kurgangen.ru

Курган: история, краеведение, генеалогия

Зауральская генеалогия

Ищем забытых предков

Главная » История населенных пунктов Курганской области » Крутиха село » Государственные крестьяне Ждановы

О проекте
О нас
Археология
В помощь генеалогу
В помощь краеведу
Воспоминания
Декабристы в Зауралье
Зауралье в Первой мировой войне
Зауралье в Великой Отечественной войне
Зауральские фамилии
История населенных пунктов Курганской области
История религиозных конфессий в Южном Зауралье
История сословий
Исторические источники
Карты
Краеведческие изыскания
Мартиролог зауральских краеведов и генеалогов
Репрессированы по 58-й
Родословные Зауралья
Улицы Кургана
Фотомузей
Персоны
Гостевая книга
Обратная связь
Сайты друзей
Карта сайта
RSS FeedПодписка на обновления сайта




Государственные крестьяне Ждановы

(Из сборника «Зауральская генеалогия I». Курган, 2000).

История нашей фамилии занимала меня давно. Когда я узнал, что предки мои по линии отца и дедушки, Ждановы, исстари занимались землепашеством на государевой земле, будучи свободными людьми, казенными или государственными, как их стали именовать со времен Петра I, крестьянами, мне захотелось узнать о них еще больше.

С момента постройки слободы Крутихинской (в 1685 году), откликнувшиеся на зов ее основателя Ждановы прочно осели на этой земле. Слобода заселялась очень быстро, это не были одни лишь добровольцы, как мы сейчас сказали бы о первопоселенцах; поселяли их в принудительном, массовом порядке. Настолько массовом, что уже через 37 лет по первой ревизской сказке, в 1722 году, в Крутихинской слободе насчитывалось 1026 ревизских душ, крестьян и разночинцев (1). Уж очень удобную для жительства местность, тучные, плодородные, богатые земли, леса и воды со здоровым климатом, без болотистых мест приискал Семен Белошейкин.

Слобода Крутихинская с острогом основана в 1685 году на правом берегу Исети казачьим сыном Семеном Белошейкиным. От этого и слобода несколько времен называлась Белошейкиной. Называлась она еще и, неизвестно почему, Вылковой. Название свое приход получил от притока Крутихи, впадающего в реку Исеть выше селения в двух верстах. Для защиты от набегов кочевников селение окопано было рвом, по обеим сторонам которого была сделана редкая бревенчатая изгородь, для проезда в селение с трех сторон сделаны были рогатки и заставы (2). Счастливым образом дошедший до наших дней формуляр летописи Владимирской Богородицкой церкви Екатеринбургской епархии Крутихинского прихода сохранил бесценные сведения.

В 1684 году в июне месяце Тобольскому воеводе боярину князю Петру Семеновичу Прозоровскому с товарищами подал челобитную Шадринской слободы казачий сын Сенька Белошейкин: «приискал де он от Красномыльской слободы вверх по Исети реке, речке Крутихе порозднее место для постройки новой слободы, где по обе стороны Крутихи и по правую сторону Исети места, пустые и никому не принадлежащие» и просил позволения завести тут государеву слободу и прибрать крестьян на денежный оброк, а также беломестных казаков.

Велено было это место осмотреть приказчику Шадринской слободы сыну боярскому Любиму Евсееву. Тот донес, что земля эта никому не отведена и ни чьих звериных промыслов тут нет. Князь Прозоровский 21 января 1685 года дал Сеньке Белошейкину дозволительную грамоту на постройку слободы на реке Крутихе, на призыв крестьян, на денежный оброк «с обычными на первое время льготами» и беломестных казаков, а также на управление новой слободой, на взимание в пользу казны таможенных сборов и прочее (3).

Летопись Богородицкой церкви сообщает, что прихожане все русские, переселившиеся сюда из разных мест Великороссии, издревле – государственные крестьяне, раскольников между ними не было прежде и, благодаря Богу, нет и поныне (4).

Откуда они пришли или были переселены, где крестьянствовали Ждановы до своего появления в Крутихинской слободе? Пока не удалось это выяснить: материалы и документы, хранящиеся в Государственном архиве Свердловской области, которые я успел изучить при кратковременном посещении Екатеринбурга в октябре – ноябре 1998 года сам и с помощью Юрия Витальевича Коновалова – председателя  Уральского Историко-родословного общества, не дают возможности утвердительно ответить на этот вопрос. В списке мужских душ  Крутихинской слободы за 1745 год я нашел:

«Иван Аникеев сын Жданов умер в 1724 году;

У него сын Василий – 52 лет. У Василия дети:

-         Савелий – 32;

-         Никифор – 27;

-         Иван – 25;

Вновь рожденные:

-         У Василия сын Анкудин – 20;

-         У Савелия дети Сидор – 6;

-         Иван – 3;

-         Артемий – 1 мес.;

У Никифора сын  Егор – 6 мес.;

У Ивана сын Филипп – 7 нед.» (5).

Судя по возрасту Василия, Иван  Аникев сын Жданов родился  предположительно в 1663-1668 году; он или его отец, Аника Жданов, и могли быть первыми Ждановыми, поселенными в Крутихинской слободе. В списке старо-поселенных крестьян, положенных в подушный оклад в 1735 году, упоминания о них нет, к этому времени их не было в живых. Аника Жданов – мой прямой предок в двенадцатом колене. Вопрос – откуда они сошли – остается открытым.

Неимоверно тяжелым был труд и быт государственных крестьян в новой слободе, угнетали налоги, бесконечные сборы и различные повинности, особенно при Петре. В 1705 году произведен был первый общий набор рекрутов, он повторялся ежегодно до 1724 года и все по одной норме по одному рекруту с 20 тягловых дворов. С 1724 года набирали 5-7 рекрутов с 1000 ревизских душ (6).

В 1710 году во время башкирского бунта башкиры напали на Крутихинскую слободу и другие окрестные деревни и, как ее, так и другие выжгли, а людей били и увели в плен (7).

Регулярные армия и флот потребовали новых средств, новые налоги, как из худого решета, по выражению русского историка В. Ключевского, посыпались на головы русских плательщиков. Начиная с 1704 года, один за другим вводились сборы: поземельный, пономерной и весчий, хомутейный, шапочный и сапожный – от клеймения хомутов, шапок и сапог, посаженный, покосовщинный, кожный – с конных и яловочных  кож, пчельный, банный; пролубной, ледокольный, погребной, водопойный, трубный – с печей, с дров, с продажи съестного, с арбузов, орехов, огурцов, и «другие мелочные всякие сборы», говорит роспись в заключении (8). С домашних бань, например, крестьяне должны были платить по 15 копеек (1 руб. 35 коп. в ценах 1890 года). Налог на бороды с 1715 года установлен однообразный – 50 руб. в год (450 рублей в ценах 1890 года). Крестьянин у себя дома носил бороду  даром, но при въезде в город, как и при выезде, платил за нее 1 копейку. Свадебная пошлина была уже изобретена древнерусской администрацией (9). В шестидесятых годах ХVШ столетия обычный вывод за невесту составлял 10 –20 рублей (80 –160 рублей в ценах конца ХIХ столетия) (10).

Кстати, о ценах. В 1882 году в Москве лошадь стоила 45 руб., корова – 45, овца – 4 рубля, утка живая 80 копеек, курица – 65, масло коровье (фунт) – 35, солонина (фунт) – 13, яиц (сотня) – 2 руб. 50 коп., мед (пуд) – 2 рубля, овчина – 2 руб. 50 коп. (11).

Эти сборы усилили налоговое напряжение и раздражение, донимали, не только тяжестью некоторых из них, но и еще более своей численностью, заходившей за 30, назойливым, июльским оводом приставая к плательщику на каждом шагу. На табели 1724 года сам Петр поставил кресты над некоторыми из этих сборов, только в 1775 году при Екатерине II была разрешена свобода и бесплатность браков для казенных крестьян (12).

В 1724 году Петр указал по данным первой ревизии начать подушный сбор и расквартировать полки. В Крутихинском дистрикте команду, руководившую сбором подати, возглавлял капитан Грязев (13). Новый (подушный) налог распределялся на крестьян по расчету стоимости содержания солдата, драгуна и офицера и устанавливался в связи с ходом переписи: рассчитанный сначала в размере 95 копеек, он потом спустился до 74 копеек (6 рублей 66 копеек в ценах 1890 года). Но государственных крестьян сверх общей подушной подати обложили дополнительным платежом – оброком. Этот дополнительный сбор высчитан был в 40 копеек (14).

В 1729 году слобода Крутихинская приписана была к Екатеринбургским горным заводам для работы, с этого времени все списки ее крестьян кроме общего числа ревизских душ стали содержать число годных в работу. Например, 1729 год: душ – 774, годных в работу – 292. С них надлежало взять подушных денег – 851 рубль 32 копейки (15), по 1 рублю 10 копеек с каждой души мужского пола, включая младенцев, вчера родившихся, или по 2 рубля 91 копейке с каждого работника.  Переведем на хлебные деньги. В 1730-е годы в среднем по Пермской губернии за четверть зерна давали: пшеница – 210 копеек, или 23,33 коп./пуд, рожь – 120 коп.,  или 13,33 коп./пуд (16).

Заводские работы дополнительным тяжким бременем легли на крестьянские плечи, усилив их гнет и мучения. Ежегодно с конца марта  часть крестьян наряжалась на заводы  Уральского горного округа на куренные работы (углежжение), на перевозку готовой продукции (железа) и другую. В марте 1729 года в числе 43-х человек из Крутихинской слободы на куренные работы был отправлен Василий Жданов со старшим сыном Савелием семнадцати лет. Им надлежало нарубить пять саженей дров, сложить дрова в кучу, осыпать, выжечь уголь, сломать одну четверть этой кучи и вывезти 15 коробов угля (17). Вроде бы не слишком накладно и обременительно. Но только на первый, поверхностный взгляд. Речь шла о куренной сажени, а она равнялась15,423 куб. метра. То есть,77,115 куб. метровнадо было нарубить (заготовку дров пилами начали вводить лишь с 1844 года, причем, мужики неохотно брались за пилу), потом разрубить на полена указанной длины, сложить на середину лесосеки в поленницу, сучья, хвою и щепу класть на межу и сжечь, вокруг поленницы дерн и сухую траву выскребать, поросль не рубить. Процесс куренных работ подробно описал в 1898 году действительный член Уральского общества любителей естествознания В.Е.Боков в работе «Исторический очерк углежжения на Урале»(18).

На страду крестьяне освобождались от заводских работ. К клаже  куч (костров) они приступали по осени. Время, потребное на клажу и жжение куч, точно определялось штатным положением, равно как и рубка дров. В кучу клали 20 сажен дров (308,46 куб. м.). По штату 1737 года полагалось двум человекам сложить кучу, одерновать и осыпать за 20 дней, 12 дней жечь дрова на уголь и за 16 дней этим же двум человекам разломать кучу. По окончании выжега кучи уголь выламывали, предварительно снимая дерн и землю частями. По зиме уголь вывозили на завод гужом в плетеных из черемухи коробах. Заводской казенный короб составлял два куб. метра. То есть, Василию Жданову нужно было перевезти на завод30 куб. метраугля, притом,  что на дровни клали не более 15 пудов.

И это все дополнительно к своим  основным, деревенским, сельским работам. Не удивительно, что Василий Жданов взял с собой  сына. В этом году (1729-м) Иван Медеников куренные работы выполнял с братом Никитой, Тимофей Межин с племянником Иваном, а Сергей Куфтин  один (19). Его старшему сыну, Матвею, едва исполнилось три года, Карп (его дочь Параскева будет матерью моего прапрапрадеда Никиты Жданова) появится на свет только в 1742 году. Других родственников у него не было; отец, Василий Наумов сын, умер два года назад, в 1727 году. В этом же 1729 году на заводе Цесаревны Анны (нынешний Верхисетский завод) Василий Пятунин с братом Иваном должны были вывезти 500 пудов железа (восемь тонн), Кондратий Усольцев – 225 пудов (20).

Были ли уклонения от заводских работ? Были. 16 декабря 1740 года вальдмейстер (лесной начальник) Дмитрий Одинцов в Катайской земской конторе слушал доношение старосты Томашевской слободы Егора Делменикова «о не высланных на завод Цесаревны Анны в работу той слободы крестьянев Федуле Лиханове, Михайле Лиханове, Терентье Лиханове, Якове Соловьеве, Иване Соловьеве,… Вышеозначенные крестьяне… содержаца здесь по челобитью Томашевской слободы крестьянина Григория Кузнецова в нахождении на дворе ево в избе жены ево и в насилии, блуди и в грабеже пожитков, о чем еще следуетца  (идет следствие – прим. автора), а оные освобождены на поруки». Дмитрий Одинцов определил «вышеобъявленных крестьян Лиханова с товарищи для отправления заводской работе после порки отседи отбыти. Понеже за ними по челобитью Кузнецова подлинно грабежу и насилия еще не сыскалось и покамест тое положение на них, (в) заводскую работу отправить, велеть явица в Катайской земской конторе… и о том в судное повытье сообщить» (21).

В 1729 году в поисках лучшей доли перешел из Красномыльской в Крутихинскую слободу Микула Исаков (Иванов) сын Черепанов с младшим сыном Трофимом (его правнучка Хавронья будет женой Никиты Жданова и моей прапрапрабабушкой), но и здесь послабления не нашел. Неимоверной тяжести жизнь в новой слободе с бесчисленными поборами и повинностями оказалась непосильной для микулиных братьев Тимофея и Фомы. Первый не вынес необъятной работы и отцовского горя, похоронив в 1739 году единственного сына Степана. В 1730 году умер сын Фомы Яков, недолго хозяйствовали в отцовском доме дети Якова – Родион и Конан: первый бежал из слободы в 1736 году, на следующий, 1737 год вслед за отцом отошел, умер Конан (22). Родион не был единственным беглецом, из новой слободы бежали и до него, поодиночке и семьями. Бесконечная крестьянская скудость, подушная тяжесть, хлебный недород, пожарное разорение, взятие в рекруты привели к тому, что только в период между первой и второй ревизскими сказками (с 1723  по 1745 годы) по сообщению старосты Тимофея Ушакова и подьячего Варлама Горшкова в Крутихинской слободе числилось 48 беглых, в рекруты отдано 82 человека. С 1745 по 1747 годы добавилось еще двое беглых и 13 отданных в рекруты (23). Побеги отнимали у властей не только рекрутов, но и податных плательщиков. К недобору подушного  сбора приводило и большое число престарелых и увечных, слепых и сирот малолетних. Списки ревизских  душ, положенных в подушный оклад, составленные в ХVШ столетии,  говорят об этом: в 1735 году старых, «скорбных» и увечных в Крутихинской слободе – 141 (11 %) из 1295, годных в работу всего 502. В Красномыльской слободе первая цифра («скорбные» и увечные) еще выше – 142 из 1138 душ мужского пола (12,4 %), годных в работу – 425 (24).

В 1747 году по второй  ревизской сказке в Крутинской старых и дряхлых уже 201 (13,2%), годных в работу 644 из 1524 душ мужского пола (25). Именно с тех пор вошла в оборот поговорка: «От крестьянской работы не будешь богат, а будешь горбат».

В 1800 году в Крутихинской 126 крестьянских дворов, 17  домохозяев на них – вдовы. Это 13,5 % всех дворов или каждое седьмое хозяйство (25).

Списки годных в работу, составляющиеся в этот период для Екатеринбургского горного ведомства любопытны и тем, что позволяют зримо представить мужское население слободы, оценить их физически. Например, в 1735 году: Иван Семенов сын Рязанов 17 лет – годен в работу, Иван Васильев сын Жданов 16 лет мал (26). В списке 1747 года: Иван Козмин Медеников 55 лет – годен, Емельян Михайлов Медеников 55  лет – худ, у него сын Прокопий 20 лет – слаб, Тимофей Иванов сын  Корозников 16 лет – ростом мал, Андрей Никитин Медеников 18 лет – годен. Андрей Федоров Усольцев 16 лет – ростом мал. Лаврентий Иванов  Усольцев 36 лет – годен, у него сын Ефим 18 лет – ростом мал.  Кондратий Васильев Усольцев 68 лет – стар, у него сын Филипп 17 лет годен. (27).

Летопись Богородской церкви сообщает, что «бывший здесь (в Крутихинской слободе) отряд Емельки Пугачева в 1773 году встречен  был хлебом и солью, потому обиды от него никому не было. Прибывший же из Тобольска с войском начальник для усмирения мятежа троих из жителей здешней слободы за нахождение их в войске Пугачева приказал повесить. Один же, Матвей Сидоров Кунгурцев, действительно тогда же и умер, а у остальных: Федора Волокитина и Василия Тимофеева Комарова по прозвищу «Барм», исполнителями казни веревки были подрезаны и порвались, повешенные были прощены начальником военных, сказавши при этом: «Видно так угодно Богу» (28).

Рекрутская повинность была далеко не единственная из земских и мирских, которую несли помимо выплаты различных податей, сборов, платежей государственные крестьяне. В 1873 году только три из обязательных земских повинностей в Пермской губернии в денежном выражении составляли: подводная повинность – 30,8 копейки на одного человека, дорожная – 32,8 копейки на жителя мужского пола, содержание мировых по крестьянским делам – 12,7 копейки на человека. Повинности эти обходились населению Пермской губернии более чем вдвое дороже, чем в Воронежской, Саратовской и Самарской губерниях, почти вдвое дороже, чем в Вятской и на одну треть больше, чем в  губерниях Московской и Владимирской. Причина – в громадности территории Пермской губернии, меньшем количестве жителей и низкой степени экономического развития (29).

В Шадринском уезде был беспрерывный неурожай с 1860 по 1870 годы и, так как нормальный период восстановления нарушенного равновесия черноземных почв оставлял 9 –12 лет, в 80-х годах повторились бедствия шестидесятых годов. Старожилы вспоминали в 1880 году, что за последние 30 лет было неурожайных по истощении почвы, засухи, чрезмерных дождей, холодов, истребления хлебов градом, насекомыми, саранчой в Шадринском уезде – 15 лет, в Камышловском – 16 лет (30). Голод настиг Крутихинское в 1884 году. На семена покупали пшеницу по 1 рублю 20 копеек за пуд, овес – 75 коп./пуд, против 76 коп./пуд за пшеницу и 26 коп./пуд – овес за 1882 год. 5 сентября выпал снег и хлеба запали, ждали по 15 сентября. Неурожайным выдался 1886 год, намолачивали от 3 до 5 пудов с овина (овин – крытое помещение, где сушили и молотили снопы, в овин усаживалось 250 снопов ржи, хорошим считался намолот одной четверти (5,5 пудов) со 125 снопов, то есть, 3-5 пудов с 250 снопов – совсем худой урожай), на следующий год хлеба  съели черви. В 1889 году сельчан поразила жесточайшая засуха, 6 мая разразилась сильная буря, с первого июля по первое октября не было дождя. В 1890 году первый дождь прошел 11 июня и то местами, с 11 июня по 17 сентября дождей не было, от засухи хлеба и травы стали худые. Появилась скарлатина. В 1891 году разразился голод, уже весной в село ворвалась оспа и лихорадка, летом надежд на урожай не оставила саранча. Ели хлеб, смешивая муку с лебедой.

Несчастья сельчан дополняли пожары. Крутихинское расположено на высокой, открытой со всех сторон ветрам местности. Я упоминал о первом большом пожаре в 1811 году. В 1847 слобода вторично подверглась бедствию от пожара, истребившего за несколько часов до 80 домов. В 1873 году пожаров было двенадцать, первый начался с дома псаломщика Геркулесова. Выгорело много домой за церковью, на горке и за логом. Были поджоги, выходили из домов и жили за рекой в шалашах (31).

Чрезвычайно высока была детская смертность. У Прокопия Семенова Жданова (родился в 1787 году) и его жены Марфы Елисеевой из 12 детей в живых осталось четверо. У Василия Савельева и Дарьи Ефимовой Ждановых (оба родились в 1813 году, венчались в 1829 году) из десяти детей померли в младенчестве семь. У его отца, Савы Осипова (родился в 1793 году) и Лукии Егоровой Ждановых родилось одиннадцать детей, шесть из них померли в младенчестве. Детей косила оспа, корь, дизентерия, но не только. Причиной высокой детской смертности были ранние браки (16 лет не редкость) и частые роды (32).

Двадцатый век радикально изменил вековые обычаи и старинный уклад крестьянской жизни, Ждановы оказались раскиданы в период преобразования деревни. Накануне Октябрьской 1917 года революции мой прадед Степан Романович Жданов (родился в 1867 году) на своем наделе сидел прочно и основательно, хозяйство имел крепкое (33). Старший сын Романа Никитича  не без скандала добился отселения от отца; не любивший и не ожидавший ослушания Роман Никитич, охотно дававший хлеб односельчанам, не дал настойчивому и упрямому сыну ни зернышка на семена. Пришлось Степану Романовичу отправить единственного сына в работники, тогда и отсеялись. Остальные братья Степана – Григорий, Ананий, Алексей, хотя имели свои семьи, детей, жили на дворе отца, Романа Никитича, до его кончины. Лишь после этого поставили свои дома.

В 1914 году Ждановы жили в селе Крутихинском двадцатью шестью дворами (34). Не знаю, помнили ли они свое родство, но однофамильные семьи создавали. Роман Никитич единственную дочь Варвару отдал в замужество за Василия Алексеевича Жданова, Николай Жданов был мужем Александры Спиридоновны Ждановой.

В 1924 году в Крутихинском создается коммуна «Ранняя Заря», в 1928 первый колхоз и огородническая артель «Общее поле», в 1929 году они слились в сельхозартель «Общий путь» (35). Началась новая страница в истории Крутихинского и его крестьян Ждановых.

В.П. Жданов (Нижний Новгород).

Примечания.

  1. Государственный архив Свердловской области (ГАСО), ф.571, оп.1, д.20, л.68.
  2. Формуляр летописи Владимирской Богородицкой церкви Екатеринбургской епархии Шадринского уезда (далее ФЛЦ), стр.3. Архив автора.
  3. ФЛЦ, стр.4-5.
  4. ФЛЦ, стр.3-4.
  5. ГАСО, ф.571, оп.1, д.20, л.20-20-об. Список мужских душ1745 г.
  6. Советская военная энциклопедия. М., 1970,  Т.7. С.103.
  7. ФЛЦ, стр.5.
  8. Ключевский В.О. Сочинения в девяти томах. М., 1987. Т.4. С.118-120.
  9. Ключевский В.О. Указ.соч. Т.4. С.120-122.
  10. Энциклопедический словарь Брокгауза Ф.А. и Ефрона И.А. СПб., 1895. Т.16-А. С.688.
  11. Ключевский В.О. Указ.соч. Т.8. С.91-92.
  12. Ключевский В.О. Указ.соч. Т.4. С.122.
  13. ГАСО, ф. 571, оп.1, д.20, л.68.
  14. Ключевский В.О. Указ.соч. Т.4, С.126, 128.
  15. ГАСО, ф. 24, оп.1, д.211, л.127 об – 128. Книга заводских работ1729 г.
  16. Ключевский В.О. Указ.соч. Т.8, С.116.
  17. ГАСО, ф.24, оп.1, д.211, л.43.
  18. Боков В.Е. Исторический очерк углежжения на Урале // Сборник Пермского земства. Пермь, 1898. С.23-32. (Далее СПЗ). Нижегородская областная научная библиотека.
  19. ГАСО, ф. 24, оп.1, д.211, л.542 об.
  20. ГАСО, ф.24, оп.1, д.211, л.550.
  21. Копия с протоколу о доношении старосты Томашевской слободы. Архив автора.
  22. ГАСО, ф.571, оп.1, д.20, л.10 об.
  23. ГАСО, ф.38, оп.1, д.41, л.271. Список крестьян годных в работу1747 г.
  24. ГАСО,  ф.571, оп.1, д.15, л.15. Список старопоселенных крестьян1735 г.
  25. ГАСО, ф.6, оп.3, 638-1, л.215 об.–234. Метрическая книга.
  26. ГАСО, ф. 571, оп.1, д.15, л.11 об.
  27. ГАСО, ф. 42, оп.1, д.97, л.260-280.Список мужских душ 1747.
  28. ФЛЦ, л.4. Архив автора.
  29. Доклад Пермской Губернской земской управы Губернскому Земскому собранию третьей сессии «О земских повинностях на1873 г.» СПЗ 1873 года. Кн.1. С.1-12.
  30. СПЗ 1880 года. Кн.1. С.23-24,58.
  31. ФЛЦ, с.18-19. Архив автора.
  32. Шадринский филиал Государственного архива Курганской области, ф.373,
  33. оп.1,д.90. Далее: ШФ ГАКО. Метрические книги 1810- 1844 гг.
  34. ИЦ УВД Свердловской области. Архивное дело № 17956.
  35. ШФ ГАКО, ф.373, оп.1, д.92, л.7-10. Исповедная ведомость1915 г.
  36. ГАКО, ф.690, оп.2, д.7090. Архивное дело № 2359.

Приложения.

Список старопоселенных крестьян мужского пола, положенных в подушный оклад в 1735 году. Крутихинский дистрикт

 

Дворовые

Годны в работу

Старые

Скорбные и увечные

По подушной переписи

В пушкарях

Служащие на заводах

Вновь рожденные после подушной переписи

Всего

Малолетние

Вновь рожденные

КРУТИХИНСКАЯ СЛОБОДА

Крестьян

402

502

75

66

23

8

-

1

619

1295

Приписанные

18

15

3

-

-

3

-

-

20

41

Разночинцы

16

14

8

3

1

-

1

-

16

43

КРАСНОМЫЛЬСКАЯ СЛОБОДА

Крестьян

385

425

90

52

30

6

-

1

534

1138

Приписанные

9

9

-

-

-

-

-

-

13

22

Разночинцы

13

19

2

1

1

3

-

-

11

37

ОЛЬХОВСКАЯ СЛОБОДА

Крестьян

234

295

58

30

13

12

1

-

364

773

ВСЕГО

1122

1354

254

159

70

35

2

2

1644

3527

 

Населенные пункты в составе Крутихинского дистрикта (района) (ГАСО, ф. 571, оп.1, д.15, л.15).

  1. Деревня Загайново – 47 дворов.
  2. Деревня Новоторжанная – 43 двора.
  3. Деревня Ериша – 20 дворов.
  4. Село Утеншино – 96 дворов.
  5. Деревня Татарская – 61 двор.
  6. Деревня Таушканово – 23 двора.
  7. Деревня Пещанка – 7 дворов.
  8. Деревня Крековая – 4 двора.
  9. Деревня Ленивая – 58 дворов.
  10. Деревня Максимово – 41 двор.
  11. Деревня Слободчиково – 18 дворов.
  12. Деревня Дягилево – 6 дворов.
  13. Деревня Рябинино – 14 дворов.
  14. Деревня Камышская – 8 дворов.
  15. Деревня Панафидино – 21 двор.

 

Список мужских душ Крутихинской слободы за 1745 год (ГАСО, ф.571, оп.1, д.20).

1. Крестьян и разночинцев – 1026.

Выбыло после прежней (1722 года) переписи:

-          померло – 373;

-          бежало – 48;

-          взято в рекруты – 82;

-          взято в плен – 2;

-          послано в ссылку – 1;

-          выведенных на прежние жилища – 9;

-          перешло в другие слободы – 4;

-          в попах – 5.

2. Итого выбыло – 524.

3. После прежней (1722 года) переписи налицо состоит – 502.

4. После оной переписи вновь рожденных – 935.

5. Итого по прежней переписи и вновь рожденных ныне налицо состоит – 1437.

 

Список крестьян Крутихинской слободы Каменского дистрикта 1747 год.

  1. Архиповы – 2 двора.
  2. Баженовы – 2 двора.
  3. Беловы – 1 двор.
  4. Боровых1 двор.
  5. Бурмакины – 1 двор.
  6. Варламовы – 3 двора.
  7. Ватрасовы – 1 двор.
  8. Вдовины – 1двор.
  9. Волокитины – 2 двора.
  10. Грачевы.
  11. Гуменные.
  12.  Де(дя)евы.
  13. Долгих.
  14. Дунаевы.
  15. Дуреевы.
  16. Ждановы.
  17. Журавлевы.
  18. Еровских.
  19. Калина Артемьев, 27 лет, слеп.
  20. Казанцевы.
  21. Колмогоровы.
  22. Кочины.
  23. Комаровы.
  24. Коровины.
  25. Корозниковы – 2 двора.
  26. Кронан.
  27. Ксенофонтовы – 2 двора.
  28. Кузнецовы – 2 двора.
  29. Кунгурцевы.
  30. Куфтины.
  31. Лагуновы.
  32. Лесных.
  33. Лисьих (Лисих) – 2 двора.
  34. Лысковы.
  35. Масленниковы.
  36. Медениковы – 5 дворов.
  37. Межины – 2 двора.
  38. Мельниковы – 3 двора.
  39. Миклиевы – 2 двора.
  40. Насимовы – 4 двора.
  41. Новоселовы – 2 двора.
  42. Осинцовы.
  43. Осташевы.
  44. Охряпины.
  45. Палкины.
  46. Палтусовы – 2 двора.
  47. Паршуковы – 5 дворов.
  48. Пашковы.
  49. Пешковы – 2 двора.
  50. Печенкины.
  51. Пичегины.
  52. Плешинины – 3 двора.
  53. Плешковы – 2 двора.
  54. Поблагуевы.
  55. Половодовы.
  56. Поповы – 5 дворов.
  57. Портных.
  58. Поспеловы – 5 дворов.
  59. Пушкаревы.
  60. Пятунины – 3 двора.
  61. Рогозины.
  62. Рышковы.
  63. Рычковы – 2 двора.
  64. Рязановы – 3 двора.
  65. Селиверстовы.
  66. Скрябины – 2 двора.
  67. Снегиревы.
  68. Сорокины.
  69. Стародубцевы.
  70. Старцовы – 2 двора.
  71. Степных.
  72. Тугановы – 2 двора.
  73. Усольцевы – 5 дворов.
  74. Ушаковы.
  75. Хмелевы.
  76. Худорошины.
  77. Шевелевы.
  78. Щегловы.
  79. Щуплеровы.
  80. Шиловы.
  81. Щербаковы – 4 двора.
  82. Чеканины (Чекановы).
  83. Петр Перфильев.
  84. Лука Потапов.
  85. Федор Ерофеевых.
  86. Яков Фалелеев.

По определению тайного советника Татищева написанные, 1735 года, Июня, 28 дня:

-          Коновалов;

-          Черепанов;

-          Вапилов;

-          Зырянов;

-          Лобанов;

-          Бахтиев;

-          Федулин;

-          Аристов – 2 двора;

-          Задорин;

-          Зуев – 4 двора;

Отставных солдат дети после переписи родившиеся:

-          Осташев – 12 лет;

-          Поспелов – 10 лет, годами прописан;

-          Казанцев – 25;

К Крутихинской слободе приписаны:

-          Село Уксянское;

-          Деревня Загайново;

-          Деревня Максимово;

-          Деревня Новоторженная;

-          Деревня Татарская;

-          Деревня Таушканова.

Написано по Указу из Высокого Сената 1727 года Июня 27 дня:

-          Данило Никитин Устьянцев, 61 год;

Итого 1523.

Крутихинской слободы староста крестьянский, Тимофей Ушаков, ево Сотник и крестьянин при окончании сей книги, сказали чина писаной в оной книге крестьян годные не писати и негодные (… ) не писати.

В чем при сем и подписуемся вместо старосты Тимофея Ушакова и Сотника всех крестьян по иху велению подъячий Варлам Горшков руку приложиху.

Итого в Крутихинской слободе:

-           Годных – 645;

-           Малолетних – 619;

-           Старых и дряхлых – 201;

-           Умерших – 43;

-           Взятых в рекруты – 13;

-           Беглых– 2;

-           В пономарях – 1;

-           После нынешней ревизии приписано по указу – 1;

-           Итого – 1524.

Сочинил пищик Аверий Захарьев

(ГАСО, ф.38, оп.1, д.41, л.253-271).

 

Изменение численности крестьянских дворов в Крутихинской слободе


п/п

Фамилии

1735г.

1745г.

1747г.

1800г.

1

Беловы

1

1

1

1

2

Булычевы

-

-

-

1

3

Бурмакины

1

1

1

1

4

Варламовы

3

3

3

7

5

Ватрасовы

1

1

1

1

6

Вдовины

1

1

1

-

7

Вирины

1

1

-

-

8

Волокитины

2

2

2

1

9

Гуменовы

1

1

1

-

10

Дедуевы (Дедяевы)

2

2

2

-

11

Долгих

1

1

1

1

12

Дунаевы

1

1

2

-

13 

Дурегины (Дуреевы)

1

1

1

-

14 

Ждановы

1

1

1

4

15 

Журавлевы

1

1

1

1

16 

Задорины

1

1

1

-

 17

Зуевы

4

4

4

-

18 

Казанцевы

1

1

1

3

19 

Колчины

1

1

1

-

20 

Комаровы

1

1

1

2

 21

Коноваловы

1

1

1

-

 22

Колмогоровы

1

1

1

-

 23

Корозниковы

2

2

2

4

24 

Коровины

1

1

1

-

 25

Кривоноговы

1

1

-

1

26 

Ксенофонтовы

2

2

2

3

27 

Кузнецовы

3

2

2

3

28 

Кунгурцевы

3

3

3

5

29 

Куфтины

1

1

1

1

30 

Лагуновы

1

1

1

2

31 

Лисьих

2

2

2

5

32 

Лысковы

-

1

1

1

33 

Медениковы

4

5

5

7

34 

Межины

1

1

3

-

35 

Мельниковы

1

1

3

-

 36

Миклиевы

1

1

1

1

37 

Миткины

-

-

-

1

38 

Незнахины

-

-

-

1

39 

Новоселовы

1

1

2

2

 40

Осташевы

-

-

1

1

 41

Паршуковы

3

3

5

7

 42

Пашковы

1

1

1

6

 43

Пестовсковы

-

-

-

1

44 

Печенкины

1

1

1

1

45 

Перфильевы

-

-

-

1

 46

Постоваловы

-

-

-

1

 47

Пешковы

1

1

2

1

 48

Поспеловы

3

4

5

6

49

Поповы

1

1

5

6

50

Пушкаревы

2

2

1

2

 51

Пятунины

2

2

3

3

52

Рыжковы

-

-

1

1

53 

Рязановы

2

2

3

8

 54

Сенокосовы

1

1

-

-

55

Старцевы

1

1

2

-

 56

Стародубцевы

1

1

1

-

57

Тугановы

1

1

2

2

58

Усольцевы

3

3

5

3

59

Ушаковы

2

2

1

2

60 

Худые (Худорошины)

3

2

2

1

61

Хмелинины (Хмелевы)

1

1

1

-

62

Чеканины (Чекановы)

1

1

1

1

63

Черепановы

1

1

1

2

64 

Шиловы

1

1

1

1

65

Щербаковы

1

1

4

-

66

Юровские

-

-

-

2

67

Другие семьи

12

4

5

-

68

Всего дворов

101

109

111

126

 



Дизайн и поддержка | Хостинг | © Зауральская генеалогия, 2008 Business Key Top Sites