крутихинского сельского общества, избранных для подготовки преобразования волостей (выделения Крутихинской волости из Уксянской) за всех подписал Ефим Петрович Жданов. В марте 1868г. из 27 выборных крутихинских крестьян, утвердивших отчет сборщика податей Ефима Куфтина, несколько человек поставили подписи сами за себя.

Крутихинское начальное училище (земская народная школа) открыто уездным земством в марте 1876 года. На содержание училища отпускалось 400 рублей в год, из которых законоучителю полагалось 80 руб., учителю 300 руб., сторожу и на отопление 20 рублей.  Родители отмечали, что дом для помещения училища оказался очень неудобен, тем не менее, уже при открытии здесь училось 35 детей, все из крестьянского сословия, сельское общество к школе относилось сочувственно.

Описание Крутихинского и других начальных народных училищ Шадринского уезда составил в 1878г. инспектор начальных народных училищ Пермской губернии В.Н. Шишонко. Примечательно, что одновременно со сведениями о состоянии школьного дела им приведены некоторые факты из истории селений, где находились училища: В. Шишонко серьезно занимался изучением истории и колонизации Урала и Зауралья. Но здесь маститый исследователь допускает неоправданную ошибку: при описании Макаровского училища путает село Макаровское с Макарьевским, что не может не вызывать досаду. В.Шишонко называет Крутихинское училище женским, но с первого года в числе учеников было больше мальчиков, чем девочек. На 1 сентября 1877г. записалось 20 мальчиков и 3 девочки, с 1.09.1877 по 8.07.1878г. поступило дополнительно 6 мальчиков и 1 девочка, выбыло до окончания курса 3 мальчика и 3 девочки. Окончил курс 1 мальчик. На 1 сентября 1878г. в училище состояло 22 мальчика и 1 девочка.

С 1879г. расходы на содержание училища возросли: за квартиру для училища земство отпускало 33 рубля, отопление – 22 рубля, сторожам платили 23 рубля в год. При этом жалованье учительнице сохранялось 300 рублей и законоучителю 80 рублей.

Со временем для школы нашли более просторное помещение, наем которого обходился земству в 100 рублей, в свою очередь, отопление, оплату сторожа и мытье полов взяло на себя сельское общество. К 1910г. уездное земство выкупило здание училища, но оплачивало волостному правлению затраты на содержание училищных помещений: сторожам – 84 рубля в год, на отопление – 120 рублей.

Для закрепления преподавательского состава с 1883г. Земское собрание постановило увеличивать жалованье достойным учителям через каждые 5 лет их службы: прослужившие более 5 лет, получали 360 рублей, при стаже 10 лет  - 420 рублей в год, проработавшие более 15 лет – 480 рублей. Оклад законоучителя не пересматривался более 15 лет.

В смету земских расходов входило обеспечение сельских училищ учебниками, наглядными пособиями, классной мебелью, пополнение школьных библиотек, выписка детских и педагогических журналов. Из уездного бюджета финансировалось снабжение ученическими принадлежностями, сюда входили: бумага, перья, карандаши, аспидные доски, грифеля, счеты, чернила и прочие расходные материалы. Беднейшим ученикам сельских училищ из деревень, расположенных от школы более трех верст, земство выдавало квартирное пособие, по 60 копеек на учебный месяц. В Крутихинском училище, в частности, занимались дети из 4-х деревень: Загайнова (пока здесь не открылось свое училище), Нижний Яр, Притыка и Ячменева.

Закон Божий и церковно-славянский язык преподавал священник Павел Константинович Матвеев (р.1848- ум.1907г.). Он окончил курс Пермской духовной семинарии в 1870г., в возрасте двадцати девяти лет Павел Константинович был перемещен из Аятского села в Крутихинское и служил при здешней церкви 30 лет.

На должность учительницы Крутихинской народной школы 4 января 1876 года поступила окончившая курс в Далматовском 4-х классном духовном училище дьяконская дочь Ольга Павловна Корелина. Ольга Павловна - представительница династии священноцерковнослужителей Корелиных, известной во многих приходах Пермской и Екатеринбургской епархий. Она честно и самоотверженно исполняла обязанности учительницы 19 лет. Постепенно к ней приходил опыт, вырабатывались навыки и методика обучения. Ее трудом создавалась система учебно-воспитательного процесса в училище, которая, несмотря на многие сдерживающие причины, общие и местные, имела удовлетворительный успех. Ольга Павловна всю жизнь отдала делу обучения и воспитания крестьянских детей, научив грамоте и христианским добродетелям не одно поколение мальчиков и девочек. За бескорыстное следование выбранному делу, самоотверженный подвижнический подвиг на ниве сельского просвещения Ольга Павловна пользовалась заслуженным признанием и общим уважением не только земских властей, но и епархиального начальства. Отказавшись от создания собственной семьи, она сгорела на работе, безвременно скончавшись от инфаркта 12 января 1895г. в возрасте 37 лет. Проститься с Ольгой Павловной кроме жителей волости пришли представители Шадринского уездного училищного совета, инспектор народных училищ Шадринского уезда В.Е. Попов, священник Екатеринбургского кафедрального собора Николай Кубасов, Далматовской Николаевской церкви священник Гаврил Богомолов, местное духовенство. Погребена Ольга Павловна в Крутихинском селе на старом кладбище, навсегда оставив по себе память в истории села.

Ольга Павловна Корелина заслуживает того, чтобы в память ее педагогического подвига на здании Крутихинской школы поставили памятную доску в честь первой народной учительницы села Крутихинского.

После нее преподавателями в Крутихинской начальной школе были, получивший образование в Шадринском 4-х классном училище, Иван Филиппович Меденников, его жена Александра Ивановна Меденникова и Александра Николаевна Кузнецова. Увеличившийся до трех человек штат учителей был вызван возросшим числом учащихся, к 1910г. добавили еще двух преподавателей, но за отсутствием подготовленных педагогов их должности оставались вакантными. Одновременно пересмотрели жалованье учителям, для всех установили одинаковый оклад в 360 рублей. Иван Филиппович Меденников утвержден заведующим начальной школой, за исполнение этих обязанностей он получал дополнительно 80 рублей. Не имеющая собственного жилья в Крутихе Александра Николаевна Кузнецова получала квартирное пособие в размере 36 рублей в год.

Обзор народного образования за 1889/90 учебный год показывает в земских школах из общего числа преподавателей лиц женского пола 67,7% и мужского – 32,3%. По степени образования это были выпускники: гимназий и реальных училищ, духовных и учительских семинарий, институтов с дипломом домашних учительниц, 6-ти классных епархиальных училищ со званием домашних учительниц. Немало учителей давали городские 4-х классные, уездные и духовные училища, преподавать шли лица, получившие домашнее образование со свидетельством на звание сельских учительниц. По такому критерию преподавателей, получивших среднее и специальное педагогическое образование, было 40%.

Но вопросы социальной защищенности преподавателей сельских училищ не решались. В тот период учителя начальных народных школ не пользовались правами государственной службы, не имели классных чинов, не получали наград, они не были обеспечены в старости, не имея права на пенсию, члены их семей не получали пособия в случае потери кормильца. В то же время учителя освобождались от призыва в Армию. Существенной льготой было назначение детям учителей и учительниц стипендии на образование, им отдавалось предпочтение перед всеми другими детьми. Для отличия учителей ННШ от любых учителей, состоявших на государственной службе, их называли народными учителями.

Народная земская школа в селе Крутихинском являлась учебным заведением с трехлетним курсом, где дети всех трех лет обучения (разделенные на 3 отделения) одновременно занимались в одной классной комнате с единственным учителем. Кроме Закона Божия и церковно-славянского языка здесь преподавали русский язык и чистописание, арифметику. Закон Божий положено было давать в каждом отделении училища (младшем, среднем и старшем) 2 часа в неделю. По письму в течение трех лет обучения преподаватели должны были научить своих питомцев: писать четко, скорописью и красиво, писать по возможности правильно в орфографическом отношении и излагать свои мысли на бумаге. По арифметике ставилась цель по окончании курса научить решать задачи на все действия с составными числами по всей таблице умножения. Старшим ученикам уметь считать на счетах (хотя бы в пределах сложения и вычитания).

Обучались обычно дети в возрасте 8-12 лет. Учебный год продолжался 7 месяцев (с 1 октября по 1 мая), из которых около месяца приходилось на Святки, Страстную и Святую неделю. Таким образом, реальная продолжительность учения была не более 6 месяцев или около 125 учебных дней (хотя официально считалось 150).

О сборе учеников и начале учения извещало волостное правление. Занимались 6 дней в неделю, по 4-5 уроков в день.

По результатам ежегодного осмотра постановка учебно-воспитательного процесса в Крутихинском училище признавалась удовлетворительной.

Хотя в Крутихинской школе учились дети не только из села Крутихинского, но и из деревень, отстоящих от училища на удалении от 2 до 8 и более верст: Загайнова, Нижний Яр, Притыка (Красноисетская), Ячменева, число учащихся до 1890г было незначительным.

Учебный год

Число учащихся

Число окончивших курс

Число селений, из которых приходят учащиеся

 

 

 

Муж. пола

Жен.

пола

Муж.

Жен.

 

 

1886-1887

30

5

6

-

3

 

1887-1888

37

8

3

3

2

 

1888-1889

35

13

6

-

4

 

1889-1890

38

7

4

-

4

 

 

Разрыв между числом поступивших учиться и окончивших курс обучения с каждым годом увеличивался, родители забирали детей, едва проучившихся 1, редко, 2 года. Такое положение сохранялось и все последующие годы. Ситуация являлась типичной и для других сельских училищ: в 1889-1890 учебном году Замараевскую народную школу посещали 59 учащихся, в этом году кончили курс 4 мальчика. Правительство пыталось влиять на ситуацию, повысить число выпускников введением льгот: свидетельство о знании курса начального народного училища давало право на льготу по призыву. Эти лица состояли на действительной военной службе 4 года, вместо 6 лет, установленных Уставом о воинской повинности. Но даже такая льгота - столь значительное сокращение срока службы - работала слабо.

Из 320 детей школьного возраста в Крутихе и Загайновой в 1897г. училось 56 детей (17,5%), в том числе 2 духовного звания, мальчиков 44, девочек 12. Окончило курс учения 10 детей: 8 ребят и 2 девочки, принято вновь 23: мальчиков 17, девочек 6.

Министерство государственных имуществ в 1903г. открыло училище в деревне Загайновой. Закон Божий в училище преподавал штатный дьякон Богородицкой церкви, грамоту, письмо и арифметику - учительницы Мария Николаевна Петропавловская и Мария Григорьевна Минина.

В 1903-1904г. в Загайновское училище записалось 52 ребенка мужского и 8 женского пола, в 1912-13 году здесь училось 28 мальчиков и 12 девочек, в 1915-16 учебном году – 61 мальчик и 12 девочек.

В начале 1880-х годов государство стало форсировать развитие церковно-приходских школ (ЦПШ). С 1884г. создаются церковно-училищные советы при епархиях, активно понуждающие приходских священников открывать школы. Государственное финансирование ЦПШ с 1892г. резко увеличивается, до 1907г. правительство расходует на них больше средств, чем на другие начальные школы (земские народные училища и школы грамотности). 

В этих условиях в октябре 1888г. попечением приходского священника Павла Константиновича Матвеева открывается Крутихинская церковно-приходская школа. Сначала смешанная, а в 1900г. переименована в женскую. В отчете о состоянии церковно-приходских школ и школ грамоты Екатеринбургской епархии за 1894/95 учебный год отмечалось, что законоучитель священник Павел Матвеев в занятиях по Закону Божию достигает прекрасных результатов. Преподавая Закон Божий по утвержденной Святейшим Синодом программе, старался придать этому предмету, главным образом, нравственно-воспитательное значение.

Школа была одноклассная (двухгодичная).

ЦПШ помещалась при церкви, в особо устроенном здании, при училище имелась небольшая библиотека, в состав которой входили учебники, учебные пособия, а для внеклассного чтения книги духовно-нравственного и исторического содержания. Учебниками дети пользовались бесплатно, письменные принадлежности (писчая бумага, перья, карандаши, доски и др.) отпускались в достаточном количестве земством, на средства церкви и приходского попечительства.

Обучением занимался учитель, дьякон Алексей Борков. (Алексей Петрович Борков, указом новообразованной Екатеринбургской консистории от 9 июля 1887г., в возрасте 23 лет из 3-го класса Пермской семинарии определен дьяконом в Крутихинскую церковь. 20.05.1894г. перемещен священником в Малое Брусянское село Екатеринбургского уезда). А.Борков учил детей русскому языку и чистописанию, арифметике; он же преподавал и церковное пение.

С 1894 по 1897 год учителем Крутихинской ЦПШ был дьякон Константин Меньщиков. По отзыву епархиальных чиновников занимался вполне успешно, ранее был учителем земского училища, поступил из 1-го класса семинарии. В 1897г. он определен священником единоверческой церкви села Сосновского Шадринского уезда.

После него законоучителем и учителем состоял дьякон Николай Кузнецов, священнический сын. Родился он 5 октября 1863 года в Невьянском селе Ирбитского уезда, в 1881г. окончил курс в Далматовском духовном училище. В Крутихинское перемещен из Кочневского села Камышловского уезда.

С сентября 1901 года учительницей работала Александра Васильевна Удальская, дочь псаломщика, окончившая курс в Екатеринбургском Епархиальном женском училище.

Александра Васильевна, получая за свой труд значительно меньшее вознаграждение, чем народные учителя, вместе с тем относилась к своим обязанностям с усердием и вниманием, стремилась выполнить всю положенную в ЦПШ программу. Не упускала из вида важнейшую сторону школьного образования – религиозно-нравственное воспитание.

В 1904г. в церковно-приходской школе обучалось 25 учениц. При определенных способностях они помогали псаломщикам в пении на клиросе. Церковного хора в школе не было, но 6 учениц пели на клиросе при богослужениях в праздничные и воскресные дни.

После открытия школ число учеников росло очень быстро. Если в 1876/77 учебном году их было 35, то в 1904/05 г. училось 155 детей: 70 - в народной земской школе, 25 - в церковно-приходской и 60 мальчиков и девочек занимались в Загайновском училище.

Законом от 3 мая 1908г. в России введено всеобщее (начальное) образование. Содержание учителей стало функцией государства, но норма действовала при условии, что земство разработает план открытия новых школ в селениях, находящихся от учебных заведений в радиусе не более 3 верст, и  определит срок, в течение которого рассчитывает открыть необходимое для уезда число школ. Разработанная Шадринским земством схема предполагала в продолжение 10 лет (с 1908 по 1917г.)  расширить школьную сеть на 118 начальных учебных заведений. В 1908-1913гг. открывать ежегодно по 10 школ, в 1914-1916гг. – по 13 и в 1917г. - 19 школ.

В соответствии с этим Законом после 1907г. церковно-приходские школы больше не развивались, казенные субсидии на них сокращались в пользу развития светских школ. Не имея собственных средств на содержание Крутихинской ЦПШ Шадринское отделение Епархиального училищного совета в 1906г. закрыло ее под предлогом малого числа учениц.

Количество учащихся в Крутихинском и Загайновском училищах можно найти в календаре-справочнике  Шадринского земства на 1915, 1916 и 1917год.

Учебный год

Крутихинское

Загайновское

 

 

Учеников

Окончило курс

Детей школьного возраста обоего пола

Учеников

Окончило курс

 

 

 

мальч

дев.

мальч.

дев.

 

 

мальч

дев.

мальч

дев.

 

1912/13

99

41

7

-

 

 

28

16

3

-

 

1913/14

125

44

9

-

238

96

41

12

5

-

 

1914/15

126

28

13

1

 

 

52

-

-

-

 

1915/16

118

38

6

-

 

 

61

12

3

-

 

                           

 

Несмотря на подавляющее число девочек в деревне, их обучалось значительно меньше. Предрассудков на пути их обучения было гораздо больше чем у мальчиков. Главным аргументом матери или бабушки было: «На что тебе учиться? Записки парням писать?».

К середине 1920-х годов в результате сложившейся новой системы школьного дела в Крутихинском селе образование дети получали в начальной школе (школа I ступени) с 4-х летним сроком обучения. Охват обучением детей  в возрасте 8-11 лет не превышал показателя 1913г. Дальнейшее образование давала школа II-й ступени (девятилетняя средняя школа) в г. Далматово, между ними была семилетняя школа, как фундамент всей школьной системы.

В 1930г. Советское Правительство объявило о введении всеобщего начального образования, вернувшись к тому, что декларировалось прежней властью еще в 1908 году.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites