kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » История населенных пунктов Курганской области » В.П. Жданов. Страницы истории села Крутихинского Пермской губернии Шадринского уезда » Становление новой слободы

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Становление новой слободы

Что мы знаем о становлении Крутихинской слободы? Как формировалось ее население? Когда конкретно в слободе появилась церковь?

Опять с сожалением вынуждены сказать о скудости дошедших до нас письменных источников, освещающих историю слободы Крутихинской. Перепись слобод и острогов Тобольского уезда в 1695г. (через 10 лет после закладки Крутихинской) проводил тобольский дворянин Иван Полозов. Итоги его работы по Крутихинской слободе утрачены, не сохранились для потомков.

Мы предполагаем, что население Крутихинской слободы сформировалось к 1705 году, и утвердилось до 1710г. Об этом мы можем судить по материалам переписной книги Крутихинской слободы 1710г., первой известной нам с момента основания слободы и, уже поэтому, ценной. Однако отметим, что информация о жителях дана в книге недостаточно подробно, встречаются откровенные ошибки, когда в начале и в конце предложения человек показывается под разным прозванием. Хотя в ней занесены не только дворохозяева, а все мужское и женское население с указанием их возраста и отношения к тяглу, переписная книга не говорила, откуда и когда они прибыли в Сибирь, в ней не учтены лица, покинувшие свои дворы, убитые и уведенные в плен башкирцами, умершие в период после переписи 1695г.

Тем не менее, в переписной книге просматривается, что с самого начала население Крутихинской слободы не было однородным, односословным. Книга сохранила для нас имя еще одного приказчика, в 1710г. им был тобольский сын боярский Иван Иванович Цыбульской, писчий дьячок – тот же самый – Степан Никифоров сын Паршуков. Кстати, он будет отмечен в своей должности и в 1719 году. Почему-то не показан сельский староста и выборные крестьяне, а они были, что подчеркивает формальный, поспешный подход к составлению переписной книги.

В 1710г. в слободе (селе и приписанных к слободе деревнях) учтено 170 дворов, в которых проживала 1441 душа обоего пола (д.об.п.), т.е. в среднем населенность слободского двора составляла 8,4 человека. Сразу заметим, что значительное число жителей одного двора объясняется не только многолюдностью крестьянских семей, но и тем, что на одном подворье порой жили 2-3 и даже 4 семьи. По данным московского дворянина Андрея Ивановича Парфентьева, проводившего перепись, все слободское население состояло из крестьян, бобылей, военно-служилых (драгун, пушкарь, воротник), приказной администрации и духовенства. Зафиксировано126 крестьянских дворов, в которых проживало 935 д.об.п. (населенность двора – 7,4); бобыльских дворов – 28 и 127 чел. (населенность – 4,5); военно-служилое население (21 д.об.п.) проживало в 3 дворах (населенность – 7,0); приказная администрация и духовенство – 59 чел. – проживало в 6 дворах (населенность – 9,8).

Собственно крестьянское население составляло 64,9% (по дворам – 74,0%), военно-служилых людей было 1,45% (по дворам – 1,76), бобылей насчитывалось 8,8% жителей (по домам – 16,4), приказные и духовенство занимали 4,1% среди населения и 3,5% дворов.

Были в слободе еще подворники-бобыли и наемные работники, гулящие люди: 279 д.об.п., существование которых говорит о наличии в слободе «свободной» рабочей силы. Отмечено также 2 двора солдатских жен и 5 дворов вдовых крестьянских жен (26 д.об.п.).

Пестрота и многолюдность Крутихинской слободы, по нашему мнению, объясняются башкирскими нападениями предыдущих лет.

По слободам переписью выявлено:

 

Общее количество

населения муж. пола

В том числе

крестьяне муж. пола

Красномысская

803*

575*

Крутихинская

702

584

Ольховская

743

638

Шадринская

2821

1919

* всего в слободе, в селах и в деревнях, к ней (слободе) приписанных.

В Красномысской слободе было обнаружено переписью 50 пустых дворов, владельцы которых «прибиты и в полон взяты», а иные от «разоренья разошлись врознь». То же явление было отмечено и по слободе Окуневской.

Обращает на себя внимание одна особенность появления дополнительных бобылей в слободе: после смерти крестьянина его пашню наследовал старший сын, младшие дети показываются в переписной книге бобылями и таких примеров несколько.

Из общего числа бобылей каждый третий (31%) к 1719г. осел на земле, став крестьянином, каждый шестой (16%) не изменил социальный статус, оставшись бобылем, немного больше половины (53%) сошли в другие слободы.

Последующая перепись, 1719г., учитывала только тяглое, мужское население. По этому учету в слободе 60 крестьянских дворов, в них и на подворьях 337 душ мужского пола (д.м.п.), (населенность двора – 5,6). Бобыльских 4 двора, в них 11 д.м.п. (населенность 2,7). Перепись выявила большую смертность жителей детского (до 10 лет) и пожилого возраста (старше 60 лет). Судите сами. Если детей до 10 лет зафиксировано 40% от всего населения, то подростков от 11 до 17 лет только 9%. Такая же картина по старикам. Крестьян трудоспособного возраста (18-55 лет) записано 41,6%, а немощных и больных (60-90 лет) со слов их самих 10%. Точной, по годам картины переписные книги, конечно же, не могли дать. Если в показанный возраст детей можно поверить, то число лет взрослых, названный ими самими, надо считать приблизительным. Тем не менее, определенный возрастной срез мужского населения слободы переписные книги давали.

Из 126 оброчных крестьян, учтенных в слободе в 1710, к 1719г. 37 человек перешли в Уксянское село и деревни, возникшие на землях, отведенных в пользование Крутихинской слободы, еще 16 сошли в другие слободы. Девять новых оброчных крестьян появились в слободе после 1710г.

Хотя какое-то число крестьян по различным причинам покидали слободу и после 1719г. (бежали, вышли в другие поселения, возвращены на прежнее место жительства) и появлялись новые люди, основная часть тяглого населения слободы сложилась и закрепилась в период с 1695 по 1705г., и указанные выше переписные книги это подтверждают. Косвенным свидетельством этого является то, что 24% прозвищ людей из листов переписи 1710г. (каждое 4-е) происходят от неканонических имен, а запретить нецерковные имена церкви и правительству удалось только на рубеже XVII-XVIII вв.

Переписная книга 1710г. называет двадцать крестьян и семнадцать бобылей с прозвищами, отличными от именований и фамилий, показанных ревизией 1719г. Но по-другому и не могло быть. По исследованию В.А. Никонова «момент возникновения крестьянской фамилии обнаружить нелегко. Для этого необходимо, чтобы уцелели достаточно полные материалы нескольких переписей. Фиксация фамилии в документах очень отставала от ее появления. Именование становилось фамилией постепенно. В перспективе времени трудно заметить, когда отчество, прозвище или иное именование превратилось в фамилию. В России до середины XIX в. фамилию в современном смысле слова обозначали термином ПРОЗВИЩЕ, а слово ФАМИЛИЯ значило семья».

К 1735 году в слободе нет бесфамильных крестьян (на этом фоне странным и необъяснимым исключением выглядит приходской поп, у которого прозвание появится только к 1770г).

Указ о проведении первой ревизии (переписи) мужского населения империи был издан в ноябре 1718 г. Ее целью являлось, по мысли Петра I, «расположение полков армейских на крестьян всего государства (а для этого требовалось знать), сколько где, в какой волости, селе или деревне крестьян, бобылей, задворных и деловых людей, не обходя от старого до самого последнего младенца, с летами их». Предполагалось по ее результатам собирать подать (налог) с тяглого населения не с дворов, а с выявленных душ мужского пола. Величину оброка (1 рубль 10 копеек) рассчитали, исходя из содержания одного солдата и одного драгуна. Местные администрации обязали представить ревизские сказки (книги с результатами переписи) в течение 1719г.

Зная неповоротливость своего административного аппарата и тугодумие начальников на местах, в 1719г. указ о порядке проведения переписи повторили с угрозой жестокого наказания, вплоть до смертной казни, за несвоевременное представление сказок (обычный метод реализации Петром I своих реформаторских замыслов). Затем этот срок продлили до 1.02.1722г. Для того, чтобы население знало о проведении ревизии, указ в течение двух месяцев читали по праздникам в церквах, а в торговые дни – на ярмарках и торжках.

Облагать податью по первой ревизии начали с 1.01.1724 года, то есть она проводилась 5 лет. Оброк вносили все члены семьи мужского пола, независимо от возраста и физических недостатков. Не освобождались от обложения ни вновь рожденные, ни умершие, ни беглые, ни отдаваемые в рекруты.

Налогоплательщиков искали и считали тщательно и по несколько раз. В 1722 году перепись населения Исетского края проводил князь Иван Васильевич Солнцев-Засекин, который дописал к слободе 19 человек. В 1727г. комиссия капитана Грязева выявила и добавила еще 48 ревизских душ. Результаты их работы уточнили и пополнили ревизскую сказку Крутихинской слободы 1719г., и нашли отражение в переписных книгах 1735 и 1744 годов. Кстати, из 48 новых мужских душ, найденных и дописанных капитаном Грязевым, 18 человек в 1837г. переведены на Кушвинский завод, а 8 человек в 1733-34г. возвращены барону Строганову.

К сожалению, о равномерном распределении налогового бремени говорить не приходилось. А предпринять что-либо с течением времени требовалось. Судите сами, в Крутихинской слободе число парней и молодых мужиков, взятых в рекруты, составило за период между первой и второй ревизиями (1722-1744 гг.) 82 человека, к 1747 еще 13. Воинская повинность становилась все тяжелее и тяжелее. Общая же убыль мужского населения слободы после прежней переписи достигла гигантской цифры - 524 человека, т.е. 51% всего населения. Сюда вошли беглые (42 человека), умершие (373 д.м.п.), возвращенные на прежние места проживания (9 чел.), перешедшие в другие слободы (4 чел.) и убыль от башкирского разорения. Подобная ситуация с убылью мужского населения была и в целом по стране.

В этих условиях в 1744г. правительство, наконец, решилось на новую ревизию. Было предписано повторять их через каждые 15 лет. Окончательным сроком подачи сказок было установлено 1 января 1745 года. Но кроме пассивного отношения населения и саботажа администрации дело тормозилось еще и другими причинами: обширность губернии, справки о беглых, переведенных или перешедших из других мест, неграмотность крестьянских старост, которые являлись причиной медленности в окончании переписных книг. В январе 1747 г. был издан Закон, которым определялось с начала 1747 года брать подушные деньги по новой ревизии. Поэтому саму ревизию впоследствии называли ревизией 1747г. Ее провели быстрее: в 3 года вместо 5.

В архиве Свердловской области по результатам этой ревизии сохранилось несколько переписных книг Крутихинской слободы: 1744, 1745 и две - 1747 года. Возраст жителей во всех именных книгах показан одинаковый, но общее число крестьян, за счет вновь родившихся, различное. В 1744г. налицо состояло 1437 душ мужского пола, в 1747 году в Крутихинской слободе числилось 1524 человека мужского пола.

В ревизской сказке Крутихинской слободы бросается в глаза одна особенность: всем жителям мужского пола, написанным в прежней (1722г.) переписи, добавили по 22 года, чтобы не считать, кто какого возраста. Староста Крутихинской слободы Тимофей Ушаков, будучи неграмотным, для своевременного представления переписных книг поступил мудро: не надо было терять время на опрос неграмотных же крестьян.

Крутихинская слобода числилась в составе Катайского дистрикта и оставалась в его ведомстве до образования Далматовского уезда (в 1781г.). Непосредственно к слободе Крутихинской приписаны: село Уксянское, деревни Загайнова, Любимова, Еровская, Новоторжская, Татарка и Таушканова.

К сожалению, не только после второй, но и при всех последующих ревизиях для крестьян ничего не изменилось. По-прежнему, налогом (податью) облагались лица мужского пола, независимо от возраста. За умерших в промежутке между ревизиями продолжали платить налог как за живых. Отданные в рекруты и беглые также не исключались от оклада.

Местная реформа 1781г. опять изменяет структуру волостного управления: Крутихинской мирской избе подчиняется одноименная слобода, село Новоторжское, кроме Загайновой деревни Брюханова и Еропкино. В то же время слобода Уксянская, село Петропавловское (Татарка), деревни Любимова, Полозова, Таушканова, Песчанская, Лебяжская и Якшино с 1777г. образовали Уксянскую волость.

В июне 1784г. (по четвертой ревизии) в Крутихинской волости фиксировалось 355 дворов, душ мужского пола (окладных душ) – 1255, женского – 1347; непосредственно в селе Крутихинском 152 двора, 560 окладных душ и 603 – женского пола. В деревне Загайнова в этом году 48 дворов, 148 душ мужского и 152 – женского пола.

16

План села Крутихинского 1881г.

Необходимо здесь сказать о приходском храме. Точной даты строительства первой деревянной церкви в честь Владимирской Божьей Матери нет, но Церковная летопись с достоверностью относит ее построение к 1690-м годам XVII века, приводя в доказательство сохранившиеся к началу XX в. артефакты: Антиминс, печатанный, как сказано в описи 1814г., в царствование Великих Царей Ивана и Петра Алексеевичей в 1690г.; сохранилось Евангелие, напечатанное в 1694., серебряное кадило, устроенное в 1701; оставались богослужебные книги, печатанные в конце XVII столетия (Служебник 1693г., Триодь постная 1699г. и Апостол 1697г.).

Клировые ведомости по Крутихинскому селу за 1862г. в отношении Богородицкой церкви поясняли следующее. Крутихинская слобода основана в 1685г. и, вероятно (выделено автором), к тому же времени относится построение бывшей деревянной церкви, сгоревшей вместе с церковными документами в 1811 году.

Церковь имела придел во имя трех Святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Ивана Златоуста и деревянную же колокольню.

К 1811 г. церковь была уже ветхая, поэтому священник Филипп Крутиховский и церковный староста Пантелей Корозников 21 марта 1811г. просили благословение построить вместо этой новую, каменную. 27 апреля того же года разрешение было получено, а 25 апреля во время первого большого пожара церковь сгорела.

По проекту губернского архитектора Васильева 18 мая 1812г. заложена другая, каменная церковь. Строилась она на средства прихожан тобольским каменщиком Ерофеем Черкановым и крутихинским строителем Иваном Меденниковым при поддержке иерея Евгения Переберина и церковного старосты Ивана Долгих. По плану новый храм был одноэтажный, с каменной же колокольней и оградой. Престолов в церкви предусматривалось два: в холодном, главном, храме – престол во имя Пресвятой Богородицы Владимирской, он был освящен 21 мая 1820 года Шадринским протоиереем Иваном Поповым, а в теплом придельном храме, престол во имя трех Вселенских Святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоусского освящен 29 января 1814 года Шадринским протоиереем Павлом Золотавиным. Иконостас в теплом придельном храме строил  и расписывал Екатеринбургский мастер Филипп Соколов, в 1844г. вместо этого иконостаса цеховым мастером Степаном Даниловичем Голошевым устроен за 4 тысячи рублей новый, существовавший до закрытия церкви в 1932 году.

7

Крутихинская церковь. Юго-восточный вид. Фото Лундина Б.Н., 1924 г. 

8

Крутихинская церковь. Юго-западный вид. Фото Лундина Б.Н., 1924 г. 

В холодном главном храме установлен иконостас работы Шадринского мещанина Андреяна Ивановича Бронникова. В 1872г. в Тюменской иконописной мастерской Василия Егоровича Винокурова, за 3000 рублей серебром изготовлен новый, с украшением стенною живописью и более чтимыми в приходе святыми, на средства прихожан. Трехъярусный иконостас был выполнен в русско-византийском стиле, украшен позолоченной резьбой, окрашен розовой краской, в нем стояли две местные иконы в серебряном окладе.

11

Главный иконостас Крутихинской церкви. Фото Лундина Б.Н. 1924г.

Ограду с коваными решетками, оштукатуренную и с кровлей поставил вокруг церкви в 1836-1838 годах Андрей Степанович Кочергин из Екатеринбурга. Вся работа обошлась прихожанам в 3900 рублей. На углах ограды находились две полубашни, в одной из них хранился церковный хлеб, во второй – мелкое церковное имущество.

Иждевением прихожан при старании священника Крпа Никифорова и церковного старосты Филиппа Меденникова в 1854г. отлит большой колокол весом 181 пуд 7 фунтов за 2383 рубля 97 копеек серебром. Первый колокол был отлит в 1820г., весил он 74,5 пуда и стоил 3576 рублей, по 48 рублей за пуд.

В 1886г. по благословению епископа Екатеринбургского Нафанаила устроен южный придел в честь праздника Введения в храм Пресвятой Девы Марии. Строил его Шадринский каменщик Павел Алексеевич Малышев за 800 рублей серебром и 100 пудов пшеницы. Через два года в Екатеринбурге Павел Гаврилович Никулин сделал для него иконостас в шатровом виде с позолоченной резьбой, за 3000 рублей. За ту же цену, на средства прихожан, он раскрасил живописью стены в обоих приделах. По грамоте епископа Екатеринбургского и Ирбитского Поликарпа от 26 августа 1888 года восстановленный храм освятил местный священник благочинный Павел Матвеев.

9

Высочайшая Архиерейская Грамота на освящение южного придела в честь праздника Введения во храм Пресвятые Девы Марии. 1888г.

В храме особенно замечательных предметов: сосудов, древних и особо почитаемых икон, риз и прочее не существовало. В 1877г. прихожане пожертвовали икону Табынской Божией Матери в большом футляре – выносную. Поводом ее обретения было то, чтобы ходить с ней к часовне на старом кладбище ежегодно, а потом по всему селу крестным ходом в 9-ю пятницу после Пасхи, по случаю прекращения пожаров в 1878г. Устройству иконы способствовала жена крестьянина Прокопия Кузмича Кунгурцева Матрона Егорова. Написана она была в Тюмени в мастерской Василия Егоровича Винокурова, за 250 руб., освящена Шадринским протоиереем Григорием Дерябиным, и оттуда на руках донесена до Крутихи.

10

Часовня на старом кладбище села Крутихинского. Фото Лундина Б.Н., 1924 г.

В период с 1871 по 1910 годы Екатеринбургские епископы 6 раз посещали Крутихинскую церковь, служили в ней, обозревали храм и церковно-приходскую школу, на встречах с прихожанами хвалили их за усердие к храму, оставались довольными причтом. В 1892г. село посетил князь Сан-Донато Амплий Демидов, который исследовал нужды населения в связи с голодом 1891 года, постигшим Шадринский уезд.

17

Карта Шадринского уезда

Кто был первым священником после постройки церкви в 1690-х годах неизвестно. Впервые клир встречается в переписной книге 1710г.: назван поп – Иван Васильев сын – пятидесяти лет, пономарь – его старший сын Степан – двадцати двух лет,  дъячок Василей Анисимов сын Казаков двадцати пяти лет. В составе причта показан трапезник и просфорница. Мы предполагаем, что Иван Васильев и был первым попом новопоставленной Крутихинской церкви.

У Ивана Васильева, кроме Степана, дети: Сергей пятнадцати лет, Осип одиннадцати, Филип девяти, дочь Ирина семнадцати лет. Примечательно, что поп, в отличие от дъячка, фамилии не имеет. Еще одно наблюдение: правильность сведений о семье и подворниках своей подписью скрепил не отец, а по его веленью сын Степан. Возможно, поп не знал грамоты? В этот период нередко встречались священники просто из крестьян, умевшие лишь кое-как читать и далеко не всё из того, что читали понимать. Кстати, из переписной книги 1744г. следует, что 5 крутихинских крестьян служили попами, из них Кирил Алексеев Задорин – в Теченской слободе, его брат Иван Алексеев Задорин – в новопоставленной Челябинской крепости, Степан Никитин Попов – в Тобольске.

Из подписи Прологов (книг, в которых по дням года помещены сокращенные жития святых, поучения святых отцов) в 1720-1728 годах видно, что священником тогда был Иосиф Иванов, сын Ивана Васильева Осип, по православному – Иосиф. Имя следующего попа отмечает переписная книга 1744г., им был Иван Иванов Ешков (или Юшков) 38 лет.

Церковная летопись сохранила личность следующего пресвитера: в 1770г. назван Иван Осипов Крутиховский (род. 1731 – ум. после 1800), впервые появилось именование, ставшее фамилией. Ученый-исследователь В.А. Никонов отмечал, что именно в этот период, в конце XVIII в., происходила фабрикация фамилий духовенству, у которых ее не было. Именования раздавались по усмотрению епархиального начальника, чаще всего – по названию церкви, в которой служил отец, или, как в нашем случае, из названия села, в котором церковь образована. Начало иерейства Ивана Крутиховского приходится на конец 1750-х – начало 1760-х годов, а конец его службы обозначен 1787-м годом. В этом году 17 января на место Ивана Осипова Крутиховского поставлен сын его Филипп (род. 1756 – ум. 07.12.1827 от туберкулеза), который состоял на службе при данной церкви до апреля 1811 года. Вместо Филиппа Иванова определен священником сын его Иван (родился 2 августа 1783 года), бывший до этого времени пономарем, прослуживший совсем недолго. 24 февраля 1812г. он умер на последней станции, возвращаясь с Ирбитской ярмарки. С апреля 1812 по 1824г. пономарем при Владимирской Богородицкой церкви служил Андрей Филипов Крутиховский (род. 1797 – ум. 1824).

Мы предполагаем, что с момента освящения первой церкви до 1812 года пять поколений клириков Крутиховских от отца к сыну замещали иерейское место, учили прихожан страху Божьему и целомудрию, усердию к богослужениям, поминовению умерших и другим благочестивым трудам. Традиция нарушилась в 1831г., когда сына Ивана Филипова Крутиховского Мефодия в возрасте 20 лет по разбору отдали в военную службу, что явилось прецедентом.

Истории будет угодно, чтобы последним священником данной церкви, перед тем как ее закрыли в 1932г., был тоже Крутиховский – Ювеналий Павлинович. Он родился в 1882г. на Билимбаевском заводе Екатеринбургского уезда. Отец, Павлин Александрович,  по окончании в 1862г. курса Далматовского духовного училища определен псаломщиком здешней Свято-Троицкой церкви. В 1887г. Павлина Александровича видим псаломщиком Предтеченской церкви Тиминского села Екатеринбургского уезда. Псаломщиками были два других его сына: Иоанн – при Храмцовской Свято-Троицкой церкви и Александр – при Крестовской Иоанно-Предтеченской церкви.

Ювеналий Павлинович – участник Гражданской войны, служил полковым священником в Белой армии. Несмотря на это, пользовался большим уважением в приходе Крутихинской церкви. Его арестовали 16.09.1929г., обвинив в агитации против советской власти по ст. 58-10 УК РСФСР. Уже 23 сентября 1929 года дело в отношении Крутиховского Ю.П. направили на внесудебное рассмотрение в Особое Совещание при коллегии ОГПУ. 4 ноября 1929 года коллегия постановила: Крутиховского расстрелять, имущество конфисковать. У него оставалась больная жена, 4 дочери и сын, который работал на металлургическом заводе. Судьба их неизвестна.

Что мы знаем про быт священников? В первые десятилетия XIX в. большинство сельского духовенства «питалось от алтаря», подношениями прихожан, за счет платы за крещение, венчание, отпевание и другие обряды. Еще при Екатерине II установлена была плата за требы: крещение – 3 копейки, за брак и отпевание – 10 коп. В то же время и в XVIII в. не единичными были жалобы епархиальному начальству на священников, обременяющих прихожан  сверх меры оборами за свадьбы. Лишив монастыри многих богатств и недвижимых имуществ, Екатерина II повелела наделять церковнослужителей землей, соразмерно с крестьянскими наделами. В 1825 году к Крутихинской церкви отрезали в скотском выгоне 33 десятины, а в 1832 году еще прибавлено пашенной 58 десятин. В начале XX века клир Владимирско-Богородицкой церкви имел 99 десятин пашенной и сенокосной земли, из них 27 десятин в скотском выгоне и 8 десятин лесных угодий. Заботами самим обрабатывать эту землю: пахать, сеять, думать об урожае, косить сено духовенство не отличалось от сельских обывателей. Эти заботы отягощали их быт.

4 декабря 1832 года случилось неординарное событие, попавшее в Церковную летопись: впервые в истории Крутихинской церкви отрешен от должности священнослужитель Евгений Максимов Переберин. Ему запрещалось священствовать, и он вынужден был искать место причетника: дьякона, дьчка или пономаря. Дьякон Бакланского села Е. Переберин был перемещен священником в Крутихинское село Указом Пермской консистории от 24 ноября 1812г. в возрасте 27 лет. А службу начинал пономарем при Пермском Петропавловском соборе. У них с женой Анной Андреевной было двое детей: дочь Серафима и сын Филарет, в семье Евгения Максимова жила теща, священническая жена, Параскева Афонасьева Торопова.

Судьба не благоволила к этому священнику. Возможно, он не отличался доброй нравственностью, хорошим благоповедением и ревностью в добросовестном исполнении своих обязанностей, был не воздержан. Возможно, повлияло то обстоятельство, что в 1820г. в возрасте 9-ти лет умер единственный сын Филарет. Не знаем. Но это не был единичный, исключительный случай. В дисциплинарной практике Русской Православной Церкви запрещение в священнослужении получило широкое распространение. В 1800 году в Шадринском уезде в Вознесенской церкви Красномысской слободы видим лишенного священства Ребрина и лишенного чина дьякона Ионина, в Верхнеапостольском селе Теченской слободы Петропавловской церкви подвизался запрещенный священник Феодоров. В этом же году в Крестовоздвиженской церкви Пещанской слободы в дьячковой должности служил запрещенный поп Насонов. В 1890-х годах в Ирбитском уезде в Верх-Ницинском селе на вакансии псаломщика находился запрещенный священник Далматовской Николаевской церкви Гаврила Алексеев Богомолов.

По русским церковным законам запрещение в богослужении связывалось с отрешением от места и низведением священника на должность причетника (сана Е. Переберин, Г. Богомолов и вышеназванные лица не лишались). Запрещение священнодействия налагалось на иереев, совершивших богослужение в нетрезвом виде и уличенных в этом преступлении. В Указе Пермской консистории от января 1833 года по этому факту говорилось, что Евгений Переберин за нетрезвую жизнь и не благоприличные поступки с прихожанами определен в Мехонскую слободу для исправления дьяческой должности.

Последовавшие в 1860-е годы реформаторские нововведения правительства Александра II затронули все стороны жизни общества, все классы и сословия, в том числе и духовенство. В 1867г. отменили правило наследования священнических должностей от отца к сыну и путем женитьбы на дочери предстоятеля. Церковнослужителям устанавливалось жалованье от казны. В частности, причт Крутихинской церкви получал 164 рубля 64 копейки в год (священник – 105 рублей 84 копейки, дьякон – 35 руб. 28 коп, псаломщик – 23 руб. 52 коп.), и 40 лет этот оклад оставался неизменным, никакой индексации или повышения не производилось. Для сравнения скажем, что на содержание клира Троицкой церкви по селу Уксянскому выделялось 276 рублей 36 копеек в год, но Троицкая церковь была двухштатная (служили два священника), здесь и приход был побогаче, и прихожан в полтора раза больше, а церковный капитал втрое превосходил Крутихинский.

Пенсионный капитал церкви был передан в государственное казначейство, то есть духовенство перешло на государственное пенсионное обеспечение. Заштатному священнику за 35 лет службы полагалось 90 рублей, вдове священника с детьми – 65, без детей – 55 рублей в год. Размеры пенсий в 1866 и 1878гг. были увеличены, причем не только священникам; с 1880г. пенсии начислялись и дьяконам. Увеличение пенсий касалось и семей духовных лиц, потерявших кормильца.  Наконец, дети священно- и церковнослужителей отчислялись от принадлежности к духовному званию, они могли свободно выбирать профессию и поступать на государственную службу.

Кроме Крутиховских, о которых рассказано выше, в период с 1877 по 1910г. в разных благочинных округах Пермской и Екатеринбургской епархий встречаем еще 13 клириков из династии Крутиховских, в том числе 6 священников, которые понесли труды во славу Русской православной церкви, заслужив уважение церковных иерархов и прихожан.

12

13

Владимиро-Богородицкая церковь в селе Крутиха. Дом сельской культуры. Фото В.А. Усольцева, 2012г. 

Не избежали крутихинские крестьяне привлечения к работам на Уральских горных заводах, эти занятия стали для них еще одной тяжелой повинностью.



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites